Главная
страница 1




НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД
АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ Европейского Суда по правам человека



www.echr.coe.int
в разделе HUDOC

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ



ЭСТАМИРОВА против РОССИИ
(Жалоба № 27365/07)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ
17 апреля 2012 г.
вступило в силу 24 сентября 2012 г.
Настоящее постановление вступило в силу в порядке, установленном в пункте 2 статьи 44 Конвенции. Может быть подвергнуто редакционной правке.

В рамках дела "ЭСТАМИРОВА против РОССИИ"

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:



Нина Вайич, Председатель,
Анатолий Ковлер,
Элизабет Штайнер,
Мирьяна Лазарова Трайковска,
Джулия Лаффранк,
Линос-Александр Сицильянос,
Эрик Мoзе, судьи,
и Андре Вампаш, Заместитель Секретаря Секции,

Проведя 27 марта 2012 г. закрытое заседание по делу,

вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано на основании жалобы (№ 27365/07) против Российской Федерации, поданной в Суд согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданкой Российской Федерации Совман Эстамировой (далее - заявительница) 8 июня 2007 г.

2. Интересы заявительницы в Европейском суде представляли адвокаты правозащитной организации «Правовая инициатива по России» (ПИР), основанной в Нидерландах и имеющей представительства в Российской Федерации. Власти Российской Федерации («Власти») представлял Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека.

3. Ссылаясь на статьи 2, 3 и 13 Конвенции, заявительница, в частности, утверждала, что ее супруг был убит российскими военнослужащими, и что власти не провели эффективного расследования этого убийства.

4. 27 августа 2009 г. Европейский Суд решил применить Правило 41 Регламента Суда и рассмотреть поступившую жалобу в приоритетном порядке, а также уведомить об этой жалобе Власти. В соответствии с положениями пункта 3 бывшей статьи 29 Конвенции, Европейский суд принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу ее приемлемости.

5. Власти возражали против одновременного рассмотрения вопроса о приемлемости жалобы и рассмотрения жалобы по существу. Рассмотрев возражение Властей, Суд отклонил его.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

6. Заявительница, 1959 года рождения, в указанное время проживала в г. Аргуне. В настоящее время она проживает в селе Нойбера в Чечне. Заявительница являлась супругой Асрадия (возможные варианты написания: Асруди, Асрадийн, и Висруди) Эстамирова, 1957 года рождения.



А. Убийство Асрадия Эстамирова

1. Версия заявительницы

7. Около 17 часов вечера 5 января 2001 г. колонна 70-го моторизованного пехотного батальона продвигалась по трассе Гудермес-Аргун через город Аргун (Чечня).

8. Примерно в 17:30 вечера, когда военнослужащие находились в непосредственной близости от перекрестка улицы Гудермесской и Степного переулка г. Аргуна, колонна вступила в интенсивную перестрелку с неустановленными лицами, которые попытались атаковать ее. Асрадий Эстамиров, который находился на перекрестке улицы Гудермесской и Степного переулка, получил ранение в голову и впоследствии скончался.

9. По показаниям Р.В., который 5 января 2001 г. находился дома, примерно в 17 часов указанного дня он услышал ожесточенную перестрелку. Вскоре после окончания перестрелки к нему обратились с просьбой отвезти раненого Асрадия Эстамирова в госпиталь на его машине. Он доставил супруга заявительницы в больницу г. Аргуна.

10. 6 февраля 2001 г. городской ЗАГС г. Аргуна выдал официальное свидетельство о смерти Асрадия Эстамирова. В документе было указано, что тот скончался 6 января 2001 г.

11. 16 мая Аргунская городская больница выдала медицинское заключение о смерти Асрадия Эстамирова. Согласно документу, причиной смерти явилось «...слепое проникающее ранение левой лобной области головы..., полученное в ходе обстрела федеральными вооруженными силами...»

12. В неуказанный день врач Аргунской городской больницы оформил выписку о причине смерти Асрадия Эстамирова. Согласно документу: «...тело было доставлено в отделение травматологии Аргунской городской больницы в 17:20 5 января 2001 г; [Асрадий Эстамиров] был убит в результате обстрела [начатого] федеральными силами... диагноз: слепое проникающее ранение левой лобной области головы, повлекшее смерть...»

13. В поддержку своего ходатайства заявительница приложила следующие документы: показания Р.В. от 18 ноября 2004 г., показания T.E. от 18 ноября 2004 года, копию двух медицинских справок, без даты и от 16 мая 2001 г. соответственно, а также копию свидетельства о смерти Асрадия Эстамирова в от 6 февраля 2001 г.



2. Информация, предоставленная властями Российской Федерации

14. Власти не оспаривали факты, изложенные заявительницей. Они утверждали, что супруг заявительницы был убит 5 января 2001 г. в ходе перестрелки между военной колонной и неизвестными лицами.



B. Расследование убийства

15. 5 января 2001 года три жительницы Аргуна, Х.Е., Я.Д. и С.Е., сообщили заявительнице следующее: 5 января 2001 года они видели колонну российских федеральных сил на трассе Гудермес-Аргун; колонна производила стрельбу по неизвестным целям. В соответствии с документом, ни одна из трех жительниц не являлась свидетельницей обстрела супруга заявительницы и не смогла различить как регистрационные номера, так и отличительные особенности военной техники.

16. 5 или 6 января 2001 г. сотрудник отдела внутренних дел г. Аргуна (ВОВД г. Аргуна) доложил начальству, что около 18 часов 5 января 2001 г. Асрадий Эстамиров был доставлен в больницу Р.В., который ранее в тот же день обнаружил его раненым в Степном переулке.

17. 6 января 2001 Аргунская городская больница № 1 уведомила ВОВД г. Аргуна о том, что 5 января 2001 года к ним было доставлено тело Асрадия Эстамирова с огнестрельным ранением лобной области головы.

18. 6 января 2001 межрайонная прокуратура г. Аргуна (Прокуратура) возбудила следствие по факту убийства Асрадия Эстамирова согласно статье 109 п. 1 Уголовного кодекса (причинение смерти по неосторожности). Данному делу был присвоен номер 45003.

19. 6 января 2001 г. следователи осмотрели место преступления, где обнаружили четыре стреляные гильзы.

20. В тот же день, 6 января 2001 года следователи допросили М.Б., который утверждал, что выполнял обязанности дежурного врача Аргунской городской больницы № 1, когда около 17 часов 5 января 2001 г. туда был доставлен Асрадий Эстамиров. По прибытии в больницу супруг заявительницы уже был мертв.

21. 6 января 2001 г. следователи также допросили Т.-A.E., который утверждал, что 5 января 2001 года он находился дома по адресу переулок Степной, когда услышал выстрелы из автоматического оружия, которые продолжались в течение нескольких минут. Свидетель оставался дома и вышел только после окончания стрельбы. Он обнаружил Асрадия Эстамирова на земле, тот был жив, но имел огнестрельное ранение лобной области головы. Свидетель решил доставить Асрадия Эстамирова в больницу, он попросил своего соседа Р.В. (также известного как А.В.) помочь ему, и двое мужчин доставили Асрадия в больницу, где и было установлено, что супруг заявительницы скончался.

22. 6 января 2001 года (в представленных документах дата также указывалась как 6 декабря 2001 г.) следователи допросили Р.В., который заявил, среди прочего, что 5 января 2001 года ему сообщили, что в результате стрельбы в его районе был ранен человек. Свидетель доставил потерпевшего Асрадия Эстамирова в больницу, но позднее тот скончался.

23. 7 января 2001 г. Прокуратура распорядилась о проведении баллистической экспертизы гильз, найденных на месте преступления.

24. 8 января 2001 г. Прокуратура распорядилась о проведении судебной экспертизы вещества, напоминающего кровь, которое было обнаружено на месте преступления.

25. 9 января 2001 г. отдел экспертиз ВОВД г. Аргун провел баллистическую экспертизу четырех гильз, найденных на месте преступления. Согласно заключению:

«две гильзы были отстреляны... из одного оружия; еще одна - из другого типа оружия и третья... из третьего типа оружия.

...сравнительный анализ... установил, что гильзы являются гильзами от патронов калибра 7,62 мм....

... в связи с отсутствием соответствующей базы данных в Аргуне невозможно точно установить, из какого типа оружия были отстреляны данные гильзы..."

26. 8 января 2001 г. (в представленных документах дата ошибочно указана как 9 января 2000 г.) Прокуратура распорядилась о проведении судебно-медицинской экспертизы тела Асрадия Эстамирова.

27. 9 января 2001 г. Бюро судебно-медицинской экспертизы Чеченской Республики вынесло заключение, согласно которому смерть Асрадия Эстамирова было вызвано слепым проникающим огнестрельным ранением лобной области головы.

28. 11 января 2001 г. следователь Прокуратуры выдал справку по уголовному делу, согласно которой 5 января 2001 г. пять военных подразделений прошли через город Аргун. Последним из них являлась военная колонна № 7001, состоявшая из тридцати шести военнослужащих под командованием подполковника Шв.

29. 12 января 2001 г. следователи направили запрос в военную прокуратуру воинской части № 20102 с просьбой предпринять следующие действия: установить, какая колонна проходила через Аргун 5 января 2001 г. около 17 часов, допросить начальника колонны и старших водителей об обстоятельствах убийства Асрадия Эстамирова и собрать на территории воинской части все документы, связанные со перестрелкой.

30. 27 января 2001 г. следователи допросили С.Е., мать Асрадия Эстамирова, которая утверждала среди прочего, что она не была свидетелем событий, но узнала от соседей, что ее сын был случайно убит во время перестрелки между военной колонной и неустановленными лицами.

31. В тот же день следователи допросили Х.Г., сестру Асрадия Эстамирова, чьи показания о произошедшем оказались идентичными показаниям ее матери С.Е.

32. 22 февраля 2001 г. следователи обратились в ВОВД г. Аргуна с запросом о проведении оперативно-розыскных мероприятий для установления обстоятельств смерти Асрадия Эстамирова.

33. 6 марта 2001 г. заявительнице был присвоен статус потерпевшей по уголовному делу.

34. В тот же день, 6 марта 2001 г. Прокуратура приостановила расследование по уголовному делу в связи с невозможностью установления личности преступников.

35. 18 мая 2001 г. заявительница направила прокурору Аргуна письменное заявление, в котором обращалась к властям с просьбой установить виновных в убийстве ее супруга. В своем ответе от 6 июня 2001 г. прокурор г. Аргуна сообщил заявительнице, что для установления виновных принимаются все меры, предусмотренные национальным законодательством.

36. 17 июля 2001 г. заявительница обратилась к прокурору Чечни с просьбой о предоставлении ей информации о ходе расследования и причинах его приостановления. Данный запрос остался без ответа.

37.14 декабря 2001 г. Аргунский отдел Федеральной Службы Безопасности (ФСБ г. Аргуна) сообщил следователям, что у них не имеется сведений о размещении 70-й воинской части военной колонны № 7001.

38.14 октября 2004 г. заместитель прокурора г. Аргуна отменил постановление от 6 марта 2001 г. о приостановлении расследования как незаконное и возобновил производство. Прокурор указал, что следственные органы не предприняло ряд необходимых мер. В постановлении, помимо прочего, указывалось следующее:

“.... Следует распорядиться и провести дополнительные баллистические экспертизы ... установить, принимал ли А. Эстамиров участие в незаконных вооруженных формированиях... получить результаты судебно-медицинской экспертизы... установить и допросить военнослужащих, находившихся в военной колонне и провести баллистическую экспертизу их огнестрельного оружия, чтобы произвести сравнение их огнестрельного оружия с гильзами, собранными на месте преступления и произвести другие следственные действия... "

39. 15 октября 2004 г. заместитель прокурора г. Аргуна сообщил представителям заявительницы о том, что постановление о приостановлении расследования было отменено, и 6 марта 2001 г. заявительница была признана потерпевшей по уголовному делу, но она еще не была допрошена следователями.

40. 18 октября 2004 г. следователи обратились в военную прокуратуру воинской части № 20102 с запросом о предоставлении сведений о размещении 70-го моторизованного пехотного батальона военной колонны № 7001 и списка военнослужащих, которые проходили службу в этой военной колонне 5 января 2001 г.

41. 12 ноября 2004 г. или позднее прокурор, осуществляющий надзор, высказал в адрес следователей критические замечания за их неспособность выполнить ранее отданные распоряжения о, помимо прочего, следующем:

«...рассмотрение уголовного дела от 12 ноября 2004 г. показало, что ни одно из [ранее] отданных распоряжений прокурора по уголовному делу № 45003 в отношении смерти А. Эстамирова в ходе расследования исполнено не было.

Уголовное дело не содержит плана следственных действий и оперативных мероприятий... что приводит к хаосу в принятии необходимых мер, направленных на раскрытие преступления...»

42. В тот же день, 19 ноября 2004 г. следователи повторно допросили Р.В., который повторил свои показания от 6 января 2001 г. (см. пункт 21 выше).

43. 19 ноября 2004 г. следователи допросили Т.А., сестру Асрадия Эстамирова, которая утверждала, что 5 января 2001 г. она находилась дома на улице Гудермесской, когда она услышала звуки стрельбы, продолжавшиеся около двадцати минут. На следующий день она узнала от соседей, что эта перестрелка произошла между российской военной колонной и членами незаконных вооруженных формирований.

44. В тот же день, 19 ноября 2004 г. следователи повторно допросили Р.В., который повторил свои показания от 6 января 2001 г. (см. пункт 22 выше).

45. 22 ноября 2004 г. следователи предоставили заявительнице копию решения о признании ее потерпевшей по уголовному делу и допросили ее. Она утверждала, что не была свидетелем событий 5 января 2001 г., поскольку отсутствовала дома. От родственников она узнала, что ее супруг Асрадий Эстамиров был застрелен примерно в 17:30 5 января 2001 г. в ходе перестрелки между российской военной колонной и неустановленными лицами. Далее заявительница утверждала, что гибель ее супруга имела место в результате несчастного случая.

46. 29 ноября 2004 г. следователи допросили И.Е., сына заявительницы, чьи показания о событиях оказались аналогичными показаниям, данным заявительницей 22 ноября 2004 г.

47. 7 декабря 2004 г. следователи направили в Ставропольское бюро судебно-медицинской экспертизы запрос о предоставлении им результатов судебно-медицинской экспертизы, назначенной в 2001 г. 28 декабря бюро ответило, что не получало ни распоряжения следственных органов, ни вещественных доказательств для проведения экспертизы.

48. 8 декабря 2004 г. следователи обратились в Аргунскую ФСБ, Аргунский городской отдел внутренних дел (Аргунский ГОВД) и Аргунский отдел военной прокуратуры объединенной группировки войск с запросом о предоставлении сведений о размещении 70-го моторизованного пехотного батальона и списка военнослужащих, которые проходили службу в данной военной колонне № 7001 5 января 2001 г.

49. 10 декабря 2004 военная прокуратура воинской части № 20102 уведомила следователей, что 70-й моторизованный пехотный батальон размещался в г. Шали (Чечня), и, что установить военнослужащих, которые проходили службу в военной колонне № 7001 5 января 2001 г., не представлялось возможным, поскольку военная прокуратура не уполномочена на проведение оперативно-розыскных действий.

50. 13 декабря Аргунский ГОВД уведомил следователей о невозможности установления текущего места размещения 70-го моторизованного пехотного батальона.

51. 14 декабря 2004 г. представители Аргунской ФСБ сообщили следователям, что, в связи с ведомственной подчиненностью, они не имеют возможности установить текущее размещение 70-го моторизованного пехотного батальона, и высказали предположение, что такие сведения могут быть получены от военных.

52. 14 декабря 2004 г. (в представленных документах также указывается дата 15 декабря 2004 г.) следователи приостановили расследование по уголовному делу в связи с невозможностью установления личностей преступников, о чем и уведомили заявительницу.

53. 15 декабря 2004 г. следователи обратились в Аргунский ГОВД с запросом об исполнении оперативных действий по выявлению лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых в убийстве Асрадия Эстамирова.

54. 16 декабря 2004 г. оперативный сотрудник Аргунского ГОВД доложил своему начальству, что установить свидетелей убийства Асрадия Эстамирова не представлялось возможным.

55. 24 января 2005 г. военная прокуратура воинской части № 20116 обратилась с запросом о предоставлении воинской частью № 23132 сведений о ее военнослужащих, которые участвовавших в военной колонне № 7001 5 января 2001 г.

56. 18 марта 2005 г. представители заявительницы обратились в прокуратуру г. Аргуна с просьбой сообщить им о ходе расследования и том, была ли заявительница и другие свидетели по делу допрошены следователями. Они также обратились с требованием о предоставлении заявительнице копий документов из дела. 22 апреля 2005 года прокуратура г. Аргуна ответила на запрос, указав, что заявительнице был присвоен статус потерпевшей по уголовному делу, и что она была допрошена.

57. 14 января 2006 г. заявительница подала жалобу в прокуратуру г. Аргуна на то, что расследование убийства ее супруга было неэффективным, и просила предоставить ей подробную информацию о ходе расследования. В своем ответе от 8 февраля 2006 г. прокуратура г. Аргуна сообщила, что следствие предприняло все необходимые меры по данному уголовному делу, и что утверждения заявительницы об их неэффективности являются необоснованными. В тот же день заявительнице были предоставлены копии нескольких процессуальных документов из материалов дела.

58. 8 февраля 2006 г. следователи сообщили заявительнице, что приняли все возможные меры для раскрытия преступления, что ее признали потерпевшей по данному уголовному делу, о чем ее уведомили 22 ноября 2004 г., и что она, в соответствии с законом, обладает процессуальными правами потерпевшего по делу.

59. 13 февраля 2006 года заявительница обратилась к следователям с просьбой о предоставлении доступа к материалам расследования. Ее просьба была удовлетворена в тот же день, и в Прокуратуре ей предъявили материалы уголовного дела.

60. 15 февраля 2006 г. заявительница подала жалобу в прокуратуру г. Аргуна на то, что расследование убийства ее супруга было неэффективным, и обратилась к властям с просьбой предоставить ей результаты баллистической и судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, а также результаты запросов о предоставлении сведений о военнослужащих военной колонны № 7001. Она также обратилась с просьбой предоставить доступ к материалам дела. 2 марта 2006 г. прокуратура г. Аргуна ответила заявительнице, что ей уже были предоставлены ​​копии процессуальных документов, право доступа к которым она имела в соответствии с внутренним законодательством, и что доступ к другим документам из материалов дела станет возможным только после завершения расследования.

61. 2 марта 2006 г. следователи ответили заявительнице, что по закону она получит право доступа ко всем материалам уголовного дела только после завершения расследования.

62. 29 марта 2006 г. следователи предоставили адвокату заявительницы доступ к материалам расследования.

63. 21 октября 2009 г. следователи возобновили расследование уголовного дела на том основании, что оно не было завершено, и поскольку имелась необходимость произвести ряд действий, включая следующие:

“...необходимо:

- установить личности военнослужащих 70-го моторизованного пехотного батальона воинской части № 23132 (в 2004 г. часть размещалась в г. Шали), которые находились в военной колонне № 7001, которая продвигалась через город Аргун 5 января 2001 г. и подверглась обстрелу неизвестными лицами. После установления личностей военнослужащих их следует допросить об обстоятельствах совершения преступления. Необходимо также принять меры, чтобы установить, какое огнестрельное оружие имелось у военнослужащих в указанное время, а затем провести его экспертизу;

- установить местонахождение гильз, обнаруженных на месте преступления и направить их в баллистический центр... распорядиться о проведении дополнительной баллистической экспертизы в целях установления огнестрельного оружия, использовавшегося [преступниками];

- сравнить гильзы, собранные на месте преступления с оружием, которое использовалось военнослужащими 70-го моторизованного пехотного батальона 5 января 2001 г.;

- установить местонахождение и допросить подполковника Шв., который командовал военной колонной № 7001...;

- направить в архивы силовых структур информационный запрос о военнослужащих и командовании 70-го моторизованного пехотного батальона воинской части № 23132, которые находились там на задании в январе 2001 г. и принимали участие в перестрелке 5 января 2001 г...»

Заявительнице в тот же день сообщили об этом решении.

64. 12 ноября 2009 г. прокуратура г. Аргуна сообщила следователям о том, что у нее не имелось сведений о четырех гильзах, найденных на месте преступления.

65. 21 декабря 2009 г. расследование по уголовному делу вновь было приостановлено по причине невозможности установления личностей преступников. Заявительнице сообщили об этом в тот же день.

66. 25 ноября 2009 г. Управление внутренних дел Южного федерального округа Министерства внутренних дел Российской Федерации сообщило следователям, что у них не имелось информации о возможной причастности Асрадия Эстамирова к незаконным вооруженным формированиям.

67. По утверждениям Властей расследование не установило виновников убийства Асрадия Эстамирова на указанный момент, но следствие по делу продолжается. Следственные органы предпринимали все возможные действия для раскрытия преступления.

68. По запросу Суда Власти предоставили копии материалов уголовного дела № 45003 объемом в 119 страниц.



С. Гражданское судопроизводство, инициированное заявительницей

69. В неустановленный день заявительница предприняла процессуальные действия в отношении Властей Российской Федерации, требуя компенсации за ущерб, причиненный смертью ее супруга.

70. 14 мая 2002 г. Пресненский районный суд Москвы отклонил ее иск. В решении сообщалось, что уголовное дело по факту убийства до сих пор не завершено, а виновные не были привлечены к суду, и утверждения заявительницы о том, что Асрадий Эстамиров был убит российскими военнослужащими, являются необоснованными. 26 июля 2002 г. в кассационном порядке Московский городской суд оставил решение без изменений.

71. По словам заявительницы, в мае 2005 года она подала три требования о возмещении ущерба в Московский городской суд и Пресненский районный суд г. Москвы, но ее запросы остались без ответа.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО

72. Краткий обзор применимого национального законодательства см. в Постановлении Европейского Суда по делу «Хациева и другие против (№ 5108/02, п.п. 105-107, 17 января 2008 г.).

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

I. ИСЧЕРПАНИЕ ВНУТРЕННИХ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ



А. Доводы сторон

73. Власти утверждали, что расследование по факту убийства Асрадия Эстамирова до сих пор не завершено. Кроме того, в связи с жалобой на основании статьи 13 Конвенции, Власти утверждали, что заявительница могла подать жалобы относительно любых действий или бездействия органов следствия. Они добавили, что она могла требовать возмещения ущерба.

74. Заявительница оспорила заявления властей Российской Федерации. Она утверждала, что единственное доступное средство правовой защиты, а именно, уголовное расследование, оказалось неэффективным.

В. Оценка Суда

75. Суд рассмотрит доводы сторон в свете положений Конвенции и соответствующей практики Суда (см. их обобщенное изложение в Постановлении Европейского Суда по делу "Эстамиров и другие против России", № 60272/00, п.п. 73 и 74, 12 октября 2006 г.).

76. Суд отмечает, что система российского законодательства предусматривает, в принципе, два пути обращения за помощью для жертв незаконных и преступных действий Государства или его агентов, а именно гражданские и уголовные средства правовой защиты.

77. Что касается гражданского иска с целью получения компенсации за ущерб, нанесенный в результате предположительно незаконных действий или незаконного поведения представителей власти, Судом уже было выявлено в ряде схожих дел, что только лишь данная процедура не может рассматриваться в качестве эффективного средства правовой защиты в контексте жалоб, поданных в соответствии со статьей 2 Конвенции (см. дела "Хашиев и Акаева против России" № 57942/00 и 57945/00, п.п. 119-21, 24 февраля 2005 г. и «Эстамиров и другие», указанное выше, п. 77). В свете вышесказанного и решения Пресненского районного суда г. Москвы по иску заявительницы о возмещении ущерба Европейский Суд подтверждает, что заявительница не была обязана прибегать к гражданским средствам правовой защиты. Таким образом, Европейский Суд отклоняет возражение Властей в этом отношении.

78. Что касается уголовных средств правовой защиты, Европейский Суд отмечает, что заявительница подала жалобу в правоохранительные органы после убийства Асрадия Эстамирова, и что следствие по делу ведется с 6 января 2001 г.

79. Европейский Суд полагает, что возражение Властей затрагивает проблемы эффективности расследования, которые тесно связаны с существом жалоб заявительницы. Таким образом, Суд приобщает данное возражение к существу жалобы и считает, что этот вопрос должен быть рассмотрен ниже.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 2 КОНВЕНЦИИ

80. Заявительница жаловалась в соответствии со статьей 2 Конвенции на то, что ее супруга лишили жизни российские военнослужащие, и что национальные власти не провели эффективного расследования по данному факту. Статья 2 гласит следующее:

"1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

2. Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы:

(a)  для защиты любого лица от противоправного насилия;

(b)  для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях;

(в)  для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа».

А. Доводы сторон

81. Заявительница утверждала, что вне всяких разумных сомнений Асрадий Эстамиров был убит представителями государства, заявив, что ответственность государства за смерть ее супруга подтверждается медицинской справкой из местной больницы (см. пункты 11 и 12 выше). Кроме того, она настаивала, что власти не провели эффективного расследования данного происшествия. К примеру, власти оказались не в состоянии произвести такие стандартные действия, как установление личностей участников военной колонны, которые открыли огонь 5 января 2001 г; допрос командира военной колонны и старших водителей, несмотря на прямые указания прокурора, осуществляющего надзор, а также допрос военнослужащих 70-го моторизованного пехотного батальона, которые принимали участие в сопровождении военной колонны, несмотря на сведения о том, что в 2004 г. батальон размещался в Шали. Заявительница подчеркнула, что расследование, которое затягивалось путем принятия незаконных постановлений о приостановлении производства по делу, продолжалось уже более девяти лет, не принося каких-либо ощутимых результатов.

82. Власти заявили, что Асрадий Эстамиров был убит неустановленными лицами. Они подчеркнули, что установить виновных не представлялось возможным, так как не было прямых свидетелей перестрелки между военнослужащими и неустановленными лицами. Они утверждали, что медицинские свидетельства, представленные заявительницей, не могли служить доказательством ответственности государства за его смерть при отсутствии результатов уголовного дела, находящегося на рассмотрении и проводимого в полном соответствии с требованиями Конвенции и внутреннего законодательства.

В. Оценка Суда

1. Приемлемость

83. Суд полагает, что, учитывая утверждения сторон, жалоба затрагивает серьезные спорные фактические и правовые вопросы на основании Конвенции, решение которых требует рассмотрения дела по существу. Суд уже постановил, что возражения Властей в отношении предполагаемого неисчерпания внутренних уголовных средств правовой защиты должны быть приобщены к существу жалобы (см. пункт 79 выше). Жалоба на основании Статьи 2 Конвенции должна быть, таким образом, признана приемлемой.



2. Существо жалобы

(a)  Предполагаемое нарушение права на жизнь Асрадия Эстамирова

84. Сторонами не оспаривалось, что Асрадий Эстамиров погиб в результате огнестрельного ранения в голову. В данном случае требовалось решить вопрос о том, несут ли государственные органы ответственность за смерть супруга заявительницы, как это утверждала сама заявительница.

85. Осознавая вспомогательный характер своих полномочий, Европейский суд признал, что он не может необоснованно принимать на себя роль суда первой инстанции, исследующего и решающего вопросы факта, если по обстоятельствам конкретного дела такой шаг не является неизбежным (см., например, дело «МакКерр против Соединенного Королевства»(реш.), № 28883/95, 4 апреля 2000 г.). Несмотря на это, Статья 2, гарантирующая право на жизнь и устанавливающая обстоятельства, при которых может быть оправдано лишение жизни, является одним из наиболее фундаментальных положений Конвенции, которое не может быть объектом частичной отмены, Европейский суд должен самым внимательным образом изучать обстоятельства лишения жизни и учитывать не только действия представителей Властей, но и все сопутствующие им обстоятельства (см., среди прочих источников, дела «МакКанн и другие против Соединенного Королевства», 27 сентября 1995 г., п.п. 146-47, Серия A № 324 и "Авшар против Турции", № 25657/94, п. 391, ЕСПЧ 2001-VII).

86. Суд указывает на ряд принципов, разработанных в его прецедентном праве, когда он встречается с необходимостью установления фактов. Что касается оспариваемых фактов, Европейский суд вновь отмечает, что в своем прецедентном праве, в соответствии с которым при оценке доказательств он применяет стандарт доказывания «вне разумных оснований для сомнений» (см. дело «Авшар против Турции», указанное выше, п. 282). Такое доказывание может строиться на совокупности достаточно надежных, четких и последовательных предположений или аналогичных неопровергнутых фактических презумпций. В данном контексте должно приниматься во внимание поведение сторон во время получения доказательств. В частности, когда, как в данном случае, Власти имеют исключительный доступ к информации, которая могла бы подтвердить или опровергнуть утверждения заявительницы, любое отсутствие сотрудничества со стороны Властей без удовлетворительного объяснения может вынудить Европейский суд сделать выводы относительно обоснованности жалоб заявительницы (см. дело "Таниш и другие против Турции", № 65899/01, п. 160, ЕСПЧ 2005-VIII).

87. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский суд отмечает, что, Власти сотрудничали с Судом и предоставили ему копии документов официального расследования по делу. Из представленных документов следует, что супруг заявительницы скончался по причине огнестрельного ранения в результате перестрелки между неустановленными лицами и военной колонной, и что не имелось ни непосредственных свидетелей происшествия, ни вещественных доказательств, подтверждающих факт, что выстрел, приведший к смерти Асрадия Эстамирова, был произведен из оружия, принадлежащего военнослужащим или неустановленным лицам. В данных обстоятельствах Суд не считает возможным прийти к выводу о том, что супруг заявительницы был убит российскими федеральными силами.

88. Таким образом, Суд считает, что настоящее дело не предоставляет соответствующие свидетельства в поддержку утверждения заявительницы о том, что вооруженные силы несут ответственность за смерть ее супруга, и о том, что на Власти должно быть возложено бремя доказывания. По этой причине, и по причине несоблюдения требуемого стандарта доказывания «вне разумного сомнения» в отношении того, что государственные органы несут ответственность за смерть Асрадия Эстамирова, Суд не находит нарушения статьи 2 Конвенции в ее материально-правовом аспекте.



(b)  Предполагаемая недостаточность расследования происшествия

89. Суд много раз утверждал, что обязанность защитить право на жизнь, предоставляемое статьей 2 Конвенции, также по смыслу требует проведения эффективного официального расследования в какой-либо форме, в случае, если человек был убит в результате применения силы. Им был разработан ряд руководящих принципов, которые должно соблюдать следствие для соответствия требованиям Конвенции (для краткого обзора этих принципов см. постановление по делу "Базоркина против России", № 69481/01, п.п. 117-19, 27 июля 2006 г.).

90. В настоящем случае было проведено расследование по факту смерти Асрадия Эстамирова. Суд должен оценить, соответствовало ли данное расследование требованиям статьи 2 Конвенции.

91. С самого начала Суд отмечает, что расследование смерти супруга заявительницы приостанавливалось трижды, и каждый раз постановления о приостановлении отменялись вышестоящими прокурорами как необоснованные и преждевременные. Прокуроры указывали на недостатки в производстве по делу и распоряжались принять меры по их устранению, но их требования не были выполнены. На основании этих требований выясняется, что следователи оказались не в состоянии произвести такие стандартные действия, как допрос командира военной колонны и старших водителей об обстоятельствах событий, а также допрос военнослужащих 70-го моторизованного пехотного батальона, которые принимали участие в сопровождении военной колонны, несмотря на сведения о том, что в 2004 г. батальон размещался в Шали. Понятно, что такие меры должны были быть приняты либо сразу после начала расследования, либо вскоре после получения соответствующей информации. Из представленных документов ясно, что такие важные мероприятия как баллистическая экспертиза и идентификация огнестрельного оружия, использовавшегося преступниками, не предпринимались до октября 2009 г., и что следователи сами были осведомлены о наличии недочетов в расследовании (см. пункт 63 выше).

92. Суд также отмечает, что, хотя заявительница и была признана потерпевшей в деле по расследованию убийства ее супруга, ее информировали лишь о приостановлении и возобновлении расследования, но не о каких-либо иных значимых событиях. Таким образом, следователи не обеспечили требуемый уровень общественного контроля и не защитили интересы ближайших родственников в ходе производства по делу.

93. В заключение Суд отмечает, что расследование неоднократно приостанавливалось и возобновлялось, имелись долгие периоды бездействия, когда не проводилось никаких следственных действий.

94. Власти утверждали, что заявительница могла требовать судебного пересмотра постановлений следственных органов в контексте исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты. Европейский Суд отмечает, что заявительница, имея ограниченный доступ к материалам дела и не будучи надлежащим образом проинформирована о ходе расследования, не могла эффективно оспорить действия или бездействие органов следствия в суде. Более того, Суд подчеркивает в этой связи, что приостановление или возобновление производства сами по себе не являются признаком его неэффективности, но в настоящем деле постановление о приостановлении следственных действий были вынесены без проведения необходимых мероприятий, что привело к неоправданному затягиванию процесса. Более того, с учетом срока, прошедшего после обжалуемых событий, некоторые следственные действия следовало произвести гораздо раньше и позднее проводить их было бесполезно. Таким образом, весьма сомнительно, что подобное средство защиты имело какие-либо шансы на успех. Соответственно, Суд считает, что средства правовой защиты, приведенные Властями, были неэффективными в обстоятельствах данного дела, и отклоняет их возражение в отношении неисчерпания заявительницей внутригосударственных средств правовой защиты в контексте уголовного расследования.

95. В свете вышеизложенного Суд считает, что Власти не провели эффективного уголовного расследования обстоятельств убийства Асрадия Эстамирова, что является нарушением процессуального аспекта статьи 2.

III. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ

96. Заявительница опиралась на статью 3 Конвенции, утверждая, что в результате смерти ее супруга и реакции на это Властей, она испытала психологические страдания, что явилось нарушением статьи 3 Конвенции. Статья 3 гласит следующее:

«Никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию».

97. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский суд отмечает, что заявительница является супругой Асрадия Эстамирова. Соответственно, у Суда не сомнений, что она действительно перенесла тяжелый эмоциональный стресс после смерти супруга. Тем не менее, в отсутствие выводов об ответственности Властей за убийство Асрадия Эстамирова, Европейский Суд не убежден в том, что поведение следственных органов в данном случае, хотя и небрежное до такой степени, что это нарушило статью 2 Конвенции в её процессуальном аспекте, могло само по себе вызвать душевное расстройство заявительницы в результате превышения минимального уровня жестокости, необходимого для рассмотрения обращения как подпадающего под статью 3 Конвенции (см. сходное постановление Европейского суда по делам "Хумайдов и Хумайдов против России", №13862/05, п.п. 130-31, 28 мая 2009 г., и «Закриева и другие против Российской Федерации», .№ 20583/04, п.п. 97-98, 8 января 2009 г.).

98. Следовательно, данная часть жалобы должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

IV. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

99. Заявительница жаловалась на то, что она была лишена эффективных средств правовой защиты в отношении предполагаемого нарушения статьи 2 Конвенции в нарушение статьи 13 Конвенции, которая гласит:

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».



А. Доводы сторон

100. Власти настаивали на том, что заявительница имела в своем распоряжении эффективные средства правовой защиты, как того требует статья 13 Конвенции, и что Власти не препятствовали ей в использовании этих средств. У заявительницы была возможность оспорить в суде действия или бездействие следственных органов. Резюмируя, Власти утверждали, что нарушение статьи 13 Конвенции не имело место.

101. Заявительница настаивала на своей жалобе.

В. Оценка Суда

1. Приемлемость

102. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной согласно пункту 3 статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.



2. Существо жалобы

103. Суд повторяет, что при обстоятельствах, когда расследование уголовного дела по факту убийства оказалось неэффективным, как в данном случае, что в свою очередь подрывало эффективность любого другого потенциально имеющегося в наличии средства правовой защиты, Власти не выполнили своих обязательств в рамках статьи 13 Конвенции (см. дело «Зубайраев против России», № 67797/01, п. 106, 10 января 2008 г.).

104. Следовательно, имеет место нарушение статьи 13 Конвенции в совокупности со статьей 2 Конвенции.

V. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

105. Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд постановляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».



A. Ущерб

106. Заявительница не требовала возмещения материального ущерба. Она требовала 10 млн. евро в качестве компенсации морального ущерба в виде страданий, который она испытала в результате потери супруга, безразличия властей к ее жалобам и необеспечения проведения властями эффективного расследования обстоятельств его смерти.

107. Власти Российской Федерации посчитали требуемые суммы чрезмерными.

108. Европейский Суд усмотрел нарушение процессуального аспекта статьи 2 и нарушение статьи 13 Конвенции в отношении необеспечения проведения эффективного расследования обстоятельств смерти Асрадия Эстамирова. Таким образом, Суд признает, что ей был причинен моральный ущерб, который не может быть компенсирован одним лишь фактом признания нарушения ее прав. Он присуждает заявительнице 30 000 евро плюс любые налоги, подлежащие уплате с этой суммы.



B. Судебные расходы и издержки

109. Заявительница была представлена правозащитной организацией "Правовая инициатива по России" (ПИР). Они предоставили детализированный перечень судебных расходов и издержек, включая правовые исследования и опросы свидетелей по ставке 50 евро в час за работу в области исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты и 150 евро в час за составление проектов заявлений в Суд. Общая сумма возмещения издержек и расходов, связанных с оказанием юридической помощи заявительнице, составляет 5 872 евро.

110. Власти Российской Федерации оспаривали обоснованность сумм, требуемых по данному пункту. В частности, они подчеркнули, что дело было довольно простым, и, что подготовка и исследовательская работа не являлись необходимыми в мере, утверждаемой представителями заявительницы.

111. Суд должен был установить, во-первых, были ли судебные расходы и издержки, указанные заявительницей, действительно понесены, и, во-вторых, являлись ли они необходимыми (см. дело «МакКанн и другие», указанное выше, п. 220).

112. Принимая во внимание представленные заявительницей сведения и договоры о судебном представительстве, Суд считает эти ставки разумными и отражающими фактические расходы, понесенные представителями заявительницы.

113. Что касается вопроса о необходимости расходов и издержек, Суд отмечает, что данное дело потребовало определенной исследовательской и подготовительной работы. В то же время Европейский Суд отмечает, что, поскольку в данном случае применялся пункт 3 статьи 29, представители заявительницы передали в Европейский Суд свои замечания по вопросу о приемлемости и по существу дела в виде одного комплекта документов. Таким образом, Европейский суд сомневается, что исследование в том объеме, в котором оно было заявлено представителем заявительницы, являлось необходимым.

114. Принимая во внимание детали требований, представленных заявительницей, Европейский суд присуждает ей 2 500 евро, включая налог на добавленную стоимость, который может быть взыскан с заявительницы; при этом данная сумма должна быть переведена на банковский счет в Нидерландах, указанный заявительницей.

С. Просьба заявительницы о проведении расследования

115. Заявительница также обращалась с просьбой, ссылаясь на статью 41 Конвенции, о проведении независимого расследования обстоятельств убийства Асрадия Эстамирова, в соответствии с требованиями Конвенции.

116. Европейский суд отмечает, что в деле "Кукаев против России» (№ 29361/02, п.п. 131 34, 15 ноября 2007 г.) и "Медова против России", (№ 25385/04, п.п. 142-43, ЕСПЧ 2009-...) Суд решил, что наиболее подходящим выходом является предоставление государству-ответчику возможности самостоятельно выбирать средства, используемые в рамках внутренней правовой системы, для выполнения своих правовых обязательств в соответствии со статьей 46 Конвенции. Суд не видит в настоящем деле каких-либо исключительных обстоятельств, которые привели бы его к другому выводу.

D. Проценты за просрочку платежа

117. Суд считает, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной учетной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. Постановил: рассмотреть возражение Властей относительно неисчерпания внутренних уголовно-правовых средств защиты одновременно с рассмотрением дела по существу и отклонил его;


2. Признал: жалобу на нарушения ст. 2 и 13 Конвенции приемлемой, в остальной части — неприемлемой;
3. Постановил: что не имело места нарушения статьи 2 Конвенции в ее материальном аспекте в отношении Асрадия Эстамирова;
4. Постановил: что имело место нарушение статьи 2 Конвенции в связи с необеспечением проведения властями Российской Федерации эффективного расследования по существу обстоятельств смерти Асрадия Эстамирова;
5. Постановил: что имело место нарушение статьи 13 в совокупности со статьей 2 Конвенции;
6. Постановил:

(a)  что в течение трех месяцев со дня вступления постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции Государство-ответчик обязано выплатить следующие суммы в российских рублях по курсу на день выплаты, за исключением оплаты расходов и издержек:

(i) 30 000 евро (тридцать тысяч евро) плюс любые взимаемые налоги в качестве возмещения заявительнице нематериального ущерба;

(iii) 2 500 евро (две тысячи пятьсот евро), плюс любой налог, который может быть взыскан с заявительницы в качестве оплаты расходов и издержек, должны быть переведены представителю заявительницы на его банковский счет в Нидерландах;

(b) что по истечении вышеуказанного трехмесячного срока на названную выше сумму до момента ее выплаты подлежат начислению простые проценты в размере предельной учетной ставки Европейского Центрального банка плюс три процента;
7. Отклонил: остальные требования заявительницы о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке, уведомление о постановлении разослано в письменном виде 17 апреля 2012 г., в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.



Андре Вампаш Нина Вайич
Заместитель секретаря Председатель





Смотрите также:
Заседание по делу, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день
414.56kb.
3 стр.
Заседание по делу, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день
496.99kb.
3 стр.
Заседание по делу, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день
268.69kb.
1 стр.
Заседание по делу, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день
336.34kb.
1 стр.
Заседание по делу, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день
293.92kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 15 ноября 2007 года) Европейский суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе: Л. Лукаидеса, Председателя Палаты, Н. Ваич, А. Ковлера, Э. Штейнер, Х. Гаджиева, Д. Шпильманна, >Дж. Малинверни, судей
263.08kb.
3 стр.
Постановление Страсбург, 6 декабря 2007 года) Европейский суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе: Х. Л. Розакиса, Председателя Палаты, Л. Лукаидеса, Н. Ваич, А. Ковлера, Э. Штейнер, Х. Гаджиева, >Дж. Малинверни, судей
478.14kb.
2 стр.
Постановление Страсбург, 8 ноября 2007 года) Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе: Л. Лукаидеса, Председателя Палаты, Н. Ваич, А. Ковлера, Э. Штейнер, Д. Шпильманна, С. Е. Йебенса, >Дж. Малинверни, судей
535.72kb.
4 стр.
Постановление По делу № а 474-14. 32/11 о назначении административного наказания
128.95kb.
1 стр.
«Физико – математическое ралли»
55.67kb.
1 стр.
Урок мужества в 9 б классе, посвященный 70-летию битвы под Москвой. Классный руководитель Наумова И. И. Вклад коломенцев в борьбу с фашистами
76.21kb.
1 стр.
Заседание 309 2 Организационное заседание
28.81kb.
1 стр.