Главная
страница 1
Без статьи Аллы (донабрать).

Сибирский тракт № 8 (1) 2008 г.
Примечания к тексту:

1.На первой обложке фото храма (фото 1), настоятеля (фото 2) и начало текста, сколько войдет. А далее текст и фото располагать по порядку изложения

текст газеты:

ДВОЙНОЙ ЮБИЛЕЙ

В конце 2007 года Введенское Архиерейское подворье отметило двойной юбилей. Ровно 110 лет назад в 1897 году была построена большая трехпрестольная церковь в честь Введения во Храм Пресвятой Богородицы. Все эти годы она является для многих настоящей путеводной звездой и к этому событию как нельзя кстати подходят следующие стихи:




ЗВЕЗДА В НОЧИ



Взошла звезда на небосклоне.


Лучистый свет струится и дрожит.

И путь ее короткий неуклонно

К святому Храму каждый раз лежит.
Из ночи в ночь звезда нам указует

Дорогу к возрождению души,

Но предков зов не слышим. Протестуя,

От плена тьмы отречься не спешим.


Какие счеты нам судьба предъявит?

И что еще нам предстоит прожить?

Иль все же разум наш возобладает?

Иль продолжать в грехопаденьи плыть?


Антихрист – в нас! Без Бога мы, без Бога!

Один шажок – и нет пути назад.

Звезда зовет к заветному порогу.

Зовет звезда, поднимем к небу взгляд.


Валентина Подкидышева, 1998 г. п. Верхние Серги.

А кроме этого 10 лет своего пастырского служения отмечает настоятель подворья отец Константин Савченко. Настоятелем такого большого трехпрестольного верхнесергинского храма и пастырем сплоченного прихода, имеющего давние духовные традиции, он стал в 1997 году. Почти все приходилось начинать с ноля, поэтому отца Константина можно назвать также и строителем в самом перевохристианском подвижническом смысле.

Прихожане искренне поздравляют отца Константина с юбилейной датой, и здесь мы приводим текст поздравительной открытки, которую как всегда по просьбе верующих заполнила одна из старейших прихожанок и дочь священника, служившего в Верхних Сергах в тридцатые-сороковые годы Вера Петровна Пименова:

С Вашего благословения.


Настоятелю Введенского храма.
Дорогой наш наставник и любимый народом духовный отец – о. Константин! От имени верующих нашего храма примите наши сердечные поздравления и душевные пожелания. Желаем Вам, наш дорогой батюшка: здоровья, крепости сил, душевного мира, неутомимости и мудрости во всех Ваших делах, а мы будем молить Господа и просить Вашего небесного покровителя о том, чтобы Господь долготою дней увенчал Ваш жизненный путь в путях Божественного промысла.

Дорогой наш батюшка! За годы Вашего священнического служения с Вашей помощью десятки прихожан обрели православную веру и утвердились в Святом Православии. И в этот достославный день все мы, которым Вы так близки и дороги, соборно молим Господа нашего Иисуса Христа, да дарует он Вам: силы, здравие и дальнейшее поспешение в трудах на ниве Господней. И чтобы мы много лет имели радость видеть Вас своим пастырем и заботливым отцом. Да сохранит Вас Господь и всю Вашу семью по молитвам нашим к Пречистой Матери Богородице на многая лета, многая лета, многая лета!




С уважением, любящие Вас верующие Введенского храма.



ВПЕРВЫЕ ЗА 70 ЛЕТ

За прошедшие полгода в плане восстановительных работ совместными заботами благотворителей и молитвами верующих было сделано столько, сколько, пожалуй, не было сделано за все предшествующие пятнадцать лет, если не считать строительства в 2002 году сорокаметровой колокольни.

Был восстановлен главный шатер с установкой пяти новых золоченых маковок и основного центрального купола. Вокруг церкви построена капитальная металлическая изгородь на фундаменте из бетонных блоков. И всю осень и зиму пять мастеров-строителей бесперебойно проводят штукатурку громадного внутреннего объема здания. Так что значительная часть храма сейчас уже отштукатурена. Причем проводится не косметический ремонт, а старая полуобвалившаяся штукатурка полностью снимается, и накладывается новый свежий слой. Кроме этого начато освоение подсобного хозяйства (бывшего свинарника), переданного заводом «Уралбурмаш» Введенскому подворью.

И вот впервые за семь десятилетий (а церковь передали под культурно-бытовые учреждения в 1938 году) в центральном приделе Епископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий отслужил праздничную Литургию.

В большом алтаре когда-то располагалась клубная сцена, и несколько дней прихожане готовились к проведению Архиерейской службы. Женщины отмывали полы после строительных работ, а мужчины под руководством старосты Алексея Александровича Зубрина разбирали высокие десятиметровые леса, с которых производилась штукатурка. Устанавливались также новые трехметровые киоты для больших храмовых икон. И когда Александр Борисович Соколов завершил установку электрооборудования и по периметру алтаря включили свет, то алтарь засиял такими яркими переливами белого цвета – цвета Божественного Преображения – что поначалу глазам стало больно.

А какая акустика проявилась... - Хотя далеко не весь объем здания был освобожден от строительных материалов, но на клиросе можно было читать и петь вполголоса, - и в любой точке храма все было прекрасно слышно.

В ходе Архиерейского богослужения настоятель Введенского подворья отец Константин Савченко за многие труды по восстановлению церковной жизни и в четь 10-летия пастырского служения был награжден специальной церковной наградой – правом ношения Золотого Наперсного Креста. И хор протодьяконов громогласно пропел «аксиос», что значит «достоин».

Большой вклад в восстановление этой святыни вносит руководитель градообразующего предприятия «Уралбурмаш» Виктор Иванович Михайлов. И Владыка Викентий преподнес ему в дар красивую складную икону с ликами Спасителя и Божией Матери Казанская, а также подарочное издание Священного Писания.

В одной из своих заключительных бесед с руководителями поселка Владыка подчеркнул, что верхнесергинский храм редкой красоты и поблагодарил всех, кто помогает святому делу восстановления некогда поруганной святыни. Ведь когда храм будет окончательно восстановлен, то станет настоящей жемчужиной в ожерелье окружающих его пихтовых гор. - Белый храм с золотыми куполами на фоне гор и стройных хвойных деревьев как бы уже сам просится на будущий герб града Верхние Серги. Ведь красота и гармония строения состоит не столько из украшений в стиле барокко, сколько в идеальной архитектурной выверенности и гармонии объемов и линий. Его истинная красота проявляется в грамотном применении принципа «золотого сечения», когда все в меру и ничего лишнего. Для настоящего архитектора основная задача состоит не столько в выдумывании нового, сколько в отсекании всего лишнего и наносного. И когда скульптор отрубает от глыбы камня все лишнее, то вырисовывается своего рода эталон красоты и долговечности. Этот древнегреческий принцип наверняка знал создатель верхнесергинского храма. И церковь своими объемами, полукруглыми арками и кокошниками несколько даже напоминает церковь Спаса на Нерли, являющуюся эталоном древнерусского зодчества.

…А что касается врученного настоятелю Золотого Наперсного Креста, то надо сказать, что называется он так чисто символически, по своему духовному достоинству. Несмотря на весь его цвет и блеск, никакого драгоценного металла там нет, и для любого священника высокое значение награды заключается в несении еще более тяжкого и ответственного креста, когда духовная невидимая брань становится еще сильней. А то ведь даже в Екатеринбурге в одном из офисов пришлось однажды услышать: «Вот ведь… Народ бедствует, а они золотые кресты носят…»




ПРОПОВЕДЬ ВЛАДЫКИ ВИКЕНТИЯ

В своей проповеди на Введение во Храм Пресвятой Богородицы Владыка сказал, что чем больше проходит времени, тем больше мы не перестаем удивляться Пресвятой Богоотроковице. Как могло случиться, что у простых людей родилась дочь, которая смогла вместить Невместимого? Хотя святые Иоаким и Анна до старости были бездетными, но усиленно молились и вот по их молитвам и любви к Богу они получили удивительный плод, какого не ожидали. Еще до рождения Богоотроковица была подготовлена к Славобожию.

Святые Иоаким и Анна показали пример как нам надо воспитывать своих детей, чтобы радость и утешение пришли родителям еще при этой жизни. А не соблазняться наслаждениями и удовольствиями вплоть до крайней развращенности, как это сейчас принято. Если мы не обратимся к Божиим заповедям, нас ожидает катастрофа, когда дети рождаются почти все больными или вообще не рождаются.

Господь заповедал нам: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю» (Быт.1,28). И с тех пор человек спасается деторождением и воспитанием детей - это одно из основных Божественных наставлений и к нему мы должны сейчас возвратиться. Но мы соблазняемся удовольствиями и наслаждениями и до 95 % детей сейчас рождаются больными, в том числе до 30% психически отстоящими от нормы. А все оттого, что многие будущие молодые мамы нередко пьют, курят, смотрят скверные телепередачи. Не желают вступать в брак, а живут как попало, и с кем попало. Деградация ценностей, которые дал нам Христос, и многолетнее отступление просто не могло не привести к такому положению. Ребенок все воспринимает еще в утробе матери, и его психическое и физическое формирование начинается задолго до рождения. Все болезни даются нам за отступление от христианских норм, но мы не вразумляемся и за это нам так много в жизни неприятностей и трудностей.

Сейчас пост и супружеская пара не должна вступать в супружеские отношения. Дети, зачатые в дни поста, – это в основном и есть те 90% больных детей. Господь дает нам определенный порядок. Господь не насилует нашу волю, но только советует как вести нашу жизнь во здравие и во спасение. Ведь есть даже правила уличного движения. Если человек не исполняет их, он создает аварийную ситуацию и приносит зло себе и другим. И мы не можем обвинять в этом дорожные правила, которые помогают нам жить. Так и заповеди Божии даны для того, чтобы мы жили только во благо и в добро. И не нужно поддаваться распространенному мнению, что абсолютно все можно и все полезно в любое время дня и ночи (и в среду, и в пятницу, и в праздники). А только в заповедях Божиих заключается благо и здоровье душевное и телесное. И даже в самом современном и цивилизованном обществе мы не должны соблазняться вседозволенностью и уходить от Бога, который всегда являлся источником добра и святости.

Богородица так украсила себя добродетелями, что стала вместилищем Бога, сосудом благодати Божией. И от Нее родился Бог Слово, который принес нам спасение от греха и от проклятия вечно-адской страдальческой смерти. Богородица дала нам радость общения с Богом, и только в Церкви мы можем воспитать себя и детей в добродетелях, которые освобождают нас от пагубных искушений. Только в Церкви мы получаем благо, необходимое для жизни телесной и душевной. Если мы желаем себе блага, мы должны полюбить Церковь, чтобы совершенствоваться в духовной жизни и получать плоды, возводящие нас от силы в силу. Чтобы мы всегда видели, на какой стадии духовного развития мы находимся.

Время Рождественского поста дает возможность посмотреть на себя и на свои греховные слабости и наклонности, которые приносят нам столько страданий. Нам дается возможность, чтобы церковной жизнью мы от них избавлялись.

А в заключение Владыка поздравил всех с престольным праздником и пожелал, чтобы число верующих в достойном граде Верхние Серги увеличивалось. Чтобы люди научились побеждать зло в своем сердце и в своей жизни. И чтобы восстановили такой прекрасный храм в былой славе и красоте. Чтобы он напоминал, и призывал всех людей к небесной красоте и гармонии. И как возрождается храм, - чтобы также возрождались и человеческие души по заповедям Христовым.


(далее текст поместить через пробел и чуть другим шрифтом):

Эти слова архиерейской проповеди самые простые, но как они положительно воспринимаются, как глубоко проникают в душу и откладываются в ней легким благодатным бременем. Действуют они абсолютно благотворно наверное потому, что выверены и настояны духовным опытом и произносятся с любовью и от души. И не удивительно, что всякий раз Архиерейская служба собирает многие сотни, а может быть даже и тысячи верхнесергинцев (если учесть, что одни постоянно уходят, а другие приходят). Многие отпрашиваются с работы хотя бы на часок, чтобы послушать Владыку.

Ни в одной фразе, ни в одном обороте речи нет такого, что бы не воспринималось всей душой людьми самого различного социального уровня. Потому что это истины Божественно-универсальные, а значит и вечные. Но чтобы так сказать и так выразить их, нужен громадный духовный опыт. Эта та простота и внутреннее согласие, до которых многим верующим еще идти и идти. Даже и для монашествующих это очень высокий рубеж. В очередной раз убеждаешься, почему в церковных и в светских кругах так уважают нашего Владыку. Это, наверное, действительно уже близко к святоотеческому пониманию духовности, столь редкому в наше время.

И еще раз убеждаешься, что философски что-то обосновывать и богословски «наворачивать» стремящимся к Богу приходится только на ранних этапах, а потом становится все просто и ясно. Филологи знают, что в идеале любое сложное понятие может быть сведено к одному только слову (у всего есть свое нареченное имя). Но как важно найти это слово. А в высшем идеале все наше мировосприятие должно быть сведено к одному лишь Богу-Слову. Ведь Истина одна и она проста и несложна.

И тут вспоминается одно из последних интервью старца Николая Гурьянова. - Он к концу жизни почти ничего уже не говорил. А на все сложные мудреные вопросы в основном только улыбался и кивал. - Когда ум верующего к завершению земного пути как бы опускается в сердце и растворяется в Божественной благодати, тогда никакие слова уже не нужны.

А ко многим неопытным миссионерам-прозелитам на первых порах иногда приходит даже какое-то чувство раздражения, разочарования и даже бессилия. - Что люди, сколько их не убеждай, никак не могут понять таких простых истин, что нужно жить по заповедям Божиим.

Так или иначе, но чтобы мир окончательно не погряз в страстях-страстях, святые отцы во все времена повторяли прописные истины с методичностью рекламы. А сейчас миссионерам рекомендуется это делать на неком «научном» уровне, поскольку век сейчас информационный. В любом случае каждый человек бесконечно ценен для Бога и даже одна спасенная душа будет иметь в глазах Божиих самую высокую цену.

(следующие несколько небольших статей до статьи «ПТИЦА С РАНЕНЫ КРЫЛОМ» разместить в едином цикле под общим заголовком):



СЛУЧАИ МОЛИТВЕННОЙ ПОМОЩИ


ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ КУРЕНИЯ

В эти дни в Екатеринбурге находится чудотворная икона Божией Матери «Неупиваемая чаша» из Владычнего женского монастыря города Серпухова, помогающая в борьбе с вредными привычками. И в этом плане весьма поучительна история рабы Божией Веры, которая долгое время не могла победить в себе пристрастие к курению. Вот что она рассказала.

- Ровно два года назад примерно в это же самое время чудотворная серпуховская икона тоже находилась в Екатеринбурге. Но выехать к ней в тот раз не удалось, так как не набралось людей в автобус. А я очень хотела съездить помолиться, чтобы избавиться от курения. Эта привычка одолевала меня больше десяти лет, и от этого не стало ни здоровья, ни настроения. До того мне эта привычка надоела, что иногда плачу и курю, курю и плачу. – Прошу Матерь Божию, чтобы помогла мне, потому что чувствую, что сама не справлюсь. Долго готовилась к поездке и имела большую надежду, что брошу курить.

Но когда выехать к иконе не удалось, одна из прихожанок и говорит: «А ведь и у нас в церкви тоже есть чудотворная икона «Неупиваемая чаша», которая уже многим помогала. Так что ехать никуда не надо». И вот, я в слезах и от всей души с утра помолилась большой храмовой иконе и пошла домой, не зная, надеяться на что или нет. Но в течение дня я уже не курила. Хотя даже и сердце кололо, когда чувствовала, что надо бы закурить.

Потом уже ближе к вечеру, часа в четыре повела собаку гулять, и вижу, что у соседей шторки в окне задвинуты и елки новогодней не видно (а время было предновогоднее). А мне и говорят: Сережа-то умер. – Это про соседа: мы на втором этаже живем, а он на третьем. – И опять у меня стресс, и опять я не вспомнила о курении. И так в этот день я ни разу не покурила.

Наутро обычно я встану и сначала закурю, а потом умоюсь и читаю утренние молитвы. А тут почему-то сразу стала молиться, а о сигаретах даже и не вспомнила. В сознании о них почему-то ничего уже и не было. А потом, когда на глаза попалась пепельница, я говорю мужу: «Убери, мешает». - И в это время как бы очнулась: как это мешает? Ведь она же для меня была одним из любимых предметов. Почему же я не думаю сегодня о курении? - И тут же начинаю в голове анализировать: кто меня на эти мысли наталкивает, кто такие мысли внушает? – Конечно лукавый. – И я решительно отодвигаю пепельницу.

Хотя на самом видном месте оставалось еще полблока сигарет, но я уже решила: пускай лежат на виду, а я все равно не закурю, не поддамся лукавому. Ведь я уже почти сутки не курю и зачем мне терять это достижение? Мне Матерь Божия помогает, а против Нее кто устоит? - И чувство такое, что видит меня Матерь Божия и держит под своим защитным покровом. Злых ангелов нашептывающих закурить как мух отгоняет, а добрые и хорошие мысли подсказывает при помощи ангела-хранителя.

И потом как отрезало. Даже никаких мыслей о курении не стало. Причем каких-то особых усилий больше не предпринимала. А я видела, как муж в свое время пытался бросить курить. Видела, как он мучался: то семечки пощелкает, то конфеты погрызет. Знала, как это трудно сделать.

Все это я решила рассказать, потому что мне люди советовали, и я сама решила: надо Матерь Божию прославлять, нельзя скрывать от людей такие факты. Ведь здесь не я сама всего достигла. Здесь я как бы сама себя не узнала, а помощь пришла свыше. Хотя, конечно, тоже долго к этому стремилась: пять лет читала Пяточисленные молитвы.

А те оставшиеся полблока сигарет я потом сторожу на даче отдала.



ИСЦЕЛЕНИЕ НА КРЕСТНОМ ХОДЕ

Неожиданная помощь рабе Божией Нине от иконы Божией Матери «Державная» пришла на Крестном Ходе. Все помнят, как этой весной верхнесергинские прихожане прошли по поселку с этой новописанной иконой. Тогда еще военные с Солдатки приезжали, чтобы поучаствовать в прекрасной старинной традиции. Все выглядело весьма патриотично и внушительно.

И вот, раба Божия Нина рассказывает, что за 10 месяцев до этого у нее был перелом ноги, и с тех пор нога все время болела. - До магазина иной раз еле доковыляю… Но на Крестный Ход все же решила пойти, возложив все надежды на Божию Матерь.

Поначалу шла и хромала. А потом как-то в молитвенных песнопениях постепенно разошлась и о ноге забыла. Потом на чтении акафиста все опускались на колени прямо на мокрый снег. Вставала на колени и я, и затем бодро шла дальше. И только где-то в середине пути пришла мысль: почему нога не болит? Почему не хромаю? Ведь чтобы попробовать встать с больной ногой на колени еще утром не было даже и речи. – И как только подумала, как тут же ногу пронизала резкая боль (чуть не вскрикнула). А потом тепло, тепло разлилось по ноге - и с этого момента все как рукой сняло.

Крестным Ходом прошла всю дорогу (шли часа три) и еще в трех местах поселка читали акафист Божией Матери, стоя на коленях. Дома, чтобы еще раз проверить, и так, и этак ногу подгибала. – Но даже признаков боли не было, и с тех пор о ноге забыла.
«ЖАР ИЗНУТРИ»
При испрашивании у Господа и Божией Матери помощи для исцеления и преодоления своих пристрастий и пороков святые отцы советуют не просто перечислять грехи (их можно перечислять всю жизнь так и не преодолев их), а важно иметь внутреннее стремление к их преодолению. Какие существуют грехи, - может подробно рассказать и самый мелкий бесенок. Он все грехи в подробностях знает и полностью с ними соглашается. Но человек должен как можно глубже понять и прочувствовать, что сил уже дальше нет терпеть свою страсть к курению, пьянству, осуждению и т.п. – И когда однажды он падает на колени и усиленно просит помощи у высших сил, тогда и появляется реальный шанс на избавление.

Вся суть просительной молитвы по святым отцам в глубине осознания и силе сокрушения. Чем сильней молитвенная энергетика, исходящая от человека, тем легче отходит грех. И избавление может прийти совершенно неожиданно, - когда человек уже полностью разуверяется в своих собственных силах, потеряв надежду на исцеление от недуга. Когда вся надежда остается только на Божью помощь и тогда человек полностью доверяется Богу. Тогда человек и получает реальную помощь. «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (Мф.7,7). «Ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: "перейди отсюда туда", и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас (Мф.17,20).

С другой стороны, случай с преодолением табачной зависимости можно сравнить с неким «самокодированием». Только при обычном кодировании (вшивании) происходит некое внешнее магическое воздействие на психику, а молитва к Богу - это как бы «жар изнутри», из глубины души. Человеческая психика - дело очень тонкое и постороннее внешнее воздействие известный богослов А.И. Осипов сравнивает с разгуливанием в грязных сапожищах по стерильной операционной комнате. Последствия для души могут быть самыми непредсказуемыми.

А «жар изнутри» – это как в бане, когда человек парится. Хотя и бывает при этом необходимо поначалу некое внешнее стимулирование, разогревание паром, но наиболее полезным и очищающим является «жар изнутри», то есть собственное пламенное желание очищения. «Царство Небесное внутрь вас есть» (…), и нужно только найти способ его актуализировать. Только совместное действие Бога и самого человека может привести к исцелению. И называется оно греческим словом «синергия», что значит соработничество Бога и человека.



ЦАРСКИЙ ПОДАРОК

Оба вышеприведенных случая получения молитвенной помощи – это залог того, что абсолютно каждый человек точно также способен вымолить и получить для себя вечную жизнь и Царство Небесное. Нетрудно догадаться, что если Всемогущий Господь Бог сотворил такой разумный сложный мир, то Ему не составит никакого труда дать глубоко почитающему Его человеку все что он попросит. И даже с свыше того.

Если уж обычный земной царь (президент, губернатор…) как правило, не мелочится, а если уж дает, то одаривает на полную меру и дает даже больше, чем просит человек. Не будет же царь скупиться и отсчитывать копейки как Плюшкин. - Какой же тогда он царь?..

А Царь Небесный несоизмеримо богаче и человеколюбивее всех земных царей вместе взятых. И даст почитающему Его то, что человек даже и помыслить не мог… «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор.2,9). Ну а буддист, сообразно своей вере получит полное растворение в океане Божества, о чем он простит и к чему и стремится. Ну а атеист просто превратится в землю, да и только, - раз глубоко в это верит, а значит, и ждет этого от Создателя. Значит, он стремится к этому и на это уповает. А упование всегда осуществляется. Неверующих людей в принципе не бывает и вера в небытие ничем не отличается от веры в Бога. Господу же Богу нечего не жалко для своих любимых чад и творений.

Только один христианин дерзновенно просит по максимуму: чтобы и душа после смерти тела сохранялась, и тело впоследствии восстановилось в обновленном божественном состоянии. Поэтому по максимуму все и получит. «Стучите и отверзется» (….).


СОЛДАТСКИЙ АППЕТИТ

А на Крестном Ходе с иконой Божией Матери «Державная», глядя на солдат срочной службы, раба Божия Нина вспомнила о своем внуке, который в ту пору уже три месяца служил на Дальнем Востоке. Разница с нами 5 часов и у многих солдат от перемены климата там начинают болеть ноги. И вот пишет он недавно бабушке письмо, что командир сильно сердитый попался, все время придирается. – «А я помолилась Богородице, святым отцам», - говорит раба Божия Нина, и через две недели пришло от внука письмо, что убрали того командира».

Но лучше всего служить, конечно, на Урале, где можно поучаствовать даже в красивой старинной русской традиции. Она заинтересовала очень многих, и с майором Романом Кокориным приехали ребята из самых разных мест, и даже из Татарстана и Дагестана. Причем, совершенно добровольно: никто никого к этому не обязывал.

Но всем известно как скучает обычно солдат по домашней пище. Поэтому наши уважаемые трапезницы - простые русские женщины Алла Владимировна Зубрина и Мария Степановна Апрелкова - напекли целый тазик пирожков с капустой (было время Великого поста). И с пожеланием: «Ну а теперь как у родной мамы ешьте досыта», - выставили его на середину стола вместе с ведерной кастрюлей компота. И глядя на отличный солдатский аппетит как тут было не возрадоваться христианской душе? Как приятно было доставить российскому солдату что-то приятное, хоть как-то сгладить тяготы его армейской жизни и напомнить о доме. «Ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня» (Мф.25,35).


Далее под рубрикой: Страницы истории


Вступление к следующей статье:

Промышленно развитые регионы в центре России, как известно, образуют своего рода «красный пояс». – Это те области, в которых до сих пор сильны революционные боевые традиции и где позиции политический партий, ориентированных на новое радикальное переустройство довольно сильны. Но почему же и наш «Каменный пояс» местами тоже является столь же бескомпромиссным «красным поясом»? В будущей церковно-краеведческой книге «Верхние Серги в судьбах России» это будет рассмотрено более подробно. А здесь в одной из глав мы предлагаем вниманию читателей некоторые новые уточненные данные с целью выяснения некоторых причин, коренящихся в далеком дореволюционном прошлом.


ПТИЦА С РАНЕНЫМ КРЫЛОМ

или


ТЕЛО БЕЗ ДУШИ
Хотя крестьяне в аграрной России были долгое время крепостными, но пока не происходило резкого промышленного переустройства и капитализации взаимоотношений, это их положение не было им слишком большой обузой. Отдай барину оброк раз в год, а потом живи своей размеренно-неспешной крестьянской жизнью. - Зимой лежи на печи и философствуй, а летом, когда «день год кормит», напрягись в посевную, сенокос, уборочную - и опять всю зиму перекидывай сено с навозом из закута и в закут. – Подобный образ жизни совсем не утруждал боголюбивого и степенного русского крестьянина, а вполне устраивал. Барина в своей жизни он мог даже никогда и не увидеть. А когда тот изредка и наведывался в деревню, то с ним обычно добродушно шутили: «Мы ваши, а земля наша». А тот, как правило, любил, жалел и берег своих крестьян. Образ троекуровых оттого так ярко и высвечивался в литературе, что был весьма редок. Таким образом, ноша была нетяжелой и главным образом своей, а своя ноша, как известно, не тянет.

Но после упразднения Петром Первым Патриаршества и принижения институциональной Церкви (Церкви как организации) до одного из государственных ведомств, а так же по мере промышленного развития крепостные крестьяне, которых прикрепляют к заводам, действительно постепенно начинают превращаться в рабов. Еще, будучи в центре России калужский барин в одночасье перевел ромадановских гамаюн в заводские рабочие и непосильной работой довел до того, что полсотни баб «принуждены были от муки из чрев своих младенцев извергнуть». А когда мужики стали протестовать и бузить, то их начали пороть, «в том числе укладывая на раскаленные доски, а раны посыпали солью, чтобы заживали медленней», а также приковывать к тачкам и пытать на дыбе (В.С. Трубецкой).

Последующие годы массового переселения крестьян из ценра России на Уральские заводы пришлись на эпоху дворцовых переворотов и десятилетнее царствование Анны Иоанновны (1730-40 гг.) было для всех настоящим кошмаром. Императрица любила услаждать себя дикими сценами с карликами и карлицами, а также устраивала масштабные языческие празднества с фейерверками. При ней расходы двора выросли во много раз, и казна опустела. И тогда, чтобы как-то выправить положение, с беднейших крестьян вздумали взыскивать недоимки податей. Право сбора податей императрица возложила на помещиков, в результате чего «крестьяне оказались просто раздавлены помещичьим произволом, а в стране на 400 тысяч человек возросло количество беглых» то есть челдонов.

Была введена своеобразная круговая порука: если крестьянин не мог уплатить подать, то ее взыскивали с помещика. Если и помещик не мог уплатить, то взыскивали с местной власти. И нетрудно догадаться, кто оказывался, в конце концов, крайним. На деревни стали насылать гвардейские отряды с карательными экспедициями (что-то вроде продразверстки). Наступили голодные годы, моры, расцвела система доносов по известной формуле «слово и дело государево». Доносителям полагалась определенная доля от «конфиската», и в тюрьму начали сажать всех – от мужиков до помещиков и высоких царских чиновников. Как видим, все в истории повторяется, и все это немало напоминало и ленинизм, и сталинизм, и андроповщину.

И когда плюс к этому крестьян целыми деревнями начали насильно переселять для строительства уральских заводов, то положение стало совсем тяжелым. Раньше гамаюны жили в мягком климате Подмосковья, где в открытом грунте вызревали тыквы и огурцы, а в поле хороший урожай давали пшеница, гречиха, подсолнечник. А потом их в одночасье лишили привычного образа жизни и переселили «во глубину сибирских руд», где не только гречка и пшеница не родились, но даже овцы и козы толком не росли. Переселяли целыми селами, а сами села, чтобы не оставалось никаких надежд и иллюзий, порой даже сжигали. И это тоже напоминает «переселение народов» и строительство зэками Беломорканала.

Простые люди всегда нутром чуяли, что при царской власти совсем не так должно быть, но часто получали совсем обратное. Да и в целом человечество еще со времен Адама интуитивно сохраняло и несло в своем сознании светлый образ Царя Небесного. Как могло, всегда пыталось воплотить этот свой Идеал в жизнь. Люди всегда желали иметь над собой самого лучшего, доброго и благочестивого правителя, но получали то, что было. Стремление к Идеалу существовало и во времена Израильских царей, и Египетских фараонов, когда в виде некоего сакрального символа окружающие возвышали над собой одного из людей и строили по этому образцу всю свою жизнь. Под царем понимался не столько талантливый организатор (с этим вполне справлялся и первый министр) а, прежде всего, некий высший сакральный духовный носитель, символ Высшей Правды.

Так произошло и на Руси после смуты 1613 года, когда всем миром выбрали для себя лучшего из лучших, - кристально чистого Михаила Федоровича Романова. Но надолго ли? - Уже через два-три поколения под влиянием многих факторов изначально задуманные и заданные сакральные качества постепенно улетучивались. И это не было в истории чем-то исключительно необычным. Так было всегда, и даже история Древнего Египта знала восстания вроде наших Пугачевских, когда египтяне нападали на дома знати, растаскивали с пирамид камень на свои хозяйственно-бытовые нужды, а священные мумии фараонов сжигали в кострах.

И когда после тяжелейшего безвременья эпохи дворцовых переворотов на Руси выпал удобный момент для выражения протеста и Емельян Пугачев вызвался стать Петром Третьим, то крестьянское восстание получило массовую поддержку (1773-1775 гг.). Смутьянов поддержали и многие уральские заводы. Когда пугачевские отряды пошли со стороны Красноуфимска по Сибирскому тракту через Ачит, Бисерть, Кленовую, Киргишаны и Гробово на Шайтанку (ныне Первоуралск) то они «щелкали» крепости как орешки. Их ждали как освободителей, распахивая им ворота.

Но нельзя было говорить о какой-то всеобщей изначальной склонности рабочих и крестьян к восстанию и бунту. Пугачевская смута поддерживалась в основном только там, где, как говорится, «перегибали палку». И только в те периоды царского безвластия и межвластия возникал ропот, когда условия жизни становились невыносимо тяжелыми. Как иллюстрация этому – совершенно различное отношение одних и тех же бывших ромадановских гамаюн к пугачевщине. - В Нижних Сергах они убили приказчика и сожгли на костре долговые расписки, а к восставшим присоединились 80 нижнесергинских рабочих. Но, потом именно в местах компактного проживания тех же самых гамаюн пугачевцы и получили наиболее сокрушительное поражение. Сначала они были разгромлены под Шайтанским заводом (Первоуральск), а затем, когда переместились южнее, потерпели сокрушительное поражение под Каслинским заводом.

Как известно, и на Шайтанском, и на Каслинском заводах трудились в основном гамаюны. На первый Демидовы завезли калужских гамаюн изначально, а вот на Каслинский завод часть верхнесергинских рабочих были переброшены за 15 лет до пугачевщины числом 571 душ (В.С. Трубецкой). В Верхних Сергах осталось в то время всего 457 душ, так что в Каслях гамаюн сейчас проживает, может быть даже больше, чем в Верхних Сергах.

Что же касается участия в пугачевщине верхнесергинцев, то, находясь вдали от больших проездных дорог, они оставались как бы в стороне от митинговости и погромов и об их участии в мятежах известно мало. А некоторая удаленность еще не раз сослужит в истории поселка неплохую службу и избавит от многих перегибов.

В этих и других непростых исторических ситуациях периодическую эскалацию напряженности могла бы как-то снимать Церковь. В допетровской Руси она и была вполне самостоятельной авторитетной силой и имела возможность не только печаловаться о своих главных тружениках и молитвенниках крестьянах, но и реально защищать их. Но с упразднением Патриаршества и принижением Церкви до одного из обычных государственных ведомств, она лишилась реальной возможности как-то духовно сдерживать дворянские и купеческие злоупотребления. В униженном и зависимом положении она уже не могла с той эффективностью, как и раньше, влиять на ситуацию, взывая к совести власть имущих перед лицом Высшей Правды. При упразднении Патриаршества произошел повсеместный прекос: в верхах начали завязываться дворцовые интриги, а в низах церковная жизнь постепенно стала сводиться к обрядоверию требоисполнительству.

Церковь и государство согласно учению о «симфонии властей» в идеале призваны соотносится друг с другом как душа и тело. Государство заботится о материальном производстве и общественном порядке, а Церковь обычно печется о спасении души и поддержке в обществе морали и нравственности. Когда эти два «социальных института» как два мощных крыла у птицы сбалансированы и находятся в симфонии и согласии, тогда птица летит ровно и уверенно, и все в обществе ладится.

Но как тело без души начинает разлагаться и птица с ущербленным раненым крылом начинает куролесить и падать, - так и при низведении духовности до уровня «идеологической подпорки» и «религиозной обслуги» крестьян-христиан на Руси начинают нещадно эксплуатировать. А чуткость к распознаванию необратимых социальных сдвигов у чиновников, купцов и дворян начинает заметно притупляться. Так постепенно начинала назревать революционная ситуация.

А когда общее религиозно-нравственное мировосприятие начинало повсеместно деградировать, то и на местах неизбежно начинали появляться злоупотребления. Во второй половине ХIХ века некий дореволюционный чиновник информировал правительство в своей записке, что полмиллиона рублей теряет ежегодно крестьянство Красноуфимского уезда от «перекупщиков изъ своей же братии, составившей капиталы на хлебных операцияхъ». И как в дополнение к этому факту в другом историческом источнике говорится, что сергинские заводчане покупали муку у себя дома в 3-5 раз дороже, чем она стоила, к примеру, в ста верстах в Артях. И как в такой ситуации было не накапливаться в уральском рабочем вековой обиде на всех царей, бояр и кулаков-мироедов без разбора?

Вот что писала в 1882 году «Екатеринбургская газета»: «Давно уже все население /атигского/ завода попало в крепкие тенета паука-мироеда Тр-ва. Хитро сплетены паутины его, и трудно рабочему не попасть в них. Все жители завода кредитуются, как у единственного почти здесь торговца, у Тр-ва. Последний охотно дает всем (только работающим на заводе) в долг, причем цена товару никогда не сообщается покупателю. «Не обижу», - обычный ответ его на вопрос рабочего, сколько стоит то и то… Давая всем в долг, кулак в обеспечение долга отбирает у крестьян их расчетные книжки с заводскою конторою, с которыми и является за получением денег».

Подобных случаев притеснения «своей же братией» на общем среднем фоне было, может быть, не так уж и много, и дореволюционная пресса всегда их высвечивала, пытаясь как-то с ними бороться. Но приключилась другая напасть: в моду начинали входить книжки Гегеля и Маркса, а революционные радикалы, требующие крутых перемен, под любые самые заурядные бытовые склоки стали подводили «классовую базу», возводя между рабочими-крестьянами, «кулаками-мироедами» и царским правительством стену непонимания и отчуждения. И когда «темному народу» во всех подробностях растолковали как его сильно «эксплуатируют», а народ начал постепенно «прозревать», то радости ему от этого прибавилось не слишком много.

Хотя с развитием регулируемой рыночной экономики монополистов к 1913 году становилось меньше, и народ в начале ХХ века зажил очень даже неплохо (1913 предвоенный год вспоминается пиком всеобщего благосостояния), но даже при улучшении материального благополучия простой человек все больше начинал впадать в некую предкризисную тоску и уныние. А от этого и ругань в доме, и зарождение массового пьянства, что хорошо отражено в «Жизни Клима Самгина» Горького. И это было еще «цветочками» по сравнению с будущим повсеместным советским пьянством.

Назреванию революционной ситуации способствовали и периодические всплески безработицы. Если при Демидовых рабочих рук на Урале не хватало и практиковалось насильное переселение и прикрепление к заводам крестьян средней полосы, то с середины девятнадцатого века пошел обратный процесс. – В процессе освоения новых промышленных технологий начала нарастать массовая безработица. И если учесть, что многие рабочие имели в ту пору по 10-12 детей, то назревание революционной ситуации становится понятным.

Церковь же, находясь в безгласном и зависимом от государства положении, даже в случаях явных перекосов не могла ни на что реально повлиять. Мнение отдельных светочей духовности (свв. Феофана Затворника, Игнатия Брянчанинова, Иоанна Кронштадтского и др.) оставалось «гласом вопиющего в пустыне». «Ведомство православного исповедания», как называли институциональную Церковь имело право лишь «оказательства» веры - то есть пропаганды веры. Хотя миссия среди народов имела в то время успешное развитие, но это было для государства уже совершенно бесплодным занятием. Как говорится, когда загорался дом, о стеклах заботиться было бесполезно. Была проиграна самая главная - внутренняя миссия - и в роли «идеологической подпорки» Церковь просто не могло не казаться рабочим только лишь одним из средств оправдания той же самой «эксплуатации».


* * *
Процесс промышленного роста и капитализации в целом проходил в России несколько этапов.

1. В самом начале промышленного освоения первые представители династии тульского рабочего Никиты Демидовича Антюфьева (Демидова) были просто энергичными деятельными промышленниками. В «бухгалтериях» сильно разбирались, а дело вели в основном на основе личного энтузиазма и благосклонности царского двора.

2. К концу ХVIII века постепенно начинает осваиваться мждународная торговля металлами и тогда инициативу перехватывает удачливый столично информированный московский купец первой гильдии, миллионщик новой формации Михаил Губин.

3. Затем же, по мере дальнейшего нарастания капитализации, уже и международной торговли становилось мало и тогда в 1881 году Губины уступают сергинские заводы чисто банковскому капиталу - торговому дому «Майер и К» совместно с фирмой Гинсбургов.

Подобное постепенное исторически обусловленное и объективно-закономерное экономическое и технологическое перевооружение происходило во всех европейских странах. Оно обеспечило ускоренное развитие, и улучшение жизни к 1913 году было налицо. Как говорится, «жить стало лучше, жить стало веселее». Но не было устойчивого развития, потому что погоня за прибылью окончательно съела остатки христианской духовности и нравственности, которая и без того 200 лет находилась на Руси под пятой сильной государственности.

В той же императорской Японии всегда перенимали и до сих пор перенимают у других в первую очередь только различные технологии, а свою духовность тщательно оберегают. У нас же все происходило ровно наоборот: духовность принизили, и унизили, а погнались за чисто промышленными технологиями. В итоге оказались позади и на том, и на другом направлениях. В технологиях российская промышленность, основанная на дешевом крепостном труде, очень долгое время оставалась невосприимчивой ни к каким новшествам. Кричное железо так и продолжали «шлепать» суковатым дедовским пнем, чуть ли не до конца ХIХ века, а пудлинговые печи появились только спустя пятьдесят лет после Европы. Кстати, первыми в наших местах они появились в Верхних Сергах.

Дворянство же при отсутствии устойчивого духовного самосознания было восприимчиво не столько к технологиям, сколько к европейской моде на напудренные париковые букли и белые обтягивающие лосины. А когда в промышленных и банковских технологиях Европу к 1913 году все же удалось догнать, то о какой-либо сопоставимости в богословских и новомодных социологических науках не было даже и речи. В этой сфере Россия отстала от Европы почти навсегда, уповая только на возвышенный пафос и «ура-патриотизм» (Японию хотели «закидать шапками», а войну технологически проиграли). В вопросах новых социологических технологий все было уже до такой степени запущено, что последующие перевороты с поджогами барских поместий и погромами церквей оказались неизбежными.
* * *
Параллельно с капитализацией взаимоотношений и духовной деградацией в высшем свете, столь же поэтапно происходила деформация духовного самосознания в простом народе.

1. Поначалу, пока психология у людей была в основном добродушно-крестьянская, а общая духовная атмосфера вполне религиозная, при всем жестком к ним отношении бунты были довольно безобидными и все проходило без кровопролития. Когда под Калугой случился бунт по причине непосильных заводских работ, Никита Никитич Демидов жаловался в столицу: «Плуты и воры гомоюне опять забунтовали со рвов ушли и пошли великим валтом, страшно и слышать, с великим дубьем».

В то время бунтующие крестьяне разоружили 500 драгун, а «полковника помяли и в подпол посадили, пообещав обменять на Н.Н. Демидова» (В. С. Трубецкой). Читая эти строки, трудно отделаться от мысли, что во всех этих «помятиях боков», разоружениях молодцеватых драгун и полковничьих отсидках в подполе было тогда еще больше фарса, шума и гомона и даже шуток и смеха, чем какой либо реальной ненависти и злобы. Скорее всего, таким образом, безобидные калужские крестьяне просто хотели как-то привлечь к себе внимание. А свой протест выражали в основном «валтом» и демонстрацией «дубья» (продавать огнестрельное оружие людям тогда было еще нельзя). – Поблажат, покричат, намнут друг другу бока, насадят «фонарей» - да и дело с концом. Психологами давно уже подмечено, что иногда человеческой напряженности и неудовлетворенности необходимо найти выход в крепких и шумных выражениях и действиях («спустить пар»), а иначе она может постепенно концентрироваться внутри человека и выражаться в самых непредсказуемых последствиях. И все это больше походило на кулачные бои, на некую игру «зарницу» («милые бранятся - только тешатся»), чем на «бессмысленный и беспощадный», порожденный последующим нарастающим безбожием.

У каждого тогда еще крепко сидело в мозгу, что жизнь человеку дарована Самим Господом Богом по Своему образу и подобию, и не нам судить плох или хорош этот образ. Поэтому, несмотря на обилие шума, и крепких выражений, смертоубийств почти не случалось, а отделывались только синяками. Душегубство было событием чрезвычайным и в архивных документах об этом почти ничего не говорится. А если и упоминается, то представляется ужаснейшим событием, величайшей трагедией, достойной написания целого романа вроде «Преступления и наказания» Достоевского.

2. Но как известно со временем фарс переходил в трагедию и уже через 30 лет как результат череды дворцовых переворотов и нарастания бытового безбожия, начинается пугачевский бунт, в котором рабочие и крестьяне начинают расправляться с отдельными «мироедами» уже довольно круто. В Нижних Сергах совсем как в пушкинской «Капитанской дочке» расправились с местным приказчиком и 80 человек примкнули к бунтовщикам. Так постепенно люди уже начинают привыкать к вкусу крови.

3. Логическим же завершением всеобщей духовной деградации стал большевистский переворот с последующим семидесятилетним безбожием, когда счет жертв пошел уже на сотни тысяч.


* * *
В демидовские времена отношение царской власти к иноверцам было несколько иным, чем к православным. Придерживаясь своей поистине имперской позиции, царское правительство столь сильной «эксплуатации» к ним не допускало. Разница в образе жизни по сравнению с заводскими рабочими была явной. Живя по соседству друг с другом, люди не могли это не видеть.

Если иноверцы начинали бунтовать, то для защиты от них по Сибирскому тракту строили крепости, чтобы обезопасить развивающееся заводское производство и обозы, возившие туда и обратно металлопродукцию, мясо, рыбу, мед, пушнину, кожу и т. п. Так и возникли крепости по линии Ачит-Кленовское-Киргишаны-Гробово-Шайтанка-Екатеринбург. А когда иноверцы возмущались, что платят слишком большой ясак и на их землях возводят заводы, то ясак отменяли, а по вопросу землепользования шли на компромисс. - Заключали договора на совместное пользование угодьями или же землю просто покупали. Это являлось одной из сильных и положительных сторон Российской Империи, и даже Демидовы не могли захватить землю просто так. А вот своего брата прикрепленного заводского рабочего царское правительство временами совсем не щадило. Не шло с ним ни на какие компромиссы, а ради приращения державной мощи эксплуатировало иногда по всем позициям.

В то же время в сельских равнинных местностях Предуралья и Зауралья все складывалось несколько по иному, чем в горнозаводских поселках. Столетия совместного проживания на фоне общих бытовых трудностей сформировали практически одинаковый уклад жизни. Общие заботы сдружили и сплотили татар, башкир, русских, марийцев и т. д. И сейчас во многих селениях все живут практически вперемешку и на каждом шагу можно встретить совместные семьи.

Да и в целом Нижнесергинский район, находящийся на самом стыке Европы и Азии в каком-то смысле можно считать образцом и примером семейственности и добрососедства. Особенно для кавказского региона, где вроде бы все так же – и горы такие же, и места тоже всегда были ссыльными. - К нам свозили подневольных крестьян, каторжан и дворян-декабристов, а туда ссылали в солдатчину Лермонтова, Грибоедова и других проштрафившихся дворян-офицеров. Но вот столь тесного добрососедства как на Урале, там почему-то не сложилось. Неужели оттого, что кровь на юге, говорят, более горячая?..


* * *
Иногда мы представляем прошлое в весьма идиллических тонах: говорим о прекрасных человеческих взаимоотношениях и как хорошо раньше жилось. А иногда описываем самую сильнейшую эксплуатацию и человеческую неприязнь. И в этом нет никакого противоречия: всегда случалось и то, и другое. Но явных сатанистов и явных святых всегда насчитывались единицы, основная же масса людей всегда были нормальными обычными людьми. Поэтому об объективно-неизменных общеисторических тенденциях было бы неправильно судить по одним только крайностям, и мы приводим их только в качестве иллюстраций.

Кроме этого необходимо учитывать, что одно и то же событие может восприниматься одним человеком только в светлых и радужных тонах, а «темному оку» все видится унылым и безысходным. – И ничего тут не поделаешь, а просто так человек видит и воспринимает жизнь. Поэтому христианское учение всегда рекомендует отделять «зерна от плевел» (Мф.13,30) и не грести всех под одну гребенку.

Все может меняться и во времени. Жизнь очень многомерна и в различных ситуациях человек может стать и «кровопийцей», и благодетелем. И не нам это судить, а только одному Господу Богу. В любом случае мы можем осуждать только дела, а не самого человека. Ведь «черное» и «белое» (добро и зло в чистых их проявлениях) существуют только в метафизическом мире. А люди по своей слабости и восприимчивости иногда бывают очень подвержены влиянию отрицательного потустороннего мира. Так или иначе, но святые отцы рекомендуют всех людей только любить и жалеть.

Говоря же о дореволюционной «эксплуатации» в целом, необходимо учитывает еще одно обстоятельство. Было бы некорректно сравнивать уровень жестокости демидовских времен с годами, например, развитого социализма. А следовало бы сравнивать с тем, что было в это же время в других европейских странах (и как мы потом жили при Брежневе по сравнению с Западом). Средневековье само по себе было отнюдь не сентиментальным, а довольно жестоким временем и в Англии или Голландии уровень эксплуатации был нисколько не ниже, чем в России (вспомним чартистское движение и т.д.). По крайней мере, в начале ХХ века рабочее законодательство у нас сложилось самым гуманным и передовым в мире. А что касается христианского человеколюбия, то когда в средневековой католической Европе колдунов и ведьм сжигали десятками тысяч, то у нас эти дикие случаи можно было пересчитать по пальцам.

И если царское правительство временами кого-то «эксплуатировало» весьма сильно, то это никаким боком не относится к Церкви. Еще раз повторимся, что Церковь в то время сама была очень сильно эксплуатируема. А во вселенской и соборной своей основе Церковь всегда свята и непорочна по принципу своего самосознания и существования, что и обеспечивает ей тысячелетний непререкаемый авторитет.
Использованная литература: 1. История Нижнесергинского района: документы, факты, очерки. Екатеринбург: «Квадрат», 2007; Воробьев М.Н. Русская история. М.:ПСТБИ, 1999; Протоиерей Валентин Асмус. История Церкви. М.:ПСТБИ, 1998.

«У МЕНЯ БОГ В ДУШЕ»

Кому Церковь не мать

- тому Бог не Отец
Многие говорят: «Я в церковь не пойду. У меня Бог в душе и посредники мне не нужны. Я общаюсь непосредственно с Ним». Этот дух протестантизма начал проникать на Русь еще со времен Петра Первого. Его известные «всешутейные соборы» хотя и высмеивали в основном католиков, но люди не различали где там католики, а где православные и для простого народа это была все та же Церковь. Отсюда во многом и началось пренебрежительное отношение к Божественному посредничеству Церкви.

Когда упразднили Патриаршество и ввели синодальную систему, то церковная духовность оказалась в стесненном положении. При Екатерине Второй у монастырей отобрали землю и священников заставили пахать землю наравне с крестьянами. А за провинности еще и пороли наравне с крестьянами. И все это не могло не усилить пренебрежения к церкви как «посреднику». К началу ХХ века в церковь стали ходить все реже и реже и многие ходили туда уже больше по привычке («а что люди скажут, если не пойду?»). - Примерно так же, как сейчас многие по привычки туда не ходят. Чтобы сохранить и искусственно продлить «исконные идеалы» в то время пытались даже насаждать «народность сверху» и в Царской Армии причащение было обязательным. Когда же к духовности не принуждали, то люди все чаще отговаривались «Богом в душе».

Но «Бог в душе» - это громадный талант и изначально он дается только очень немногим и только духовно-одаренным людям. Только великие святые принимали Бога сразу как некое Откровение. Некоторые из них еще с грудного возраста по средам и пятницам отказывались от материнского молока и с самого рождения были не от мира сего. Но большинству «Бога в душе» приходится обретать очень медленно и с большим трудом (а иногда и через немалые лишения). И без посещения Церкви вряд ли можно в современном мире найти Бога в своей душе. Его можно просто перепутать с кем-то другим.

Протестанты-лютеране, у которых Бог остался в основном только «в душе», еще много веков назад отвергли почитание святых и молитвы за усопших – все то, что составляет основную красоту и дух Православия. Они отвергли почитание даже Самой Богородицы. Священников у них вообще нет, а богослужение они упростили до минимума. Их собрания занимаются чтением некоторых молитв, пением под орган, а также «толканием» речей и проповедей друг другу. К высокой духовности у них приравнивается высокообразованность, а совершать «таинства» и читать проповеди может любой, у кого «язык хорошо подвешен», а стало быть, и «Бога в душе» содержится больше.

Многие элементы этого и занес в свое время на Русь Петр Первый. Подобных миссионеров мы и видели в начале перестройки, когда они со всех сторон к нам понаехали. Они зазывали молодежь на собрания-посиделки, где обещали песни под гитару и обретение друзей. Но для такого духовно-интеллектуального общения у нас есть Воскресная Школа. А если появляется большое желание попеть песни и найти друзей, то лучше уж тогда сходить на дискотеку, на вечеринку и там найти для себя все что нужно. А в самом доступном варианте, имея в кармане хотя бы сотню рублей, друзей вместе с песнями всегда можно найти возле любого магазина, потусуясь возле него хотя бы с полчала.

Но в России если у человека и появляется духовность, то она бывает только самая серьезная, а не просто только для поиска друзей. А там «духовный темперамент» совсем другой (как бы выразился церковный историк Карташов) и получается просто какая-то пародия на духовность.

Если представители ищущей интеллигенции и не попадают на подобные протестантские молодежные тусовки, то девиз «у меня Бог в душе» все равно заканчивается для них гороскопами, лунными календарями и прочим гаданием на кофейной гуще. Иногда они даже попадают в некоторые экзотические секты, приводящие к «астральной инвалидности», но сейчас это уже довольно редко. А вот у простого русского мужика отвержение Церкви и жизнь под девизом «у меня Бог в душе» - это только сплошная пьянка.

- «Что за свадьба без цветов – пьянка, да и все», - пел когда-то Владимир Высоцкий. – Так вот Бог без Церкви это и есть «свадьба без цветов». – Ни торжественности, ни святости, ни соборности, а только «у меня Бог в душе».

А еще иногда бытует мнение, что в церковь нужно ходить только под старость. – «Вот когда выйду на пенсию, и уже буду как бы готовиться к смерти, тогда и начну ходить в церковь. А молодому это ни к чему, ему надо жизни радоваться». - Как будто воскресная Литургия мешает кому-то радоваться.

- «Не рано ли начал в церковь ходить?», - довольно язвительно и с чувством внутреннего превосходства вопрошают друзья-товарищи тех, кто пытается выбраться из набитой колеи и почаще заглядывать в храм. - Неужели так плохи стали твои дела?» - И человек слабохарактерный или слишком наивный словно пулей отскакивает от церкви и обходит ее за три версты.

Но, во-первых, очищение и спасение души почти никогда не происходит одномоментно и магически. И даже за 2-3 года до предполагаемой смерти себя практически уже не изменишь. Грехи и пороки настолько сильно въедаются в душу, срастаются с ней, что их уже ничем не выдрать. Они-то потом и утянут на дно вечных адских мучений.

А во-вторых, не воспитывая себя в боголюбивом духе смолоду, дожить до старости не удается практически никому. Средний возраст мужчин сейчас, как известно 58 лет. И простая арифметика показывает, что если некий местный «старец» доживает, к примеру, до 85 лет, то за его такое выдающееся долголетие 10 других мужиков рядом с ним (его же соседей) доживают только до 55 лет. А средняя цифра соблюдена и составляет в среднем все те же 58 лет. – Получается как в том анекдоте: у одного горячка и температура 39,6, а другой совсем уже остыл и его температура 33,6. А в среднем «все нормально» - 36,6.




СОВМЕСТНЫЕ БОГОСЛУЖЕНИЯ

Нередко в Верхнесергинском Введенском храме можно видеть прихожан из ближайших населенных пунктов. Когда церковь в соседнем поселке Атиг была на ремонте, служба проводилась совестно с отцом Николаем Акимовым и атигскими прихожанами. А на праздник Рождества Пресвятой Богородицы приезжали прихожане из села Первомайского во главе с отцом Алексеем Тахкавиевым. Креститься же или освятить машину приезжают иногда даже из Екатеринбурга. И летом, когда в сезон отпусков храмы повсеместно несколько пустеют, Верхнесергинскую церковь любят посещать дачники и прочие отдыхающие.

А в один из ноябрьских воскресных дней на микроавтобусе и нескольких легковых машинах в Верхние Серги приехали верующие из Новоуткинска. – «Получилось как при хрущевском объединении колхозов», – шутит отец Александр Никулин. И нельзя не видеть, что при подобных совместных богослужениях появляется как бы некое новое духовное наполнение. Возникает новая особенная атмосфера, а прихожане о чем-то говорят, обмениваются впечатлениями.

В каждом храме исторически сформировались некоторые свои особенности. Например, новоуткинские прихожане после литургического возгласа «Возлюбим друг друга» крестообразно сгладывают на груди руки и кланяются друг другу. - Это является отголоском древних византийских традиций, когда настоящая христианская любовь у людей была настолько сильна и непосредственна, что люди в этот момент даже обнимали и целовали друг друга. А в Верхние Серги опять отличаются от некоторых городских храмов неторопливостью и степенностью богослужений и поэтому субботние и воскресные службы длятся 3,5-4 часа,



Свои чисто внешние, незначительные особенности церковной жизни есть в каждом приходе. Ведь живая традиция это не догмат. И тем более в разных православных странах все бывает несколько по-разному. Если, например, в странах Балканского полуострова всякому можно запросто подойти к иконостасу и приложиться к любой иконе, то в России этого никто не поймет, поскольку так не принято. Может быть, поэтому исторически и сложилась поговорка «не соваться со своим уставом в чужой монастырь».

Но в то же время подобные внешние различия устройства Поместных Церквей «не препятствует им духовно быть великими членами единого тела Церкви Вселенской, иметь единую главу Христа, единый Дух, веру и благочестие» (Пространный Православный Катехизис). «Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело» (1Кор.12,13).


Смотрите также:
Без статьи Аллы (донабрать). Сибирский тракт №8 (1) 2008 г
358.62kb.
1 стр.
Сибирский хаски перевод: Алифиренко В. Э. (январь 2009). Родина
109.57kb.
1 стр.
Опыт применения прибора ига-1 по поиску захоронений. (Записки разработчика) Работа с мвд
95.1kb.
1 стр.
История села Именьково Лаишевского района рт
54.49kb.
1 стр.
Закон nr. 188 от 10. 07. 2008 Об амнистии в связи с провозглашением 2008 года Годом молодежи
75.71kb.
1 стр.
Кинематографическое наследие Л. В. Кулешов Статьи. Материалы Приход в кино Кинохроника. Фильм „На Красном фронте
992.13kb.
7 стр.
Апокалипсис 2008 Новогодние праздники 2008 года обещают стать для Республики Беларусь еще более горячими, нежели «нефте-газовые»
60.36kb.
1 стр.
Отчет начальника мо мвд россии по зато сибирский «О состоянии правопорядка на территории зато сибирский за 2012 год»
92.31kb.
1 стр.
Сибирский Проект
37.07kb.
1 стр.
«Хватит кошмарить бизнес!» Заголовок статьи на информационном портале «Известия ru» от 1 августа 2008 года. Я не
92.11kb.
1 стр.
Положения пункта 1 статьи 1070 и абзаца третьего статьи 1100 гк РФ во взаимосвязи с частью 3 статьи 27
111.47kb.
1 стр.
Постановление №145 зато сибирский Об утверждении комплекса мер по модернизации общего образования на территории городского округа закрытого административно-территориального образования Сибирский Алтайского края в 2012 году
207.72kb.
1 стр.