Главная
страница 1
Нижневартовское отделение Российского философского общества

Тюменское региональное отделение

Российского гуманистического общества

Нижневартовский экономико-правовой институт (филиал)

ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет»

Кафедра философии



ГУМАНИЗМ СОЦИАЛЬНЫЙ, ЛИБЕРАЛЬНЫЙ

И РЕЛИГИОЗНЫЙ: ПРОБЛЕМА ДИАЛОГА
Материалы Республиканской очно-заочной научной

конференции с международным участием,

посвященной 75-летию

Тюменского государственного университета
г. Нижневартовск, 17 ноября 2005 года

Нижневартовск

2006

Бушмакина О.Н. (Ижевск)

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ БЫТИЕ НА ПРЕДЕЛЕ: ПАРАДИГМА ПОСТЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Введение конструкта «пост» в современной философии адекватно установлению некоего темпорального оператора, который автоматически переводит все конструкции в модальность прошлого времени: пост-история, пост-современность, пост-человечество и т.п. Все, что могло произойти, уже произошло. Исчерпанность бытия фиксируется в парадигме отсутствия присутствия. Актуапизация всех его возможностей задается как не-возможность. Пустое бытие есть бытие вполне реализовавшееся, существующее на пределе. «Пост» предъявляет достижение предела, «конца» всего, что существует. Бытие на пределе превращается в свою симуляцию.

Человеческое бытие в пост-современной перспективе существенно изменяется так, что заново ставится вопрос о сущности человека и пределах ее суще­ствования. Вызов человеческой сущности обусловлен притязаниями научного мышления на полное управление человеческой природой. Прогресс биотехнологий задает новый радикальный способ вмешательства в человеческую жизнь. «Естественность» человеческого организма ограничивается настолько, что становится возможным «гомункулус». «Для искусственно созданных субъектов вследствие этого возникает новый вид отношения к самим себе, глубоко затрагивающий их органический субстрат»1. От их самопонимания и самосознания зависит характер использования новых игровых пространств, выбор предпочте­ний, провоцируя заново ставить вопрос о пределах ответственности человека перед самим собой за сохранение человеческой сущности не только в себе, но и в Другом. Вторжение в геном позволяет манипулировать архитектурой человеческой природы, уравнивая управление вещами и управление человеческой природой. Если социальная ответственность предполагает, что каждый взрос­лый человек сможет брать ответственность на себя за характер принимаемых им решений, то новый тип вмешательства оказывается необратимым и носит характер судьбы. Здесь решение судьбы зависит не от самого человека, но от другого. Возникает возможность самотрансформации человека как вида с при­тязаниями на роль «соратника эволюции» или «заместителя Бога». «Тревож­ным представляется факт размывания границ между природой, которой мы являемся, и органической оболочкой, которой мы себя наделяем»2.

Условность тела определяется тем, что человечество получило в свое рас­поряжение технологии, позволяющие изменить заданный природой пол. Выбор пола стал новой возможностью, которой ранее у человека не было. Расширение границ половой определенности снимает предопределенность, которую З.Фрейд



1 Хабермас Ю. Будущее человеческой природы. М., 2002 С. 22.

2 Там же. С. 34.

выразил утверждением о том, что «анатомия — это судьба». Половая неопре­деленность манифестируется во множестве вариантов полового поведения, гомосексуальности, бисексуальности, транссексуальности, садо-, мазо- и прочих видах половых перверсий, которые на пределе завершаются порнографией, виртуальным сексом и асексуальностью. Размытость границ половой опреде­ленности до состояний полной неопределенности позволяет говорить о возник­новении «нулевого» пола. Он проявляется в идее клонирования. Как отмечает С.Жижек, «ожидаемое вскоре исчезновение полового различия в прославлен­ном «пост-человеке», самоклонирующемся существе (далеком от открытия пути к чистой духовности) будет одновременно означать конец того, что традиционно называют исключительно человеческой духовной трансцендентностью. Все это прославление новых — «расширенных» — возможностей сексуальной жизни, предлагаемых виртуальной реальностью, не способно скрыть тот факт, что по­сле того, как сексуальность будет дополнена клонированием, игра окончится»1.

Образ человека в его определенности задается как образ тела. Именно оно оказывается схемой, которая организует пространство универсума. Это то единство, которое задает возможности понимания одного человека другим, мышления в определенных категориях пространства и времени. Как полагает У.Эко, тело не только организует семантическое пространство человеческого существования, но и задает универсальность неких этических оснований, за­данных идеей его неприкосновенности. «Мы в первую очередь обязаны уважать права телесности другого существа и, в частности, право говорить и право мыс­лить. Если бы все нам подобные уважали эти "телесные права", история не знала бы таких явлений, как избиение младенцев, скармливание христиан львам, Варфоломеевская ночь, сожжение еретиков, концлагеря, цензура, рабо­та детей в шахте, массовые изнасилования в Боснии»2.

Пересмотр представлений о человеческой сущности вызван возможностью расширения выбора собственной природы, расширяя представления о ее неиз­менности. «Многое в мире нашей политики покоится на существовании устойчи­вой "сути", которой мы одарены от природы, или скорее на том факте, что мы верим в существование этой "сути"»3. Выясняется, что природа человека услов­на, подвижна. Возможность комбинировать гены не только в пределах челове­ческого набора хромосом, но и смешивать их с генами других видов, заново ставит вопрос о том, что же такое человек, о границах существования челове­ческого вообще, а значит о «конце истории». Тело человека теряет определен­ность и устойчивость. Оно готово к превращениям, метаморфозам. Его способ­ность к сопротивлению, его «реальность» как бы истончается, становится про­зрачной. Тело натуральное, материальное, утрачивая плотность, становится



1 Жижек С. Обойдемся без секса, ведь мы же пост-люди! // www.ruthenia/logos.ru/

2 Эко У. Когда на сцену приходит Другой // Эко У. Пять эссе на темы этики. СПб., 2000. С. 14.

3 Фукуяма Ф. Наше постчеловеческое будущее: Последствия биотехнологической революции. М., 2004. С. 307.
«ангельским», виртуальным. Представления о человеческом существовании изменяются, «раскачиваются» между предельными точками, где человеческое тело как совокупность нейрофизиологических процессов отождествляется с автоматом, до той точки, где человеческое тело становится призрачным, превращаясь в чистую божественную сущность. Человеческое существование все более автоматизируется и автономизируется, становится «монадным». Че­ловек может существовать, не сообщаясь с действительностью, в замкнутости собственного мира, обходясь без присутствия внешнего мира, трансценденции. Его включение в сеть позволяет обходиться без непосредственного присутствия Другого, заменяя его коммуникацией и коммуникативной реальностью. Вместе с плотностью человеческого тела исчезает и плотность действительного мира, он виртуализируется. «Что-то изменилось, и фаустовский, прометеевский (возмож­но, здиповский) период производства и потребления уступил место "протеевской" эре соединений, контактов, касаний, обратной связи и всеобщего интер­фейса, которая приходит вместе с целой вселенной коммуникации. Посредством телевизионного образа — а телевидение оказывается предельным совер­шенным объектом в эту новую эру — наше собственное тело и вся окружающая его вселенная становится неким контролирующим экраном»1.

Итак, пост-современность приводит к пределу все устойчивые представления человека о себе самом, заново принуждает его озаботиться проблемой самоидентификации. Человек как вид, обладающий определенными телесными характеристиками, которые задают определенность восприятия мира и его организации, обеспечивают понимание и взаимодействие с другими людьми, теряет устойчи­вость. Его тело трансформируется, становится «протеевским», постепенно виртуализируется. Приходит к пределу принцип объективации, посредством которого че­ловек определялся как тело, обладающее воспроизводимыми характеристиками. Наступает эпоха исчерпания привычных ценностей и представлений, заданных объектной устойчивостью тела, его «вещностью». Все «естественные» предикаты человеческой природы оказываются приведены к пределу. Генетическая определенность заменяется бесконечной возможностью генетических комбинаций. Половая определенность исчерпывается в половых трансформациях, замещающих пол сексуальностью, а принцип репродукции — принципом наслаждения. Клонирование исчерпывает необходимость половой дифференциации, позволяя тиражироваться генетической матрице бесконечное число раз. Определяющим становится принцип самоопределяющейся субъективности, который как бы «приостанавливает» бесконечное движение трансформаций, схватывая человеческое бытие на пределе, где субъект, обращаясь к самому себе с вопросом «кто Я?», «схватывает» текучесть и неопределенность в точке определения. Интеллектуальная интуиция как продуктив­ность производит образ субъекта в точках самоопределения, которые могут проеци­роваться на объективность мира. Метаморфозы образов, тем не менее, содержат в



' Baudrillard J. The Ecstasy of Communication // The Anti-Aesthetic. Essays on Postmodern Cul­ture / Port Townsend: Bay Press, 1983. P. 127.
себе инвариант как устойчивость, которая способна проявлять себя во множестве вариантов. Смена образов человеческого существования и образов телесного во­площения субъективности создает со-бытие человеческого бытия, открывая поле темпоральности как область бытия настоящего. Переопределение способов чело­веческого присутствия как со-бытие бытия в точке совместности предъявляет суще­ствование в структурах пространственно-временного единства, где «конец» всегда относителен, где точка предела открывает новые возможности бытия.


Смотрите также:
Гуманизм социальный, либеральный и религиозный: проблема диалога
70.53kb.
1 стр.
Программа Всероссийской научно-практической конференции 27-28 мая 2013 г. Новосибирск 2013
171.87kb.
1 стр.
Темы рефератов проблема определения религии в современном религиоведении
143.01kb.
1 стр.
Социальный капитал, индекс доверия, радиус недоверия, социологические опросы, открытый социальный капитал, закрытый социальный капитал, гражданская культура
128.54kb.
1 стр.
Проблема визита Далай-ламы XIV в Россию как политико-религиозный конфликт
132.83kb.
1 стр.
Религиозный плюрализм д-р Томас Веспетал
69.28kb.
1 стр.
Тарасов Валерий Борисович «Модели взаимодействия и диалога в многоагентных системах»
9.25kb.
1 стр.
Программа научно-практическая конференция в рамках Года диалога Европы
47.18kb.
1 стр.
Егор Холмогоров Империализм либеральный и национальный
158.54kb.
1 стр.
Социальный проект в рамках Всероссийской акции «Я гражданин России» «Шаг в бессмертие»
76.92kb.
1 стр.
Процессы глобализации и проблема нового мироустройства и. И. Абылгазиев, И. В. Ильин
412.96kb.
3 стр.
Информация о развитии Диалога по промышленной политике и предпринимательству
111.61kb.
1 стр.