Главная
страница 1

НП «СИБИРСКАЯ АССОЦИАЦИЯ КОНСУЛЬТАНТОВ»

http://sibac.info


ФЕВРАЛЬ 1917 ГОДА НА ДОНУ И СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ: ФОРМИРОВАНИЕ ОБЩЕГОСУДАРСТВЕННЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ ВЛАСТИ. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ

Брызгалова Ирина Генриховна

Доцент, кандидат исторических наук, ЮФУ, г. Ростов-на-Дону

E-mail: ibrizgalova@yandex.ru
Актуальность и научная значимость данной темы определяются необходимостью переосмысления проблем государственного строительства постмонархической России, особенностей этого строительства в таком специфическом районе как Дон и Северный Кавказ, недостаточностью изученности этой проблемы.

Первостепенное значение и внимание среди всех теоретических вопросов общественно-политической мысли в послефевральской России уделялось вопросу о государстве. Это объяснялось тем, что главной проблемой любой революции является проблема власти, ее природы, сущности и формы. В современной исторической науке активно происходит переосмысление многих проблем, относящихся к 1917 году, в том числе и вопросов государственного строительства. Больше всего сегодня подвергается обсуждению и осмыслению проблема демократических институтов, порожденных Февральской революцией. Особенно их нормы и права, необходимые для создания гражданского общества, непривычные для России демократические учреждения, открывавшие перспективы демократического будущего.

Сегодня общество волнуют многие проблемы, что и весной 1917 года: природа и организация демократического механизма власти, создание стабильных и эффективных органов власти разных уровней, четкое разграничение функций государственных (центральных) и местных властей, взаимодействие центра и регионов. В рамках проблемы возрождения казачества после Февраля 1917 года интересен опыт реформы казачьего управления и создания специфических органов власти разных уровней на Дону, Кубани, Тереке, обеспечения гражданского мира и национального согласия в обществе, решение всех проблем эволюционным путем, путем политического диалога. Исторический опыт такого региона, как Дон и Северный Кавказ с его казачьей спецификой и многонациональностью, ныне имеет первостепенное значение.

Научная актуальность проблемы определяется также состоянием ее изученности. В последние годы под влиянием процессов, происходивших в обществе, заметно возрос интерес к истории Февральской революции. Это прежде всего связано с оценкой Февраля, которая ранее господствовала в науке. Если в 20-е годы день победы Февральской революции еще был «красным днем», а исторические журналы печатали о ней разнообразные материалы, выходили мемуары ее участников и современников, то в 30-е годы демократический Февраль для сталинского тоталитаризма стал ненужным и опасным. Память о нем начала стираться, а то, что было невозможно вычеркнуть, подвергалось искажениям и фальсификации. Лишь в 60-е годы историческая наука начала выводить Февраль из полузабытья и становиться на путь его подлинного изучения. Но и после этого преобладало мнение, что Февраль занимает в нашей истории скромное место «пролога Октября».

И только в последние десятилетия ситуация в исторической науке меняется, разброс мнений крайне велик: от полного отрицания событий Февраля, как революции вообще, до признания самостоятельного характера Февраля. При этом наблюдаются такие тенденции: происходит возрождение различных взглядов и позиций, занимавших место в историографии 20-х годов; наблюдается откровенное стремление отбросить и пересмотреть все сделанное последующей исторической наукой, начать изучение проблем Февраля с нулевой отметки; активизируется деятельность по разработке данных проблем с учетом как критического осмысления достижений науки и сложившихся исторических традиций, так и возможностей широкого введения в научный оборот нового документального материала, новых подходов. Последняя тенденция является наиболее продуктивной.

С 90-х годов в историографии утверждается мнение, что Февраль 1917 года является второй русской революцией, событием, которое следует считать эпохальным. С одной стороны, она подвела черту под многовековой историей русской и российской монархии, с другой – открыла путь для демократического развития России [7]. Такой подход позволяет по-новому решать многие вопросы, в том числе и вопросы государственного строительства.

Несмотря на важность осмысления событий 1917 года, крайне мало внимания в литературе уделялось разработке концепции революционного государства в России. Практически все работы по этой теме следовали одной модели, согласно которой концепция государства сводилась к понятию функционального инструмента конкретных правителей или правящих кругов. Подчеркивалась слабость государства, парализующий эффект двоевластия, возникновение «вакуума власти», что послужило политической причиной Октября. Образно говоря, государство в 1917 году «повисло в воздухе» [10]. Такие оценки были характерны для общероссийской и для региональной историографии. Сам процесс формирования российской государственности после Февраля в центре и в регионе, а затем процесс изменения форм самой власти не являлся отдельным и специальным предметом изучения. Предпочтение отдавалось, прежде всего, Советам. Несмотря на наличие большого количества литературы, освещающей период с Февраля по Октябрь 1917 года, история органов Временного правительства, казачьих и национальных органов власти была освещена недостаточно полно. Преобладал подход изначального противопоставления всех органов власти друг другу, искусственного вычленения Советов из всей системы власти.

Предыдущие исследования по истории революции в регионе создали необходимые предпосылки для рассмотрения проблем формирования органов власти и реализации проблемы политического выбора в системе новой российской государственности на Дону и Северном Кавказе после Февраля 1917 года. За последние два-три десятилетия издан ряд монографий, статей, очерков, которые раскрывают своеобразие условий революций в различных районах Дона и Северного Кавказа, примером этого являются труды Абазатова М.А., Аликберова А., Гаджиева М.И., Гугова Р.Х., Иванько И.И., Кашкаева Б.О., Кириенко Ю.К., Кислицина С.А., Козлова А.И., Лайпанова К.Т., Перехова Я.А., Сергеева В.Н., Скорика А.П., Тикиджьяна Р.Г., Тотоева М.С., Трута В.П., Трусовой Е.М., Улько Г.Е., Хмелевского К.А., Этенко Л.А. и др. [6]

В 80-е годы издан ряд новых крупных исследований по проблеме социально-экономических и политических отношений на Дону и Северном Кавказе. Внимание уделялось также состоянию и деятельности различных партийных организаций [4]. Известным вкладом в разработку проблем революции явилась коллективная монография историков Дона и Северного Кавказа, раскрывающая специфику социально-экономического и политического положения на Дону и Северном Кавказе и борьбу масс за Советы [9]. Советам отводилось особое внимание в историографическом плане.

Издание работ региональных историков в 80-х, 90-х годах создало новую историографическую ситуацию [3]. Данные исследования значительно обогатили фактологическую и теоретическую базу истории региона. Важно, что значительно расширилась источниковедческая база: открыты и опубликованы материалы практически всех политических партий, работы их лидеров, введено в научный оборот большое количество новых архивных материалов.

Однако до 90-х годов нерешенными оставались вопросы становления и развития новой государственности на Дону и Северном Кавказе после Февраля как целостной системы, взаимоотношения органов Временного Правительства, Советов, казачьих и национальных органов власти, особенности развития этого процесса в регионе. Такой системный подход к проблеме в научной литературе отсутствовал, хотя потребность в нем в историографии определилась. В исследованиях уже ставились для решения данные вопросы: «Первоочередная задача ныне заключается во всестороннем и комплексном изучении разработки социально-экономической проблематики. Для этого созрели все необходимые условия. Такой подход позволит глубже разобраться в мотивах поведения классов, различных групп населения, политических партий и их местных организаций, в деятельности созданных силами революции и контрреволюции общественных институтов» [5, с. 109].

Обращалось внимание и на то, что «Для изучения сложной и противоречивой обстановки на Дону весной 1917 года важное значение имеет анализ процесса двоевластия. Но, если в большинстве работ Советам уделяется определенное внимание, то история органов Временного Правительства, их социальный, партийный состав, взаимодействие с Советами изучаются слабо» [11, 10]

Работы Е.М. Трусовой, И.Г. Брызгаловой, Н.В. Звездовой, А.А. Коровина, Э.А. Сагалакова, Е.П. Шилкиной, Линец С.И., Е.Ю. Оборского, Н.Е. Орловой, Д.И. Состина, И.В. Стушней и др. значительно восполнили этот пробел [1].

Ценные сведения о социально-экономическом и общественно-политическом развитии Северного Кавказа в начале XX века были почерпнуты в диссертационных исследованиях Е.Ю. Оборского, Н.Е. Орловой, Д.И. Состина, И.В. Стушней [8].

Деятельность органов государственной власти и местного самоуправления на Юге России, их взаимодействие в короткий период формирования буржуазной демократии раскрывается в диссертационных исследованиях и работах Е.М. Трусовой, A.A. Коровина, И.Г. Брызгаловой, Э.А. Сагалакова, Е.П. Шилкиной [2].

Предметом исследований стало выяснение содержания различных подходов основных российских общественно-политических сил к проблемам государственного строительства, основных закономерностей возникновения и развития местных органов власти, функционирования всей властной системы региона после Февраля, анализ возможностей и реального процесса создания органов власти разных уровней, организация демократического механизма власти, принципы взаимодействия между гражданами, обществом и государством, формирование и деятельность массовых организаций трудящихся на разных этапах революции.

Исследователи пришли к важнейшим выводам, которые углубили и расширили исследуемую проблематику.

Февральская революция 1917 года: эти месяцы представляют собой качественно особый и определенный самостоятельный этап в формировании системы новой государственной власти в России и в регионе. Это период был также временем очень активного осмысления проблемы государственного устройства России различными партиями и общественно-политическими силами. Особо выделяется период с февраля по май - это эволюционный этап Февральской революции, для которого было характерно стремление всех политических сил решить все проблемы мирным путем.

Развитие в России послереволюционной властной системы явилось попыткой реализовать общетеоретические принципы. Большое значение в связи с этим, приобретает понимание конкретных форм демократии после победы Февраля. В государственном строительстве столкнулись две традиции, характерные для мировой политической мысли и правовой практики: первая, рассматривающая государство как орудие господствующего класса; вторая, провозглашающая « механизм разделения властей» - основу функционирования демократического государства. Их поддерживали и пытались реализовать на практике различные политические силы: первую – левые силы, большевики; вторую – партии революционной демократии, кадеты.

Обобщение теории и практики механизма формирования органов власти, реализация проблемы политического выбора на Дону и Северном Кавказе после Февраля 1917 года, анализ программ и взглядов существовавших партий и общественно-политических сил по вопросам государственного строительства и функционирования системы власти выявили специфику и многообразие подходов в этом направлении.

Наиболее спорными и дискутируемыми проблемами государственного строительства в межпартийных и политических спорах в исследуемый период были: осмысление моделей и вариантов власти; организация механизмов их функционирования; учет такого фактора, как сословный, классовый состав населения при создании системы власти и ее структур в форме органов власти Временного Правительства, Советов и традиционных региональных властных структур (казачьих, национальных).

В 1917 году конкретно-историческая ситуация с ее необычайной сложностью и динамичностью, крутыми поворотами содержала разные часто сменявшиеся возможности (альтернативы) развития. Это нашло отражение в многообразии подходов к проблемам государственного строительства после Февраля, наложило отпечаток на процесс формирования органов власти на Дону и Северном Кавказе, выявило тесную взаимосвязь и влияние экономического положения, социальных отношений накануне 1917 года на характер, формы и темпы революционного процесса в регионе.

На ход революции в исследуемом регионе оказали влияние своеобразие социально-экономических классовых, общественных и национальных отношений, культура и психология населения.

Социально-экономические противоречия в регионе не были столь острыми, как в центре России. Сравнение общероссийского и регионального революционных процессов свидетельствует, о том, что они протекали совершенно по-разному. Напряжение сглаживалось за счет более мощного экономического потенциала края и менее пролетаризированного состава населения. Национальные и сословные противоречия не имели самодовлеющего значения. В силу чего регион вполне мирно принял Февральскую революцию, она прошла здесь без особых социальных и политических потрясений. Экономические и социальные факторы оказали непосредственное влияние на особенности государственного строительства в регионе после Февральской революции, что нашло отражение в образовании Советов и гражданских исполнительных комитетов, а также специфических: казачьих и национальных органов самоуправления.

В образовании и деятельности системы власти в регионе прослеживаются, как и по всей стране, две тенденции.

Первая – стихийная и самочинная организация Советов с перспективой создания самостоятельной структуры власти, противостоящей Временному правительству и его органам управления.

Вторая – сотрудничество Советов с органами Временного правительства с последующей интеграцией Советов в систему буржуазной власти. В регионе события весной 1917 года развивались согласно обеим тенденциям, но доминирующей была вторая, но постепенно, как показывают события, первая тенденция набирает силу

Советы сумели найти и определить свое место в общей системе власти. Привлеченные новые документы и материалы дают основание поставить под сомнение утвердившиеся ранее оценки в историографии, базировавшиеся на изначальном противопоставлении всех органов власти друг другу, противоборстве и искусственном вычленении из общей системы Советов. В действительности образование Советов вовсе не означало объявление “классовой войны”. С момента своего возникновения в исследуемый период они выступали как широкий союз всех общедемократических сил. Подтверждение этому – их социальный и партийный состав, реальная деятельность Советов и их участие совместно с другими органами власти в решении актуальных проблем региона.

Весной 1917 года шел процесс формирования институтов власти Временного правительства в лице гражданских исполнительных комитетов в городах и сельской местности. Разрабатывался вопрос о введении земств на Дону, Кубани, Тереке, Ставрополье, предопределялась их структура и место в системе региональной власти.

В государственном строительстве в исследуемом регионе учитывалась его специфика, сословные и национальные особенности, что выразилось в четком определении казачьих и национальных органов власти в общегосударственной системе, организации основ местного самоуправления и проведении реформы казачьего управления, попыток учесть в казачестве общедемократическое и узкосословное течения. А в национальных районах в создании органов власти Временного правительства определялись два направления: создавались гражданские исполнительные комитеты в Осетии, Дагестане, Калмыкии, на Кубани, повсеместно учреждались армянские союзы, а также специфические национальные органы власти (Кабарда, Чечня, Ингушетия, Дагестан).

Система власти в регионе действовала как единое целое, существовала тесная связь между всеми ее частями.

Характерной и определяющей особенностью образования и деятельности местных органов власти на Дону и Северном Кавказе была их изначальная и тесная взаимосвязь. Установлено, что практически с самого начала революции здесь были созданы на всех уровнях единые, совместные органы власти, куда входили представители гражданских исполнительных комитетов, Советов, традиционных казачьих и национальных учреждений. Эти органы действовали на всех уровнях: городских, окружных (волостных, отдельских) и областных, губернских. Они носили коалиционный характер.

Двоевластие на деле в регионе приобрело более сложную конфигурацию, чем принято считать. Формировалась демократическая (антицаристская) власть, демократическое многовластие, характер которой проявлялся в определенном мирном сосуществовании и сотрудничестве разных органов власти, а также в совместной работе в них цензовых и нецензовых элементов.

Существование и деятельность коалиционных органов власти благотворно влияли на формирование общеполитического климата в регионе, процесс закрепления демократических завоеваний революции на местах, создавало базу для сотрудничества разных политических сил, возможности компромиссов, политического диалога в решении многих насущных проблем того периода.

В процессе развития революции Советы постепенно и довольно эффективно приобщались к решению проблем общегосударственного характера. Из общественных организаций они превращались в полновластные государственные органы, беря на себя порой законодательную инициативу, функции государственного управления, постепенно вытесняя органы Временного правительства и перехватывая у них инициативу в решении важнейших вопросов.

Эта (первая) тенденция постепенно, начиная нарушать властное равновесие, становилась все более определяющей на местах, вследствие того, что Временное правительство и правительственный блок меньшевиков и эсеров топтались на месте, откладывая осуществление главных задач революции до созыва Учредительного собрания. Временное Правительство в поисках консенсуса между противоборствующими силами в стране, пытаясь встать выше всех противоречий классовых, национальных, постепенно теряло социальную опору, что впоследствии предопределило крах коалиции Временного правительства и в конечном итоге победу большевиков.



Историографический анализ темы и исследование избранных проблем позволяют определить круг вопросов, требующих дальнейшего научного осмысления. Важнейшими из них являются: социально-экономическое положение национальных районов Северного Кавказа; общественно-политическое положение региона накануне Февральской революции; общественные классы и местные организации политических партий; демократические и социалистические тенденции в революции; соотношение сил на различных этапах Февральской революции; поведение и настроения казачества и крестьянского населения (коренного, иногороднего, горского). Недостаточно изучены формирование и деятельность местных органов власти Временного правительства (в том числе в национальных районах), органов казачьего управления, земств и органов городского и сельского самоуправления, органов национального самоуправления, а также переплетение, разделение и соотношение власти между всеми властными структурами.
Список литературы:

  1. Брызгалова И.Г. Разработка земского самоуправления в казачьих районах Дона, Кубани и Терека после февраля 1917 г. // Проблемы казачьего возрождения: Сб. науч.статей. Ч. 2. / Отв.ред. А.И. Козлов.- Ростов н/Д, 1996; Линец С.И. История Российского государства и органов его управления. - Пятигорск: Изд-во «Спецпечать», 2006; Линец С.И., Ермаков В.П. История политических партий и движений в России. - Пятигорск: Изд-во ПГЛУ; Трусова Е.М. Массовые организации трудящихся Дона и Северного Кавказа в феврале-октябре 1917 года. - Ростов-н/Д, 1992; Она же. Возникновение и эволюция органов управления и самоуправления на Юге России в феврале-октябре 1917 года. (Дон, Кубань, Ставрополье). Дисс. ... докт. ист. наук. - М., 2000; Она же. Местное управление и самоуправление на Дону, Кубани и в Ставрополье в 1917 году. - Ростов-н/Д. 1999. Шапсугов Д.Ю., Сергеев В.Н., Звездова Н.В. Государственная и местная власть на Дону в 1917 году.- Ростов-на-Дону, 2000.

  2. Брызгалова И.Г. Формирование и деятельность местных органов власти на Дону и Северном Кавказе весной 1917 г.: Дис. ... канд. ист. наук.- Ростов-на-Дону, 1995; Звездова Н.В. Местная власть в области Войска Донского и ее реформирование в марте 1917 - феврале 1918 гг.: Дис. ... канд юрид. наук.- Ростов-на-Дону, 1997; Коровин А.А. Государственное управление и местное самоуправление на Кубани в 1917 г.: Дис. ... канд. ист. наук.- Майкоп, 1998; Сагалаков Э.А. Институт комиссаров Временного правительства: Дис. ... канд. ист. наук.- М., 1997; Шилкина Е.П. Власть и партии: органы городского самоуправления на Дону и Кубани (лето 1917 - лето 1918 гг.): Дис. ... канд. ист. наук.- Ростов-на-Дону, 1995.

  3. Венков А.В. Антибольшевистское движение на Юге России на начальном этапе гражданской войны. - Ростов-н/Д, 1995; Герман О.Б. Казачье-крестьянские отношения на Дону в 1917 - начале 1918 гг.- Ростов-н/Д, 2002; Донские казаки в прошлом и настоящем. - Ростов-н/Д, 1998; Дулимов Е.И. История власти и казачьей государственности на Дону. - Ростов-н/Д, 1999; Дулимов Е.И., Кислицын С.А. Государство и донское казачество: Учебное пособие по спецкурсу.- М., 2000; Дулимов Е.И., Золотарев И.И. Самоуправление казаков: история и современность. - Ростов-н/Д, 1998; Золотарев И.И. Казачье самоуправление на Дону. (Историческое исследование).- Ростов-н/Д, 1999; Козлов А.И. Власть в революциях и гражданской войне. Февраль 1917. Рождение новой власти // Власть на Дону от первого атамана до первого губернатора. - Ростов-н/Д, 1999;Сенцов А.А. Развитие российского государства после Февральской революции 1917 г.- Краснодар, 1994; Сергеев В.Н. Политические партии в южных казачьих областях России 1917-1920 гг.: В 3-х ч.- Ростов-н/Дону, 1993;Трут В.П. Казачий излом (Казачество Юго-Востока России в начале XX века и в период революций 1917 года). - Ростов-н/Д, 1997.

  4. Гугов Р.Х., Козлов А.И., Этенко Л.А. Вопросы историографии Великого Октября на Дону и Северном Кавказе.- Нальчик, 1988; Дон Советский. - Ростов-н/Д, 1986; История народов Северного Кавказа. - М., 1988; Кириенко Ю.К. Революция и донское казачество. - Ростов-н/Д, 1988; Козлов А.И. На историческом повороте. - Ростов н/Д: изд-во Ростовского госуниверситета, 1977; Он же. Социально-экономические, политические отношения, классовая борьба на Юго-Востоке России накануне Октября. - Ростов н/Д. 1988; Он же. Актуальность проблем истории казачества // Проблемы истории казачества XVI-XX вв. /Отв. ред. д-р ист. наук А.И. Козлов - Ростов н/Д: Изд-во Рост.ун-та,1995.; Он же. Возрождение казачества: (история и современность, эволюция, политика, теория). – Ростов н/Д: Изд-во Рост.ун-та, 1996.

  5. Гугов Р.Х., Козлов А.И., Этенко Л.А. Вопросы историографии Великого Октября на Дону и Северном Кавказе.- Нальчик, 1988. - С. 109.

  6. Дон и Северный Кавказ в советской исторической литературе.- Ростов-н/Д, 1972; Козлов А.И. Актуальные вопросы истории борьбы за власть Советов на Дону и Северном Кавказе в 1917-1920 гг. // Вопросы исторической науки Северного Кавказа и Дона. - Грозный, 1980. – Вып. 2; Актуальные вопросы историографии Октября на Дону и Северном Кавказе: Сборник статей / Отв. Ред. Козлов А.И. - Ростов-н/Д, 1986; Хмелевский К.А., Этенко Л.А. Современная советская историография борьбы за власть Советов на Дону и Северном Кавказе // История и историки. Историографический ежегодник.- М., 1980 и др.

  7. Иоффе Г.З. Февральская революция. Крушение царизма // Вопросы истории КПСС. – 1991. - № 9.

  8. Оборский Е.Ю. Эволюция общественного сознания на Кубани и Ставрополье в 1917 году. Дис. ... канд. ист. н. - Ставрополь: СГУ, 2006; Орлова Н.Е. Демократическое преобразование Российского государства Временным правительством в марте-октябре 1917 г. (Социально-экономический аспект): Дис. ... канд. ист. н. - Ростов н/Д: Северо-Кавказская академия госслужбы, 1997; Состин Д.И. Влияние политических партий на крестьянство Дона, Кубани, Ставрополья между революциями 1917 года: Дис. ... канд. ист. наук.- Ставрополь, 1995; Стушняя И.В. Трансформация общественного сознания в России в феврале — октябре 1917 года: Дис.... канд. ист. наук. - Ростов-н/Д., 1998.

  9. Октябрь на Дону и Северном Кавказе. - Ростов-н/Д, 1972.

  10. Розенберг У. Формирование новой российской государственности //Отечественная история. – 1994.- №1.

  11. Сергеев В.Н. Советы на Дону в 1917 году. Ростов – н/Д, 1987. - С. 10.




Материалы международной заочной научно-практической конференции

«АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ, ЭТНОГРАФИИ И АНТРОПОЛОГИИ»

10 МАЯ 2011 Г.



Смотрите также:
Актуальные проблемы изучения брызгалова Ирина Генриховна
156.1kb.
1 стр.
4. Перечень экзаменационных тем Дисциплина «Актуальные проблемы современной философии»
161.82kb.
1 стр.
В современном социуме: актуальные проблемы социально-психологического
1666.81kb.
8 стр.
Актуальные проблемы филологии
3173.96kb.
48 стр.
Шестая Международная заочная научно-практическая конференция Актуальные проблемы гуманитарных и
30.96kb.
1 стр.
Актуальные проблемы российской космонавтики
38.86kb.
1 стр.
Программа международной научно-практической конференции актуальные проблемы изучения и преподавания русской литературы
114.5kb.
1 стр.
Программа дисциплины «Актуальные проблемы истории религий»
195.01kb.
1 стр.
Программа курса «Актуальные проблемы современного международного права»
300.63kb.
1 стр.
«Актуальные проблемы теории и истории государства и права», проводимой Санкт-Петербургским университетом мвд россии 14 15 декабря 2007г
107.78kb.
1 стр.
Актуальные проблемы неорганической и аналитической химии
107.19kb.
1 стр.
Учебной дисциплины (модуля) Наименование дисциплины (модуля) Актуальные проблемы орфографии и пунктуации Рекомендуется для направления подготовки
176.27kb.
1 стр.