Главная
страница 1страница 2

Крюков С.Ф.,

начальник Научно-редакционного отдела РГТЭУ,

заместитель директора

Центра исследований православной культуры и традиции


Православные мифы и фольклор

о Сталине и Великой Отечественной войне

Подавили ли мы реакционное духовенство? Да, подавили. Беда только в том, что оно не вполне еще ликвидировано. Антирелигиозная пропаганда является тем средством, которое должно довести до конца дело ликвидации реакционного духовенства. Бывают случаи, что кое-кто из членов партии иногда мешает всемерному развёртыванию антирелигиозной пропаганды. Если таких членов партии исключают, так это очень хорошо, ибо таким «коммунистам» не место в рядах нашей партии. «И.В.Сталин»


Особое место среди исторических мифов современной России занимают православные исторические мифы. Их можно разделить на две категории. Часть мифов официально признается церковью решением Архиерейского Собора или выступлением с церковной кафедры Патриархом РПЦ. Другие мифы, имеющие широкое хождение среди верующих и священников, объявляются благочестивыми.

Рассмотрим православные предания и мифы о Сталине и Великой Отечественной войне. С моей точки зрения Православие не нуждается в приукрашивании, не нуждается в мифах, как хороший качественный чай не нуждается в ароматических добавках. Но в последнее время в церковной литературе появилось много фольклора о Сталине и Великой Отечественной войне, которое замутняет нормальное религиозное сознание и вводит в соблазн православных.

Эта мифология, не подкрепленная никакими ссылками на церковные или архивные источники, кочует из книги в книгу. Автором большинства этих мифов является протоиерей Василий Швец. Наиболее полно его сочинения были представлены в книге «Россия перед вторым пришествием» (М., 1993, 1994 и т.д.) – своеобразной энциклопедии православного мифотворчества, составителем которой является Сергей Фомин. Вошли эти мифы также и в книгу иеромонаха Филадельфа (Моисеева) «Заступница Усердная» (М., 1992).

Не будем разбирать все описываемые о. Василием события, отметим лишь кратко то, что никак не может соответствовать исторической правде.

Приведём в пример наиболее известные мифы постоянно обсуждаемые в православной среде.

Миф о спасении Москвы от немцев

с помощью иконы Божьей Матери

Согласно мифу, по указанию Сталина, осенью 1941 года будто бы его личный пилот на самолёте (по разным источникам то на По-2, то на Ли-2) трижды облетел Москву с иконой на борту. И немцы поэтому не смогли взять город. Названия икон разнятся - то Тихвинская, то Казанская, то Владимирская Божья Матерь. Даты разнятся - то облёт был ещё до 15 ноября, то 2 декабря. Такой разнобой не мог не смутить. Неужели облёт был произведён несколько раз? А может - в самолёт загрузили разные иконы, для верности воздействия?

И поэтому немцы не смогли преодолеть сопротивления заступницы. Однако в ноябре - декабре 1941 года, ни о какой религиозной пропаганде, а тем более в войсках, не могло быть и речи. Но точного описания события - кто именно, когда, как осуществлял облёт, найти так и не удалось. Зато удалось найти мнение человека, по всей видимости, верующего, но находящего ложь неприемлемой в вопросах, связанных с верой. Вот что пишет Николай Каверин: "Повествования прот. Василия Швеца (без ссылок на какие-либо источники!) могут представляться весьма благочестивыми, ибо связаны они с глубоко почитаемым верующим русским народом Казанским образом Божией Матери – Заступницей Усердной рода христианского. Однако необходимо предостеречь легковерного читателя не доверять слепо всему тому, что вышло из-под пера прот. Василия Швеца и затем вошло в различные сборники о войне".

Миф: Казанская икона и Сталинград

После Москвы Казанскую икону Божьей Матери перевезли в Сталинград, где пред нею непрестанно служили молебны и панихиды.

Прот. В. Швец пишет, что во время обороны Сталинграда Казанская икона стояла среди наших войск на правом берегу Волги, и поэтому немцам не удалось разбить наши войска:

«Знаменитая Сталинградская битва началась с молебна перед этой иконой, и только после этого был дан сигнал к наступлению. Икону привозили на самые трудные участки фронта, где были критические положения, в места, где готовились наступления. Священство служило молебны, солдат кропили святой водой...» (с. 275) Описывая такую неправдоподобную идиллию (огромная часть русского священства в это время находилась в тюрьмах и лагерях). Все описанное протоиереем Василием просто не имело места, как бы это красиво и благочестиво ни читалось. По свидетельству участников Сталинградской битвы никакого молебна перед привезенной Казанской иконой перед началом битвы, да и самой иконы, не было. Фронтовики лишь свидетельствовали, что во всех сохранившихся православных храмах духовенство возносило молитвы о победе нашей армии. Непосредственных участников битвы за Сталинград и свидетелей тех событий с каждым годом становится все меньше, а неудержимая фантазия церковных мифотворцев готова сочинять самые нелепые небылицы, представляя их как «предания» и истинные чудеса. И кочуют подобные «предания» и «чудеса» из одной книги в другую, искажая историю Русской Православной Церкви, умаляя подвиг русского воина на полях Великой Отечественной войны.



Таким же мифом является сообщение о крестном ходе с Казанской иконой Божией Матери вокруг блокадного Ленинграда.

При этих обстоятельствах ни условий, ни возможности, ни сил, ни духовенства для обнесения крестным ходом иконы Божией Матери вокруг осажденного Ленинграда просто не было. Но вернемся к сочинениям прот. Василия Швеца. Не представляются правдоподобными его сообщения о крестном ходе с Казанской иконой Божией Матери вокруг блокадного Ленинграда, по указанию митрополита гор Ливанских Илии, переданному им советскому правительству.

После Архиерейского Собора 1943 года митрополит Алексий возвратился в свой страждущий город. 11 ноября 1943 года ему была вручена правительственная медаль «За оборону Ленинграда».

Мифом же является рассказ о штурме

старой немецкой твердыни – Кенигсберга.

Великие трудности встали на пути наших воинов при взятии старой немецкой твердыни. Миф гласит: «Наши войска уже совсем выдохлись, немцы были все еще сильны... Вдруг приехал командующий фронтом, много офицеров и с ними... священники с иконами. Командующий быстро приказал всем построиться и снять головные уборы. Священники отслужили молебен и пошли к передовой с иконой. И вдруг стрельба с немецкой стороны одновременно прекратилась. Тогда был дан сигнал, и наши войска начали общий штурм города-крепости - с суши и с моря. Как потом в один голос рассказывали пленные, перед самым русским штурмом в небе появилась Богородица, Которая была видна всей немецкой армии, и... абсолютно у всех отказало оружие...(они не смогли сделать ни одного выстрела... Не понятно только, откуда столько погибших советских солдат. Тогда-то наши войска сломили сопротивление врага и взяли город. Во время этого явления Божьей Матери немцы падали на колени и очень многие поняли... Кто помогает русским». Однако в реальности было по - другому. В центре и в южной части косы Фрише-Нерунг, а также в устье реки Висла оказывали упорное сопротивление остатки некогда сильной восточно-прусской группировки. И только 9 мая! более 22 тыс. солдат и офицеров врага сложили оружие.


Митрополит гор Ливанских Илия (Антиохийский Патриархат) – Истинный молитвенник и друг России

Сегодняшний миф, кочующий из одного церковного издания в другое, звучит так: «Стояла зима 1941 г. Немцы рвались к Москве. Промыслом Божиим для изъявления воли Божией и определения судьбы страны и народа России был избран друг и молитвенник за нее из братской Церкви – Митрополит гор Ливанских Илия (Антиохийский Патриархат). Он решил затвориться и просить Божию Матерь открыть, чем можно помочь России. Каждое утро владыке приносили сводки с фронта о числе убитых и о том, куда дошел враг. Через трое суток бдения ему явилась в огненном столпе Сама Божия Матерь и объявила, что избран он, истинный молитвенник и друг России. Вот как об этом рассказывает протоиерей Василий Швец: «Спустившись в каменное подземелье, куда не доносился с земли ни один звук и где не было ничего, кроме иконы Божьей Матери, Владыка затворился там. Не вкушал пищи, не пил, не спал, а только молился Божьей Матери и просил Ее открыть, чем можно помочь России. И вот через трое суток в огненном, столпе явилась ему Сама Матерь Божья и объявила, что он, как истинный молитвенник и друг России, избран для того, чтобы передать определение Божье для этой страны. Если это определение не будет выполнено, Россия погибнет.

1. Для спасения России должны быть открыты по всей стране храмы, монастыри, духовные семинарии и академии.

2. Священники, возвращенные с фронтов и отпущенные из тюрем должны начать служить.

3. Ленинград сдавать нельзя. Для спасения его пусть вынесут чудотворную Казанскую икону Божией Матери и обнесут ее крестным ходом вокруг города. Тогда ни один враг не ступит на святую землю города на Неве.

4. Перед Казанской иконой нужно отслужить молебен и в Москве. Затем она должна быть в Сталинграде, который тоже нельзя сдавать врагу.

5. Казанская икона должна идти с войсками до границ России, а когда война кончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать, как она была спасена.

Тогда Владыка связался с представителями Русской Православной Церкви, с советским правительством и передал им определение Божье. Сталин вызвал к себе митрополита Сергия, митрополита Алексия и обещал исполнить переданное митрополитом Илией. Из Владимирского собора Ленинграда вынесли Казанскую икону Божьей Матери и обошли с крестным ходом вокруг города. Блокада Ленинграда была прорвана в день празднования святой равноапостольной Нины, просветительницы Грузии. После Ленинграда Казанская икона начала свое шествие по России...



Однако всё это мифы. Факты упрямая вещь.

Когда в сентябре 41 года Ленинград был на пороге падения – Сталинград был в глубочайшем тылу и о его сдаче и не было и речи. Зимой 41-го немцы уже не рвались к Москве: их наступление заглохло еще в ноябре, и с конца же ноября уже начались контрудары советских войск, к пятому декабря переросшие в генеральное наступление. Существуют архивные документы, свидетельствующие, что осенью 1942 года разрабатывались планы проведения Поместного Собора в Ростове-на-Дону или Ставрополе с целью избрания Патриархом митрополита Берлинского и Германского Серафима (Лядэ) – немца по национальности, находившегося в юрисдикции Русской Зарубежной Церкви и тесно сотрудничавшего с некоторыми ведомствами нацистской Германии.

Сталин и Высшее политическое и военное руководство СССР внимательно следили за настроением населения на оккупированных территориях. По линии военной разведки и НКВД, а также от руководителей партизанского движения они постоянно получали сообщения о том, что германская военная и гражданская администрации способствуют открытию православных храмов и деятельности духовенства среди населения. И уж тем более был значим религиозный фактор на Украине. Осенью 1943 года Красная Армия вышла к границам Украины. Предыдущие два года показали, что далеко не все украинцы стремятся к вхождению в Советский Союз. Им, конечно, и немцы не любы, но и москали и «жидокомиссары» – не милы. Было очевидно, что украинская партизанщина может повернуться и против красных (как это уже бывало в годы Гражданской войны). Чтобы националистическое движение не приняло религиозные черты, Сталину было важно взять под свой контроль возродившуюся религиозную жизнь в районах оккупации. А для этого необходима была структура, лояльная, проверенная и находящаяся в Москве. Сказка о покаявшемся Сталине гласит, будто «Во время войны в Советском Союзе были открыты тысячи церквей. Сталин же после той встречи начал регулярно видеться с крупными российскими духовными лицами». Тезис о регулярных встречах Сталина с православными иерархами не подвтерждается фактами.

Расхожий миф об открытии тысячи церквей в годы войны тоже не подтверждается. Вот цифры из секретной справки, составленной Г. Карповым 31 октября 1945 года:

«1) На октябрь месяц 1943 года ко дню образования Совета по делам Русской Православной Церкви действующих православных церквей на территории Союза было 9829. Из них открыто немцами в период временной оккупации нашей территории примерно 6500 церквей.

2) За 1944–45 года по Союзу поступило от групп верующих 6770 заявлений об открытии церквей (не считая повторных). По рассмотрении этих заявлений, их проверке, по заключениям обл (край) исполкомов Советом открыто за 1944–45 года 529 церквей. Из них: за 1944 год – 208 церквей в 48 областях, краях и республиках; за 10 месяцев 1945 года – 321 церковь в 64 областях, краях и республиках.

3) За тот же период времени отклонено ходатайств верующих об открытии церквей 4850. Находится на рассмотрении 1391 ходатайство. Таким образом, удовлетворено за 1944–45 года 9,8% всех рассмотренных ходатайств.

4) На сегодняшний день имеется на территории Союза действующих православных церквей и молитвенных домов 10 358. Из них: в Украинской ССР – 6073; в РСФСР – 2606; в Белорусской ССР – 633; в Молдавской ССР – 615; в Литовской, Латвийской и Эстонской ССР – 343; в остальных союзных республиках – 88. Церкви и молитвенные дома размещены весьма неравномерно. Самое большое количество находится в районах, подвергавшихся немецкой оккупации, где в период 1941–1943 годов имело место массовое открытие церквей.

Винницкая область – 822 церкви; Киевская – 604; Ровенская – 438; Черниговская – 410; Полтавская – 347 и т.д. В ряде республик и областей количество действующих церквей незначительно. Например: Горьковская область – 24 церкви; Тамбовская – 17; Архангельская – 13; Астраханская – 11; Удмуртская АССР-16; и т. д. Есть области и края, где действующих церквей всего имеется от одной до пяти (Приморский и Хабаровский края, Марийская и Мордовская АССР, Кемеровская, Курганская, Новосибирская, Омская, Саратовская, Томская и Читинская области)».

К людям, которые оставались под всецелым и непрерывным контролем советского агитпропа, не предполагалось донесение церковного слова. В итоге в Псковской области до прихода немцев было 3 храма, а к возвращению советских войск их было 200, в Курской области до немцев было 2, стало – 282; зато в Тамбовской области, где советская власть стояла неизменно, так и оставалось 3 храма на всю область.



Сталин не организовывал церковное возрождение: он его сдерживал. Нетрудно заметить, что в годы войны советская власть удовлетворяла менее 10 процентов обращений о возвращении храмов.

Первые же храмы (числом в 18) было разрешено открыть только спустя почти полгода после встречи Сталина с митрополитами: постановлением Совмина от 5 февраля 1944 года. В Ульяновской же эвакуации с 1941 по 1943 года митрополит Сергий вообще вынужден был служить в бывшем католическом костеле. И в блокадном Ленинграде ни один храм не был возвращен Церкви для молитв! Как-то мало это вяжется с образом Сталина, покаянно вразумленного пророчеством ливанского митрополита…

При этом в январе 1944 года председатель Совета по делам Русской Православной Церкви Г. Карпов представил в правительство проект закона «О положении Церкви в СССР». Однако закон так и не был принят. По оценке официального современного церковного издания – «Сталинское руководство не хотело связывать себя письменными обязательствами с Церковью». В мае 1944 года Г. Карпов пишет: «Патриарх и епархиальные управления поставили перед Советом вопросы о возвращении некоторых «мощей» и «чудотворных» икон из числа находящихся в музеях. Мнение Совета по этому вопросу отрицательное».

Никаких архивных публикаций в подтверждение версии о контактах Илии и Сталина не известно. «Журналы записи лиц, принятых И. В. Сталиным в 1924–1953 гг.», не упоминают о митрополите Илии как собеседнике Сталина.

Но самое главное: как раз вскоре после приезда митр. Илии в Москву – в 1948 году – политика Сталина снова резко меняется и именно в антицерковную сторону.

Митрополит Ливанский Илия (Карам) действительно существовал (правда, он никогда не был антиохийским патриархом, за которого его выдает прот. Василий Швец. Патриарх Илия IV, скончавшийся в 1979 году, носил фамилию Муадуад ).

Илия (Карам) действительно приезжал в Москву в 1947 году. Действительно ему делали бесценные подарки (ему дарили иконы XIV века!)

В первый раз митрополит Илия был в Москве только в декабре 1947. В июле 1948 года митрополит Илия второй раз был в Москве, а уже 25 августа 1948 года были запрещены крестные ходы из села в село, духовные концертоы в храмах вне богослужений, молебны на полях. 28 октября Совет Министров постановил отменить прежде выданное им распоряжение об открытии 28 храмов под предлогом того, что оно не было подписано председателем Совмина И. В. Сталиным. Решение ЦК ВКП(б) по данному вопросу было разослано всем местным партийным организациям. 16 ноября 1948 г. Синод вынудили принять решение о запрещении превращать проповеди в храмах в уроки Закона Божия для детей.

Вплоть до смерти Сталина ни один новый православный храм не был открыт!

Более того, в конце 1940-х – начала 1950-х годов храмы вновь стали отбираться под клубы и склады. В 1951 году при уборке урожая только в Курской области по распоряжениям райисполкомов около 40 зданий действующих храмов были на много месяцев засыпаны зерном. Стали преследоваться совершавшие религиозные обряды коммунисты и комсомольцы. Пошла новая волна арестов наиболее активных священнослужителей. Например, в сентябре 1948 года был в седьмой раз арестован архиепископ Мануил (Лемешевский).

На 1 января 1952 года в стране насчитывалось 13 786 официально открытых православных храмов, 120 из которых не действовали ввиду использования их для хранения зерна. Но на 1 января 1949 года их было больше: 14 447 (а 20 000 их не было в СССР никогда).

Количество священников и диаконов за 1949-51 годы уменьшилось от 13 483 до 12 254, монастырей было 104, стало 62 (причем число монахов не изменилось: в 1946 году было 4362, стало 4639). Только в 1951 г. было закрыто 8 обителей.

«Православные сталинисты» чаще вспоминают добрый перелом: 1944-го года, но упорно не хотят замечать новый виток гонений на церковь, начавшегося со второй половины 48 года.

После Второй мировой войны перед началась холодная война, в которой Ватикан безусловно выступал на стороне Запада. В этих условиях Сталину пришла в голову вполне разумная мысль: нам нужен свой, «Православный Ватикан». Москва, по замыслу Сталина, должна была стать таким «православным Ватиканом». Предпосылки для этого были: советские танки стояли почти во всей православной Европе. Сербская, Албанская, Болгарская и Румынская Церкви были под коммунистами, чешские и польские православные – также. Израиль тогда был союзником Советского Союза, поэтому Иерусалимский Патриарх был доступен московскому влиянию. Арабские патриархаты – Антиохийский и Александрийский малочисленные и потому традиционно чувствительные к материальным подаркам, также готовы были голосовать как надо.

Вместо помощи нашим приходам Госбюджет СССР выделял немалые средства на «подарки» церковным иерархам ближнего Востока (представить, что 200 000 долларов – тех, не современных! – оказались в свободном распоряжении арабского митрополита, а тот их передал России ?! – просто невозможно). Об этом – финансовом – интересе митрополита Илии к России говорит записка патриарха Алексия к Г. Карпову: «…Антиохийский Патриархат лелеет надежду, что Русская Церковь, и в особенности Русское Правительство – возобновит давнюю традицию систематической материальной помощи бедной Антиохийской Церкви – на иконы, на церкви, на отдельных особенно неимущих иерархов и т. д. Именно государство, само, а не через церковь, в дореволюционное время широко субсидировало Антиохийскую Церковь, исходя из государственных соображений о необходимости поддерживать Православие на Востоке «Ортодоксия» – это основной мотив всех пожеланий Антиохийского П[атриар]хата. М[итрополит] Илья вызвался быть нашим официозным (не официальным) посредником между нами и П[атриар]хами греками – и тут, по его мнению, решающим фактором является степень нашей возможности давать им деньги… Т[аким] обр[азом], доминирующим мотивом его высказываний является вопрос о материальной помощи: деньгами, богослужебными предметами, парчой, панагиями, крестами, митрами и т. д. М[итрополит] Илья очень надеется на то, что Вы его выслушаете по тем же вопросам; видно он возлагает большие надежды на помощь именно государства. Преданный Вам П[атриарх] АЛЕКСИЙ 20.XI.47».

В Греции шла гражданская война, и была надежда, что вот-вот коммунисты победят, поэтому Греческая Церковь тоже, скорее всего, была бы с Советским Союзом. Единственная проблема оставалась с Турецким Патриархатом, который называется Константинопольским Вселенским. И вот именно это, в конце концов, не сработало. В Москве в 1948 году предполагался созыв VIII-го Вселенского Собора. И епископы Константинопольского Патриархата приехали на этот собор, но они отказывались принимать в нем участие. Они сказали, что приехали на празднование юбилея Русской Церкви (500 лет автокефалии): «Это мы будем праздновать – автокефалия получена от нас, вы наша дочерняя церковь», но даже не заходили в зал собора. На службы ходили, на банкеты ходили, на церковные заседания собора не заходили. Поэтому собор не состоялся. Пришлось назвать его архиерейским совещанием, конференцией и не более того. И Сталин, поняв, что в глобальной политике церковный ресурс он использовать не сможет, резко охладел к церковным делам.



Циничный прагматизм сталинской церковной политики в конце войны и легкий переход к новым гонениям в 1948 году говорят о том, что никакого мировоззренческого кризиса, обращения, возврата к вере у Сталина не было. Если бы и в самом деле он знал, что по молитвам арабского митрополита Богоматерь дала ему победу в безнадежной ситуации – то он себя не так бы вел в предсмертные свои годы. Так что вышеизложенный сюжетный ход просто психологически невозможен.

Повесть об арабском митрополите, вразумившем русского тирана, – это народная сказка. И в этом качестве она чрезвычайно интересна. Удивительно: в послевоенные годы и в самом деле была книга «Сталин в сказках народов мира». Книга была фальшивкой от начала до конца: московские писатели сочиняли по заказу от имени «народов мира». А тут появились самые настоящие народные сказки о Сталине (и не одна: есть еще сказка о том, что Сталин тайно ездил каяться к блаженной Матронушке Московской) – а их сегодня печатают как самые доподлинные сказания… О Матронушке мы скажем позже.

Например: «мало кто знает о встрече митрополита Илии со Сталиным. Некоторые подробности об этом я услышал из уст одного из внучатых племянников покойного митрополита Гор Ливанских – Мишеля Карама. Мишель неплохо говорит по-русски, хотя и нет практики. В свое время закончил Московский университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. С его слов, Илия опоздал на встречу со Сталиным. На целый час. «Он, например, должен был встретить дядю в 5 часов, – слегка путаясь в русских словах, рассказал Мишель, – но Илия пришел в 6 часов. Ему сказали: «Почему опоздали? Сталин очень переживает». Дядя ответил: «Я сначала хотел поставить розу на могилу его матери, почтить память женщины, которая родила такого мужчину». Узнав об этом, Сталин улыбался и не ругал. Поцеловал дядю, и они хорошо поговорили».

Другая версия этого рассказа: «В один из приездов в Россию он сходил помолиться на могилу матери Сталина. Прослышав об этом, Сталин пригласил его к себе: «Почему ты это сделал?» – спросил он. Митрополит, по его словам, ответил, что любит Деву Марию и знает, что мать Сталина тоже любила его. И Сталин подарил ему икону Девы, которая принадлежала его матери. Митрополит привез ее в Ливан и повесил над кроватью в своей спальне. Я сам ее там видел».



Ну, а теперь горькая правда: «Мать Сталина умерла 4 июня 1937 г. Похоронена возле церкви Святого Давида на горе Мтацминда в Тбилиси». Так что никак не мог митрополит Илия, будучи в Москве, заглянуть на могилу к матери Сталина. Митрополит сам создавал апокрифы про себя... Это, конечно, странно, но вполне в его стиле. Например, он придумал для себя титул «митрополит Ливана». И это при том, что в столице Ливана – Бейруте – был свой митрополит. Поэтому «митрополит Гор Ливанских» и «митрополит Ливана» – не одно и тоже.

Вообще в его жизни есть немало моментов, не позволяющих видеть в нем чистого православного мистика.

В возрасте 31-го года «Архимандрит Илия сам выставил свою кандидатуру в митрополиты». Кстати, в 1941 году ему было 38 лет. О своих духовных подвигах в этом возрасте он рассказывал сам: «Митрополит Илия в ответном слове сказал о своей любви к русскому народу, о своих горячих молитвах за него…».

Его можно назвать умелым дипломатом – если под этим понимать умение подлаживаться под обстоятельства и политические режимы. В 1947 году митрополит Илия посетил мавзолей Ленина, а 16 ноября говорил самые теплые слова о Сталине: «Мы, православные, живущие на Востоке, твердо верим и знаем, что русский народ, сплотившись вокруг своих вождей и под верховным водительством мудрого и любимого Иосифа Виссарионовича Сталина, достиг и достигнет небывалого еще в мировой истории могущества и расцвета… Мы твердо верим, что ваша Святая Церковь наслаждается полным миром и спокойствием, с каждым днем развивая все более и более свою многополезную деятельность на церковно-общественной ниве. И все это она может делать, благодаря чуткому, внимательному отношению к ней со стороны Советского правительства». И что – считать такие фразы словами «избранника Божия»?!

Старейший петербургский протоиерей Василий Ермаков, вспоминая приезд митроп. Илии в Ленинград, не находит иного слова как «проходимец, собиравший и увозивший русское национальное достояние». В отчете председателю Отдела внешних церковных сношений митрополиту Ленинградскому и Новгородскому Никодиму (Ротову) настоятеля Подворья Московского Патриархата в Бейруте и заместителя Представителя Патриарха Московского при Патриархе Антиохийском и всего Востока протоиерея Иакова Ильича, составленного в мае 1969 года, говорится: «После смерти митрополита Илии Карама была создана специальная комиссия для разбора личных вещей покойного. Означенная комиссия обнаружила в шкафах спальни митрополита Илии 600 икон разного письма, многие из них представляют большую ценность. Предполагается устроить в его родном городе Бхамдуне музей иконографии имени митрополита Илии Карама. Также найдено 1000 золотых монет и много тысяч ливанских фунтов наличными, помимо солидного счета в банке».

Апологеты митрополита Илии как подвижника говорят, что он собирал иконы для раздачи ливанским храмам. Однако и по его смерти в его доме обрелась «коллекция орденов, церковной одежды и утвари», причем «в его коллекции хранилось не меньше 1800 предметов – икон, цепочек, крестов».



И хотя «Архивы МИДа не могут подтвердить, что по указанию Сталина Илии Караму были подарены две панагии, усыпанные драгоценными камнями», все же сверхценные подарки делались ему в немалых количествах (впрочем, таких же, как и иным знатно-церковным иностранцам в те годы). Патриарх Алексий писал сестре 10 декабря 1947 года: «У нас последнее время, с приездом митрополита Илии Карама, очень суетно. Правда, были передышки, когда он ездил в Ленинград на неделю и в Киев на несколько дней. Он едет обремененный подарками. В частности, я ему дал: облачение митру белый клобук и икону в жемчугах, большой портрет в раме, чашу, дискос, и весь прибор и еще мелкие вещи. Всего теперь у него не более и не менее как 50 мест багажа, и очень крупных. Кроме того, на нем моя шуба (беличья)».

Ближневосточные архиереи уже давно были приучены смотреть на Москву как на источник бесконечной «гуманитарной помощи». «Понятно, что довольно бесцеремонные требования восточных пaтpиapxoв, чтобы царь постоянно заботился об их материальном благополучии и процветании и после того, как они оставили Москву и вывезли из нее огромные суммы, чтобы царь присылал им богатую милостыню и на будущее время, так как они будто бы потеряли все, что в Москве получили от царя и потому живут теперь в бедности и всякой скудости, необходимо производило на московское правительство очень тяжелое и неприятное впечатление. Оно не могло не понять, что служит предметом самой беззастенчивой эксплуатации со стороны бывших в Москве восточных патриархов, которые в отношении к московскому правительству руководствуются чисто интересами наживы, только о том и заботятся, как бы еще и еще побольше получить от него. И едва только советская (российская) внешняя политика вновь проявила интерес к Ближнему Востоку, как снова поток просьб (вплоть до оказания бесплатной медицинской помощи своим родственникам) обрушился на церковные и государственные дипломатические каналы России со стороны восточных патриархий.

В конце концов, похоже, тот же митрополит Илия настолько уже надоел сбором ценных подарков, что, несмотря на то что он снова напрашивался в гости в 1958 году, патриархия Отец Василий Швец, конечно, не выдумал сказку о митрополите Илии. Ведь она имеет свою ливанскую версию. Но ведь не от русского же протоирея узнал ливанский епископ, будто «В 1947 году митрополит Илия по приглашению Сталина посетил Россию, где был принят с царскими почестями». Значит, и русская и арабская версия этой легенды восходят к одному источнику – к мифу, который митрополит Илия сам создавал о себе.

Поданная как сказка эта легенда об Илии, вразумившем Сталина, совсем небезобидна! В ней есть нечто обидное для русского народа – того самого народа, за который Сталин поднял свой знаменитый тост в победном 1945-ом. Ее резюме предполагает, что ничего-то эти русские не могут: даже молиться о себе самих. Да неужели трехдневная молитва арабского митрополита была горячее, чем четырехлетняя молитва русских мужиков и баб!? А тысячи русских священников, в те же сороковые годы тянувшие свои лагерные срока? Они что – там и тогда не молились о своей стране? Но и их молитва, оказывается, ничего не значила: все произошло вдали от России.

22 июня 1941 года Гитлер рассчитывал на блицкриг. В июне 1941 года Антиохийский патриарх Александр III обратился ко всем христианам мира с призывом помочь России. Митрополит Илия, прослушав выступление патриарха по радио, спустился в подземную церковь и начал молиться.

Вот – исток нашей Победы ее движущая сила… Не выступи по радио арабский патриарх, и не устояла бы Русь…???



Очевидная нелепость «церковного предания» даёт повод неверам думать, будто и другие церковные верования столь же неосновательны. И тут уже то, что казалось замечательным проповедническим средством, оборачивается орудием разрушения веры.

Приведём и другие известные мифы.


Мифическая встреча Сталина со старицей Матроной

Есть еще миф о том, что Сталин тайно ездил каяться к блаженной Матронушке Московской. Икона «Матрона и Сталин»икона, находившаяся некоторое время в Храме святой равноапостольной княгини Ольги в Стрельне Петродворцового района Санкт-Петербурга, изображающая святую Матрону Московскую (18851952 гг.) и Верховного главнокомандующего Вооруженными силами СССР товарища Сталина. Осуждена Православной Церковью как сектантство. Прихожане отказывались прикладываться к иконе. Согласно заявлению епархии: «Это неправомочное изображение, так как разговор святой Матроны и Сталина – это всего лишь легенда и не соответствует реальному положению дел». В Храме Святого Николая расположенного между корпусами Российской государственной библиотеки можно увидеть житийную икону святой Матроны Московской, на которой изображена её встреча с Иосифом Сталиным. Генсек нарисован в полный рост, он одет в форму, стоит рядом со святой и внимательно ее слушает.

Клеймо со Сталиным находится как раз напротив лица молящегося и прикладываясь к иконе приходится целовать сапоги Сталину. Церковь официально отрицает факт общения Матроны Московской со Сталиным. В первом издании жития блаженной Матроны составленного Зинаидой Ждановой, утверждается, как к её дому подъехала машина, из нее вышел Сталин прямиком в квартиру святой. Матрона сказала генералиссимусу: "Пусть все едут из Москвы, а ты оставайся здесь!" И еще: "Красный петух победит черного петуха", при этом постучала Сталина по лбу. Эти слова и сейчас гуляют по России, хотя в более поздних изданиях этот эпизод изгнан из жития.



«Православный» Жуков

Православность приписывается и второму, после Сталина, герою войны – маршалу Жукову. Младшая дочь Георгия Жукова Мария в своей книге «Маршал Жуков. Сокровенная жизнь души» утверждает о благословении полученного будущим маршалом в 1925 году от последнего оптинского старца отца Нектария: «Ты будешь сильным полководцем. Учись. Твоя учёба даром не пройдёт». Это не помешало Жукову жестоко подавить вместе с Тухачевским тамбовское восстание. Огромное количество тамбовских деревень и сел было стерто с лица земли массированным артиллерийским огнем. Кроме того, огромное количество русских крестьян было расстреляно просто так, безо всяких приказов и постановлений. Пленных уничтожали на месте, сразу по 500 и по 1000 человек. Впервые в истории массово было использовано химическое оружие против собственного народа. Вот выдержка из приказа Тухачевского: «Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами, точно рассчитывать, чтобы облако удушливых газов распространялось полностью по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось».

В результате действий карательной армии на Тамбовщине лишь по советским данным было уничтожено как минимум 110 тысяч человек. Сколько «антоновцев» уничтожили позже, во время коллективизации и чисток, сосчитать невозможно. А кто придумал знаменитые «душегубки»? Гитлер? «Тамбовская губчека трудилась в две смены. Две газогенераторные машины-душегубки возили из уездов на берег реки Цны задохнувшихся в них людей, где их закапывали вместе с расстрелянными под стеной монастыря. Ночью, в вечер, привезенные трупы, вываленные из душегубок, раздевали, рискуя своей жизнью, беспризорники, чтобы на другой день променять их одежду на еду. Информационная блокада о подавлении восстания была полной. Даже сейчас рассекреченные архивные материалы не вошли в оборот исследователей.

Однако у каждого исторически значимого события есть свои кратко- и долгосрочные последствия. Большевики жестоко подавили крестьянские восстания, но и сами были вынуждены отказаться от немедленного "введения" социализма и удовлетворить главные требования деревни. Эта победа крестьянской революции оказалась равносильной поражению, так как крестьянство не могло институционально закрепить результаты своей революции. Из жесточайшего насилия выросла диктатура, а демократические возможности народовластия сгорели в огне гражданской войны. После тамбовского восстания карьера Тухачевского резко пошла вверх, а «православный» Жуков получил свой первый орден Красного Знамени.



Жертвы «красного террора».



Крестьяне Тамбовской губернии на судебном процессе. 1921. Из собрания РФК


В “Воспоминаниях и размышлениях” он описывает, как “героически” воевал с обезумевшими от произвола коммунистов крестьянами, “показав при этом большую личную храбрость” (по собственному свидетельству). Что ж, вот архивные документы. В рапорте о бое взвода под его командой у села Вязовая Почта Жуков доносит: “…нами взяты у бандитов следующие трофеи: 1 берданка, 3 обреза, 2 пики, вилы” - и тут же сетует, что, несмотря на “успех”, из строя выбыла чуть не половина эскадрона. “Герой” - с пулемётами против пик и вил! Хвалит Жуков и Уборевича - за “храбрость”. Понятие о храбрости у него при том довольно странное – Уборевич (подобно большинству красных полководцев) воевал с почти безоружными повстанцами, сидя в броневике. Как-то в угаре он чуть не расстрелял эскадрон Жукова из пулеметов! Вооруженные до зубов каратели, даже применив химическое оружие, едва смогли победить почти безоружных крестьян и казаков. Зато, если вчитаться в строки Жукова, можно увидеть совсем иное - чего стоит хотя бы рассказ, как его карательный отряд уничтожал пулеметно-пушечным огнем крестьян, трупами которых покрывалось поле боя!

За бои на Тамбовщине, как мы уже сообщали, Георгий Константинович получил первый орден красного знамени. Настоящий “герой”! Далеко не у всех красных командиров была такая репутация беспощадного карателя. Жуков уничтожал казаков трех войск (Уральского, Кубанского и Донского) и “кулаков” трех губерний!

За бои на Тамбовщине, как мы уже сообщали, Георгий Константинович получил первый орден красного знамени. Настоящий “герой”!

Особая тема - Вторая мировая война. Бесчеловечность по-прежнему отличала Жукова – благодаря ей он и достиг высших высот военного командования.

Сталинско-жуковский приказ № 270 от 16 августа 1941 года требовал уничтожать соотечественников, плененных врагом, всеми возможными способами. А директива Жукова № 4976 от 28 сентября 1941 года вообще обязывала расстреливать семьи попавших в плен ! (впрочем, на практике этот приказ не мог быть выполнен и не применялся).

Ещё один миф, который распространяет дочь Мария – это миф о том, что Жуков начинал бой со словами «С Богом!». Очевидцы утверждают, что он всегда говорил «Артиллерия вперёд!» (Мания величия, присущая Наполеону) Один человек рассказывал, что в начале войны Жуков прислал в их деревню под Нарофоминском машину со священником, чтобы окрестить всех детей... В народе сохраняется предание о том, что Жуков возил по фронтам Казанскую икону Божией Матери.

«У Жукова преобладала манера в большей степени повелевать, чем руководить. В тяжелые минуты подчиненный не мог рассчитывать на поддержку с его стороны – поддержку товарища, начальника, теплым словом дружеским советом» Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский. («ВИЖ» 1990, №2, с. 50)

ППЖ Жукова военфельдшер Л. Захарова была награждена орденом Боевого Красного Знамени(!), орденом Красной Звезды(!) и многими другими наградами. Архивные материалы свидетельствуют: репарации нередко позволяли высшим чинам армии и других структур, осевших в восточной зоне Германии, попросту заниматься мародерством и грабежом. Об этом стало известно, когда в Москву стали поступать шифровки спецслужб, где, в частности, сообщалось, что маршал Жуков, «несмотря на высокое положение, считает себя обиженным, выражает недовольство решениями правительства, он утратил всякую скромность и, будучи увлечен чувством личной амбиции, считает, что его заслуги недостаточно оценены». Министр госбезопасности СССР генерал-полковник Абакумов обеспечил «оперативную разработку маршала Жукова». Были арестованы люди из его ближайшего окружения. Бывший адъютант дал показания о том, что маршал вывез из Германии множество трофейных ценностей. На квартире Жукова был произведен негласный обыск. Цель – «разыскать и изъять чемодан и шкатулку с золотом, бриллиантами и другими ценностями».



В дальнейшем министр Абакумов докладывал Сталину, что «в процессе обыска чемодан обнаружен не был, а шкатулка находилась в сейфе, стоящем в спальной комнате. Дача Жукова представляет собой по существу антикварный магазин или музей, обвешанный внутри различными дорогостоящими художественными картинами, причем их так много, что четыре картины висят даже на кухне». В результате победы великий полководец Жуков кроме драгоценностей, мехов, километров тканей вывез огромную библиотеку старогерманских книг. С короны германской императрицы содрано золото для отделки стека для дочери маршала. Рапортовали о задержании 7 вагонов с мебелью, принадлежавшей Жукову. Войска, глядя на это, разлагались соответствующим образом, и смотреть на такое варварство Москва не могла. Были арестованы многие его помощники, в том числе и любимица народа певица Русланова, у которой была найдена шкатулка с бриллиантами. Под угрозой ареста оказался сам Жуков, но маршала победы отстояли как символ самой победы, да и изменником и заговорщиком его признать никто не решился, хотя в мародерстве уличали. Подобная же картина наблюдалась на квартирах и дачах у многих из ближайшего окружения Жукова (Военные архивы России. М., 1993).
Миф о сержанте Павлове

Церковная официальная пресса молчала, не опровергала устойчивый миф о том, что духовник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Кирилл (Павлов) и есть «тот самый» сержант Павлов,  герой Сталинграда.

Не встречая сопротивления – красивая сказка росла. И дошла до семьи сержанта Павлова: «Наши ребята видели в Москве афишу, где было написано, что, мол, отец Кирилл из Троице-Сергиевой лавры и ecть Яков Павлов. Мама моя, Нина Александровна, от всего этого слегла, её парализовало», - говорит сын Якова Павлова о последствиях этой, казалось бы, доброй сказки.

Представленная же в форме были эта сказка отнюдь не безобидна.



Так могут калечить сказки, выдаваемые за историческую быль.
Сталин и Союз воинствующих безбожников




Последнее время в статьях многих православных авторов стали появляться неточные оценки взаимоотношений Сталина и Союза воинствующих безбожников (СВБ). Иногда мы можем увидеть слова о том, что СВБ был якобы организован троцкистами, а Сталин как будто не имел никакого отношения к деятельности Союза, а затем даже вообще упразднил его. Иногда можно встретить сказки о том, что после закрытия СВБ в СССР при Сталине прекратилась антирелигиозная пропаганда, и наступил расцвет церковной жизни. Здесь мы хотели бы с Божьей помощью внести уточнения в этот важный исторический вопрос, поскольку он достаточно сильно характеризует Сталина и его отношение к Церкви и религии вообще.
Первое и самое важное, что мы должны знать о деятельности Союза воинствующих безбожников – это то, что председатель Союза Емельян Ярославский был личным историком и редактором Сталина. Ярославский был составителем нескольких сталинских трудов. Так например, самый известный сталинский труд «Краткий курс истории ВКП(б)» редактировался Ярославским. Во время подготовки к публикации этой работы и различных других статей Сталин и Ярославский обменивались комментариями. Сохранилась переписка между ними, где советский вождь указывает Ярославскому на некоторые акценты готовящихся статей или на необходимость правок. В исторических публикациях обычно не говорится, что Ярославский был далеко не только председателем Союза воинствующих безбожников. У него были должности и повыше, и поближе к Сталину. Первоначально Ярославский был назначен руководителем Антирелигиозной комиссии ЦК. Тогда Емельян Михайлович еще не входил в ЦК, но лишь был председателем комиссии. Решение о назначении Ярославского руководить комиссией ЦК, было принято на Политбюро с участием Сталина. Тогда это была главная должность Емельяна Михайловича, а Союз безбожников был общественной организацией или инструментом Антирелигиозной комиссии ЦК. Как глава комиссии ЦК Емельян Михайлович должен был отчитываться перед ЦК и Политбюро о ходе антирелигиозной работы. Он отчитывался перед Политбюро и лично перед Сталиным многократно. Партийные документы тех лет свидетельствуют о многократных письменных и устных докладах Ярославского о практике антирелигиозной борьбы. Сталин даже называл темы борьбы против религии «вопросами Ярославского».

В 1938 году Ярославский был награжден Орденом Ленина, а в 1943 году – Сталинской премией. Мы имеем все основания предположить, что награждение Ярославского Сталинской премией означает доверие ему со стороны лично Сталина даже в 1943 году.

Роль Сталина в Союзе воинствующих безбожников видна на любом членском билете этой организации. История донесла до нашего времени много таких билетов. На каждом членском билете СВБ мы можем увидеть напечатанные антирелигиозные изречения Сталина. Каждый из 10 млн. членов Союза видел на своем членском билете следующие цитаты советского вождя.

1. «И.В.Сталин "Вопросы Ленинизма"

"Партия не может быть нейтральной в отношении религиозных предрассудков, и она будет вести пропаганду против этих религиозных предрассудков, потому что это есть одно из верных средств подорвать влияние реакционного духовенства, поддерживающего эксплуататорские классы и проповедующего повиновение этим классам»

2. «И. В. Сталин «Беседа с первой американской рабочей организацией» «Партия не может быть нейтральна в отношении религии и она ведет антирелигиозную пропаганду против всех и всяких религиозных предрассудков, потому что она стоит за науку, а религиозные предрассудки идут против науки, ибо всякая религия есть нечто противоположное науке.»
Кроме цитат Сталина на членском билете были также напечатаны две цитаты Ленина, 13-я глава Программы Партии о борьбе против религии и 124-я статья Конституции СССР, разрешавшая как свободу отправления культов, так и свободу антирелигиозной пропаганды. Разумеется, что свобода проповеди в ответ на свободу атеистической пропаганды даже не декларировалась. Мы лишь напомним, что формулировку статьи 124 Конституции обсуждал сам Сталин на 8-м съезде Советов.

Еще одно заблуждение о Союзе воинствующих безбожников заключается в том, что этот союз считается упраздненным после начала войны. На самом деле это ошибка. Союз продолжал свою деятельность до 1947 года, когда его задачи были переданы Всесоюзному Обществу «Знание». В июле 1941 года был временно прекращен выпуск журнала «Безбожник» и деятельность Союза была свернута лишь потому, что работники организации были привлечены к пропагандистской работе на фронте и в тылу. Однако после окончания войны деятельность Союза воинствующих безбожников получила новое дыхание.

29 апреля 1947 года, когда окончательно прекратились открытия церквей на территории СССР, Советом Министров СССР было учреждено "Всесоюзное общество по распространению политических и научных знаний". Позже оно было переименовано во Всесоюзное общество "Знание". Подписал постановление лично Председатель Совета Министров СССР И.В.Сталин.

Особо важен последний пункт постановления Совмина, под которым стоит подпись самого Сталина. Этот пункт гласит: "10 . В связи с тем, что функции Союза воинствующих безбожников по распространению научных и материалистических знаний передаются Всесоюзному обществу по распространению политических и научных знаний, прекратить дальнейшее существование Союза воинствующих безбожников, Передать все материальные средства Центрального Совета Союза воинствующих безбожников Всесоюзному обществу по распространению политических и научных знаний." Сразу под 10-м пунктом постановления Совмина стоит собственноручная подпись Сталина. Здесь мы опять видим, что Сталин ясно высказал свое отношение к пропаганде атеизма, лично постановив передать функции Союза воинствующих безбожников новоучрежденному обществу. Мы не видим никаких указаний на изменение функций и задач Союза воинствующих безбожников. Все осталось прежним. Антирелигиозная борьба со дня этого постановления Сталина просто приняла более респектабельное и научное обличье. В наше время это общество состоит из достойных людей с достойными целями, но как мы видим, в те годы оно стало рупором антирелигиозной борьбы.

Согласно отчетам "Общества распространения политических и научных знаний" (впоследствии Общество «Знание») тиражи антирелигиозной литературы достигли в 1948 году 18,9 млн., а в 1949 году 26,7 млн. экземпляров. Это цифры совершенно несравнимые с несколькими тысячами экземпляров календарей и единственного церковного журнала. Организация-правопреемник Союза воинствующих безбожников наращивала свою работу.

Общее количество антирелигиозных брошюр было таково, что если все атеистические издания, выпущенные только в одном 1949 году, сложить в одну стопку, то получится пачка высотой примерно в 27 км. Именно такими величинами можно оценить роль Сталина в антирелигиозной политике.

И, наконец, отметим, что видный иерарх нашей Церкви митрополит Ленинградский Антоний (Мельников; †1986) крайне отрицательно относился к сочинениям протоиерея Василия Швеца.



Игумен Сергий (Рыбко), настоятель храма Сошествия Святаго Духа на апостолов, что на Лазаревском кладбище, высказал свое суждение о событиях Великой Отечественной войны в изложении протоиерея Василия Швеца:

«Я считаю, что рассказы о. Василия о Великой Отечественной войне, обнародованные им в конце 80-х, не совсем правдоподобны. Я бы сказал даже, что нездоровые вещи пишет или рассказывает о. Василий. Конечно, может быть, он «зритель Божиих откровений» и ему одному это было открыто, но дело в том, что факты, о которых он говорит, исторически не подтверждены. Никто из современников о. Василия не подтверждает сведений, им приводимых, о молебнах и крестных ходах вокруг Москвы и Сталинграда. Была совершенно другая эпоха, и, на мой взгляд, это было просто невозможно в то время. Если было бы возможно то, что описывает о. Василий, то «перестройка» и второе «крещение Руси» начались бы гораздо раньше, еще при Сталине! Но в том-то и дело, что мы знаем: после исторической встречи 1943 года в Кремле были репрессии духовенства 1949 года, вновь сажали священников и вообще верующих людей. И поэтому рассказы о. Василия больше похожи на какие-то сказки, благочестивые апокрифы. Я знал одного священника, принявшего сан в семьдесят лет, который провел всю войну в Москве. Это был благочестивый человек от юности своей, посещавший храм Божий. И когда ему при мне рассказали всю эту «историю» с Казанской иконой Божией Матери, с крестным ходом, благодаря чему якобы было остановлено наступление фашистов под Москвой, он выслушал, помолчал и сказал: «Сильно сладко сказано... не жили вы тогда и не знаете». Так что и по его мнению этого быть не могло, он прямо высказал недоверие и неприятие по отношению к «фактам», приводимым о. Василием.

Сейчас эти рассказы о. Василия про оборону Москвы и Сталинграда напечатаны во многих книгах, но «свидетелем» их был почему-то только он один. Других свидетелей нет! А для церковной истории этого мало. Факт должен быть подтвержден еще кем-нибудь, кто видел то же самое. Ведь эти события «не в углу происходили» (Деян. 26, 26).

Здоровый скепсис в Церкви необходим. Иначе любой жулик будет нас просто обманывать, выдумывать какие-то «благочестивые» истории. Православная вера все-таки отличается рассуждением, и Святой Дух есть «Дух премудрости, Дух разума», как поет Церковь в день Пятидесятницы. Святитель Игнатий Брянчанинов говорит, что любое учение, слово любого проповедника, учителя, духовника необходимо поверять святыми Отцами. Если сочинения о. Василия Швеца поверять св. Отцами, особенно учением святителя Игнатия Брянчанинова (вспомним его слово «О чудесах и знамениях»), то повествования о. Василия скорее подходят к лжечудесам, нежели к чудесам Божиим.

То, что писал и говорил о. Василий, – просто благочестивые сказки, не имеющие никакого духовного смысла. Я считаю, что грех верить подобным вещам, никем и ничем не подтвержденным.

Безусловно, Божия Матерь участвовала в судьбах нашей Родины, были Ее явления во время Великой Отечественной войны, однако то, о чем повествует о. Василий, у меня вызывает очень большие сомнения».



«Рассказывать о том, что могло быть, но было только в воображении автора, не значит ли «лгати» на промышление Божие… что это-де – во славу Божию, для воспитания чувства веры и любви – это уж будет рассуждение в духе тех, кто учит, что цель оправдывает средства. Мифы нам не нужны. История Церкви полна фактами столь поучительными, что никакая фантазия мифов до них не додумается» (архиепископ Никон (Рождественский) в 1914 году)
Самое же главное чудо сороковых годов очевидно и неоспоримо: наша Родина выстояла и победила. Как сказал маршал Язов, – «войну выиграли безбожники, но с помощью Божьей».


ПРИЛОЖЕНИЯ


Собор Бутовских Новомучеников










ЛИТЕРАТУРА:

«Россия перед вторым пришествием» (М., 1993, 1994 и т.д.) Сергей Фомин

«Заступница Усердная» (М., 1992). Иеромонах Филадельф (Моисеев)

http://pravoslavnij.livejournal.com/35721.html


следующая страница >>
Смотрите также:
Крюков С. Ф., начальник Научно-редакционного отдела ргтэу, заместитель директора
404.64kb.
2 стр.
Решением коллегии Минкультуры России от 29 ноября 2011 г. №16
524.93kb.
3 стр.
Конкурс по государственным закупкам капитального ремонта мягкой кровли гу «сош №10 отдела образования акимата г. Экибастуза»
37.98kb.
1 стр.
Сведения о себе
31.46kb.
1 стр.
Заместитель главы Начальник отдела образования
233.83kb.
1 стр.
Программа СССР абрамов б. А
345.82kb.
1 стр.
Программа внеклассного кружка «Проектная работа в педагогике» Учитель-логопед: Гарапова Лилия Ленаровна
152.04kb.
1 стр.
Рабочая программа педагога куликовой Ларисы Анатольевны, учитель по литературе в 7 классе Рассмотрено на заседании
561.96kb.
4 стр.
Автобиография. Козинкина Елена Дмитриевна
8.46kb.
1 стр.
Руководитель/управляющий. Директор по производству, заместитель директора по производству. Начальник производства
248.99kb.
1 стр.
Замялый Дмитрий Владимирович
47.21kb.
1 стр.
Инструкция Начальника Отдела разработки программного обеспечения асу
57.36kb.
1 стр.