Главная
страница 1




Содержание

Введение...3

Глава I. История изучения и историография поминальных

памятников древних и средневековых кочевников Горного Алтая...9

Глава П. Описание поминальных памятников древних и

средневековых кочевников Горного Алтая...17

Глава III. Классификация поминальных оградок и тризн древних и

' средневековых кочевников Горного Алтая... 48

Глава VI. Анализ и систематизация инвентаря поминальных I объектов...72

i t


Глава V. Хронология, периодизация и культурная принадлежность , поминальных памятников древних и средневековых кочевников Горного

Алтая...87

» Глава VI. Эволюция поминальной обрядности древних и

средневековых кочевников Горного Алтая...119

Заключение...125

Библиография...129

Список сокращений...142

I Приложение...143

А - список рисунков объектов...144

Б - карта Горного Алтая с обозначением памятников...149

В - рисунки объектов...150

! Г - сводная таблица оградок ( таблица 1)...219

г Д - сводная таблица тризн ( таблица 2)...238

Е- список инвентаря...243

Ж - инвентарь объектов...245

Введение

Введение

Важным источником по истории и культуре древних и средневековых кочевников Горного Алтая являются поминальные памятники. Они отражают обряды поминального цикла, призванные увековечить память о деяниях соплеменников, героев - воинов, кочевых вождей. На территории Горного Алтая находится огромное количество величественных древних памятников как свидетельство происходивших некогда событий. Естественно, памятники сооружались по определённому канону, ритуальной традиции, уходящей своими корнями в глубь истории. В рамках отдельной культуры в обрядово - ритуальной практике были свои варианты погребения и поминок присущие клановой традиции. Курганы, как погребальные памятники, практически всегда находятся в тесной системе с объектами поминального (ритуального) назначения. После совершения погребения усопшего производили его поминки с ритуальными действиями: разведением огня, пиршеством, жертвоприношением и так далее, для кормления душ умерших. Неотъемлемым элементом поминок было сооружение объектов ритуально-поминального комплекса: оградок, изваяний, стел, ритуальных курганов, балбалов.

Темой данного исследования является изучение выше обозначенных объектов.

Актуальность темы, заключается в том, что поминальные комплексы кочевников Горного Алтая изучались в течение длительного времени многими исследователями в рамках преимущественно одной древнетюркской культуры эпохи раннего средневековья, однако поминальные комплексы существовали в других культурах.

Изучением поминальных обьектов в Горном Алтае в прошлом занимались многие исследователи: В.В. Радлов, А.А.Гаврилова, В.Д. Кубарев, А.С. Васютин, М.П. Грязнов, Ю.С. Худяков, A.M. Илюшин, А.С. Суразаков. Однако на сегодняшний день нет обобщающей работы, в

4

которой была бы рассмотрена проблема реконструкции и эволюции, хронологии и культурной принадлежности поминальных памятников древних и средневековых кочевников.



Со времени работы А.С. Васютина, посвященной поминальникам древних тюрок, накоплено значительное количество материалов, которые позволяют дополнить типологию, хронологию и эволюцию оградок, реконструировать поминальную обрядность.

Главной целью настоящей работы является выявление закономерностей эволюции поминальной обрядности древних и средневековых кочевников Горного Алтая.

Для реализации этой цели предполагается решение следующих задач:

1. Создание базы данных по исследованным поминальным объектам.

2. Классификация поминальных комплексов.

3. Установление абсолютной хронологии и периодизации

| поминальных памятников.

4. Определение культурной принадлежности поминальных объектов

5. Реконструкция поминальной обрядности кочевников Горного Алтая в древности и средневековье.

Территориальные рамки продиктованы распространением поминальных памятников древних и средневековых кочевников на территории Горного Алтая. При уточнении хронологии с использованием метода датированных аналогий привлечены материалы культур сопредельных территорий. Методология и методы исследования. Методологической основой исследования является комплексный подход к археологическому материалу с целью получения наиболее полной информации о поминальной обрядности. Для достижения цели работы использовался системно - структурный анализ, основанный на диалектических принципах взаимосвязи части и целого, а также взаимосвязи частей в целом (Дашковский П.К., 2002, с.5).

5

В процессе сбора различных источников и первичной их обработки, а также историографического анализа литературы применялись специальные методы истории, археологии, этнографии, источниковедения, архивоведения ( полевые исследования, изучение планиграфии могильников; типология, классификация; метод перекрёстной проверки, метод ретроспекции, статистический, дедуктивный, сравнительно исторический анализ и т.д.)



Хронологические рамки работы соответствуют периодам раннего железа и раннего средневековья: пазырыкской культуре, гунно - сарматскому временени, древнетюркской культуре.

Новизна работы заключается в систематизации и обобщении материалов поминальных памятников в широком хронологическом диапазоне с конца I тыс. до н. э. до конца I тыс. н.э. Впервые проведена единая классификация поминальных объектов. Данная классификация основана на строгой иерархии признаков, что позволило разработать более гибкую классификационную основу, способную с большей точностью определить тот или иной тип и подтип оградки и соответственно ей про датировать. Кроме того, в работе прослежена эволюция поминальных памятников с эпохи раннего железа до раннего средневековья. Степень изученности. Первые научные исследования поминальных памятников были проведены ещё в XIX веке. Были зафиксированы памятники отличные от погребений в виде оградок, площадок, кольцевых выкладок. Оградки подквадратной и подпрямоугольной формы В.В.Радлов назвал « огороженными камнями прямоугольниками» Поскольку в них не было могил, он считал их «местами жертвоприношений» (Радлов В.В.,1989). В 1924-1925 годах исследования на Алтае продолжаются. Впервые при раскопках оградок зафиксированы находки (Кудыргэ, Курай, Туэкта).

Методика раскопок исследователей конца XIX - начала XX вв. в основном была направлена на поиски вещей в заполнении оградок иногда не

6

отличимых от погребальных сооружений. Масштабность исследований, особенно в зоне строительства Чуйского тракта, позволила сделать выводы, подтверждающие специфический характер сооружений в виде оградок, являющихся «своеобразными алтарями» сооружёнными в память о погребённых в соседних курганах (Евтюхова Л.А., 1941). Раскопками, публикацией и анализом материалов кудыргинского могильника было, по существу, положено начало специальному изучению древнетюркских оградок в Горном Алтае (Гаврилова А.А., 1965).



В 1960-е годы открыты новые местонахождения древнетюркских оградок в Юго-Восточном Алтае. С.С. Сорокиным было указано на особое положение юго-восточных районов Горного Алтая, так как они расположены на стыке с территориями Тувы и Монголии.

1970-е годы можно считать началом принципиально нового этапа в исследовании не только оградок, но и вообще всех средневековых памятников Алтая. Изучаются памятники в Сайлюгемской степи (СавиновД.Г.,1982), в бассейнах рек Аргута, Джазатера (Могильников В.А.,1977) и Чуй (Кубарев В.Д.,1981).

В 1980-е годы изучением памятников в Горном Алтае занимаются: А.С. Васютин, Д.Г. Савинов, Ю.С Худяков, В.Д. Кубарев. Исследовались памятники юго-восточного Алтая, а также на Средней Катуни (Кубарев В.Д. 1978, 1979; Васютин А.С, 1983; Савинов Д.Г., 1983; Худяков Ю.С, 1985).

Группу культовых оградок, округлой и квадратной формы, и выкладок с захоронениями лошадей исследовал в Горном Алтае В.А.Могильников. Он отметил, что классификации, предложенные В.Д. Кубаревым и А.С. Васютиным, «не являются безупречными и одна оградка может содержать признаки разных типов» (Могильников В. А ., 1992, с. 187).

В 1980-е годы велись широкомасштабные археологические исследования на Средней Катуни в зоне планируемого затопления

7

Катунской ГЭС и как результат, в научный оборот вошли материалы из разновременных памятников Бике, Ороктой-Эке, Эдиган и других.



В данной работе проведена систематизация всех доступных материалов по поминальным оградкам Горного Алтая. Был привлечён обширный фонд источников: археологические памятники (100 разновременных оградок) из 40 пунктов Горного Алтая. Далеко не все оградки имеют полевую документацию и чертежи, по причине утраты, что, в общем, позволяет использовать оградки лишь в статистических подсчётах. Наличие плана и профиля обязательно, поскольку позволяет создать объёмное представление об объекте. В работе привлечены материалы, опубликованные в сборниках статей сотрудников Института гуманитарных исследований Горно-Алтайска, институтов и университетов Новосибирска, Барнаула, Кемерово, Москвы. Кроме того, включены в круг источников частично опубликованные материалы оградок Айрыдаш I, за что автор выражает особую благодарность АС. Суразакову. Также в работе использованы материалы автора, отчёты по итогам полевых исследований в Агентство по культурно - историческому наследию РА. Эти материалы содержат необходимый фонд источников для достижения цели и задач настоящего исследования.

Практическая значимость

Результаты исследования будут иметь важную практическую

значимость, поскольку систематизированная и обобщённая база данных о поминальных памятниках позволит в дальнейшем привлекать их для анализа вопросов культурогенеза. Кроме того, материалы исследования могут быть использованы при разработке учебных курсов для студентов -археологов, подготовки спецкурсов широкой тематики, написании курсовых и дипломных работ.

Апробация результатов исследования Результаты исследований доложены на заседаниях кафедры археологии, этнологии и источниковедения Горно - Алтайского государственного университета, а также на

региональных, всероссийских и международных конференциях в Иркутске

( 1996), Новосибирске ( 2000), Барнауле ( 2001), Горно - Алтайске ( 2002,

2003).


Работа состоит из введения, шести глав и заключения, списка

библиографии и приложения в виде чертежей, рисунков.

9

Глава I. История изучения и историография поминальных памятников древних и средневековы кочевников Горного Алтая



Поминальные комплексы древних и средневековых кочевников изучаются более 150 лет. Первые исследования памятников поминального комплекса в Горном Алтае связаны с именем В.В. Радлова раскопавшим несколько объектов в Центральном Алтае. Прямоугольные оградки он называл «огороженными камнями прямоугольниками». В них не содержалось могил и В.В. Радлов считал их местами жертвоприношений (Радлов В.В., 1989,с.414). Каменные изваяния он не связывал с оградками и относил их к бронзовому веку.

В конце XIX века после изучения комплексов древнетюркской знати на Орхоне, стало очевидным, что они относятся к древнетюркским. В.В.Радлов назвал оградки знати турецкими княжескими могилами, хотя отметил, что они не содержали погребений (Радлов В.В., 1892,с.7-8).

В начале XX века серию оградок на Алтае, в долине Чулышмана и Башкауса, исследовал А.В. Адрианов (Адрианов А.В., 1916,с.45-49). В ходе изучения кольцеобразных выкладок он применял фотографирование объектов. А.В. Адрианов высказал ряд предположений по поводу этно -хронологической дифференциации алтайских древностей (Дёмин М.А.,1989, с. 89). По его мнению, памятники оставлены не одним, а двумя или несколькими народами, последовательно сменявшими друг друга. Он считал, что нужно вести работу на ограниченной территории с особой тщательностью, чтобы идентифицировать материалы.

В 1924-1925 годах серию оградок на памятнике Кудыргэ и на других комплексах в разных районах Горного Алтая исследовали СИ. Руденко и А.Н. Глухов (Руденко СИ., Глухов А.Н., 1927,с.37-52). СИ. Руденко назвал оградки «квадратными плиточными могилами» (Руденко СИ., 1953,с.24-25).

10

В 1934-1937 годах несколько оградок в Горном Алтае исследовали СВ. Киселёв и Л.А. Евтюхова. СВ. Киселёв пишет о том, что кольцевые выкладки, как и оградки, имеют отношение к древнетюркской эпохе. (Киселёв СВ., 1951, с. 545).



В 1939 году две оградки на памятнике Яконур исследованы М.П. Грязновым (Грязнов М.П.,1940,с. 19-20). Он высказал ряд предположений о том, что в оградках совершены погребения по обряду трупосожжения. Позднее эту идею развивал в своих работах известный тюрколог Л.Н. Гумилёв (Гумилёв Л.Н.,1959,с. 106-107).

Л.А Евтюхова на основании исследований оградок на Алтае, в Минусинской котловине, Туве и Монголии, пришла к выводу, что это поминальные сооружения древних тюрок (Евтюхова Л.А.,1952,с.П4). Эта точка зрения долгие годы является преобладающей. Поэтому исследованные памятники Тувы так же отнесены к числу поминальных, датированы временем существования тюркских каганатов VI-VIII вв. (Грач А.Д.,1961,с.55; Кызласов Л.Р.,1969,с.32)

В целом до 1950-х гг. были предприняты попытки раскапывать, определять хронологию, культурную принадлежность и функциональное назначение оградок.

В 1960е годы развернулась дискуссия о назначении и этнической принадлежности каменных изваяний, попутно высказывались замечания по поводу назначения древнетюркских оградок. Особое внимание исследователями было обращено на связь изваяний и оградок и на необходимость специального изучения этих сооружений.

Впервые материалы раскопок оградок в Горном Алтае были обобщены А.А. Гавриловой. Проанализировав оградки могильника Кудыргэ, она выделила среди них два типа: кудыргинский V-VI в., яконурский VII-VIII вв. (Гаврилова А.А.Д965.С.18). Эти типы были выделены по наличию или отсутствию одного и того - же признака,

11

отсутствию или наличию разделительной стенки, что соответствует основному принципу формальной типологии.



В 1964 году несколько оградок в Горном Алтае на реке Аргут было исследовано С.С. Сорокиным (Сорокин С.С.,1969,с.84-86). Он пришёл к заключению, что каменные столбы - балбалы, установленные в ряд на восток от оградок, поскольку их слишком много, не могут символизировать убитых врагов, а служили коновязными столбами (Сорокин С.С.,1979,с.П6). Это утверждение противоречит сведениям китайских источников о балбалах (Кляшторный С.Г.,1978,с.254). В источнике «Чжоушу»( 629 г.) совершенно определённо сказано: «число камней ( поставленных прямо) определялось каждый раз по количеству людей, которых умерший убил при жизни. Затем они вешали на столбы целые головы принесённых в жертву овец и лошадей» ( Худяков Ю.С.,1985,сЛ79) С.С. Сорокин указал на особое положение юго-восточных районов Горного Алтая, так как они расположены на стыке с территориями Тувы и Монголии.

С 1970-х годов начинается принципиально новый этап в исследовании не только оградок, но и вообще всех раннесредневековых памятников Алтая. В.Д.Кубарев после проведения анализа угля на памятнике. Дьер-Тебе, уточнил верхнюю хронологическую границу сооружения оградок - X век. (Кубарев В.Д.,1978,с.93-94). Это сняло ряд дискуссий по хронологии оградок и изваяний, поскольку ранее считалось, что тюрки перестали сооружать оградки уже в VIII веке.

Многие исследователи в эти годы утверждали, что некоторые изваяния, установленные с восточной стороны оградок, должны датироваться IX-X веками, в тоже время оградки были сооружены, видимо, в более ранний период (Амброз А.К.,1971,с.121). В.Д. Кубарев выделил пять типов оградок и отнёс их к древнетюркской культуре. Два типа (кудыргинский и уландрыкский) датировал V-VI вв., остальные три (юстыдский, яконурский и аютинский) датировал VII-X вв.

12

(Кубарев В.Д.,1979.с. 148,156). Кроме того, на памятниках Уландрык, Сайлюгем, Юстыд им изучены кольцевые восьмикаменные выкладки. Эти выкладки находятся в 25-30 метрах на запад от цепочки курганов. Часто встречается две - три цепочки выкладок параллельно цепочкам курганов. Редко подобные выкладки находятся с восточной стороны и, как правило, замыкают собой ряды балбалов отходящие от курганов. Из инвентаря встречаются керамика и кальцинированные кости (Дворников Э.П,2000,с. 180-181).



В.Д. Кубарев высказал ряд предположений по поводу реконструкции и характера поминальных ритуалов. Исходя из того, что в некоторых оградках встречаются корни деревьев, он предположил, что в оградках высаживалось дерево (Кубарев В.Д.,1978.с.94-98). Наличие ямок с остатками деревянных столбов по углам оградки, было положено в основу предположения, что над оградкой возводилось сооружение с крышей. Дерево проходило стволом через крышу и после окончания последних поминок конструкция сжигалась, а оградка с её остатками сразу же забрасывалась камнями (Кубарев В.Д.Д984.С.81). Ряды балбалов, расположенные с востока от оградок, В.Д Кубарев считал также как и С.С. Сорокин коновязными столбами.

Д.Г.Савинов, коснувшийся вопросов хронологии и культурной принадлежности каменных изваяний в Узунтальской степи, высказал предположение, что они могли устанавливаться на протяжении всего I тысячелетия н.э. Одним из наиболее ранних, он считает изваяние с сосудом в правой руке, которое было установлено внутри полукруглой выкладки с восточной стороны каменно - земляного кургана (Савинов Д.Г.,1983,с.162).

В 1980-е годы становится очевидным, что между позднескифскими и древнетюркскими памятниками существуют большие различия и сложно прослеживается культурно - генетическая приемственность. В частности проблематично найти точки соприкосновения при анализе памятников

13

Балыктуюля, исследованных С.С.Сорокиным, Берели исследованных В.В.Радловым. Эта ситуация была разрешена после проведённых изысканий А.С. Васютина и В.Н. Елина на памятниках Кок-Паш и Коо I, расположенных в восточных районах Горного Алтая. На материалах этих памятников, была выделена кок-пашская культура (III-IV) и кок - пашский тип оградок (Васютин А.С. 1983). Кроме того, благодаря исследованию Ю.Т.Мамадакова была выделена булан - кобинская культура и булан-кобинский тип оградок. При внешнем сходстве с тюркскими объектами в их ориентации по сторонам света и рядов камней балбалов на юго-запад, по костяному наконечнику стрелы с раздвоенным насадом оградки были датированы I в. до н.э.-П-Ш вв н.э. (МамадаковЮ.Т.,1994).Результаты изучения материалов булан - кобинской культуры отражены в работах (Мамадаков Ю.Т.,1987,1990,1994,1996,1997). Позднее вышла обобщающая работа по эпохе Великого переселения народов (Бобров В.В., Васютин А.С, Васютин С.А.,2003).



В.Д. Кубарев и В.И. Соёнов возражают против выделения оградок в гунно - сарматское время. По их мнению, нет достаточных оснований для датировки булан - кобинских оградок первой половиной I тыс. н.э. Объекты памятника по своим конструкционным особенностям очень похожи с древнетюркскими (Соенов В.И.,2003, с.27). В.Д. Кубарев считает, что ни по планировке, ни по инвентарю булан - кобинские оградки не могут датироваться первой половиной I тыс. н.э. (Кубарев В.Д., 2001, с. 28).

Выделение двух новых культур явилось отправной точкой в дальнейшем изучении памятников гунно-сарматского времени на территории Горного Алтая. Несколько позднее сведения о культурах гунно-сарматского времени были существенно дополнены благодаря широкомасштабным археологическим исследованиям в зоне планируемого затопления Катунской ГЭС.

14

В начале 1980-х годов А.С.Васютин по находкам на памятниках Талдура I, раскопанном В.А. Могильниковым и Кер-Кечу, исследованном А.С.Васютиным выделил оградки со стеллой в центре (уландрыкский тип) и датировал IX-X вв. (Васютин А.С.,1983). Кроме того он выделил ещё три типа: кок-пашский, кокоринский, купчегеньский. Все оградки были отнесены к двум хронологическим группам VII-VIII вв. и IX-X вв. Вместо поминальных, оградки А.С. Васютин предложил назвать ритуально -мемориальными (ВасютинА.С.,1983,с.7-13).А.С.Суразаков, исследовавший оградки в долине реки Катунь, определил их в качестве погребальных памятников.Он предположил, что кремированный прах умерших древние тюрки подвешивали в мешочке к дереву(Суразаков А.С.,1988б,с.579-580). Публикуя материалы памятника Ирбисту- 1 А.С.Суразаков, относит часть объектов к эпохе финальной бронзы и раннескифскому времени (Суразаков А.С, 1988б,с.35).



Д.Г. Савинов поддержал мнение А.С.Суразакова, что часть оградок в Туве и Горном Алтае относится к эпохе бронзы (Савинов Д.Г., Рева Л.И., 1993,с.46-48). В начале 90-х гг. серию оградок различных типов исследовали В.И.Соенов и А.В.Эбель. Так, на памятнике Мендур -Соккон I в двойной оградке был обнаружен скелет лошади и скопление металлических предметов (Соенов В.И., Эбель А.В., 1997,с.1О4). Мендур -Соккон - 1 был датирован V- VI вв. Одиночные оградки на этом памятнике отнесены к VII - X вв. и V - X вв. (Соенов В.И., Эбель А.В., 1997,с.115).

А.В.Эбель в ходе исследования оградок Кызыл - Таш I обнаружил фрагменты панцирных пластин и миниатюрные, вотивные модели: палаша, наконечника копья, ножа, железной обоймы. Известно, что вотивные модели наиболее характерны для пазырыкской культуры и гунно - сарматского времени (Соенов В.И., Эбель А.В., 1997,с.И5 - 117).

В ходе широкомасштабных археологических изысканий в зоне планируемого затопления Катунской ГЭС были исследованы памятники различных эпох. На Средней Катуни Ю.С.Худяков исследовал

15

поминальные памятники на могильниках Ороктой - Эке, Усть - Эдиган, Биченег (Худяков Ю.С, Бобров ДА., Борисенко А.Ю.2000; Худяков Ю.С, Борисенко А.Ю., Кыпчакова К.Ы.,2001; Худяков Ю.С, Борисенко А.Ю., Кыпчакова К.Ы.,2002). Оградки Ороктой - Эке датированы по фрагменту лепного сосуда с орнаментом, характерным для пазырыкской культуры. Находки в оградках углей и фрагмента сосуда позволяют предполагать, что проводимые обряды относились к поминальному циклу (Худяков Ю.С, 1996). А. П. Бородовский исследовал несколько оградок на Средней Катуни (Бородовский А.П., 1994,с.76).



Кроме того, на могильниках Средней Катуни и в других районах Горного Алтая исследованы насыпи, внешне похожие на курганы, под которыми не было могильных ям, но встречались многочисленные фрагменты керамики, угли, кости животных. Вполне вероятно, что это остатки поминальных тризн.

Определённый интерес для исследователей представляли работы на сопредельных с Горным Алтаем территориях. В частности, имеются значительные материалы по поминальным памятникам древних тюрок на территориях Казахстана, Хакассии, Тувы, Монголии. Сопоставляя материалы этих территорий с данными из Горного Алтая, стало i возможным проводить сравнительные анализы поминальной обрядности,

! выявлять её особенности на отдельной территории (Худяков Ю.С,

s. ' Табалдиев К.Ш., 1998; Борисенко А.Ю.," Худяков Ю.С, 1999; Худяков

Ю.С, Ким С. А., 1999; Борисенко А.Ю., Табалдиев К.Ш., 1999; Табалдиев i К.Ш., Худяков Ю.С, 2000). Вышел ряд работ посвященных отдельным

Г w поминальным объектам, в частности изваяниям и оленным камням

(Худяков Ю.С, 1987; Худяков Ю.С. Плотникова Ю.А., 1990; Борисенко А.Ю., Худяков Ю.С, 1997)

Подводя итоги, нужно отметить, что в историографии сложилось г три основных мнения по поводу назначения оградок: ( Дворников Э.П.,

' 2000):

16

1. Оградки - поминальные сооружения в честь погребенных в соседних курганах (большинство исследователей);



2. Оградки - погребальные памятники по обряду кремации (Гумилёв Л.Н., Грязнов М.П.);

3. Оградка - объект, сочетающий погребальные и поминальные действия (Суразаков А.С).

На сегодняшний день, в исследовании поминальных памятников достигнуты определённые результаты, но остаются не решенными многие проблемы:

1. Разработка классификации поминальных сооружений, на основе принципов формальной типологии;

2. Уточнение хронологии оградок, ритуальных курганов, восьмикаменных колец;

3. Выяснение их функционального назначения и семантики;

4. Выявление эволюции поминальных сооружений на всём протяжении их существования;

5. Реконструкция поминальной обрядности; Решению данных проблем посвящено наше исследование.

17

Глава П. Описание поминальных памятников, древних и средневековых, кочевников Горного Алтая.



Поминальные памятники древних и средневековых номадов расположены в районах Горного Алтая. (Рис 1)

Описание произведено на основании общепринятых в археологии требований географическое положение, привязка к постоянным ориентирам - рекам, селениям, характеристика объектов и их место (где возможно установить) в погребально-поминальном комплексе. Описание местности на памятнике не приведено, потому что этот момент не всегда освещен в использованых работах. Фиксировались качественные показатели объектов: форма, размеры, ориентировка, артефакты. Для удобства перечень представлен в алфавитном порядке.

Айрыдаш I. (материалы частично опубликованы).

Памятник находятся в 3 км. от с. Куюс, Чемальского района на юго-восток, на 10-15 метровой террасе правого берега среднего течении реки Катуни. Количество объектов не.установлено.



Исследовано 10 оградок со столбами в центре. Размеры оградок 4 х 4м. Оградки ориентированы по сторонам света. В них найдены угли, кости, наконечник поясного ремня. Оградки учтены в целях более широкого охвата исследованных памятников. ( Суразаков А.С, 19886).

Актру. Памятник находится в Кош - Агачском районе, на левом берегу р. Актру в Курайской степи в 6 км. выше слияния её с р. Чуя. Исследовано две оградки размерами 4,5 х 4.5 м, окружённые валом и рвом с внешними размерами 22 х 18 м. С ююв стороны от оградок находилось изваяние и ряды каменных столбиков балбалов. Раскопки оградок и вокруг них выявили ямки в центре и по углам ограждения с остатками деревянных столбов 0,18 - 0,20 м. в диаметре. Находок нет. (КубаревВ.Д 1994, с.55)


Смотрите также:
I. История изучения и историография поминальных памятников древних и средневековых кочевников Горного Алтая
176.69kb.
1 стр.
Основные этапы политогенеза у древних кочевников Центральной Азии
240.79kb.
1 стр.
Дополнительная информация по Алтаю! Турбаза “Лесовичок” — это одна из летних турбаз Горного Алтая рядом с озером Ая
20.1kb.
1 стр.
Мировоззренческие проблемы взаимоотношений религиозных систем в горном алтае
161.67kb.
1 стр.
Приказ № от рабочая учебная программа история культуры алтая
142.08kb.
1 стр.
Художественное наследие и проблемы преемственности в изобразительном искусстве горного алтая
622.28kb.
3 стр.
Туры в Стамбул
69.03kb.
1 стр.
Программа минимум кандидатского экзамена по курсу «История и философия науки» «Историография»
216.9kb.
1 стр.
Исследование и реставрация средневековых рукописных памятников
253.84kb.
1 стр.
Ее. 4-12 Глава I. Историография проблемы. История исследования и топография могильника Танаиса. I. Историография проблемы ее. 13-20 И. История исследования и топография могильника ее. 20-41 II
196.43kb.
1 стр.
Е. П. Маточкин образ богатырки на скалах алтая
77.15kb.
1 стр.
В. Н. Гурьянов Современное состояние археологического изучения средневековых монастырей Брянщины: Николо-Одринский монастырь
86.72kb.
1 стр.