Главная
страница 1
27 января 1999 года

"ЖИЗНЬ СВОЮ ПРОВЕРЯЙ ПО БЛОКАДЕ" /Валерий Шумилин/

/ Литературно - музыкальная композиция, посвященная 55-летию снятия блокады Ленинграда/

ВЕДУЩИЙ. Их немного, поэтов, обращавшихся и обращающихся к теме бло­кады. У старшего поколения на слуху многие поэтические строки Ольги Берггольц, названной музой блокадного Ленинграда. Не­сколько изданий выдержали сборники стихов 6 лет назад ушедшего из жизни блокадного школьника Юрия Воронова - "Память" и "Бло­када".

Несколько лет назад вышли из печати новые поэтические сборни­ки "Мы из блокады" и "Крещенные блокадой", автору которых Ана­толию Молчанову было в начале войны всего 9 лет. В одном из стихотворений он обращается к Ольге Берггольц и Юрию Воронову;
1 ЧТЕЦ. Я лиру блокадную принял от вас

В нежданно недобрый для города час –

Постыдно предав ветеранов и павших,

Наш город становится больше не нашим.

Так мог ли я это стерпеть и смолчать,

Я, подвига города малая часть!

Я поднял в атаку стихи о блокаде....
Юрий Воронов

2 ЧТЕЦ. Опять война,

Опять блокада...

А может, нам о них забыть?

Я слышу иногда: "Не надо,

Не надо раны бередить.

Ведь это правда, что устали

Мы от рассказов о войне

И о блокаде пролистали

Стихов достаточно вполне".

И может показаться:

Правы


И убедительны слова.

Но даже если это правда,

Такая правда –

Не права!

Чтоб снова

На земной планете

Не повторилось той зимы,

Нам нужно,

Чтобы наши дети

Об этом помнили,

Как мы!

Я не напрасно беспокоюсь,



Чтоб не забылась та война:

Ведь эта память – наша совесть.

Она,

Как сила, нам нужна…


1942 – 1946

1965 – 1976

Павел Булушев
3 ЧТЕЦ. Марш к салюту победы был тягостно долог:

Сто боев, сто друзей, сто смертей, сто тревог…

А стихи… я извлек их, как старый осколок.

Как большую занозу из сердца извлек.


ВЕДУЩИЙ Ленинград принимает бой

Это стихотворение передавалось по Ленинградскому радио вслед правительственному сообщению о вероломном нападении гитлеровцев. Столько раз, сколько звучало сообщение.

Юрий Инге

22 июня 1941 г.


Первый день войны
1 ЧТЕЦ Наши пушки вновь заговорили!

Враг напал. Мы выступили в бой!

Вымпела прославленных флотилий

Словно чайки вьются над водой.

Как один, за Родину мы встали,

Равнодушных между нами нет.

Каждой тонной выпущенной стали

Мы крепим величие побед.

И сражений раскаленный воздух

Стал отныне общею судьбой,

Нам – несущим вахту на заводах,

И бойцам, бросающимся в бой.

…………………….

Шагайте по выжженным нивам,

Глашатаи мирной страны,

Карайте мечом справедливым

Врагов, что погибнуть должны.

Нам это спокойно и четко

Сказала Советская власть.

Получена первая сводка…

Товарищ! Война началась!

Анатолий Молчанов

10 ИЮЛЯ 1941 ГОДА.
4 ЧТЕЦ Девятнадцатый день войны,

А германец всё прёт вперед,

Прет от Немана до Двины,

Напролом к Ленинграду прет.

Будто нет для него преград,

Он в любой пробивает брешь…

В трех часах езды – Ленинград,

Здесь по Луге пролег рубеж.

Здесь трудились и стар, и млад,

Строя дзоты, копая рвы.

Здесь над Лугой полки стоят,

Ополченье пришло с Невы.

Ленинград в трех часах езды,

Мы прикроем его собой!..

Чуть тревожно кричат дрозды,

Даль в биноклях колышет зной.


(на экране танк фашистский, музыка – Марш (Шостакович))
Вот и танки с крестом видны,

За рекой, за живой водой…

Девятнадцатый день войны,

Ленинград принимает бой.

1 ЧТИЦА

Анна Ахматова



И та, что сегодня прощается с милым,-

Пусть боль свою в силу она переплавит.

Мы детям клянемся, клянемся могилам,

Что нас покориться никто не заставит!

Июль 1941, Ленинград

ВЕДУЩИЙ


Август 1941 года. Немцы неистово рвутся к Ленинграду. Ленинградцы строят баррикады на улицах, готовясь, если понадобится, к уличным боям.
2 ЧТИЦА

Ольга Берггольц

… Я говорю с тобой под свист снарядов,

угрюмым заревом озарена.

Я говорю с тобой из Ленинграда,

Страна моя, печальная страна…

Кронштадтский злой, неукротимый ветер

В мое лицо закинутое бьет.

В бомбоубежищах уснули дети,

Ночная стража встала у ворот.

Я говорю: нас, граждан Ленинграда,

Не поколеблет грохот канонад,

и если завтра будут баррикады –

мы не покинем наших баррикад.

Руками сжав обугленное сердце,

такое обещание даю

я горожанка, мать красноармейца,

погибшего под Стрельною в бою.

Мы будем драться с беззаветной силой,

Мы одолеем бешеных зверей,

Мы победим, клянусь тебе, Россия, от имени российских матрей!

Август 1941

(на экране трубы-баррикады)
1 ЧТИЦА

Ольга Берггольц

Анна Ахматова в 1941 году в Ленинграде.

У Фонтанного дома, у Фонтанного дома,

У подъездов, глухо запахнутых,

У резных чугунных ворот

Гражданка Анна Андреевна Ахматова,

Поэт Анна Ахматова

На дежурство ночью встает.

На левом бедре ее тяжелеет, обвиснув, противогаз,

А по правую руку, как всегда, налегке,

В покрывале одном, приоткинутом над сиянием глаз,

гостья милая – Муза с легкой дудочкою в руке.

А напротив, через Фонтанку, - немые сплошные дома,

Окна в белых крестах. А за ними ни искры, ни зги.

И мерцает на стеклах жемчужно-прозрачная тьма.

И на подступах ближних отброшены снова враги.

О, кого ты, кого, супостат, захотел превозмочь?

Или Анну Ахматову, вставшую у Фонтанного дома, от Армии невдалеке?

Или стражу ее, ленинградскую эту бессмертную белую ночь?

Или Музу ее со смертельным оружьем, с легкой дудочкой в легкой руке?
1970 или 1971

(портрет Ахматовой на экране, музыка – Шостаковича – марш из 7 Симфонии)


ВЕДУЩИЙ

Блокадный 1941 год.


Анатолий Молчанов
8 сентября 1941 года, замкнулось кольцо блокады.

1 ЧТЕЦ


Сорок первый, сентябрь, восьмое число.

В этот день нас блокады огнем обожгло.

Мы не знаем еще, что замкнулось кольцо

И что смерть нам уже заглянула в лицо,

Что в огне на Бадаевских не рафинад,

Не мука, а блокадников жизни горят.

Мы в тот день не могли даже предположить,

Как нам долго терпеть и как мало нам жить.


4 ЧТЕЦ

Юрий Воронов

Сотый день блокады.
Вместо супа-

Бурда из столярного клея,

Вместо чая-

Заварка сосновой хвои.

Это б все ничего,

Только руки немеют,

Только ноги

Становятся вдруг не твои.

Только сердце

Внезапно сожмется, как ежик,

И глухие удары

Пойдут невпопад…

Сердце!

Надо стучать, если даже не можешь.



Не смолкай!

Ведь на наших сердцах –

Ленинград.

Бейся, сердце!

Стучи, несмотря на усталость,

Слышишь:

Город клянется, что враг не пройдет!

…Сотый день догорал.

Как потом оказалось,

Впереди


Оставалось еще восемьсот.

(на экране картинка 900 дней)


ВЕДУЩИЙ

Ольга Берггольц

ИЗ "ЛЕНИНГРАДСКОЙ ПОЭМЫ"

1
3 ЧТИЦА Я как рубеж запомню вечер:

декабрь, безогненная мгла,

я хлеб в руке домом несла,

и вдруг соседка мне навстречу.

4 ЧТИЦА — Сменяй на платье, — говорит, —

менять не хочешь, дай по дружбе.

Десятый день, как дочь лежит:

не хороню. Ей гробик нужен.

А детский — хлеба двести грамм...

Отдай. Ведь ты сама рожала... —

3 ЧТИЦА и я сказала:

— Не отдам. –

И бедный ломоть крепче сжала.

4 ЧТИЦА — Отдай, — она просила, — ты

сама ребенка хоронила.

Я принесла тогда цветы,

чтоб ты украсила могилу. —

3 ЧТИЦА ...Как будто на краю земли,

одни, во мгле, в жестокой схватке,

две женщины, мы рядом шли,

две матери, две ленинградки.

4 ЧТИЦА И, одержимая, она

молила долго, горько, робко.

3 ЧТИЦА И сил хватило у меня

не уступить мой хлеб на гробик.

И сил хватило — привести

ее к себе, шепнув угрюмо:

— На съешь кусочек, съешь... прости!

Мне для живых не жаль — не думай.

Прожив декабрь, январь, февраль,

я повторяю с дрожью счастья:

мне ничего живым не жаль —

ни слез, ни радости, ни страсти.

4 ЧТИЦА Холодный, ровный свет луны,

снега сияют исступленно,

и со стеклянной вышины

врагу отчетливо видны

внизу идущие колонны.

И воет, воет небосвод,

и свищет воздух, и скрежещет,

под бомбами ломаясь, лед,

и озеро в воронки плещет.

5 ЧТЕЦ Но вражеской бомбежки хуже,

еще мучительней и злей —

сорокаградусная стужа,

владычащая на земле.

Казалось, что конец земли...

Но сквозь остывшую планету

на Ленинград машины шли:

он жив еще. Он рядом где-то.

5 ЧТЕЦ На Ленинград, на Ленинград!

Там на два дня осталось хлеба,

3 ЧТИЦА там матери под темным небом

толпой у булочных стоят,

4 ЧТИЦА и дрогнут, и молчат, и ждут,

прислушиваются тревожно:

— К заре, сказали, привезут...

3 ЧТИЦА — Гражданочки, держаться можно...—

5 ЧТЕЦ И было так: на всем ходу

машина задняя осела.

Шофер вскочил, шофер на льду:

— Ну, так и есть — мотор заело

Ремонт на пять минут, пустяк.

Поломка эта — не угроза,

да рук не разогнуть никак:

их на руле свело морозом.

Чуть разогнешь — опять сведет.

Стоять? А хлеб? Других дождаться?

3 ЧТИЦА А хлеб — две тонны! Он спасет

шестнадцать тысяч ленинградцев. —

5 ЧТЕЦ И вот — в бензине руки он

смочил, поджег их от мотора,

и быстро двинулся ремонт

в пылающих руках шофера.

Вперед! Как ноют волдыри,

примерзли к варежкам ладони.

Но он доставит хлеб, пригонит

к хлебопекарне до зари.

3 ЧТИЦА Шестнадцать тысяч матерей

пайки получат на заре —

4 ЧТИЦА сто двадцать пять блокадных грамм

с огнем и кровью пополам.
3 ЧТИЦА …О, мы познали в декабре—

не зря «священным даром» назван

обычный хлеб, и тяжкий грех —

хотя бы крошку бросить наземь:

4 ЧТИЦА таким людским страданьем он,

такой большой любовью братской

для нас отныне освящен

наш хлеб насущный, ленинградский.

5 ЧТЕЦ «Дорогой жизни» шел к нам хлеб,

Дорогой дружбы многих к многим.

Ещё не знают на земле

Страшней и радостней дороги.


Июнь – июль 1942
ВЕДУЩИЙ

Блокадный 1942 год

Ольга Берггольц

Твой путь

5 чтица
И на Литейном был один источник.

Трубу прорвав, подземна вода

однажды с воплем вырвалась из почвы

и поплыла, смерзаясь в глыбы льда.

Вода плыла, гремя и коченея,

и люди к станам жались перед нею,

но вдруг один, устав пережидать,-

наперерез пошел, по корке льда,

ожесточась пошел, но не прорвался,

а сбит волной, свалился на ходу,

и вмерз в поток, и так лежать остался

здесь, на Литейном, видный всем, - во льду.

А люди утром прорубь продолбили

Невдалеке и длинной чередой

к его прозрачной ледяной могиле

до марта приходили за водой.

Тому, кому пришлось когда-нибудь

ходить сюда,- не говори:"Забудь".

Я знаю все. Я тоже там была,

Я ту же воду жгучую брала

на улице меж темными домами,

где человек, судьбы моей собрат,

как мамонт, павший сто веков назад;

лежал, затертый городскими льдами.

...Вот так настал, одетый в кровь и лед,

Сорок второй, необоримый год.


Апрель 1945г..
1 чтица

Анна Ахматова

А вы, мои друзья последнего призыва!

Чтоб вас оплакивать, мне жизнь сохранена.

Над вашей памятью не стыть плакучей ивой,

А крикнуть на весь мир все ваши имена?

Да что там имена!

Ведь все равно - вы с нами!..

Все на колени, все!

Багряный хлынул свет!

И ленинградцы вновь идут сквозь дым рядами –

Живые с мертвыми: для славы мертвых нет.

1942

5 чтица


Анна Ахматова

Победителям.

Сзади Нарвские были ворота,

Впереди была только смерть...

Так советская шла пехота

Прямо в желтые жерла "берт".

Вот о вас и напишут книжки:

"Жизнь свою за други своя",

Незатейливые парнишки,-

Ваньки, Васьки, Алешки, Гришки,-

Внуки, братики, сыновья!

1944


1 чтица

Ольга Берггольц

ФЕВРАЛЬСКИЙ ДНЕВНИК.

II


А город был в дремучий убран иней.

Уездные сугробы, тишина...

Не отыскать в снегах трамвайных линий,

одних полозьев жалоба слышна.

Скрипят, скрипят по Невскому полозья.

На детских санках, узеньких, смешных,

в кастрюльках волу голубую возят,

дрова и скарб, умерши: и больных...

Вот девушка с лицом заиндевелым,

упрямо стиснув почерневший рот,

завернутое в одеяло тело

на Охтинское кладбище везет.

Везет, качаясь,- к вечеру добраться б...

Глаза бесстрастно смотрят в темноту.

Скинь шапку, гражданин! Провозят ленинградца,

погибшего на боевом посту.

Скрипят полозья в городе, скрипят...

Как многих нам уже недосчитаться!

Но мы не плачем: правду говорят,

что слезы вымерзли у ленинградцев.

О том, чтоб не прощала, не щадила,

Чтоб мстила, мстила, мстила, как могу,

ко мне взывает братская могила

на Охтинском, на правом берегу.

ВЕДУЩИЙ

Загсы города работали очень напряженно: иногда регистрировалось до 3-х с половиной тысяч умерших в день. А еще выдача справок о смерти…

Но иногда в загсы Ленинграда приходили молодые люди, чтобы пожениться.

6 чтец


Ольга Берггольц
Наша молодость была не длинной,

Покрывалась ранней сединой…

А любовь, любовь зимою адской,

Той зимой в осаде, на Неве,

Где невесты наши ленинградские

Были не похожи на невест…

Лица их темней свинцовой пыли,

Руки – тоньше, суше тростника…

Как мы их жалели, как любили,

Как молились им издалека.

Это их сердца неугасимые

Нам светили в холоде, во мгле.

Не было невест еще любимее,

Не было красивей на земле.

29 октября 1943г.

1 чтец


Юрий Воронов

БАЛЛАДА О МУЗЫКЕ

Им холод

Кровавит застывшие губы,

Смычки выбивает из рук скрипачей.

Но флейты поют,

Надрываются трубы,

И арфа вступает,

Как горный ручей.

И пальцы


На лед западающих клавиш

Бросает,


Не чувствуя рук, пианист…

Над вихрем

Бушующих вьюг и пожарищ

Их звуки

Победно и скорбно неслись…

А чтобы все это

Сегодня свершилось,

Они


Сквозь израненный город брели.

И сани


За спинами их волочились –

Они так


Валторны и скрипки везли.

Концерт начался!

И под гул канонады –

Она, как обычно, гремела окрест –

Невидимый диктор

Сказал Ленинграду:

«Вниманье!

Играет блокадный оркестр!..»

И музыка

Встала над мраком развалин,

Крушила

Безмолвие темных квартир.



И слушал ее

Ошарашенный мир…

Вы так бы смогли,

Если б вы умирали?..

6 чтец

Юрий Воронов



КАМНИ

Нам пишут:

«Будьте стойки, как гранит!..»

Но память

Этих строк не сохранит.

Не потому,

Что стертые слова.

Не потому,

Что стоптано сравненье.

Бывает


И осенняя трава

В глаза ударит

Свежестью весенней.

Не потому,

Что к слову здесь мертвы, -

Нужней, чем тут,

Оно нигде не будет!

Но без людей

И каменные львы

И мрамор зданий,

И гранит Невы

Не поднимали б к солнцу головы…

… О камни!

Будьте стойкими, как люди!

ВЕДУЩИЙ

Дети блокадного Ленинграда

Александр Фадеев, не раз в качестве корреспондента бывавший в блокадном городе, писал: «Самый великий подвиг школьников Ленинграда в том, что они учились(хотя было уничтожено и повреждено 393 школьных здания)… А вместе с ними и рядом с ними навеки сохранился в истории обороны города прекрасный мужественный облик ленинградского учителя».

Кроме того, мальчишки и девчонки заменили в заводских цехах своих отцов, ушедших на фронт.
7 чтец

Павел Булушев

Блокадный цех. Мороз. И печь без дров.

Гудят станки: скорей! Скорей!! Скорей!!!

В цеху полста вчерашних школяров,

Полсотни недоучек токарей.

Полста шрапнелей в день даем стране.

Станки пониже бы – давали бы вдвойне.


Музыка Исаака Шварца, слова Владимира Коростылева

ПЕСНЯ ИЗ КИНОФИЛЬМА «ЗЕЛЕНЫЕ ЦЕПОЧКИ».
7 чтец В далеком, тревожном, военном году

Под гром батарей у страны на виду

Стояли со взрослыми рядом

Мальчишки у стен Ленинграда.


8 чтец На парте осталась раскрытой тетрадь.

Не выпало им дописать, дочитать,

7 чтец Когда навалились на город

Фугасные бомбы и голод.


8 чтец И мы никогда не забудем с тобой,

Как наши ровесники приняли бой.

Им было всего лишь тринадцать,

Но были они ленинградцы.

8 чтец

Юрий Воронов



В блокадных днях

Мы так и не узнали;

Меж юностью и детством

Где черта?

Нам в сорок третьем

Выдали медали

И только в сорок пятом

Паспорта.


ВЕДУЩИЙ

Прорыв блокады 1943 год.

Ольга Берггольц

Ленинграду

1 чтица

Нам от тебя теперь не оторваться.



Одною небывалою борьбой,

Одной неповторимою судьбой

мы все отмечены. Мы - ленинградцы.

Нам от тебя теперь не оторваться.

Куда бы нас ни повела война –

душа твоею жизнию полна,

и мы везде и всюду - ленинградцы.

Нас по морщинам узнают надменным

у бледных губ, у сдвинутых бровей.

По острым, несогнувшимся коленям,

по пальцам, почерневшим от углей.

Нас по улыбке узнают! Не частой,

но дружелюбной, ясной и простой.

По вере в жизнь. По страшной жажде счастья,

по доблестной привычке трудовой.

Мы не кичимся буднями своими.

Наш путь угрюм и ноша , нелегка,

но знаем, что завоевали имя,

которое останется: в веках.

Да будет наше сумрачное братство

отрадой мира лучшею навек,

чтоб даже в будущем по ленинградцам

равнялся самый смелый человек.

Да будет сердце счастьем озаряться

у каждого, кому проговорят:

-Ты любишь так, как любят ленинградцы,-

да будет мерой чести Ленинград.

Да будет он любви бездонной мерой

и силы человеческой живой,

чтоб в миг сомнения, как символ веры,

твердили имя горькое его.

Нам от него теперь не оторваться.

Куда бы нас ни повела война –

Его величием душа полна,

И мы везде и всюду – ленинградцы.
2 мая 1942

Ольга Берггольц

ФЕВРАЛЬСКИЙ ДНЕВНИК

IV

3 чтица Сестра моя, товарищ, друг и брат,



ведь это мы, крещенные блокадой!

Нас вместе называют - Ленинград,

и шар земной гордится Ленинградом.

Двойною жизнью мы сейчас живем:

в кольце и стуже, в голоде, в печали,

мы дышим завтрашним, счастливым, щедрым днем,-

мы сами этот день завоевали.

И ночь ли будет, утро или вечер,

но в этот день мы встанем и пойдем

воительнице – армии навстречу

в освобожденном городе своем.

Мы выйдем без цветов, в помятых касках,

в тяжелых ватниках, в промерзших полумасках,

как равные, приветствуя войска.

И, крылья мечевидные расправив,

над нами встанет бронзовая Слава,

держа венок в обугленных руках.

Январь-февраль 1942 г.

ВЕДУЩИЙ

18 января 1943 года на узко выступе между Шлиссельбургом и Синявином в районе рабочих поселков № 1 и № 5 войска Ленинградского и Волховского фронтов прорвали кольцо блокады и образовали коридор 8-10 километров, соединяющий Ленинград с Большой землей.



Анатолий Молчанов

18 ЯНВАРЯ 1943 ГОДА. ПРОРВАНА БЛОКАДА ЛЕНИНГРАДА.


4 чтец Мы ждали прорыва блокады

Полтысячи дней и ночей

В мученьях блокадного ада,

Средь тысяч и тысяч смертей.

Сплоченные общим страданьем,

Без света, тепла и еды,

Мы жили, крепясь ожиданьем,

Единою верой тверды.

О нет, мы не ждали покорно,

Чтоб сняли блокаду извне,

И сами пытались упорно

Пробить брешь в фашистской стене.

И врезавшись в память глубоко,

В ней ранами ноют с тех пор

Поповка, Усть-Тосно, Дубровка,

Синявино, Мга, Красный Бор…

Мы ждали прорыва блокады

Полтысячи дней и ночей,

Ловя дальний гул канонады,

Тревожась и радуясь ей.

Как медленно он приближался –

Прорыва святой день и час!

И этого дня не дождался

Почти каждый третий из нас…


ВЕДУЩИЙ

Снятие блокады 1944 г.

Ольга Берггольц

Памяти защитников

III

3 чтец Не все имена поколенье запомнит.



Но в тот иступленный, клокочущий полдень

Безусый мальчишка, гвардеец и школьник,

Поднялся – и цепи штурмующих поднял.

Он знал, что такое Воронья гора.

Он встал и шепнул, а не крикнул: - Пора!

Он полз и бежал, распрямлялся и гнулся,

он звал, и хрипел, и карабкался в гору,

он первым взлетел на нее, обернулся

и ахнул, увидев открывшийся город!

И, может быть, самый счастливый на свете,

Всей жизнью в тот миг торжествуя победу, -

Он смерти мгновенной своей не заметил,

ни страха, ни боли ее не изведав.

Он падал лицом к Ленинграду. Он падал,

А город стремительно мчался навстречу…

…Впервые за долгие годы снаряды

на улицы к нам не ложились в тот вечер.
ВЕДУЩИЙ

19 января 1944 года нашими наступающими войсками Ленинградского фронта были освобождены Петергоф, Красное Село, Ропша. 24 января – города Пушкин, Павловск…


Ольга Берггольц

ВОЗВРАЩЕНИЕ

3 чтица Вошли – и сердце дрогнуло: жестоко

зияла смерть, безлюдье, пустота…

Где лебеди? Где музы? Где потоки?

С младенчества родная красота?

Где люди наши – наши садоводы,

лелеявшие мирные сады?

Где их благословенные труды

на счастье человека и природы?

И где мы сами – прежние, простые,

доверчиво глядевшие на свет?

Как страшно здесь! Печальнее и пустынней

селения, наверно, в мире нет…

И вдруг в душе, в ее немых глубинах

опять звучит надменно и светло:

«ВСЕ ТЕ ЖЕ МЫ: НАМ ЦЕЛЫЙ МИР ЧУЖБИНА,

ОТЕЧЕСТВО НАМ ЦАРСКОЕ СЕЛО».

25 января 1944.
Это своеобразный поэтический дневник страданий и мужества ленинградцев.

Ольга Берггольц

Наш Сад
4 чтец

Ты помнишь ли сиянье Петергофа,

дремучие петровские сады

и этот влажный лепет, бред и вздохи

всегда живой, хлопочущей воды?
Молчи, — увы! Волшебный сад изрублен,

мертвы источники с живой водой,

и праздник человечества поруган

свирепой чужеземною ордой.

Пришли – мы символом, свершенной мести,

в знак человеческого торжества

воздвигнем вновь, на том же самом месте,

Самсона, раздирающего льва.

И вновь из пепла черного, отсюда,

Где смерть и прах, восстанет прежний сад.

Да будет так! Я твердо верю в чудо:

Ты дал мне эту веру Ленинград.

26 января 1944

ВЕДУЩИЙ


Салют победы

Анатолий Молчанов

4 чтица

ЗАБЫТЬ БЛОКАДУ.


Забыть блокаду мы бы рады.

Забыть все ужасы тех дней:

Бомбежки, голод и снаряды,

И трупы взрослых и детей,

И город мертвенно безлюдный,

Дома, как братские гробы…

Нам вспоминать об этом трудно

И нету сил, чтобы забыть.

Забыть проклятую блокаду!

Чтоб и не снилась нам она.

Но как забыть нам нашу радость,

Лишь нам понятную сполна,

Когда прибавили нам хлеба,

Прорвали голода петлю,

Когда расцвел в январском небе

Освобождения салют!..

ВЕДУЩИЙ

Рано утром 27 января 1944 года штаб Ленинградского фронта принял приказ Ставки Верховного Главнокомандования. В документе говорилось, что в знак признания больших заслуг ленинградцев в период Великой Отечественной войны и в связи с полным снятием блокады города Ставка предоставила Военному Совету фронта право отдать приказ своим войскам произвести в Ленинграде победный артиллерийский салют 24 залпами из 324 орудий, который по радио будет транслироваться на всю страну.


1 чтец

Юрий Воронов


27 января 1944 года.
За залпом залп. Гремит салют.

Ракеты в воздухе горячем

Цветами пестрыми цветут.

А ленинградцы тихо плачут.

Ни успокаивать пока,

Ни утешать людей не надо.

Их радость слишком велика –

Гремит салют над Ленинградом!

Их радость велика, но боль

Заговорила и прорвалась:

На праздничный салют с тобой

Пол – Ленинграда не поднялось.

Рыдают люди, и поют,

И лиц заплаканных не прячут.

Сегодня в городе – салют!

Сегодня ленинградцы плачут…

3 чтец

Анатолий Молчанов


Нас война породнила,

Побратала блокада.

Испытаний горнило

Жгло нас пламенем ада.

Дистрофия косила,

Убивало снарядом,

Но и в братских могилах

Мы по-прежнему рядом.

Даже смерть нас не в силах

Разлучить с Ленинградом.


Траурный марш из 6-ой симфонии Чайковского.


Смотрите также:
Жизнь свою проверяй по блокаде
265.01kb.
1 стр.
-
1356.81kb.
6 стр.
Несломленные: в борьбе за жизнь и науку
146.13kb.
1 стр.
Вера в загробную жизнь в древнем Египте
31.3kb.
1 стр.
Урок по теме «История одной книги»
45.89kb.
1 стр.
Статья 14. Каждый имеет право защищать свою жизнь и здоровье, жизнь и здоровье других лиц от противоправных посягательств
609.88kb.
3 стр.
Доверие приятие простота Доверие
294.3kb.
1 стр.
День матери в селе Рощино
74.15kb.
1 стр.
Уроки: глава I: Богатый папа, бедный папа глава II урок 1: Богатые не работают за деньги
2447.34kb.
12 стр.
В 2154 году существует два класса людей: очень богатые, живущие на космической станции «Элизиум» в поистине райских условиях, и все остальные, кто вынужден был остаться на перенаселённой, полуразрушенной планете
312.14kb.
1 стр.
26 май 2006 г. (Выходит с марта 1999 г.)
559.79kb.
4 стр.
Снв: что дальше? Армен Оганесян
50.23kb.
1 стр.