Главная
страница 1 ... страница 2страница 3страница 4

Снежный бык

И. Бунин

В час ночи, зимней, деревенской, до кабинета доносится из дальних комнат жалобный детский плач. Дом, усадьба село – все давно спит. Не спит только Хрущёв, он сидит читает, порою останавливает усталые глаза на огнях свечей: – Как всё прекрасно! Даже этот голубой стеарин!

Огни, их золотисто-блестящие острия с прозрачными ярко-синими основаниями, слегка дрожат, – и слепит глянцевитый лист большой французской книги. Хрущёв подносит к свече руку, – становятся прозрачными пальцы, розовеют края ладони. Он, как в детстве, засматривается на нежную, ярко- алую жидкость, которой светится и сквозит против огня его собственная жизнь.

Плач раздается громче, – жалобный, умоляющий.

Хрущёв встаёт и идёт в детскую. Он проходит тёмную гостиную, — чуть мерцают в ней подвески люстры, зеркало, – проходит тёмную диванную, тёмную залу, видит за окнами лунную ночь, ели палисадника и бледно-белые пласты, тяжело лежащие на их чёрно-зелёных, длинных и мохнатых лапах. Дверь в детскую отворена, лунный свет стоит там тончайшим дымом. В широкое окно без занавесок просто, мирно глядит снежный озарённый двор. Голубовато белеют детские постели. В одной спит Арсик. Спят на полу деревянные кони, спит на спине, закатив свои круглые стеклянные глаза, беловолосая кукла, спят коробки, которые так заботливо собирает Коля. Он тоже спит, но во сне поднялся в своей постельке, сел и заплакал горько, беспомощно, – маленький, худенький, большеголовый...

– В чём дело, дорогой мой? – шепчет Хрущёв, садясь на край постельки, вытирая платком личико ребёнка и обнимая его щупленькое тельце, что так трогательно чувствуется сквозь рубашечку своими косточками, грудкой и бьющимся сердечком.

Он берёт его на колени, покачивает, осторожно целует.

Ребёнок прижимается к нему, дергается от всхлипываний, понемногу затихает... Что это будит его вот уже третью ночь?

Луна заходит за лёгкую белую зыбь, лунный свет, бледнея, тает, меркнет – и через мгновение опять растет, ширится. Опять загораются подоконники, косые золотые квадраты на полу. Хрущёв переводит взгляд с пола, с подоконника на раму, видит светлый двор – и вспоминает: вот оно что, опять забыли сломать это белое чудище, что дети сбили из снега, поставили среди двора, против окна своей комнаты! Днём Коля боязливо радуется на него, — это человекоподобный обрубок с бычьей рогатой головой и короткими растопыренными руками, — ночью, чувствуя сквозь сон его страшное присутствие, вдруг, даже не проснувшись, заливается горькими слезами. Да снегур и впрямь страшен ночью, особенно если глядеть на него издали, сквозь стекла: рога поблёскивают, от головы, от растопыренных рук падает на яркий снег черная тень. Но попробуй-ка сломать его! Дети будут реветь с утра до вечера, хотя он всё равно уже тает понемногу: скоро весна, мокнут и дымятся в полдень соломенные крыши...

Хрущев осторожно кладёт ребёнка на подушку, крестит его и на цыпочках выходит. В прихожей он надевает оленью шапку, оленью куртку, застёгивается, поднимая чёрную узкую бороду. Потом отворяет тяжёлую дверь в сени, идёт по скрипучей тропинке за угол дома. Луна, не высоко стоящая над редким садом, что сквозит на белых сугробах, ясна, но по-мартовски бледна. Раковинки лёгкой облачной зыби тянутся кое- где по небосклону. Тихо мерцают в глубокой прозрачной синеве между ними редкие голубые звёзды. Молодой снежок чуть запорошил крепкий, старый. От бани в саду, стеклянно блещущей крышей, бежит гончая Заливка. «Здравствуй, — говорит ей Хрущёв. – Мы одни с тобой не спим. Жалко спать, коротка жизнь, поздно начинаешь понимать, как хороша она...»

Он подходит к снегуру и медлит минуту. Потом решительно, с удовольствием ударяет в него ногою. Летят рога, рассыпается белыми комьями бычья голова... Ещё один удар, – и остаётся только куча снега. Озарённый луной, Хрущёв стоит над нею и, засунув руки в карманы куртки, глядит на блещущую крышу. Он наклоняет к плечу свое бледное лицо с чёрной бородой, свою оленью шапку, стараясь уловить и запомнить оттенок блеска. Потом поворачивается и медленно идёт по тропинке от дома к скотному двору. Двигается у ног его, по снегу, косая тень. Дойдя до сугробов, он пробирается между ними к воротам. Ворота отзынуты. Он заглядывает в щель, откуда резко тянет северным ветром. Он с нежностью думает о Коле, думает о том, что в жизни всё трогательно, всё полно смысла, всё значительно. И глядит во двор. Холодно, но уютно там. Под навесами сумрак. Сереют передки телег, засыпанные снегом. Над двором – синее, в редких крупных звёздах небо. Половина двора в тени, половина озарена. И старые, косматые белые лошади, дремлющие в этом свете, кажутся зелёными.
Урок

Л. Чарская

Рано утром приходила чухонка-молочница и настойчиво просила денег. За последние два месяца ей не платили. Потом, от имени управляющего домом, старший дворник требовал освободить квартиру в трёхдневный срок. Этому было в последний раз заплачено в июле, а теперь, слава Богу, был уже октябрь на дворе. Других бы выселили давным-давно, но ещё жило в памяти Старшего приятное воспоминание о тех днях, когда старушка Филатова вместе с мужем, капитаном в отставке, и с внучкой Верой занимали квартиру N 45, в четыре большие комнаты с двумя ходами, и тогда на долю Старшего выпадало немало полтинников на чаи. Из уважения к печальному положению капитанши Старший ждал квартирных денег пока мог и управляющий тоже. Но и управляющий, и Старший наконец почувствовали необходимость выселить Филатовых из крошечной квартирки в одну комнату и кухню, где-то на третьем дворе, куда они обе переехали после смерти капитана.

Верочка была в отчаянии. Бабушка лежала уже неделю с жесточайшим приступом ревматизма, денег не было ни копейки в доме, а тут... извольте в трёхдневный срок освободить квартиру!.. И как назло, до получения бабушкиной пенсии остается ещё целая неделя! Да и велика ли пенсия! Тридцать пять рублей шестьдесят две копейки! Одна квартира стоит двадцать, с дровами, правда, но с другой стороны, как можно питаться, одеваться, ездить на конках в продолжение целого месяца на ничтожную сумму в 15 рублей?! А тут еще этот долг за три месяца за квартиру, и молочница, и булочник, и лавка! Главное лавка! В последний раз, когда Верочка бегала туда за хлебом и картофелем (за всё это время хлеб и картофель составляли самую существенную пищу бабушки и внучки), приказчик из мелочной с ехидной усмешечкой обратился к ней, Верочке, со словами: «А за вами, барышня, значится изрядный должок», заставив вспыхнуть до ушей бедную Верочку.

И здесь должок! И там тоже. Всюду! Всюду! Если б Верочка была старше и не училась в гимназии (какое счастье ещё, что за примерное прилежание её в прошлом году освободили от платы за ученье!), о, она сумела бы найти выход! Она давала бы уроки, брала бы переписку на дом, выучилась бы печатать на пишущей машинке, а сейчас...

Сейчас Верочка бессильна. Есть от чего прийти в отчаяние и горько-горько плакать по ночам, уткнувшись лицом в подушку!

– Верочка! Ты уже уходишь?

– Да, бабушка!

– В гимназию, дружочек?

– Да!

Верочка не умеет лгать и целует бабушку, стараясь избежать тревожно обращенного на неё взгляда старушки.



– Если пожелаете кофе, я поставила в духовку. Нарочно затопила плиту с шести часов, чтобы тёпленький выпили. Картошку тоже сварила, бабушка... Захотите кушать – не ждите меня! Хлеб на столе под тарелкой. До свиданья, бабушка! Господь с вами!

– До свиданья, пчёлка-хлопотуша моя!

Бабушка крестит Верочку, Верочка – бабушку. Это уж у них так заведено с тех пор, как осиротели они со смерти дедушки, обе – девочка и старушка. Раньше дедушка крестил бабушку. Теперь дедушки нет. Он спит последним непробудным сном на Смоленском кладбище, и его трогательную обязанность Верочка взяла на себя.

– До свиданья, милая бабушка!

–До свиданья, деточка моя!

Старушка Филатова с трудом поднимается с постели, идет в кухню, морщась от боли в ногах, чтобы запереть входную дверь за внучкой. Исполнив это, она ещё стоит с минуту, прислушиваясь к тому, как постукивают по каменным ступенькам лестницы знакомые Верочкины каблучки.

– Господь с нею! Господь с нею! – лепечет бабушка, и её теперь всегда печальные старческие глаза слезятся. Потом она внимательным, долгим взором окидывает окружающую обстановку. Бедный, тесный, но все еще милый уголок!

– Через три дня выселяться надо, а куда и с чем?! – с тоской шепчут её губы. — Господь Милосердный, каково-то всё это отразится на Верочке?! Боже мой! Боже мой! Будь милостив к ней...

Глаза бабушки обращаются к висевшему в углу киоту (единственное сокровище, оставшееся от прежней жизни), и она продолжает молиться за Верочку. За себя ей, бабушке, нечего молиться. Ей немного надо. Угол в богадельне, койка и всё. Её песенка спета. А вот Верочка... Верочка... С трудом старуха опускается на колени. Больные ноги что-то плохо сгибаются в суставах.

– Верочку только спаси, Господи! – молит она Всевышнего, – Верочку! Она такая чуткая, добрая, кроткая! Помилуй её, Матерь Божия! Царица Небесная, помилуй её!

Верочка шагает быстро по мокрым от дождя тротуарам. Дождик хлещет вовсю, а галош у неё нет. Неприятно получить насморк и кашель к дополнению всего. Не хочется мочить ног. Верочка старается ступать на пальцы. Меньше шансов, таким образом, промочить ступни. Зонтик у Верочки старенький, дырявый и плохо предохраняет от дождя. Но всё-таки нельзя без него. Фетр на шляпке намокнет, и без того вылинявшая от времени шляпа станет уже совсем безобразной. Верочка шагает быстро, как скороход. Сначала ей холодно в её летней жакетке (осенней у неё нет), потом мало-помалу быстрая ходьба делает своё дело, и Верочка согревается на славу. Теперь, когда отогрелась немного, можно пойти и потише. Ведь не в гимназию спешит...

Да, не в гимназию... А бабушка-то и не подозревает. Нехорошо, что она, Верочка, обманула свою старушку! Очень нехорошо. Но... а вдруг бы она сказала бабушке, а там бы ничего не вышло. Даром бы обнадёжила только. Нет, нет! Пожалуй, так и лучше! Предостерегать бабушку от лишних волнений. Конечно, так. Проходя мимо думы, Верочка взглянула на часы. Без четверти девять! Успею как раз вовремя. Надо прибавить ходу.

И она снова зашагала быстрее, вся маленькая, тоненькая, с толстой белокурой косою, свитой на затылке, и большими задумчивыми серыми глазами на бледном, худеньком, совсем ещё детском лице. Через пять минут Верочка осторожным робким звонком давала знать о своём приходе у дверей первого этажа большого богатого дома на Караванной. Толстая, в ситцевом платье, с заспанным лицом прислуга в грязном переднике открыла ей.

– Вам кого? – не совсем любезным тоном проговорила она, подозрительно косясь на мокрые ноги Верочки.

Та смутилась:

– Мне... я... по объявлению... Было от вас объявление в газете... Учительницу сюда нужно. Так... я...

– Погодите! — точно отрезала толстуха и перед самым носом Верочки захлопнула дверь.

И сердце Верочки точно захлопнулось вместе с дверью. А вдруг не пустят её больше сюда?! Может быть, приняли за воровку, за авантюристку какую-нибудь, боятся, чтобы она чего-нибудь не стащила в прихожей. Даже на порог прислуга побоялась впустить ее, Верочку! А все из-за того, что у неё старенькая кофточка, плохая шляпа и заплатанные башмаки. Отчаяние охватило душу Верочки. Она готова была уже спуститься с лестницы, так как, по-видимому, было мало надежды, что снова откроется дверь...

И вот, когда слёзы готовы были брызнуть из глаз Верочки, желанная дверь распахнулась с грохотом, та же толстуха появилась на пороге и пробасила:

– Входите, што ль! Раздевайтесь. Сама говорить сейчас будет с вами!

Верочка не без трепета перешагнула порог и, волнуясь, стала снимать с себя верхнее платье. Едва только успела она освободиться от кофточки, как тяжёлые шаги за спиной заставили её обернуться. Верочка увидела перед собой невысокую, очень полную женщину, с гладко причёсанной, на пробор, головой, в турецком пёстром капоте.

– Вы что ж это, по объявлению пришли? – кивнув Верочке в ответ на её вежливый поклон, проговорила хозяйка.

– Да, – робко ответила Верочка.

– Батюшки-светы. Да никак вы сами ученица-то! – вырвалось не то изумленно, не то испуганно из груди женщины.

Да!

– Царица Небесная! Да сколько вам лет-то?



– Шестнадцать!

– Святители мои! Я бы и тринадцати не дала по виду!

Верочка смутилась. Действительно, она очень миниатюрна и кажется, несмотря на свои шестнадцать лет, чуть ли не двенадцатилетним ребенком.

Она стояла, точно к смерти приговорённая, перед хозяйкой квартиры и мучительно краснела под её пристальным, в самую душу, казалось, проникающим взглядом. А та между тем говорила:

– Уж и не знаю, как поступить! Сам-то, муж мой, то есть, строго наказывал перед тем, как ехать в магазин (у нас фруктовый магазин, знаете), учительницу постепеннее да построже нанять, чтобы с моими Гусынями справляться. Уж очень они у нас туги на ученье-то... По два года сидят в каждом классе. А уж годов немало. Уж чего-чего отец не придумывал с ними! И в комнату под замок с книжкой запирал, и за косу трепал, ничего, то есть, не помогает! Я и то ему говорю: «Брось, – говорю, – Акиша, на их век хватит ученья-то! Не бесприданницы какие, – говорю, – не в учительницы им идти! Слава богу, проживут и с тем, что понахватали в школе!» Меня саму покойный родитель не очень чтобы к науке нудил, и вот, слава богу, до седых волос дожила счастливо, как дай бог всякому. А он мне на это, сам-то: «Молчи, Прасковья Фёдоровна, нынче другие времена пошли!» Нынче, говорит, без науки ни шагу. Нынче неучёный человек, что слепой. Хочу, говорит, беспременно, моих Гусынь в люди вывести (это он Гусынями дочек называет). Ну, понятно, кто ему перечить станет! Взяла да и послала в газету объявление... Ищут репети... репети... ох, и не вымолвить сразу!

Проговорив одним духом всё это и сбившись на последнем слове, сама замолчала.

Молчала и Верочка. Неловкие, тяжёлые потянулись минуты.

У противоположных дверей, ведущих в следующую комнату, слышалась какая-то подозрительная возня и заглушённый смех.

– Это Гусыни мои гогочут! – предупредительно пояснила хозяйка, перехватывая недоумевающий взгляд Верочки, обращённый к дверям. Потом недовольно-ворчливым голосом крикнула на всю квартиру: – Под потолок выросли, а ума не нажили! Сто раз наказывала вам под дверьми не слушать. Ступайте сюды, коли уж невтерпёж поглядеть охота. Поля, Даша!

И едва успела договорить хозяйка, как дверь широко раскрылась, и две высокие, полные, упитанные, румяные девицы появились на её пороге. Они обе как две капли воды походили на мать. Их молодые, пышущие румянцем лица так и сияли весельем, задором юности и полным довольством жизнью и собой. По виду им было лет по семнадцать каждой. Несмотря на это, обе казались неуклюжими подростками благодаря коротким платьям и туго заплетённым в толстые косички, по-детски, волосам.

– Здравствуйте! – проговорили они обе сразу, точно по команде, и протянули свои большие пухлые руки Верочке. – Вы репетировать с нами будете? Да?

Верочка смущённо и вопросительно взглянула на хозяйку.

Та развела руками:

– Уж и не знаю, что делать! Ума не приложу! Как бы сам чего доброго не рассердился. Ребёнка, скажет, не учительницу взяла! То-то. А по виду-то вы мне нравитесь: скромная, тихая, видать, девица. Вы вот что: заходите-ка вечером ужо. Я с мужем переговорю, как он вернётся. Тогда и ответ дам. Вы по каким часам заниматься- то станете?

– После гимназии, если позволите. Так с трех до пяти.

– И очень даже прекрасно! Мои Гусыни тоже к этому времени домой из гимназии приходят.

– Мамочка! Как вам не совестно нас так при посторонних называть! — взмолилась одна из дочерей.

– Ну ладно, от слова не поглупеете больше, – отмахнулась от них мать. Потом снова проговорила по адресу Верочки:

– Так вы вечерком ужо забегите! А не то ваш адрес дайте... Поля, запиши... Малаша за булками вечером пойдёт, прогуляется и до вашей квартиры. Вы где живёте?

Верочка поторопилась дать адрес.

– Вы одна или при родителях? – не без некоторой доли любопытства осведомилась хозяйка.

– Нет. Я с бабушкой.

– Так, так. Сирота, значит.

– Да.


– Ну, Господь с вами, ступайте. Как сам домой вернётся, мы вас и оповестим. А условия наши в газете были, так что об иных каких и не приходится говорить.

И пожав руку Верочке своей пухлой мягкой ручкой, хозяйка вышла. Её обе дочери остались с девушкой. Обе девицы смотрели на нее ласковыми, доброжелательными глазами, точно хотели сказать: «Не беспокойся, пожалуйста, ты нам очень нравишься, очень, очень!»

Смущённая Верочка поторопилась распроститься с ними и уйти.

Дождь перестал, но на улицах было по- прежнему сыро и неприглядно, когда Верочка торопливо шагала по направлению к своей крохотной квартирке на Боровой. Было около одиннадцати часов, и идти в гимназию не стоило так поздно.

Тихо-тихо позвонила Верочка, чтобы не испугать бабушку у своей двери. Но тем не менее старушка уже встревожилась её ранним приходом.

– Что ты так рано, деточка, разве вас распускают в такие часы? – взглянув в лицо внучки, взволнованным голосом осведомилась старушка.

Верочка встретила этот взгляд, потупилась и вспыхнула до корней волос. Она не хотела лгать. Да и не умела.

Обняв за шею обеими руками свою старушку, она рассказала ей всё, всю свою маленькую тайну, спрятав пылающее личико на её груди. Захлёбываясь словами, Верочка торопилась облегчить свою душу признанием.

– Только теперь надо вооружиться терпением, бабушка, и ждать до вечера. Каков-то будет ответ?!

Старушка ничего не сказала. Только глаза подняла на образ. А в сердце её воскресла мгновенно такая огромная, такая жгучая радость, что, казалось, оно, это бедное старенькое сердце, не выдержит её. И не за урок, не за возможность выхода из нужды, посланную им Богом, благодарила Его, Милостивого, в эти минуты старушка, а за то, что есть у неё Верочка, редкая, заботливая, сокровище-Верочка, какой другой не сыщется во всем мире!

Весь этот день Верочка провела в тревоге. Каков-то окажется ответ купчихи! Что ожидает её? А бабушка была спокойна. Бабушка знала твёрдо, бабушка верила, что доброе начало не останется без награды. Верочка хотела трудиться для своей старушки. Стало быть, Бог Милосердный поддержит Верочку. И бабушка не ошиблась.

Ровно в семь пришла толстая Малаша. Письма она не принесла никакого. Только передала на словах.

– Велели приходить завтра. В три часа. Сам согласился.

И только.

Но с этой коротенькой фразой для бабушки с Верочкой началась новая жизнь.

Старшего удалось убедить подождать ещё месяц с платой за квартиру. Удалось упросить отсрочки и у прочих кредиторов. А тут ещё подвернулся и другой урок. Фруктовщица, как называла за глаза мать Гусынь Верочка, рекомендовала её в дом своих знакомых, где требовалось готовить маленькую дочку. Дела бабушки и Верочки поправились сразу. Верочка ожила, повеселела. Ожила и бабушка. Теперь у неё была возможность приобретать лекарство от ревматизма и питаться не одним картофелем с хлебом.

А через год, когда Верочка окончит гимназию и исключительно примется давать уроки, о, тогда!..

Об этом славном времечке сладко мечтают обе — и бабушка, и внучка!


Вероника Тушнова

Шкатулка заперта.


И ключ потерян.
И в общем в нем нужды особой нет:
союз двоих
испытан и проверен
и узаконен целым рядом лет.

Давно к листкам


никто не прикасается,
не беспокоит давнюю судьбу.
И спит любовь,
как спящая красавица,
в своем отполированном гробу.

Александр Кочетков

- Как больно, милая, как странно,


Сроднясь в земле, сплетясь ветвями,-
Как больно, милая, как странно
Раздваиваться под пилой.
Не зарастет на сердце рана,
Прольется чистыми слезами,
Не зарастет на сердце рана -
Прольется пламенной смолой.

- Пока жива, с тобой я буду -


Душа и кровь нераздвоимы,-
Пока жива, с тобой я буду -
Любовь и смерть всегда вдвоем.
Ты понесешь с собой повсюду -
Не забывай меня, любимый,-
Ты понесешь с собой повсюду
Родную землю, милый дом.

- Но если мне укрыться нечем


От жалости неисцелимой,
Но если мне укрыться нечем
От холода и темноты?
- За расставаньем будет встреча,
Не забывай меня, любимый,
За расставаньем будет встреча,
Вернемся оба - я и ты.

- Но если я безвестно кану -


Короткий свет луча дневного,-
Но если я безвестно кану
За звездный пояс, в млечный дым?
- Я за тебя молиться стану,
Чтоб не забыл пути земного,
Я за тебя молиться стану,
Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,


Он стал бездомным и смиренным,
Трясясь в прокуренном вагоне,
Он полуплакал, полуспал,
Когда состав на скользком склоне
Вдруг изогнулся страшным креном,
Когда состав на скользком склоне
От рельс колеса оторвал.

Нечеловеческая сила,


В одной давильне всех калеча,
Нечеловеческая сила
Земное сбросила с земли.
И никого не защитила
Вдали обещанная встреча,
И никого не защитила
Рука, зовущая вдали.

С любимыми не расставайтесь!


С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
Всей кровью прорастайте в них,-
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
Когда уходите на миг!
Владимир Соколов

Мне не может никто


И не должен помочь,
Это ты понимаешь сама.
Это ранняя рань,
Это поздняя ночь,
Потому что — декабрь и зима.

Это скрип


Одиноких шагов в темноте.
Это снег потянулся на свет.
Это мысль о тебе
На случайном листе
Оставляет нечаянный след.

А была у тебя


Очень белая прядь,
Потому что был холод не скуп.
Но она, потеплев,
Стала прежней опять
От моих прикоснувшихся губ.

Ты шагнула


В квадратную бездну ворот.
Все слова унеслись за тобой.
И не смог обратиться
Я в тающий лед,
В серый сумрак и снег голубой.

Я забыл, что слова,


Те, что могут помочь,—
Наивысшая грань немоты.
Это ранняя рань,
Это поздняя ночь,
Это улицы,
Это не ты.

Это гром,


Но и тишь,
Это свет,
Но и мгла.
Это мука
Стиха моего.
Я хочу,
Чтобы ты в это время спала
И не знала о том ничего.

Приложение 7



Дидактические игры о семье
Игра «Круг любви»

Дети встают в круг. Учитель бросает мяч кому - либо из детей. Этот ребёнок отдаёт мяч соседу и выходит из круга. Задача детей вернуть его в круг. Для этого каждый произносит слово, которое у него ассоциируется со словом «любовь», и быстро передаёт мяч своему соседу. Если мяч минуту успеет вернуться к началу круга, то ребёнок за кругом становится на своё место. Если не успеет, игра проигрывается ещё раз, пока того или иного человека не вернут в круг любви.


Игра «Приветливые – неприветливые»

Дети делятся на пары. Одна пара изображает приветливых маму и дочь (сына), другая – неприветливых маму и дочь (сына), третья пара изображает приветливых бабушку и дедушку, четвёртая – неприветливых бабушку и дедушку и т.д. Дети должны разыграть сценку и диалог от лица своих героев.


Пальчиковые игры

Мама, папа, внук и дед

Собрались варить обед.

Тебе – мясо тушить,

Тебе – капусту рубить,

Тебе – борщ варить,

Тебе – тесто месить,

А тебе – печку топить!


Очень люблю, когда все собираются,

Белою скатертью стол накрывается.

Дедушка с папою, бабушка с мамою,

Братик и я,

Мы называемся вместе – Семья!


Пять да пять - родные братцы, так все вместе и родятся.

Если вскапываешь грядку-держат все одну лопатку.

А зимою все гурьбою дружно прячутся в теплушки.

Вот какие «пять да пять», угадайте, как их звать?




Этот пальчик – дедушка, этот пальчик – бабушка,

Этот пальчик – папочка, этот – пальчик мамочка,

Этот пальчик – я, - вот и вся моя семья!


Деловая игра «Личностное самоопределение. Стили семейных отношений» (автор: Марина Николаевна Ермачкова)

Цель игры: развитие самосознания с целью само изменения и коррекции поведения личности в семье.

Задачи деловой игры:

групповой опыт противодействует отчуждению, помогает решению межличностных проблем;

группа отражает общество в миниатюре, а семья является социальной (общественной) структурой;

в группе участники могут идентифицировать себя с другими;

группа облегчает процессы самораскрытия, само исследования и самопознания

Ход игры:



  1. Разминка

  2. Основная часть

  3. Релаксация

  4. Заключение

  1. Разминка:

Цель: Возможность представить себя обществу с такой стороны, которая нравится самой личности.

Каждый присутствующий называет свое имя и одно свое достоинство, например “Меня зовут Марина Николаевна, жизнь в семье является важной частью моей жизни”.

2. Основная часть: “Самопрезентация”

Ребята делятся на 3 группы. Выбирают лидера. Вытягивают карточки, на которых написано, какой стиль семейного воспитания предполагается для их семьи (группы). Опираясь на системы семейных отношений, изложенных в раздаточном материале (приложение А), каждая “семья” расписывает в тетради, какие отношения складываются в их семье (время подготовки - 10 минут). Затем каждая “семья” презентует обществу “свои семейные отношения” (5-7 минут для каждой “семьи”)

3. Релаксация:

Цель: Обсуждение происшедшего с разных позиций “здесь и сейчас”.

После определения позиции каждой семьи нужно опросить каждого члена коллектива, “Какой стиль семейных отношений более приемлем, а какой нет? Почему?”

Например: Мне более приемлем стиль семейных отношений демократический, так как в таких семьях люди интересуются друг другом. Неприемлем попустительский, так как каждый из членов семьи живет своей жизнью, а другой человек ему безразличен.

4. Заключение:

Игра окончена. Спасибо всем. Вы справились с поставленной задачей. Я уверена, каждый из вас зная стили семейного воспитания выберет тот стиль, который ему более приемлем, а развивая самосознание, откорректирует свои отношения с родителями; в дальнейшем создавая собственную семью, минимизирует конфликтные ситуации и создаст благоприятный психологический климат. Ответы на интересующие Вас вопросы Вы найдете в литературе представленной на стенде, а также на индивидуальной консультации и беседе у школьного психолога


Стили семейных отношений

(приложение к игре А)



Деловая игра – это форма воссоздания социальной ситуации или профессиональной деятельности

Брак – (русское слово «брак» происходит от древнерусского «брате» - брать в жены). Брак – это семейный союз мужчины и женщины с вытекающими отсюда взаимными правами, обязанностями и ответственностью. Это добровольное объединение на основе взаимной любви и уважения, равноправия и общности интересов, которое служит удовлетворению важнейших человеческих потребностей во взаимопонимании, эмоциональной близости, продолжении рода.

Семья – это малая социальная группа, члены которой состоят в брачных или родственных отношениях и связаны общностью быта и моральной ответственностью. Семья – это сложная структура (в отличие от брака), т.к. она объединяет не только супругов, но и их детей, а также других родственников, или просто близких супругам людей.

Нуклеарная семья (от латинского Nukleus – ядро) – включает в себя мужа, жену и детей.

Расширенная семья – включает в себя нуклеарную семью, а также других родственников: бабушек, дедушек, братьев, сестер и др.

Между членами семьи устанавливается сложная система семейных отношений:



хозяйственно-экономические отношения, связанные с ведением домашнего хозяйства, организацией быта семьи;

юридические отношения, определяющие правовые аспекты семейной жизни (личные и имущественные права и обязанности супругов, отношения между родителями, детьми и другими родственниками, вопросы наследования и пр.;

психологические отношения, определяющие психологический климат семьи, особенности возникающих между членами семьи чувств, межличностных отношений и пр.;

нравственные отношения, связанные с чувством долга и моральной ответственностью членов семьи друг перед другом;

сексуальные отношения, определяющие особенности интимной жизни супругов;

педагогические отношения, связанные с вопросами воспитания детей в семье.

Семейные отношения сложны и многообразны, в реальной жизни они теснейшим образом переплетаются. Среди них первостепенную роль многие исследователи отводят отношениям ответственности, которые обеспечивают семье жизнеспособность и благополучие. Семья, которую создают любящие друг друга мужчина и женщина, отвечает их важнейшим потребностям и интересам. Однако семья имеет не только личный, но и общественный смысл. Семья, как малая социальная группа представляет собой базовый элемент человеческого общества и подчиняется его законам.

Общественный интерес к семье и её социальная необходимость обусловлены, прежде всего, функциями семьи:

- репродуктивная (биологическое продолжение рода);

- воспитательная (подготовка молодого поколения к жизни в обществе);

- хозяйственно-экономическая (ведение домашнего хозяйства, поддержка и опека нетрудоспособных членов семьи);

- досуговая (организация нормального досуга, взаимообогащение интересов);

- сексуальная (удовлетворение сексуальных потребностей, поддержание физического здоровья, обмен гормонами)



Психологический климат – определяет самочувствие человека в семье, его настроение, психологический комфорт.

Для благоприятного психологического климата характерны: сплоченность, доброжелательная требовательность друг к другу, чувство защищенности, гордость за принадлежность к семье.



Стили семейных отношений:

попустительский;

авторитарный;

демократический

Семейный долг, включает в себя: взаимную заботу детей и родителей; долг семьи перед обществом. Забота о семье, её благополучии, быте, эмоциональной атмосфере ЛЕЖИТ НА НАС.

Приложение 8

Традиции и обычаи русской семьи

Как воспитывали ребенка на Руси

В системе духовных ценностей восточных славян сохранение племени было основным понятием. Жизнь отдельного человека всецело зависела от семьи, общины и племени. Уклад жизни славян определял традиции в воспитании детей, нравственные ценности, передаваемые из поколения в поколение. В детях воспитывали уважение к повседневному труду, как к наиболее достойному и значимому занятию человека..

В дохристианской Руси воспитательные методы были тесно связаны с языческими представлениями о природе и окружающем мире. Воспитание было направленно, прежде всего на то, чтобы развить в каждом ребенке важные и полезные для общины качества характера, такие как трудолюбие, честность, исполнительность, уважение к старшим и т.д.  Через традиционные обряды и фольклор ребенок учился основам различного вида деятельности, узнавал природу и окружающий мир.

О детях заботилась вся семья, и опека это начиналась задолго до его появления на свет. Издревле члены славянской семьи старались оградить беременную женщину от всяких напастей. Например, в последние перед родами месяцы женщину даже не выпускали из дому, потому что в доме она находилась под опекой домового и священного огня домашнего очага. Да и вообще, боясь сглаза, даже сам факт беременности женщина пыталась скрыть по возможности дольше, а срок родов хранила в строжайшем секрете. Но сама беременная считалась любимицей богов и могла приносить счастье и удачу. Женщину, ждущую ребенка, иногда специально приглашали в сад и угощали яблоком. Согласно приметам, если беременная отведает яблоко с молодой яблони, дерево весь свой век будет богато плодоносить.

Процесс рождения славяне считали один из самых сакральных событий. Они верили, что рождение, как и смерть, нарушает тонкую грань между миром живых и мертвых людей. Поэтому рождение ребенка считалось опасным делом не только для матери и новорожденного, но и для всех родичей. По этой причине женщина не оставалась рожать дома, чтобы не навредить остальным. Она чаще всего уходила в лес или хотя бы в другое помещение, например, в баню.

Существовало много обычаев и обрядов, цель которых была помочь женщине в родах. Например, чтобы тело матери легче раскрывалось, и ребенок быстрее родился, роженице расплетали волосы. Даже в доме открывали все окна и двери, развязывали узлы и отпирали замки. В родах будущей матери обычно помогала опытная женщина, которая сама уже имела нескольких здоровых детей. Не редко на родах присутствовал и муж, это было обычным делом и считалось, что нет ничего дурного в том, что рядом со страдающей женщиной находится любящий и надежный человек.

Если рождался мальчик, то пуповину перерезали на топорище или стреле для того, чтобы он рос хорошим охотником или мастеровым. Если появлялась на свет девочка, то пуповина отсекалась на веретене, чтобы девочка росла трудолюбивой рукодельницей. Пупок ребенку перевязывали льняной ниткой, куда вплетались волосы отца и матери.

Самые первые манипуляции, которые совершались с новорожденным были связаны с многими обрядами и верованиями. Кстати, христианский обычай при крещении окунать ребенка в воду встречается у многих народов, далеких от христианских традиций. Этнографы видят в этом обычае отголоски древнего ритуала приобщения человека к Космосу.

Глава семейства брал на руки новорожденного и показывал его Небу и восходящему Солнцу, чтобы жизнь ребенка была долгой. Затем младенца показывали  Огню очага и растущему месяцу, чтобы малыш рос крепким и здоровым. Потом отец прикладывал своего ребенка в Земле-Матушке и окунал его в Воду. Таким образом, новорожденный представлялся всем Божествам Вселенной, всему Миру, Космосу и отдавался под их покровительство.

Потом ребенку давали имя, однако оно хранилось в строжайшем секрете. Славяне считали, что имя во многом определяет судьбу человека. Имя нужно было оберегать от злых духов и недобрых людей, поэтому у славян долгое время существовал обычай двойных имен: одно имя тайное, давалось при рождении, а другое имя было мирским.

Воспитание ребенка рассматривалось как процесс его взросления, который проходил в несколько этапов: "молодой" - 3-6 летнее дитя, "чадо" - 7-12 летний ребенок, "отрок" - подросток 12-15 лет.

Дети до 3-4 лет находились под опекой матери. Роль матери в воспитании на протяжении всего периода детства была весьма важной. Вот отчего вступившего во взрослую жизнь человека называли "матёрым", то есть воспитанным матерью.


Встреча новорожденных

У Славяно-Ариев встреча новорожденных сопровождается особыми обрядами и обычаями. С рождением ребёнка прибавляется в семье новая жизнь,  которую олицетворяют зажжённые свечи из белого воска в знак чистоты. Новорожденного мальчика заворачивают в отцовскую рубаху,  а девочку – в материнскую,  и кладут на пороге,  означающем грани двух миров,  своего и иного.  Домо-владыке- отцу предоставляется право либо поднять его,   то есть признать,  либо отвергнуть.  В « Книге драгоценных сокровищ»   утверждается,  что когда притягивалась душа с качествами витязя и рождался сын,  то отец брал обнажённый меч,  клал его перед новорожденным и говорил: «Не оставлю тебе в наследство никакого имущества,   а будешь иметь то,   что приобретёшь себе этим мечом» . Когда же притягивалась душа с качествами веси,  то ребёнка брали на руки,  клали на землю ( если ожидался пахарь) ,  или на порог ( если ожидался купец) , или на очаг ( если родилась девица) , затем поднимали,  обносили вокруг избы и целовали.  Гости приносили подарки: зерно, тмин, соль, позднее – деньги, при этом кумовья играли в обрядах важную роль.

До того,  как кто- либо из чужих людей прикасался к новорожденному (что запрещается в течение 10 дней после рождения, ибо в это время женщина считается слабой и неспособной защитить своё дитя), проводится обряд, способствующий развитию ума, разума и интеллекта ребёнка.

Обряд наречения имени проводился после окончания срока родильной слабости – поры особой опасности для ребёнка со стороны злых демонов и колдунов: обычно он совершался на 10-й или 12-й день после рождения. Согласно учению звездочтения, этот обряд может быть отложен, если происходит какое-нибудь необычное природное явление или он неуместен с культурной точки зрения: «Если происходит переход Солнца из одного созвездия в другое, или затмение, или совершается обряд поминания усопших предков, церемония наречения имени не может быть благоприятной. Подготавливаясь к обряду, моют и очищают дом, мать совершает омовение, ребёнка купают. Затем мать укрывает ребёнка чистой тканью и, смочив его голову водой, передаёт отцу. 

После этого  проводится обряд  почитания Прародителя,  Его пяти стихий и других божеств. По окончании обряда отец наклоняется к правому уху ребёнка и, касаясь его своим дыханием, обращается к нему: «О, дитя! Ты, поклоняющийся Роду,  родился в таком- то месяце под таким- то сочетанием светил, поэтому твоё духовное имя... И твоё мирское имя ...». После этого ребёнок как бы приветствует всех, и ведун благословляет его, называя по имени и говоря: «Живи долго, прекрасное дитя!». Торжество  заканчивается угощением   священнослужителей, собравшихся родственников и друзей.

Мальчикам предписывается давать имя, состоящее из чётного количества слогов, а девочкам – из нечётного. Судя по письменным источникам,  детей у Славяно- Ариев нарекали по желанию отца или матери. Обязательно принимали участие в обряде волхвы, но присутствовали и посторонние люди, что отмечено в Лаврентьевской летописи.


День Петра и Февронии

День Петра́ и Февро́нии (Феврония Русальница) — народно-православный праздник. Отмечается 25 июня (8 июля) . День покровительствовал семье и любви. Первый покос. В этот день последние русалки уходят с берегов в глубь водоёмов, поэтому купаться уже было безопасно.

Пётр и Феврония — православные покровители семьи и брака, чей супружеский союз считается образцом христианского брака.

В России 26 марта 2008 года в Совете Федерации на заседании комитета по социальной политике была единогласно одобрена инициатива об учреждении нового праздника — «Дня семьи, любви и верности». Одним из главных инициаторов возрождения и популяризации этого праздника является супруга Дмитрия Медведева Светлана. Ей же принадлежит идея ромашки как символа праздника.

Установление праздника


Князь Пётр в летописных источниках не упоминается. Некоторые исследователи отождествляют Петра и Февронию с известным по летописям муромским князем Давидом Юрьевичем и его супругой. Князь Давид правил в Муроме с 1205-го по 1228 год и принял постриг с именем Петра, о его супруге практически ничего не известно.

Святые канонизированы Русской православной церковью в 1547 году. Вскоре после канонизации была составлена известная «Повесть о Петре и Февронии Муромских». По мнению исследователей, в повести объединены два народно-поэтических сюжета: волшебная сказка об огненном змие и сказка о мудрой деве. С устно-поэтической народной традицией связан и образ центральной героини — Февронии. Жанр «Повести о Петре и Февронии Муромских» не находит соответствий ни с исторической повестью, ни с агиографической.



Днём церковного почитания святых является 25 июня по старому стилю. Указание летописей на то, что кончина князя Давыда (Петра) и княгини и их погребение выпали на Светлую Седмицу (апрель) 1228 года, вызывает вопрос несоответствия времени смерти и даты церковного почитания. Церковная богослужебная практика знает два случая поминовения святых — в день их кончины и в день перенесения их святых мощей. В связи с этим исследователи высказывают предположение, что с датой 25 июня связано перенесение мощей святых князя и княгини из обветшавшего Борисоглебского кафедрального собора в новопостроенный собор Рождества Богородицы, уже существовавший в XV веке (обновлённый в XVI веке) на Воеводской горе, где мощи хранились до советского времени. Собор был снесён в конце 1930-х годов.



<< предыдущая страница  
Смотрите также:
Методические рекомендации по проведению «Уроков семьи и семейных ценностей»
859.46kb.
4 стр.
Методические рекомендации по подготовке и проведению занятий и уроков семьи и семейных ценностей в Кемеровской области
803.99kb.
5 стр.
Материалы о проведении «Уроков семьи и семейных ценностей»
266.43kb.
1 стр.
Методические рекомендации по проведению в образовательном учреждении урока семьи и семейных ценностей. Саратов, 2012. 36 стр
543.78kb.
3 стр.
Методические рекомендации к проведению тематических уроков, посвящённых великой победе и содружеству независимых государств
312.4kb.
1 стр.
Методические рекомендации по проведению уроков литературы с использованием пк
131.03kb.
1 стр.
Методические рекомендации по проведению краевых уроков, посвященных 70-летию воздушной трассы «Аляска Сибирь»
329.19kb.
1 стр.
Методические рекомендации по планированию, подготовке и проведению эвакуации населения, материальных и культурных ценностей в безопасные районы под общей редакцией В. А. Пучкова
2344.29kb.
15 стр.
Утвержден решением Учредительного съезда Общероссийской общественной организации «Национальная родительская ассоциация социальной поддержки семьи и защиты семейных ценностей»
131.45kb.
1 стр.
Методические рекомендации по проведению единых уроков, классных часов и внеклассных мероприятиях посвященных Великой Победе 9 мая 1945 г и Содружеству Независимых Государств
150.4kb.
1 стр.
Методические рекомендации по проведению уроков по теме «Биотические факторы»
433.03kb.
3 стр.
Духовно-нравственные основы семьи в мировых религиях
144.71kb.
1 стр.