Главная
страница 1


Материал подготовлен Фондом «Институт современного равития»
Декриминализация бизнеса: необходимость совершенствования уголовного законодательства в экономической сфере
Охрана экономических отношений от преступных посягательств занимает важное место среди задач, стоящих перед российским уголовным законодательством. Сегодня основные функции в этом направлении выполняет Раздел VIII Уголовного Кодекса РФ 1996 г. «Преступления в сфере экономики», охватывающий посягательства на собственность, преступления в сфере экономической деятельности и преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях. 13 лет действия УК РФ 1996 г. с наглядностью показали существенные изъяны действующего уголовного законодательства в рассматриваемой сфере.

Становление нынешнего предпринимательства в России происходило в сложных экономических и правовых условиях, когда массив законодательства был основан на понимании экономики, как плановой, основанной исключительно на государственной собственности и защищаемой государством от участия в ней частной собственности, в том числе путем прямой уголовной репрессии. Даже после того, как государство на законодательном уровне признало право частной собственности, включая право вести на ее основе предпринимательскую деятельность, общая идея «криминальности» частного бизнеса продолжила (и до сих пор продолжает) свое существование, как в государственном, так и в обыденном сознании.

Эти процессы обусловили возникновение в России такого явления, как искусственная криминализация бизнеса, когда обычные для рыночной экономики отношения объявляются незаконными и влекут уголовную репрессию, как основанную на действующем законодательстве, так и не основанную на нем, но применяемую путем расширительного толкования уголовной нормы.

В идеале уголовное право, как один из механизмов воздействия на общественные отношения, и способ реализации политики государства в области экономики, должно содержать четкие параметры вмешательства государства в вопросы формирования и функционирования рынка. Запрещение уголовным законом определённых деяний должно создавать условия не только для контроля ситуации, но и для оказания помощи добросовестным участникам экономической деятельности путем воздействия на недобросовестных. В реальности же, существующая система уголовно-правовых мер не просто охраняет экономические отношения, но регулирует их.

Произошло латентное смещение сфер правового регулирования: гражданского и уголовного. Действующее уголовное законодательство способно породить не просто межотраслевые коллизии, но юридический нонсенс: когда деяние, рассматриваемое в уголовном праве в качестве преступления, с точки зрения гражданского права является легальным гражданским правоотношением. Бывают случаи, когда предпринимательская деятельность объявляется преступной вопреки подтвердившим ее законный характер и вступившим в силу решениям в рамках арбитражного или гражданского судопроизводства.

Подобная искусственная криминализация в действительности гражданско-правовых, а не уголовно-правовых отношений способна ограничить возможности гражданско-правовых способов защиты нарушенных прав. Кроме того, излишняя криминализация экономической деятельности порождает коррупцию, которая является средством для осуществления рейдерских захватов и разложения государственного аппарата.

Воздействие искусственной криминализации бизнеса на экономическую сферу является разрушительным. Утрачивается стабильность права собственности, что подрывает экономическую систему общества. Нарушаются механизмы конкуренции, поскольку рыночная конкуренция подменяется конкуренцией т.н. «крыш», что уже стало в России неотъемлемым элементом ее экономической модели. Рыночная экономика не может сколь-нибудь эффективно функционировать, если ее основная движущая сила – предприниматель систематически подавляется и находится в полной зависимости от лиц и структур, способных спасти его от необоснованной уголовной репрессии.

Уголовное право предполагает применение репрессивных методов реагирования на «нежелательное» поведение людей, а потому, по своей сути, непригодно для создания мотивации, способствующей развитию экономических отношений. Поэтому крайне важно соблюдение принципа экономии уголовной репрессии. Чрезмерное применение уголовного права создает обратный эффект, как для экономики, так и для государства, поскольку «перегиб» карательной политики вызывает неуважение к власти, которая воспринимается как не способная к эффективному использованию многочисленных мер государственного регулирования и потому стремящаяся завуалировать собственную неэффективность обширным применением уголовной репрессии.

В Послании Президента Федеральному Собранию в конце 2009 года было заявлено, что «мы должны выйти на такие изменения в законодательстве и в государственном управлении, которые помогут переходу всей нашей экономики на инновационный характер развития», и «мы много раз говорили о том, что порядок осуществления инвестиций должен стать в России не менее комфортным, чем у наших конкурентов». Отсюда следует, что инновации как результат частной инициативы могут быть только в том обществе, которое уважает личность человека вообще и личность предпринимателя, в частности.

«Комфортный порядок» для инвестиций не должен и не может ограничиваться созданием каких-либо налоговых преференций – инновационный характер развития станет возможен только в случае успешного реформирования всей системы правовых отношений - от закона до правоприменения, только в случае наведения должного порядка в разграничении сфер регулирования уголовного, административного и гражданского права. Или как было сказано в Послании Президента: «Наше уголовное законодательство, как и практика его применения, должно стать более современным. Уголовное наказание – как на уровне закона, так и на стадии его применения судами – должно быть адекватным совершённому преступлению и, соответственно, лучше защищать интересы общества и интересы потерпевшего».

Главным фактором, который сдерживает инвестиции, является высокий уровень некоммерческих рисков. Последние связаны с общими условиями деятельности в стране, с состоянием ее правовой системы, с административными барьерами и произволом. Бизнес развивается в России в очень сложных условиях - и при зарождении нового бизнеса и при его дальнейшем развитии: порядок регистрации, т.н. «откаты» чиновникам, невозможность или крайняя затрудненность «входа в рынок», высокая цена поддержания безопасности бизнеса (в том числе безопасности от государства и его представителей) лишают желания и возможности заниматься предпринимательской деятельностью.

Более того, в ряде случаев нужно задуматься: а является ли наказание того или иного предпринимателя разумным и соответствует ли оно здравому смыслу? Или порождено ложным чувством справедливости, или следствием сложившихся в обществе предрассудков и предубеждений?

Инвестиционный климат в России имеет очевидные изъяны. По просторам интернета гуляет изречение Уоррена Баффета о России: «Если услышите, что я вложил хоть доллар в Россию — значит, меня похитили инопланетяне». И массовое согласие с этим тезисом - чрезвычайно опасное для экономики явление. В борьбе с бюрократией или коррупцией в последние годы, к сожалению, так и не было достигнуто серьезных успехов. Чего в мире нет, и что есть у нас, в чем состоит принципиальное отличие, так это в том, что в России коррупционная система отбирает деньги на входе в бизнес, а не «на выходе».

Одна из тяжелейших проблем этой порочной практики заключается в том, что как только потенциальный предприниматель пытается создать фирму, он должен платить разного рода чиновникам из стартового капитала. В результате, в стране, например, не может развиваться жилищное строительство, потому что закончились площадки советского времени, которые были хоть как-то оборудованы: вода, канализация, электричество. И вот, будучи самой большой территорией в мире, в нашей стране в настоящее время самый дорогой доступ к земле. Поэтому сегодня всем и в первую очередь имеющему соответствующие полномочия правительству необходимо сделать все возможное, чтобы способствовать кардинальному улучшению сложившегося положения.

Есть только одна вещь хуже коррупции - это когда все выполняют плохие законы. Не говоря уже о ведомственных регулирующих актах, прошедших утверждение в Минюсте, которые в случае, если бы они исполнялись, просто остановили бы бизнес, остановили бы производство. Потому что чиновники стремятся максимально перестраховаться, чтобы не быть обвиненным в коррупции или каком-то недосмотре. Этот фактор породил многие из тех и уголовно-правовых, и административно-правовых норм, которыми сегодня «кошмарят» бизнес.

Впрочем, для бизнеса совершенно недостаточно, чтобы его перестали «кошмарить». Должно быть осознанно и принято обществом и властью, что стремление любого предпринимателя к обогащению – его долг перед своими акционерами и перед государством!

Общепризнанно, что сложившаяся в стране ситуация во многих случаях делает законопослушную предпринимательскую деятельность весьма затруднительной, а в ряде случаев и практически невозможной. Опросы предпринимателей в различных регионах страны раз за разом показывают, что большинство респондентов считают в существующих условиях невозможным успешное ведение бизнеса без нарушений законодательства.

Этим во многом обусловлено и расширение криминального насилия в отношении указанной категории лиц. Учитывая масштабы теневой составляющей, доходы от которой частично присваиваются организованной преступностью, очевидно, что бизнес, в том числе малый, является одним из стабильных источников её финансирования. Немаловажным фактором является и то, что боязнь возможной расправы, причинения более крупного ущерба удерживает многих предпринимателей от обращения к государственным органам о защите даже при наличии очевидных угроз их безопасности.

«У нас, конечно, нет целей создавать какие-либо проблемы для инвестиционного сотрудничества. Наоборот, мы делали и все будем делать для того, чтобы в России был нормальный, хороший инвестиционный климат», — подчеркивал президент Дмитрий Медведев. Однако по свидетельству Министра экономического развития Российской Федерации Эльвиры Набиуллиной результаты опросов по теме «Где желают работать студенты после окончания ВУЗов» свидетельствуют о том, что мало кто стремится создать свой инновационный бизнес, зато на первых строчках – работа в крупнейших государственных энергетических компаниях.

Министр утверждает: «Мир не стоит на месте. Обостряется конкуренция за все виды ресурсов, включая самый главный – человеческий капитал. В нашей стране уже растет поколение людей, за которое нам придется серьезно конкурировать с другими странами. Они более мобильны, более, если можно так сказать, интернациональны. Придется объяснять будущим предпринимателям, почему они должны размещать свои производства именно в России, здесь создавать центры прибыли и компетенции».

Но какие методы предлагаются? Модернизация базовой инфраструктуры, необходимой для жизни и ведения бизнеса, включая транспорт, социальной инфраструктуре – жилье, образование, здравоохранение, финансовую инфраструктуру? Этого явно недостаточно для коренного улучшения инвестиционного климата, для закрепления активного слоя предпринимателей в стране! Сегодня инновации, которые в головах у инженеров, уезжают на Запад вместе с этими инженерами не потому, что те хотят уехать, а потому что в России совершенно неподъемные административные издержки создания бизнеса: нельзя ни найти стартовый капитал, ни защититься от поборов.

Закономерно, что и в международных рейтингах индексы деловой и инвестиционной привлекательности России в подавляющем большинстве случаев только ухудшаются. Очевидно, это не повод для самобичевания, Однако, вместо того, чтобы делать акцент на излишней политизации некоторых рейтингов или несовершенстве их методик, политическим элитам и экспертному сообществу стоит отнестись к этим тревожным сигналам предельно серьезно.

Особое значение для объективного анализа ситуации, складывающейся в корпоративной среде нашей страны имеют опросы предпринимателей и многочисленные весьма авторитетные рейтинги, такие, в частности, как: Индекс качества и эффективности государственной власти (Freedom House, с 1997 года), Индекс верховенства закона (Институт Всемирного банка, с 1996 года), Индекс эффективности работы правительства (Институт Всемирного банка, с 1996 года), Индекс восприятия коррупции (Transparency International, с 1995 года), Индекс открытости госслужб и управления госсобственностью (Center for Public Integrity, с 2003 года), Индекс развития антикоррупционных механизмов и верховенства закона (Center for Public Integrity, с 2003 года), Индекс непрозрачности (Kutzman Group, с 2001 года), Индекс непрозрачности законодательства (Kutzman Group, с 2001 года), Индекс непрозрачности госрегулирования бизнеса (Kutzman Group, с 2001 года), Индекс экономической свободы (Heritage Foundation, с 1995 года), Индекс роли государства в экономике (Heritage Foundation, с 1995 года), Индекс инвестиционного климата и ограничения прав иностранных инвесторов (Heritage Foundation, с 1995 года), Индекс свободы предпринимательства (Heritage Foundation, с 1995 года), Индекс защищенности прав собственности (Heritage Foundation, с 1995 года), Индекс качества нормативно-правового регулирования (Институт Всемирного банка, с 1996 года), Индекс глобальной конкурентоспособности (World Economic Forum, с 1979 года), Индекс конкурентоспособности частного бизнеса World Economic Forum, с 1979 года), Индекс конкурентоспособности национальной экономики (Institute for Management Development, с1989 года).

Для любой модели экономики одной из самых существенных характеристик является категория рисков, которые при оптимальной модели должны стремиться к нулю, как в смысле распространения на наименьшее число экономических отношений, так и в смысле минимизации тех рисков, которые все же возникают. Хотя на практике, по замечанию бывшего главы Citicorp Уолтера Ристона: «Вся жизнь – это управление рисками, а не исключение рисков». Однако, в силу уголовно-репрессивных особенностей реального правопорядка, сложившегося в России, к рискованным относятся не некоторые, а все экономические отношения, и, одновременно, эти риски относятся к рискам наибольшей степени, поскольку связаны с опасностью утраты как собственности, так и личной свободы.

Общие условия ведения предпринимательской деятельности в стране таковы, что участник экономических отношений опасается государства больше, чем самой агрессивной конкуренции на рынке. Практикуется инициирование уголовного преследования в отношении представителей бизнеса всех размеров и видов деятельности. Предпринимательские риски в России являются крайне высокими, несоизмеримыми с бизнес-рисками большинства стран с развитой и развивающейся экономикой.

Простейший показатель, позволяющий оценить уровень неуспешности, недостаточности, неадекватности нашего делового климата – это, конечно, огромное превышение сбережений в стране над капиталовложениями, которые на порядок ниже, чем могли бы быть, и намного ниже, чем в других странах, с которыми мы соседствуем и в какой-то степени соревнуемся. Следовательно, дело даже не в том, удалось ли нам привлечь чужие сбережения, проблема в том заключается, что в российской экономике не находят применения собственные сбережения ее населения.

В последние годы искусственная криминализация бизнеса в России по своему характеру и масштабам сложилась в явление, которое в силу своей системности стало восприниматься участниками экономических отношений как инструмент государственного управления экономикой. Это явление стало представлять собой систему отношений, которая пронизывает все структуры нашего государства и общества, парализуя эффективное развитие частных компаний, подрывая конкурентоспособность отечественной экономики.

Годами складывалась система перераспределения доходов между бизнесом, гражданином и государственными учреждениями, и теперь относительно бедная во всем мире милиция ездит в нашей стране на дорогих иномарках. И все привыкают, что такое положение дел допустимо, появляются «доходные должности», начинается торговля такими должностями, возникают иерархические пирамиды, денежные поборы. И если общество это примет, и вырастет поколение, которое будет считать это нормальным, то перспективы страны, где сформировалось такое общество, весьма печальны. Необходимо разорвать этот порочный круг. И в этом контексте могут рассматриваться варианты какой-то всеобщей амнистии. Тем более в стране с обостряющимися демографическими проблемами… Нужно решительно изменить соотношение сил в бизнесе и в обществе в пользу тех, кто твердо уверен, что у него все в порядке, что его компания работает, как принято говорить, «в белую».

Чрезмерная уголовная политика формирует социальную среду, которая создает негативную обстановку для дальнейшего развития общества. Когда в тюрьмы в массовом порядке попадают предприниматели, мы получаем социальное общество, в котором заведомо занижены нравственные барьеры, общественные тормоза. Опасность формирования такой социальной среды в стране нельзя сбрасывать со счетов. Потому что дальше нельзя калечить социальную структуру общества.

Невозможно продолжать наращивать этот массив негативных элементов, перенесших в гражданскую жизнь тюремную субкультуру из мест лишения свободы, или идеологию коррумпированного общества. В такой среде не могут формироваться свободные поколения, а формируются поколения с опасными жизненными приоритетами.

В настоящее время налицо жесткость, а подчас и жестокость законов, зарегулированность предпринимательской деятельности, в том числе множественностью бесконечных проверок, по результатам которых бизнесмен почти всегда неправ, потому что законами установлена односторонняя ответственность перед государством (но не самого государства), в том числе, вопреки конституционному принципу свободы предпринимательской деятельности, способно подавить любую активность граждан, стремящихся к предпринимательской деятельности. У предпринимателей появился страх заниматься бизнесом.

К числу основных недостатков действующего российского уголовного законодательства в части охраны экономических отношений относятся следующие:



  1. Нарушение уголовно-правовыми нормами об экономических преступлениях норм Конституции Российской Федерации, в частности, норм о свободе экономической деятельности, о равенстве всех перед судом и законом и др.

  2. Противоречие (или рассогласованность) в ряде случаев российского уголовного экономического законодательства международно-правовым соглашениям, подписанным и ратифицированным Россией.

  3. Несогласованность уголовного экономического законодательства с гражданским, а также банковским, таможенным, валютным, налоговым законодательством.

  4. Внутренняя противоречивость российского уголовного экономического законодательства, результатом которой является разное понимание одних и тех же экономических отношений в рамках разных уголовно-правовых норм.

  5. Широчайшая криминализация тех деяний, которые являют собой результаты правомерного рискованного экономического поведения, и, как следствие, вполне возможная реальность привлечения к уголовной ответственности практически за любое поведение в экономической деятельности и др.

Одними из наиболее ярких проявлений искусственной криминализации следует признать ст.171 и ст.172 УК (незаконное предпринимательство и незаконная банковская деятельность). В Уголовном законодательстве европейских стран и США нет самостоятельного состава незаконного предпринимательства. Устанавливать уголовную ответственность просто за ведение предпринимательской деятельности без регистрации или лицензии в условиях построения демократического государства и рыночной экономики представляется излишним. Смысл регистрации предпринимательской деятельности заключается в том, что государство осуществляет правовую защиту этой деятельности. Такая защита существует только для законно зарегистрированного предпринимателя. Гражданское законодательство запрещает незарегистрированную предпринимательскую деятельность, так как она вносит неразбериху в гражданско-правовые отношения, но это не повод для объявления этих отношений сферой уголовного права.

Еще одним ярким примером излишней криминализации выступает ст. 174.1 УК РФ, устанавливающая уголовную ответственность за легализацию денежных средств или иного имущества, совершенную самим лицом, получившим это имущество преступным путем. Данная статья УК противоречит ст. 50 Конституции РФ и ст.6 УК о запрете повторного осуждения за одно и то же преступление. По сути, в ст.174.1 УК речь идет о «прикосновенности» к собственному преступлению, что, с точки зрения доктрины уголовного права, является абсурдом. Привлекать преступника за сбыт имущества, добытого им самим преступным путем, – это юридический нонсенс. Но таким же нонсенсом можно признать и привлечение его к ответственности за легализацию такого имущества. Есть еще целый ряд статей, которые мешают развитию экономической деятельности в нашей стране (например, ст. 173, ст. 193 УК и др.).

Основной ущерб от криминализации бизнеса - экономический, связанный с повышенным уровнем транзакционных издержек (т.е. фактическим усложнением и увеличением расходов на разрешительные операции), а также моральный. Экономические последствия разнообразны и разрушительны для экономики - это рост издержек бизнеса, упущенные возможности - торможение экономического роста, нецелевое использование бюджетных средств, в конечном счете - снижение уровня благосостояния людей. В результате, падение международного авторитета страны, ухудшение инвестиционной привлекательности нашей экономики, особенно со стороны иностранных инвесторов, не всегда готовых работать по «нашим» правилам. А те, кто оказывается в состоянии работать и в таких условиях, как правило, решает краткосрочные задачи, откладывая на потом принятие долгосрочных, стратегических решений.

В России существует важная проблема ментального характера. К сожалению, цивилизованный бизнес у нас по-прежнему многими воспринимается не как основа экономики, прогресса и богатства страны, а как «дойная корова» - некий объект для «экспроприации», пусть не в буквальном, а видоизмененном, современном виде. Как показывают опросы, власть рассматривает бизнес как «кошелек» или «младшего партнера», а открыть и содержать бизнес в нашей стране совсем не просто. И это при том, что обычно в странах развитие бизнеса всячески поощряется.

В свое время в Китае, в Чанчуньской зоне развития, была развернута кампания за качественное обслуживание инвесторов под лозунгом «Инвестор - наш бог!», а в Далянской зоне технико-экономического развития в провинции Ляонин вся политика была направлена на «привлечение, обеспечение и обогащение коммерсантов». Необходимо подчеркнуть: «обслуживание», «бог», «обогащение», а вовсе не «окупаемость», «компенсация», и тем более «социальная ответственность бизнеса».

Повышение степени экономической свободы, развитие конкуренции, повышение эффективности государства, улучшение инвестиционного климата, оптимизация налогов, ужесточение финансовой дисциплины в бюджетной сфере – и необходимость в ужесточении преследования предпринимателей в форме уголовного наказания может оказаться невостребованной. Государство обязано заняться созданием наилучших условий для предпринимательства и инвестиций. Безусловно, оно не должно терять контроль над бизнесом. Но ему не стоит также заниматься излишним вмешательством в процесс принятия частных коммерческих решений, а напротив – помогать, упрощать и делать доступным этот процесс.

В Энциклопедии Д.Дидро и Ж.Д’Аламбера утверждалось, что «налоги в государстве – это как паруса на корабле; они должны его направлять, обеспечивать и доводить до гавани, но не обременять его, не держать постоянно в море и в конце концов потопить». Если органы власти ошиблись с размером «парусов», означает ли это, что инициативные попытки предпринимателей несмотря ни на что «добраться до берега» достойны лишь порицания или наказания? Да еще, чего доброго, уголовного? Или стоит рассматривать соответствующее поведение предпринимателей, в первую очередь, как индикатор ранее принятых государством ошибочных решений, которые незамедлительно необходимо скорректировать?

Не случайно, именно налоговая и бухгалтерская отчетность являются камнем преткновения для российского бизнеса, а уголовное право завершает дело. При этом уголовный закон, конечно, не только не может решить всех проблем - чем меньше он их будет решать, тем будет лучше для экономической жизни в стране.

Вместе с тем, проблема искусственной криминализации бизнеса - шире и собственно уголовного преследования, и запретительных экономических условий: формирование деловых, конструктивных отношений между бизнесом и властью невозможны без обеспечения прозрачности и открытости действий самой власти, свободы ее критики. Что могут обеспечить только реальная многопартийность, сменяемость власти, равный доступ к средствам массовой информации, свобода ее распространения и другие институты гражданского общества.

Очевидно, что искусственная криминализация наносит тяжелый удар по экономическому развитию страны. Она ведет к инерционной модели поведения предпринимателя – к пассивной форме реализации стратегии выживания, которая характеризуется сокращением производственных затрат путем сворачивания производства, сокращения занятости, снижением технологического уровня производства, задержкой платежей кредиторам, в государственный бюджет и внебюджетные фонды, «утечкой мозгов» и выводом заработанных в России капиталов за рубеж.

Понятно, что такая система ограничивает появление новых игроков на рынке, ослабляя конкуренцию - новые, неокрепшие компании не всегда смогут удовлетворить соответствующие запросы. В качестве факторов, тормозящих развитие бизнеса, предприниматели обычно называют административные барьеры, коррупцию, высокий уровень налогообложения. Оставляя за скобками угрозу личной свободе предпринимателя, когда все разговоры о предпринимательской деятельности становятся беспредметными.

В этом случае возникает непрекращающаяся забота не о бизнесе и его развитии, а о создании, прежде всего, каких-то секретных, полусекретных способов защиты. Как от разного рода уголовных элементов, так и от государства, а также от той пограничной сферы, в которой уголовные элементы и некоторые элементы государства трудно различимы по их воздействию на бизнес. Следовательно, каждый участник экономической деятельности неизбежно вынужден стремиться к достижению двух целей одновременно – самосохранения и достижения экономического результата. Понятно, что чем более агрессивен правопорядок, тем большее количество ресурсов приходится отвлекать для самосохранения, и тем труднее достичь экономического результата.

Импульсы, которые исходят из низов бизнеса, в лучшем случае, звучат примерно так: «Бизнесмены сидят на заборе, одна нога там, другая – здесь». Российская экономика и на индивидуальном уровне, семейном, и на мелком фирменном, и в крупных фирмах за последние 20 лет сформировалась таким образом, что едва ли не все предприниматели стремятся делить свое состояние на две части: одну они держат в России, в рисковой зоне, где они зарабатывают высокую норму прибыли, и вторую часть - на Западе в качестве гарантии, «про запас».

Ограниченная рамками несовершенного уголовного законодательства предпринимательская инициатива ведет к тяжелым экономическим последствиям, таким как:



  • консервация унаследованной от прошлого структурной деформации экономики;

  • низкая конкурентоспособность национальной экономики, вызванная отсталостью технологической базы большинства отраслей, ее высокая энергоемкость и ресурсоемкость;

  • недостаточная развитость и высокий уровень морального и материального износа объектов инфраструктуры;

  • низкий уровень разведанности минерально-сырьевой базы и ограниченные невозможности вовлечения ее ресурсов в хозяйственный оборот;

  • ухудшение состояния научно-технического потенциала страны, потеря позиций на отдельных направлениях научно-технического развития, в том числе и в результате "утечки мозгов" за рубеж и в другие сферы деятельности, утрата престижности интеллектуального труда;

  • вытеснение отечественных товаропроизводителей зарубежными фирмами с внутреннего рынка и сдерживание их выхода на внешние рынки;

  • высокий уровень регионального и отраслевого лоббизма при принятии управленческих решений;

  • низкая инвестиционная активность;

  • отсутствие новых рабочих мест или сокращение существующих, смена профиля деятельности предприятий;

  • решение краткосрочных экономических задач в ущерб долгосрочным, оказание предпочтения текущим расходам в ущерб капитальным;

  • потенциальная угроза возникновения социальных конфликтов, в том числе из-за несовершенства механизма оплаты труда, роста безработицы, стратификации населения, снижения качества и уровня образования и здравоохранения;

  • закрепление монопольным положением ряда экономических субъектов и их злоупотребление таким положением;

  • низкая финансовая и договорная дисциплина агентов рынка;

  • управление экономикой с помощью ее криминализации и коррупция, т.е. сращивания бюрократии и бизнеса;

  • массовое сокрытие доходов и уклонение от уплаты налогов;

  • ограничение притока иностранного капитала и отток отечественного за границу.

В результате происходит накопление долговременных разрушительных тенденций в условиях воспроизводства ключевых элементов хозяйственной системы:

  • в состоянии и эффективности использования производственного инновационного и научно-технического потенциала страны;

  • в экономических отношениях хозяйствования и управления;

  • в социальной сфере;

  • в состоянии окружающей среды;

  • в системе федеративных отношений и в региональной экономике.

В результате, под воздействием государства, безосновательно относящего предпринимательскую деятельность к сфере криминальных деяний, возникает модель экономики, при которой значительная часть ресурсов вкладывается не в функционирование и развитие бизнеса как такового, а расходуется на устранение рисков реального правопорядка, содержащего в качестве неизбежной составляющей необоснованную уголовную репрессию в отношении лиц, использующих свою частную собственность для ведения предпринимательской деятельности. Очевидно, необходимо найти грань, где борьба с экономическими преступлениями обеспечивает эффективное функционирование бизнеса, а не уничтожает его, выбивая наиболее активную часть населения из экономической жизни.

Предпринимательство – это особый вид деятельности, неизбежно связанный со взаимоотношениями с госорганами. Без предпринимательского куража, игры, свободы, чувства коммерческого риска действия предпринимателя становятся примитивными и в конечном счете неконкурентными. Поэтому нужны чрезвычайно тонкие правовые инструменты, чтобы отделить здоровое и совершенно нормальное стремление к повышению эффективности предпринимательской деятельности от попыток обойти закон ради создания привилегированных условий для своего бизнеса. И тем самым подорвать равные конкурентные условия на рынке.

Кроме того, действует своего рода «предпринимательская пирамида», когда возможность больше заработать стимулирует расширение производственной деятельности, а никак не праздность и проедание капитала. И наоборот, угнетение предпринимательства с помощью уголовного закона только уничтожает экономическую деятельность, сокращает налогооблагаемую базу и, в лучшем случае, сдерживает рост уровня жизни людей, а в худшем – ведет к его падению.

О перекосах и недостатках в регламентации в УК деяний экономического характера свидетельствует и официальная статистика. С начала 2009 года подразделениями правоохранительных органов было выявлено свыше 428 тыс. преступлений экономической направленности, из них 74 тыс. 465 преступлений - в крупном и особо крупном размере, окончено производство по 314 тыс. уголовным делам данной категории, из них 15,46 тыс. в отношении организованных преступных групп. В суды направлены уголовные дела почти о 254 тыс. преступлениях. К уголовной ответственности на конец прошлого года привлечены свыше 106 тыс. человек. В России, по оценке СКП, размер материального ущерба, причиненного экономическими преступлениями в 2009 году, составил свыше 1 триллиона рублей.

При этом разительно не совпадает статистика привлечения к уголовной ответственности и осуждения. Так, за преступления главы 22 УК РФ в 2007 году выявлено 27.619, осуждено 13.245 (т.е. 48%) лиц; в 2008 году, соответственно, выявлено 27.996, осуждено 11.403 лица (40,7%). Такая же ситуация по конкретным статьям. Например, по официальной статистике за 2008 г., по ст. 169 УК (воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности) осуждено 8 человек из 10 выявленных (80%); по ст.171 УК (незаконное предпринимательство) – выявлено 1.858 лиц, осуждено 930 человек (50,1%); по ст.171.1 УК (оборот немаркированной продукции) - соответственно, 54 и 27 (50%); по ст.172 УК (незаконная банковская деятельность) – 27 и 13 (48,1%); по ст.173 УК (лжепредпринимательство) - 175 и 69 (39,4%); по ст.174 УК («отмывание» «чужих» доходов) - 169 и 84 (49,7%); по ст.174.1 УК («отмывание» «своих» доходов) - 2.633 и 755 (28,7%!); по ст.177 УК (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности) – 96 и 50 (52,1%); по ст. 178 УК (недопущение, ограничение или устранение конкуренции) - 7 и 2 (28,6%); по ст. 180 УК (незаконное использование товарного знака) – 194 и 124 (63,9%); по ст.183 УК (незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую, банковскую тайну) – 86 и 43 (50%); по ст. 199.1 УК (неисполнение обязанностей налогового агента) - 1.261 и 267 (21,2%); по ст. 199.2 УК (сокрытие имущества от налоговых взысканий) - 874 и 370 (42,3%). По остальным составам, как правило, количество выявляемых преступников вообще составляет единицы.

Подобная статистика позволяет сделать некоторые выводы. Прежде всего, масштабы уголовного преследования бизнеса вызывают серьезные опасения, даже несмотря на значительные различия в привлечении и осуждении за совершение преступлений. Очень тревожным фактором является и само это различие; оно может означать, что в целом ряде случаев уголовные дела против представителей бизнес-сообщества возбуждаются с осознанием невозможности судебной перспективы, для того, чтобы таким образом ограничить его экономическую свободу.

Большой разрыв между выявленными нарушителями и привлеченными к уголовной ответственности применительно к отдельным преступлениям может означать и высокий риск коррупционных отношений в этой сфере. Многие дела просто «не доводятся» до суда по убедительным «просьбам» заинтересованных лиц, либо их вообще не планировалось доводить до судебного процесса – для рейдерского захвата, получения доступа к коммерческой тайне достаточно, зачастую, самого факта возбуждения уголовного дела.

При этом следует иметь в виду, что в 2009 году Верховный суд РФ рассмотрел 1 миллион 100 тысяч уголовных дел в отношении 1 миллиона 264 тысяч человек, среди которых было немало тех, кто подвергся преследованию по делам, которые формально не относятся к т.н. экономическим, но само их возбуждение явилось прямым следствием либо конкретных экономических интересов, либо стремления предпринимателей обойти неэффективное или даже по сути запретительное государственное регулирование экономической деятельности.

Кроме того, принимая во внимание сложности в выявлении, раскрытии, расследовании экономических преступлений, трудности квалификации, нельзя не констатировать, что идет существенная перегрузка правоохранительной и судебной системы: эффективность такой работы низка.

Если сегодня чаще освобождают от ответственности или наказания, чем наказывают за определенные преступления, значит, пора поднимать вопрос о декриминализации, как минимум, частичной, ряда деяний. В противном случае не соблюдается принцип экономии уголовной репрессии – уголовное преследование осуществляется в отношении лиц, на которых вполне можно было бы воздействовать силами административного, гражданского, финансового и других отраслей права.

Речь естественно не идет об оправдании преступлений в сфере экономики. Однако нужно отдавать себе отчет в опасности пилить сук, на котором сидит вся экономическая жизнь в стране. Необходимо трезво оценивать деяния предпринимателей: повредили они экономике, или ей повредило наказание предпринимателей? Кто, в конце концов, будет обеспечивать рост ВВП и наполнять бюджет страны?

Какими бы не были причины низкой эффективности применения тех или иных уголовно-правовых норм, необходимо поднять вопрос о реформировании соответствующих сфер уголовного законодательства и практики его применения. Исправить положение не удается Верховному Суду РФ – его разъяснения, даваемые в рамках постановлений Пленума, не только не всегда способны исправить сложившуюся негативную практику, но иногда, к сожалению, лишь усугубляют ситуацию. Поэтому более эффективным, надежным, соответствующим демократическим традициям методом выглядит реформа уголовного законодательства, что поставит заслон непозволительному расширительному толкованию (на грани с аналогией) положений закона, позволит законному бизнесу не бояться использования УК для оказания давления на него.

В настоящее время не замечать недостатки уголовно-правового регулирования уже невозможно. Сложившиеся социально-экономические отношения свидетельствуют о том, что реформа уголовного законодательства в сфере охраны экономики не просто важна, а жизненно необходима для успешного развития предпринимательской и иной экономической деятельности в нашей стране. Это понимает и сам законодатель, который за все время действия УК РФ 1996 г. неоднократно вносил поправки в статьи об экономических преступлениях. На сегодняшний день было принято уже 72 федеральных закона, которыми вносились изменения в УК РФ, из них 21 федеральный закон (29,2%) реформировал Раздел VIII «Преступления в сфере экономики» УК РФ.

Кроме того, напрямую затрагивали существо уголовно-правового регулирования и меняли его федеральные законы по изменению административного законодательства (в частности, понятие мелкого хищения, и не только) и законодательства так называемых позитивных правовых отраслей; решения Конституционного суда РФ. Однако опасность отдельных поправок уголовного законодательства заключается в том, что они по большей части лишь усугубляют те недостатки и изъяны уголовно-правового регулирования, на которые указывалось выше.

Исправить сложившуюся ситуацию нужно, прежде всего, путем концептуального, научно обоснованного и системного изменения базовых правовых предписаний уголовного права. Необходимо четко представлять себе экономические последствия реформирования уголовного законодательства, т.е. то, какой экономический эффект могут иметь предлагаемые изменения и дополнения уголовного права на сферу экономической деятельности. Эффективное правовое регулирование экономической деятельности требует согласованности предписаний разных нормативных актов различных отраслей права, а также норм самого УК РФ. Такая постановка вопроса означает не просто внесение очередных предложений по совершенствованию законодательства, а предполагает рассмотрение некоторых новых аспектов развития уголовного права.

Именно поэтому пришла пора разработать комплексную концепцию по реформированию уголовного экономического законодательства и предложить, в соответствии с ней, новый вариант Раздела VIII «Преступления в сфере экономики» Уголовного кодекса РФ, лишенный указанных выше и иных недостатков. Существование подобной концепции позволит при принятии изменений уголовного закона не только сформулировать качественные уголовно-правовые нормы, позволяющие оперативно и адекватно реагировать на общественно опасные деяния в сфере экономики, но и защитить экономические отношения от излишнего вмешательства правоохранительных органов.

Приоритеты развития государства определены в Конституции, в программных документах, в Гражданском кодексе и ином законодательстве. Основой для развития экономики и становления гражданского общества являются частная собственность, свобода предпринимательства, защита и поддержка законопослушного предпринимателя.

Задача Концепции - обеспечить внутреннее единство всех составов преступлений, касающихся сферы экономики. И в качестве краеугольного камня, обеспечивающего такое единство, должна выступать цель уголовно-правовой охраны: создание правопорядка, стимулирующего развитие экономики. Данная цель поможет определить границы уголовной репрессии и избежать превращения уголовного права в «вещь в себе».

В отношении Уголовного кодекса нужно (i) выработать предложения по тем положениям общей и особенной части, которые создают угрозу привлечения к ответственности законопослушного предпринимателя, или (ii) которые несут риск применения чрезмерной ответственности к предпринимателям как при наличии вины так без нее, или (iii) которые способствуют безнаказанности виновных лиц за вмешательство в предпринимательскую деятельность.

Уголовное право не может прямо регулировать экономические отношения или непосредственно вмешиваться в них, поскольку этим занимаются другие отрасли права: уголовное право должно охранять эффективную экономику уголовно-правовыми средствами, создавая правопорядок, поддерживающий безопасность и стабильность права собственности и стимулирующий эффективную экономику. Вместе с тем, такой правопорядок невозможен без соблюдения прав и свобод личности.

Вместе с уголовным системного реформирования требует уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство. Сверх этого, необходимо совершенствование административного законодательства, законодательства, регламентирующего порядок проведения проверок предпринимательства, законодательство о борьбе с коррупцией. Важным является приведение законодательства в соответствии с международными договорами и наилучшей зарубежной практикой.

При проведении исследований относительно учета наиболее опасных для бизнеса направлений репрессивных действий государства, может быть применен анализ социологической, статистической, юридической информации, включающий изучение доступной официальной статистики, профильных публикаций, экономической статистики, проведение социологических исследований.

Научная экспертиза законодательства должна стать обязательным этапом законотворческих процессов, без которого закон не может быть принят.

Заключительные замечания

Государственная дума России недавно приняла президентский закон, касающийся содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в экономических преступлениях. Соответствующие изменения вносятся в Уголовный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс, а также в законы о порядке выезда из РФ и въезда в РФ и о госрегистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Это важный шаг в правильном направлении. Однако необходимо последовательно и быстро двигаться дальше.

Отсутствие экономического смысла в дальнейшем закручивании гаек, признание опасности уголовно-правового управления экономикой, чреватого нанесением серьезного ущерба формированию предпринимательского сословия в России, что в последнее время де факто признано властями и уже находит свое отражение в многочисленных законодательных инициативах по реформированию уголовного законодательства, формированию антикоррупционного, внесению изменений в антимонопольное и т.п. Задача состоит в том, чтобы придать процессу правового реформирования регулярный, технологический характер без какого-либо налета политиканства и кампанейщины.

Масштабы репрессий по так называемым предпринимательским статьям УК РФ сами по себе являются очевидным свидетельством того факта, что массовые нарушения законодательства порождены прежде всего его несовершенством, системными сбоями в экономической политике, а такие понятия как обоснованность или соразмерность наказания подчас вступают в прямое противоречие с задачей обеспечения экономического роста в нашей стране, отрицательно сказываясь на уровне жизни ее граждан.

Реформирование законодательства, направленного на создание правовых условий для роста предпринимательской активности населения, предполагает выявление многочисленных прямых и обратных связей между этими явлениями. Поэтому экономическая оценка недостатков российского законодательства должна носить комплексный характер, включая в себя анализ разнообразных прямых и косвенных экономических эффектов.

Необходимо осознать масштабы административного, силового и коррупционного воздействия на бизнес и катастрофические последствия такого комплексного удара по экономике страны, по ее настоящему и будущему. При этом нужно иметь в виду, что все три составляющие - "искусственная", "криминализация", "бизнеса/делового оборота" – необходимо оценить и вместе и порознь: негативные и опасные социально-экономические последствия, масштаб которых было бы полезно попробовать оценить. Включая прямые экономические эффекты, а также косвенные, которые могут найти свое выражение прежде всего в демотивации честного ведения делового оборота на основе вековых базовых цивилистических постулатов (воля, интерес, презумпция добросовестности и т.п.) со всеми вытекающими последствиями.

Как оценить экономический эффект от  заведомо незаконного и необоснованного применения уголовного права к регулированию делового оборота с целью перераспределения (отъёма) активов, установления силового/бюрократического контроля над самим процессом осуществления бизнеса и над его субъектами?

Помимо неадекватного применения уголовно-правовых норм экономические последствия т.н. «искажения правого поля» могут возникать в результате еще двух факторов: воздействия квазинорм, возникших в результате неправового толкования судебными органами, а также собственно и правоприменительной деятельности. Какие именно последствия из этого проистекают, каковы транзакционные издержки, поддаются ли они выявлению и подлежат ли обсчёту, надеемся, смогут сказать социологи и экономисты.

Все заинтересованные специалисты приглашаются к участию в обсуждении правовых и экономических проблем отечественной экономики, инструментов оценки влияния норм права на экономические процессы. Приветствуются все замечания и все предложения.

Результаты проекта будут адресованы официальным лицам, принимающим решения в области экономического регулирования, политической и финансовой элите, юридическому сообществу, экономическим экспертам.






Смотрите также:
Декриминализация бизнеса: необходимость совершенствования уголовного законодательства в экономической сфере
288.86kb.
1 стр.
Законодательства о преступлениях в сфере экономической деятельности. Система преступлений в сфере экономической деятельности. Категории и группы преступлений в сфере экономической деятельности
31.16kb.
1 стр.
О несоответствии норм уголовного и уголовно процессуального законодательства, определяющих основания и порядок освобождения
38.78kb.
1 стр.
Актуальность борьбы с экономической преступностью очевидна, поскольку она является одной из серьезных угроз для безопасности России
49.36kb.
1 стр.
Оаэ последствия диверсификации
83.74kb.
1 стр.
Прокуратура Сабинского района пресекла нарушения законодательства в сфере ветеринарии
10.06kb.
1 стр.
Экзаменационные вопросы по экономической истории Беларуси
51.13kb.
1 стр.
Информация о проведении проверки соблюдения законодательства, регламентирующего деятельность объектов игорного бизнеса
11.66kb.
1 стр.
Информация о проведении проверки соблюдения законодательства, регламентирующего деятельность объектов игорного бизнеса
11.89kb.
1 стр.
«Перспективы развития и совершенствования законодательства по вопросам социальной политики в Свердловской области»
90.44kb.
1 стр.
Рабочая программа дисциплины (модуля) Ответственность за преступления в сфере экономической деятельности
696.67kb.
4 стр.
Проблемы совершенствования модели человека в современной экономической теории 08. 00. 01 Экономическая теория
277.5kb.
1 стр.