Главная
страница 1


Академик Г.А.Месяц:

Суть науки могут понять только те люди, которые сами активно в ней работают

Вице-президент РАН, председатель Совета по координации деятельности региональных отделений и региональных научных центров РАН, директор Физического института им. П.Н. Лебедева РАН Геннадий Андреевич Месяц ответил на вопросы «Академии».

Можно ли говорить о типичных проблемах региональных центров Академии наук? В чем их суть?

— К типичным проблемам научных центров академии можно отнести кадры и финансирование. В РАН имеется, как минимум, два типа центров. Есть центры, которые получают деньги и распределяют их по институтам. К другому типу относятся научные центры, объединяющие самостоятельно работающие научные учреждения. Деятельность этих учреждений осуществляется под руководством научных отделений РАН. Имеется и «смешанный» организационный тип, когда одни институты получают деньги от центра, а другие от отделения. Но основной принцип должен быть таким: председатель регионального научного центра помогает в организационно-хозяйственной работе и в подборе кандидатуры директора. Однако окончательное решение по кандидатуре директора принимает, конечно, отделение РАН. Я сторонник такого подхода: деятельностью научного учреждения в регионе должны руководить специализированные отделения РАН, а региональным центрам должна отводиться роль координатора хозяйственной деятельности и организатора разработки региональных программ (экологических, региональных, гуманитарных и т. д.).

Такому принципу мы следовали в Уральском отделении РАН при организации новых Центров и институтов в 80-е годы. Тогда было создано более 20 институтов, работавших в составе отделений АН СССР. Главным критерием работы института был уровень его научной деятельности.

Конечно, общей типизации трудно придерживаться. Например, Владикавказский научный центр — нетипичный, он двойного финансирования — РАН и Правительства Республики Северная Осетия — Алания.

Геннадий Андреевич, период утверждения нового Устава РАН был для сотрудников академии волнительным. Примерно год назад в министерстве образования и науки утвердилось понимание, что Академия наук должна сохраниться в ее нынешнем виде. Как бы вы сейчас охарактеризовали ситуацию? Все проблемы решены?

— Одной из концепций реорганизации академии, появившихся в прошлые годы, предусматривалось оставить в России 100—200 институтов. Но их только в РАН более 400. Создавалось такое впечатление, что авторы реформ намерены были закрыть все институты, потому что от них, по мнению реформаторов, никакой пользы нет. Это средневековый подход к науке. Понять этого не могу: речь идет о стране, которая так много сделала, которая внесла такой огромный вклад в мировую науку, достигла гигантского прогресса. И вдруг такое средневековое понимание роли науки. В отечественной науке нет больше организаций, кроме МГУ и ряда вузов, с уровнем фундаментальных исследований, равным Академии наук. Я рад, что мы уходим от такого понимания науки.

В юридическом плане за последние три года РАН продвинулась очень сильно, так как Правительство утвердило Устав РАН и Программу фундаментальных исследований на пять лет.

По любому вопросу, требующему глубокого понимания, руководство страны обращается в Академию. Некоторое время назад, например, президент страны пригласил академика Л. Зеленого, директора Института космических исследований. Он прочитал несколько лекций о космосе. Выступая по телевидению, президент В.В. Путин выразил академику благодарность. Таких примеров можно назвать много. Ученые РАН встречались с президентом страны, когда речь шла об истории России, информатике, генетике, экологии Байкала, энергетике, этнографии и т.д. Я мог бы назвать целые области деятельности, где без РАН в России вообще ничего не будет. Например, вся геодезическая служба предсказания землетрясений, космическая медицина, мировая система регистрации атомных взрывов, научные исследования в космосе, научные предсказания полезных ископаемых, а также генетика, археология, этнография и т. д. находятся в РАН. Академия наук полностью осуществляет издание научной литературы в стране. За это не возьмется никакое частное предприятие, так как это нерентабельно.

И даже в том случае, если ученые РАН в настоящее время иногда не могут получить такие же результаты, какие имеют их коллеги в Европе или в Америке (так как у нас пока нет соответствующих современных приборов), все равно есть предел, ниже которого великая страна, которой Россия является, не должна опускаться: это понимание того, что в мире происходит в той или иной области науки. Если мы опустимся до такой стадии, что не поймем, почему работает тот или иной созданный за границей прибор, как реализовать тот или иной эффект или как действует вновь созданное оружие, то мы окончательно отстанем. Потому что это оружие мы никогда не получим ни от кого и нам никто его не продаст. Есть целые области высоких технологий, приобретение которых нам недоступно или обусловлено унизительными мерами. Например, покупка супер-компьютеров происходит только под полным контролем поставщиков-производителей. Мы обязаны вести стратегические разработки у себя. Заместитель премьер-министра С.Б. Иванов недавно сказал, что у нас в действующем вооружении имеются импортные компоненты. В любой момент их могут перестать нам продавать. Поэтому нам надо работать над импортозаменением ряда изделий. Здесь тоже не обойтись без фундаментальной науки.

Общее финансирование фундаментальной науки в России составляет не более одного процента от бюджетного финансирования науки в странах «восьмерки». А мы говорим об эффективности или неэффективности. Не говорю уже, что и так все трудно. Молодежь в науку не идет. У молодого научного сотрудника нет средств приобрести квартиру. Человек не заработает за всю жизнь столько, сколько необходимо, например, для покупки квартиры в Москве. Идея ипотеки в научных учреждениях почти не работает. Эти проблемы надо решить. И тогда у науки будет будущее.

По-настоящему дух науки, ее суть и особенности могут понять только те люди, которые сами в ней активно работают. Некоторые считают, что если ты точно пришел в 9 часов утра на работу, а ушел в 6, то ты обязательно работал. Неправда это! Научный сотрудник всегда в поиске. Важен результат. Поставь задачу — и не тронь человека. Спроси его в нужное время. Где он решил, как решил — не так важно. Важен конечный результат.

Мне довелось руководить многими научными организациями, и всегда я придерживался такого подхода к делу. Ученому нужна свобода — этого многие не понимают. Если человек талант­ливый — он все сделает. Ничего более интересного в жизни нет, чем ощутить, что ты делаешь что-то новое, решаешь важную научную задачу.

Нельзя позволять шельмовать науку. Тем более что ученые работают в тяжелых условиях. Безусловно, ситуация улучшается, наступила некоторая стабилизация в результате преобразований, которые идут. В зарплате, во всяком случае. Я сейчас был в научном центре Кабардино-Балкарии. В КБНЦ средняя зарплата ученых выше, чем в других институтах, поэтому к ним уже потянулись молодые ученые и студенты.

Обсуждается вопрос о земельных отношениях. Как вы считаете, он более актуален для Москвы или для регионов?

— Как известно, принят «Закон о жилищном строительстве…». Он, конечно, актуален и для Москвы, и для регионов, так как земли РАН из бессрочного пользования переходят в специальный Фонд земель. Ответить однозначно, что принятые решения плохи, не могу. В советское время земля никакой цены не имела. Под взрывные полигоны и другие цели выделялись тысячи гектаров земли. Сейчас этих работ нет. Эта земля излишняя. За нее нужно платить налог. В РАН всего около 300 тысяч гектаров земли. Имеются земельные площади и в других академиях. Необходим хозяйский подход. Иметь землю впрок без предполагаемого использования, как это делалось раньше, трудно. Предстоит определить земли для научного назначения. Это биология, сельскохозяйственная наука, исследования космоса, когда на огромной территории расположены телескопы, заповедники и другое.



С другой стороны, как мы будем решать жилищную проблему? Если у нас в Академии не будет земли, то как в будущем развивать институты? Есть согласие руководства страны, что Академии необходимо строить каждые пять лет полторы тысячи квартир. Тогда удастся на двадцать процентов обновить научные коллективы. Я считаю, что сейчас земельный вопрос в РАН один из самых главных. Мы можем остаться без всякого будущего.

Подготовил А. Березняк

Беседа состоялась во время работы Совета по координации в Юнц ран в ростове


Смотрите также:
Академик Г. А. Месяц: Суть науки могут понять только те люди, которые сами активно в ней работают Вице-президент ран, председатель Совета по координации деятельности региональных отделений и региональных научных центров ран
54.37kb.
1 стр.
Сопредседатель Консультативного научного Совета Фонда
50.7kb.
1 стр.
Отделение общественных наук ран научный совет ран по методологии искусственного интеллекта
298.81kb.
1 стр.
Язык, культура, общество
104.77kb.
1 стр.
История российской государственности
22.68kb.
1 стр.
Программа пятого Международного Форума «Инновационное развитие через рынок интеллектуальной собственности»
128.46kb.
1 стр.
Вице-президент ран академик А. Ф. Андреев
60.94kb.
1 стр.
Челышев Евгений Петрович, академик ран, председатель Научного совета ран по изучению и охране культурного и природного наследия. Цивилизационный путь России: исследовательская программа
47.65kb.
1 стр.
Отчет секции сейсмологии и физики недр Земли о работе в 2008 г
37.99kb.
1 стр.
Программа конференции «Нанотехнологии производству 2007»
267.81kb.
1 стр.
Программный комитет: И. Р. Плеве, ректор сгту, профессор, д и. н. (председатель) А. А. Сытник
72.98kb.
1 стр.
Отчет секции сейсмологии и физики недр Земли о работе в 2012 г
42.51kb.
1 стр.