Главная
страница 1 ... страница 2страница 3страница 4

(b) Предполагаемая неспособность защиты права на жизнь Мовсара Хамзатова

156. Суд напоминает, что статья 2, гарантирующая право на жизнь и устанавливающая обстоятельства, при которых может быть оправдано лишение жизни, является одним из наиболее фундаментальных положений Конвенции, отступление от которого в мирное время не допускается в соответствии со статьей 15. Ситуации, при которых лишение жизни может быть оправдано, являются исчерпывающими и должны толковаться узко. Применение силы, которое может привести к лишению жизни допустимо только в случае "абсолютной необходимости" для достижения какой-либо цели, обозначенной в подпунктах (а), (b) и (c) пункта 2 статьи 2. Термин указывает на то, что требуется проведение более строгой и обязательной проверки необходимости, чем проверка стандартно применяемая проверка для определения того, является ли акт государственной власти "необходимым в демократическом обществе" согласно пунктам 2 статей 8-11 Конвенции. Следовательно, применение силы должно быть в строгой мере пропорциональным для достижения разрешенных целей. В свете важности защиты, предлагаемой статьей 2, Суд может подвергнуть лишение жизни самому тщательному рассмотрению, особенно если умышленно применялась смертоносная сила, принимая во внимание не только действия представителей государства, которые фактически применяли силу, но и сопутствующие обстоятельства, включая такие вопросы как планирование и контроль согласно освидетельствованию (дело МакКанн и другие портив Великобритании (McCann and Others v. the United Kingdom), 27 сентября 1995 г., 3§§ 146-50, Серия A №324).

157. В дополнение к изложенным обстоятельствам, при которых лишение жизни может быть оправдано, статья 2 подразумевает основную обязанность Государства по обеспечению права на жизнь путем создания соответствующей правовой и административной основы, определяющей ограниченное число обстоятельств, при которых сотрудники правоохранительных органов могут применять силу и огнестрельное оружие в свете соответствующих международных стандартов (см. дело Макарацис против Греции (Makaratzis v. Greece) [GC], № 50385/99, §§ 57-59, ЕСПЧ 2004-XI, и дело Начова и другие против Болгарии (Nachova and Others v. Bulgaria) [GC], №№ 43577/98 и 43579/98, § 96, ЕСПЧ 2005-VII). Кроме того, национальное законодательство, регулирующее деятельность правоохранительных органов, должно обеспечить существование системы адекватных и эффективных защитных мер против произвола и злоупотребления силой, а также против предотвратимых происшествий (см. дело Макарацис, упомянутое выше, § 58). В частности, сотрудники правоохранительных органов должны быть обучены определять, имеется ли абсолютная необходимость использования огнестрельного оружия, не только на основании буквы соответствующих правил, но также с учетом преобладания уважения к человеческой жизни как к фундаментальной ценности (см. дело Начова и другие, упомянутое выше, § 97).

158. В данном деле власти признают, что Мовсар Хамзатов был убит в результате перестрелки федеральными военнослужащими 23 октября 2001 года. Примечательно, Государство обязано убедить Суд в том, что сила, используемая военнослужащими, была быть абсолютно необходима и, следовательно, не выходила за рамки достижения одной из целей, предусмотренных пунктом 2 статьи 2 (см. дело Мансуроглу против Турции (Mansuroğlu v. Turkey), №43443/98, §§ 77 78, 26 февраля 2008 г., и дело Есмухамбетов и другие против России, №23445/03, § 140, 29 марта 2011 г.).

159. В связи с этим, Суд, прежде всего, отмечает то, что способность оценки обстоятельств, связанных со смертью родственника заявителя, в том числе имеющейся нормативной и законодательной базы, затруднена неспособностью властей предоставить полную копию материалов дела, а также обеспечить надлежащее качество предоставляемых документов.

160. Власти приводят аргументы о том, что применение смертельной силы в данном деле является оправданным подпунктам (a) и (b) пункта 2 статьи 2 Конвенции. В той мере, в которой они понимаются для предъявления требования о том, что преследовалась цель произведения законного ареста лиц, находящихся внутри автомобиля ВАЗ-2109, и, в частности, Мовсара Хамзатова, Суд не может не отметить то, что служащие немедленно покинули место преступления сразу после перестрелки, не принимая каких-либо мер для сообщения об инциденте органам власти. Этот факт вызывает серьезные сомнения по поводу намерений произведения законного ареста родственника заявителя и применимости подпункта (b) пункта 2 статьи 2.

161. Далее отмечается то, что у пассажиров автомобиля ВАЗ не было обнаружено огнестрельного оружия или свидетельств наличия огнестрельного оружия в ходе внутреннего расследования, что противоречит утверждению властей о том, что служащим оказывалось вооруженное сопротивление. В любом случае, даже предполагая наличие риска незаконного насилия или использования смертельной силы в данном деле в вышеуказанных целях, Суд не считает, что власти в должной мере учли использование силы, которое привело к смерти Мовсара Хамзатова.

162. В частности, Суд изначально учитывает, что при заявлении о том, что федеральные военнослужащие, участвующие в инциденте 23 октября 2001 года, действовали в полном соответствии с внутренним законодательством, Государство-ответчик не предоставило копии законодательных актов или нормативов, а также не привело юридические акты, на которые оно ссылается.

163. В той мере, насколько подразумевается ссылка на президентские указы или постановления правительства, как упоминается в пунктах 116-120 выше, Суд отмечает, что они не смогли предоставить копии соответствующих документов, что является неприемлемым. В любом случае, изучив указанные документы, Суд отмечает, что указы №№1833 и 2137 были недействительны на момент рассматриваемых событий (см. пункты 119 и 120 выше). Что касается остальных законодательных актов, власти не смогли объяснить, каким образом они имеют отношение к факту смертельного использования огнестрельного оружия военнослужащими против родственника заявителя при обстоятельствах данного дела, и с учетом содержания тех документов, Суд также не может считать их применимыми в качестве ссылки на указы.

164. Соответственно, Суд считает, что власти не смогли продемонстрировать то, что подходящая законодательная база, относящаяся к использованию смертельной силы, и, в частности, огнестрельного оружия, военнослужащими, которое имело место, если так, то содержатся ли в ней ясные охранные положения для предотвращения самовольного лишения жизни для соблюдения требования законной защиты права на жизнь, которое предусмотрено статьей 2 Конвенции.

165. Власти заявляют, что транспортное средство, в котором находился родственник заявителя, передвигалось во время комендантского часа, и военнослужащим пришлось прибегнуть к использованию смертельной силы, потому что пассажиры транспортного средства отказались реагировать на сигналы об остановке и оказали вооруженное сопротивление, ранив военнослужащего З. Однако Суд считает, что доводы властей нельзя считать достоверными и подтвержденными либо выводами местного расследования, либо выборкой документов из материалов уголовного дела.

166. В частности, расследование не установило, что родственник заявителей был действительно убит во время комендантского часа; ни в одном из решений следователей, в действительности, комендантский час не упоминался (см. пункты 63 и 66 выше). Для Суда также не является убедительной ссылка властей на указ от 10 мая 2000 г., поскольку Суд не нашел каких-либо указаний для предположения того, что указ имел силу во время происшествия расследуемых событий или что район, в котором был убит Мовсар Хамзатов, охватывается его действием (см. пункт 109 выше).

167. Далее Суд отмечает факты, установленные национальными судами касательно того, что, учитывая тот факт, что автомобиль, в котором находился родственник заявителя, двигался с включенными фарами и, следовательно, пассажиры автомобиля, возможно, не увидели сигналы об остановке, предположительно, подаваемые военнослужащими, а также то, что А.К. заявил, что произвел предупредительные выстрелы, его заявление противоречит заявлению остальных свидетелей, которые заявляют о том, что с самого начала инцидента производились многократные выстрелы (см. пункт 111 выше).

168. Кроме того, принимая во внимание то, что следственные органы не обнаружили оружия в автомобиле ВАЗ-2109, а также не обнаружили каких-либо доказательств использования оружия пассажирами транспортного средства, Суд не может принять утверждение властей о том, что со стороны пассажиров транспортного средства оказывалось вооруженное сопротивление. В том же русле, с учетом важных противоречий в имеющихся документах, касающихся времени предполагаемого ранения З. (см. среди прочего, пункты 73 и 81 выше) и утверждения О.С. о том, что большое количество военнослужащих вели стрельбу в направлении транспортного средства, включая тех, которые находились за группой военнослужащих и пытающихся оставить их (пункт 55 выше), Суд считает, что власти не смогли убедительно продемонстрировать то, что З. был ранен пассажирами транспортного средства, а не, например, другим военнослужащим во время перекрестной перестрелки, который находился позади.

169.Суд отмечает, что, несмотря на поручения вышестоящих прокуроров, следственные органы не смогли проверить факт наличия у военнослужащих полномочий для остановки и проверки автомобиля ВАЗ-2109, с учетом того, что им было поручено эвакуировать поврежденный военный автомобиль. Кроме того, в свете противоречивой информации, касающейся радиоразведки, Суд не в состоянии оценить, имела ли она место, получали ли военнослужащие какие-либо особые инструкции, если получали, то каков был состав инструкций.

170.Суд отмечает аргумент властей о том, что военнослужащим пришлось действовать в сложной ситуации в связи с конфликтом в Чеченской Республике, и признает то, что конфликт вызвал принятие исключительных мер для подавления сопротивления с применением огнестрельного оружия (см. дело Исаева против России, №57950/00, § 180, 24 февраля 2005 г.). Однако, это не означает, что правоохранительные органы получают карт-бланш для использования огнестрельного оружия в каждом случае столкновения с подобной проблемой. Наоборот, они обязаны комплексно оценить ситуацию и организовать продуманные действия, чтобы сократить риск лишения жизни или увечий (см., например, дело Какуолли против Турции (Kakoulli v. Turkey), №38595/97, § 114, 22 ноября 2005 г., и дело Исаевой, указанное выше, § 181).

171. Для Суда имеет важность то, что из заявления О.С. следует, что в неустановленный момент времени столкновения, большое количество военнослужащих начали беспорядочную стрельбу в направлении транспортного средства, в котором находился родственник заявителя (пункт 55 выше), что указывает на то, что ситуация быстро ухудшилась и переросла в неуправляемую. Кроме того, размер некоторых отверстий, обнаруженных в транспортном средстве ВАЗ, и, в частности, размер которых составляет от 3 до 15 см, а также факт того, что некоторые свидетели указывали на наличие зенитного орудия на месте преступления (пункты 1562 и 12 выше), приводят к предположению о том, что кроме использования автоматического оружия, военнослужащие также применили более тяжелое вооружение при обстреле транспортного средства; данный факт вызывает еще большие сомнения по поводу пропорциональности использованной смертельной силы. В любом случае, Суд не может не отметить то, что всего обнаружено шестьдесят шесть гильз на месте преступления, все гильзы обнаружены со стороны канала, где располагались военнослужащие (см. пункт 111 выше).

172.В итоге, с учетом всего вышеизложенного, и делая соответствующие выводы из невозможности властей предоставить полную копию материалов уголовного дела, связанного со смертью родственника заявителя, Суд считает, что власти не смогли продемонстрировать то, что использование смертельной силы против Мовсара Хамзатова являлось абсолютной необходимостью, и, следовательно, строго пропорциональным для достижения целей, указанных в подпунктах (а) или (b) пункта 2 статьи 2 Конвенции.

173. Соответственно, произошло нарушение процессуального положения статьи 2 Конвенции.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

174. Заявители жаловались по статье 13 о том, что они не имели эффективных средств правовой защиты в отношении жалоб по статье 2. Статья 13 гласит:

"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".



А. Доводы сторон

175.  Власти утверждали, что в распоряжении заявителей имелись эффективные средства правовой защиты, как того требует статья 13 Конвенции, и что органы государственной власти не препятствовали им в использовании этих средств.

176. Заявители продолжают настаивать на своей жалобе.

B. Оценка Суда

1. Приемлемость

177. Суд полагает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее, Суд отмечает, что жалоба не является неприемлемой, исходя из прочих оснований. Поэтому жалоба признается приемлемой.



2. Существо

178. Суд напоминает о том, что при обстоятельствах, таких, как в данном случае, расследование преступления, связанного с убийством родственника заявителя, является неэффективным, а эффективность какого-либо иного средства правовой защиты, которое могло бы существовать, соответственно, была подорвана, власти не выполнили своих обязательств согласно статье 13 Конвенции (см. Хашиев и Акаева против России, №№57942/00 и 57945/00, § 183, 24 февраля 2005 г.).

179.  Следовательно, имеет место нарушение статьи 13 Конвенции в совокупности со статьей 2 Конвенции.

III. ПРИМЕНЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

180. Статья 41 Конвенции предусматривает следующее:

"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой договаривающейся стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий данного нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".



A. Ущерб

181. Заявители не представили требований о возмещении материального ущерба. Они требовали компенсацию морального вреда за причиненные им страдания в результате потери родственника, при этом власти не смогли расследовать дело о его смерти, оставляя решение по этому делу на усмотрение Суда.

182. Власти приводили аргументы о том, что они не признают нарушения прав заявителей в данной деле, и заявляют о том, что в случае если Суд установит нарушение каких-либо положений Конвенции, установление нарушения станет достаточным справедливым удовлетворением.

183.Суд отмечает, что установлено нарушение статьи 2 и статьи 13 Конвенции, в отношении смерти родственника заявителя, неспособности властей должным образом обеспечить проведение следственных действий и недостаточности эффективных средств правовой защиты в отношении заявленных жалоб. Суд считает, что заявители пережили боль и стресс в результате данных обстоятельств, что не может быть компенсировано только установлением нарушения. С учетом этих аспектов, Суд назначает выплату первому и второму заявителю совместно суммы 20000 евро (EUR), пятому и шестому заявителю совместно суммы 30000 евро (EUR), третьему и четвертому заявителю суммы 5000 евро (EUR) каждому заявителю в отношении морального ущерба, дополнительно к этим суммам выплачивается сумма всех применимых налогов и сборов.



B. Судебные издержки и расходы

184. Заявители были представлены Д. Истлаевым. Общее требование в отношении затрат и расходов, связанных с юридическим представительством заявителей, составляет 9303 евро. Они представили следующую структуру затрат:

(a) 8798 евро за 58,65 часов исследований и подготовки правовой документации для представления в Суд, при ставке 150 евро в час;

(b) 360 евро - переводческие расходы, подтверждено счетами;

(c) 145 евро - административные и почтовые расходы.

185.   Власти указали, что заявительница должна иметь право на возмещение расходов и издержек лишь в той мере, в какой было доказано, что они действительно были понесены и были разумными по размеру (см. дело Скоробогатова против России, № 33914/02, § 61, от 1 декабря 2005 г.).

186.  Суду, во-первых, предстоит установить, действительно ли имели место расходы и судебные издержки, указанные заявительницей, и, во-вторых, являлись ли они необходимыми (см. дело МакКанн и другие, указанное выше, § 220).

187.  Принимая во внимание представленные заявителями сведения и договоры о судебном представительстве, Суд считает эти ставки разумными и отражающими фактические расходы, понесенные представителями заявителей.

188.  Что касается вопроса о необходимости расходов и издержек, понесенных на судебное представительство, Суд отмечает, что данное дело было относительно сложным и требовало определенной исследовательской и подготовительной работы. Суд отмечает, что, в то же время, согласно применению пункту 3 статьи 29 в данном деле, представители заявителей предоставили мнения по принятию и существу в одном комплекте документов.

189. С учетом того, что изложено выше, а также подробностей жалоб, поданных заявителями, Суд присуждает выплату в их пользу суммы 6500 евро (EUR) совместно, а также суммы налогов и сборов, которые могут возникнуть в связи с выплатой.



D. Проценты за просрочку платежа

190. Суд считает, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной учетной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. Объявил жалобу приемлемой;


2. Постановил, что имело место нарушение статьи 2 Конвенции в связи с тем, что власти не провели эффективное расследование смерти Мовсара Хамзатова;
3. Постановил, что имело место нарушение статьи 2 Конвенции в связи со смертью Мовсара Хамзатова;
4. Постановил, что имело место нарушение статьи 13 в совокупности со статьей 2 Конвенции;
5. Постановил:

(a) что Государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителям следующие суммы в российских рублях по курсу, установленному на день выплаты:

(i) 20000 евро (двадцать тысяч евро) первому и второму заявителям совместно, 30000 евро (тридцать тысяч евро) пятому и шестому заявителям совместно, 5000 евро (пять тысяч евро) третьему заявителю и 5000 евро (пять тысяч евро) четвертому заявителю, дополнительно в пользу заявителей выплачиваются любые суммы, которые необходимы для покрытия всех применяемых налогов и сборов, в отношении морального ущерба;

(ii) 6 500 евро (шесть тысяч пятьсот евро) плюс любые налоги, подлежащие уплате с этой суммы, в качестве компенсации судебных расходов и затрат;

(b) что по истечении вышеуказанного трехмесячного срока на названную выше сумму до момента ее выплаты подлежат начислению простые проценты в размере, равном предельной учетной ставке Европейского центрального банка, в течение периода неуплаты, плюс три процента.
6. отклонил остальную часть требований заявителей о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке, уведомление о постановлении отправлено в письменной форме 28 февраля 2012 г., согласно правилу 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.



Сорен Нильсен Нина Вайич
Секретарь Председатель




<< предыдущая страница  
Смотрите также:
Постановление Страсбург 28 февраля 2012 г вступило в силу 24 сентября 2012 г
616.11kb.
4 стр.
Постановление Страсбург, 12 мая 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
186.33kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 10 января 2012 года
1566.06kb.
10 стр.
Заседание по делу, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день
268.69kb.
1 стр.
Заседание по делу, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день
293.92kb.
1 стр.
Соглашение между Кыргызской Республикой и Швейцарской Конфедерацией об избежании двойного
347.38kb.
1 стр.
Xxviii международная конференция по соционике «Психоинформационные технологии, кадровый менеджмент и психология личности»
12.23kb.
1 стр.
Постановление 20 сентября 2012 года №462 п. Углегорск Об утверждении размера платы граждан за коммунальные услуги на 2012 год
25.62kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 18 февраля 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
402.66kb.
3 стр.
Принят Государственной Думой 21 декабря 2012 года Одобрен Советом Федерации 26 декабря 2012 года Настоящий Федеральный закон
3446.08kb.
14 стр.
Постановление «27» июня 2012 г. № Об утверждении административного регламента предоставления муниципальной услуги
170.96kb.
1 стр.
Информация по реализации комплекса мер по модернизации образования в Покровском районе в 2011 году
66.44kb.
1 стр.