Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4

(d) Документы, касающиеся комендантского часа

109. Власти приложили к своим замечаниям выписку из приказа руководителя Объединенного Штаба зоны «Западная» «О создании постоянно действующей комиссии по проверке законности использования автотранспорта в зоне проведения контртеррористической операции». Согласно приказу комиссия состояла из ряда военных должностных лиц и лиц службы безопасности, включая заместителей глав объединенных штабов, ответственных за вооружение, а также полиции и представителей Федеральной службы безопасности в зоне "Западная". Комиссия имела право, среди прочего, проверять права на владение всеми видами транспортных средств, а также осматривать данные транспортные средства; проверять удостоверяющие личность документы водителей и пассажиров, а, в отсутствие таких документов, арестовывать лиц и доставлять их в полицию, а также передавать подозрительные транспортные средства на буксировку. В документе также указывалось, что комендантский час с 20:00 до 6:00 должен был быть введен и что движение гражданских лиц и гражданских автомобилей в это время было запрещено. В документе не был указан период времени, на который вводился комендантский час, а также район, в котором он должен был быть введен. Из приказа следовало, что о комендантском часе следовало известить военнослужащих. Там не было указано требования известить гражданских лиц, а также методов извещения.



C. Судопроизводство против следственных органов

110. 23 января 2008 г. заявители направили жалобы в Военный суд Грозненского гарнизона (далее - "военный суд") о решении от 18 ноября 2007 г. о прекращении расследования по факту гибели Мовсара Хамзатова, ссылаясь на многочисленные упущения и недостатки расследования и требуя его возобновления.

111. 7 марта 2008 года суд рассмотрел жалобу. Судом было установлено, что между заявлениями военнослужащего А.К. и свидетелей М.К. и А.М. были существенные расхождения. В то время как А.К. заявлял, что он произвел предупредительный выстрел, другие свидетели ссылались на то, что с самого начала происшествия со стороны военнослужащих были слышны продолжительные выстрелы. Более того, следователи не приняли во внимание тот факт, что в ходе осмотра автомобиля 24 октября 2001 в нем не было найдено вооружения. Также важно, что все отстреленные гильзы были обнаружены на стороне канала, где были расположены военнослужащие. Следователи также не приняли во внимание тот факт, что автомобиль двигался с выключенными фарами и что водитель мог не увидеть военнослужащих, которые, якобы, сигнализировали автомобилю остановиться с другой стороны. Из медицинских документов, касающихся ранения З., следует, что он был ранен в 23:30 23 октября 2001 г., в то время как инцидент с родственником заявителей произошел в 20:00 того же дня. Следователям не удалось допросить всех военнослужащих, которые стали свидетелями стрельбы, и установить личности лиц, которые обнаружили тела в автомобиле ВАЗ-2109. Более того, они не приняли процессуальных решений в отношении всех военнослужащих, которые стреляли по автомобилю. В то же время, суд отметил, что 5 марта 2001 г. заместитель начальника военного следственного отдела отменил оспариваемое решение, что расследование было возобновлено и что, следовательно, жалоба заявителей была бессмысленной.

112. 25 марта 2009 г. заявитель подал жалобу в военный суд о дальнейшем решении прекратить расследование, вынесенное военным следственным отделом 12 мая 2008 г. В нем указывалось, заявители получили письмо, в котором говорилось о решении прекратить расследование, но само решение не было приложено к письму и они его не получали.

113. 27 апреля 2009 г. военный суд прекратил рассмотрение жалобы заявителей, ссылаясь на тот факт, что военные прокуроры известили его о том, что 27 апреля 2009 г. решение от 12 мая 2008 г. было отменено, а производство было возобновлено.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

114. Краткое изложение соответствующих положений национального законодательства приведено в деле Хашиев и Акаева против России (№57942/00 и 57945/00, §§ 79-98, 24 февраля 2005 г.).

115. В своих замечаниях власти ссылались на ряд президентских и государственных указов, которые приведены ниже.

116. Указ президента №1255 от 23 сентября 1999 г. предусматривал создание Объединенной группировки войск (далее - "ОГВ") с целью проведения контртеррористической операции на Северном Кавказе, которая должна была включать, среди прочего, военные силы Министерства обороны и Министерства внутренних дел, а также их соответствующие отделы. В указе была установлена структура ОГВ, также он предусматривал, что решения командующего ОГВ были обязательны к исполнения военными силами, находившимися под его командованием. Исполнительные органы субъектов Российской Федерации в Северном Кавказе должны были принять меры, направленные на обеспечение правопорядка и помощь ОГВ в проведении заданий.

117. Указом Президента №2166 от 9 декабря 1994 г. Правительству было поручено "использовать все доступные властям меры с целью обеспечения национальной безопасности, законности, защиты прав и свобод граждан, правопорядка, борьбы с преступлениями и уничтожения незаконных вооруженных формирований".

118. В соответствии с Указом Правительства №1360 от 9 декабря 1994 г. Министерству внутренних дел и Министерству обороны было поручено уничтожить незаконные вооруженные формирования в Чеченской Республике. Министерству внутренних дел и Федеральной службе контрразведки было поручено принять меры, направленные на пресечение деятельности незаконных вооруженных формирований, установление личностей и арест лиц, подозреваемых в совершении серьезных преступлений, включая "проверку документов в местах сбора людей", "обыск гражданских лиц, жилых и нежилых помещений, а также автомобилей, если имеется информация о том, что гражданские лица владеют оружием" и другие меры.

119. Указ Президента №1833 от 2 ноября 1993 г. ввел новый регламент в отношении военной доктрины Российской Федерации. Срок действия указа истек 21 апреля 2000 г.

120. В Указе Президента №2137 от 30 ноября 1994 г., inter alia, было объявлено о введении чрезвычайного положения в Чеченской Республики и о порядке взаимодействия различных исполнительных органов в целях уничтожения незаконных вооруженных формирований. Срок действия указа истек 11 апреля 1994 г.

ПРАВО


I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ТРЕБОВАНИЙ СТАТЬИ 2 КОНВЕНЦИИ

121. Заявители жаловались в соответствии со статьей 2 Конвенции на то, что их родственник Мовсар Хамзатов был убит членами федеральных войск и что расследование его смерти было неэффективным. Статья 2 гласит следующее:

“1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

2. Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы:

(a)  для защиты любого лица от противоправного насилия;

(б)  для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях;

(в) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа.»

А. Доводы сторон

1. Власти

122. Власти утверждали, что в октябре 2001 г. местные органы провели контртеррористическую операцию в Чеченской Республике с целью пресечения деятельности незаконных вооруженных формирований в данном районе. Они утверждали, что проведение контртеррористической операцией регулировалось несколькими указами президента и правительства (см. пункты 116-20 выше), не предоставив их копии. Согласно доводам властей члены незаконных вооруженных формирований, которые совершали преступления, должны были быть арестованы и осуждены или, в случае оказания ими вооруженного сопротивления, уничтожены. После начала контртеррористической операции местные власти известили местное населений о том, что если они попадут в зону проведения контртеррористической операции, то они, после установления визуального контакта с членами федеральных войск и получения предупредительных сигналов от них, должны остановиться, показать, что у них нет огнестрельного и холодного оружия, выйти из автомобилей и ждать прибытия группы проверки федеральных войск.

123. Власти также заявили, что автомобиль ВАЗ-2109, в котором находился Мовсар Хамзатов, двигался во время комендантского часа с выключенными фарами. Военнослужащие подавали сигналы автомобилю с тем, чтобы он остановился, а затем произвели предупредительные выстрелы. Однако водитель и пассажиры автомобиля не отреагировали. Вместо этого, автомобиль начал набирать скорость, а пассажиры открыли огонь по военнослужащий из автоматического оружия, после чего командир группы принял законное решение, приказав военнослужащим стрелять на поражение. Факт, что пассажиры автомобиля ВАЗ-2109 стреляли по военнослужащим, подтверждается ранением офицера З., который прошел стационарное лечение. Военнослужащим пришлось действовать в сложной тактической ситуации и под угрозой реальной атаки со стороны членов незаконного вооруженного формирования, а также соблюдать все соответствующие юридические требования. В заключении власти заявили, что использование смертельной силы против Мовсара Хамзатова было крайне необходимо и оправдано по подпунктам (a) и (b) пункта 2 статьи 2 Конвенции.

124. Согласно доводам властей местные власти быстро возобновили уголовное расследование по факту убийства Мовсара Хамзатова и приняли важные следственные меры, включая осмотр трупа и места преступления, а также баллистическую экспертизу. Следователи допросили большое количество свидетелей, включая местных жителей и военнослужащих. Власти не проводили вскрытия родственника заявителей, поскольку первый заявитель сам отказал в этом, заявив, что ему было необходимо похоронить сына без задержки и в соответствии с религиозными традициями. Первому и третьему заявителям был присвоен статус потерпевших, а первому заявителю был предоставлен доступ к материалам дела. Власти подчеркнули, что обязательство по проведению расследования согласно статье 2 не являлось обязательством по достижению результата, а обязательством по использованию средств. Также власти заявили, что местные власти установили личность военнослужащего А.К., который стрелял на поражение и застрелил Мовсара Хамзатова, и подчеркнули, что следствие все еще длилось.



2. Заявители

125. Заявители утверждали, что местные власти не извещали их о каких-либо приказах или решениях о введении комендантского часа и подчеркнули, что власти не предоставили никаких документов, подтверждающих факт введения комендантского часа в Чеченской Республике или указывающих на даты начала и окончания, а также они не предоставили кодекс поведения для исполнения мирным населением в этой связи. Они также утверждали, что документы, предоставленные властями предполагали, что З. не имел права останавливать и осматривать гражданские автомобили и что он превысил свои полномочия; на данный факт указывали вышестоящие прокуроры. Более того, также не было указания на то, что военнослужащие под его командованием имели право останавливать и осматривать автомобили. Из утверждений А.К. следует, что происшествие произошло в темное время суток и что, следовательно, пассажиры автомобиля ВАЗ-2109 вряд ли видели сигналы остановиться, которые подавали военнослужащие. Более того, утверждение А.К. о том, что он произвел два предупредительных выстрела, расходилось с заявлениями К.М. и третьего заявителя, которые утверждали, что военнослужащие стреляли непосредственно по автомобилю и что они не слышали одиночных выстрелов, а только автоматные очереди, которые шли со стороны военнослужащих. В первые минуты после атаки полицейский осмотрел автомобиль, но не обнаружил в нем боеприпасов и оружия. Более того, автомобиль был осмотрен еще раз 24 октября 2001 г. и в нем не было обнаружено отстреленных гильз или оружия. Таким образом, утверждение о том, что пассажиры автомобиля открыли огонь по военнослужащим, не подтвердилось. Также важно, что все отстреленные гильзы, изъятые с места преступления, были найдены на стороне дороги, где были расположены военнослужащие. В целом, заявители жаловались на то, что смерть их родственника была связана с нарушением статьи 2 Конвенции.

126. Заявители также утверждали, что расследование смерти Мовсара Хамзатова длилось годами и что местные власти не принимали серьезных попыток к прояснению фактов и наказанию ответственных лиц. Ряд следственных мер был принят со значительной задержкой; власти постоянно закрывали и возобновляли расследование. В доводах заявителей часто значилась неспособность властей расследовать аналогичные преступления в Чеченской Республике.

B. Оценка Суда

1. Приемлемость жалобы

127. Суд с самого начала отмечает и это не было оспорено сторонами, что родственник заявителей был убит 23 октября 2001 г. и что расследование по факту его гибели было открыто 24 октября 2001 г. Заявители подали в Суд жалобу 18 июня 2007 г., то есть, через пять лет и семь месяцев после описываемых событий.

128. Суд повторяет, что он не может отойти от правила соблюдения шестимесячного срока в подаче жалобы единственного из-за того, что власти не представили предварительных замечаний на предмет вышеизложенного (см. дело Мучевич против Хорватии (Mužević v. Croatia), №39299/02, § 77, 16 ноября 2006 г., с дальнейшими ссылками). Следовательно, остается установить, соблюдали ли заявители в рассматриваемом деле критерий приемлемости.

129. Суд отмечает, что в ряде дел, касающихся текущих расследований по факту смерти родственников заявителей, он рассматривал период, по истечении которого заявитель может или должен начать сомневаться в эффективности средства правовой защиты, и его отношение к шестимесячному сроку, установленному в пункте 1 статьи 35 Конвенции (см. " Сюркан Айдин и другие против Турции" (Sukran Aydin and Others v.Turkey) (реш.), жалоба № 46231/99, 26 мая 2005 г.; "Эльсанова против России" (Elsanova v. Russia)(реш.) жалоба № 57952/00, 15 ноября 2005 г.; и "Нарин против Турции" (Narin v. Turkey), жалоба № 18907/02, пункт 50, 15 декабря 2009 г.). Определение того, соблюдал ли заявитель в текущем деле данный критерий приемлемости, будет зависеть от обстоятельств дела и других факторов, таких как активность и интерес заявителя, а также соответствие рассматриваемого расследования необходимым требованиям (см. вышеуказанное дело Нарин, пункт 43).

130. В частности, Суд подчеркивает, что в делах, касающихся смертей, в которых указано точное время наступления смерти, а основные факты находятся в распоряжении общественности, родственники заявителя должны следить за ходом расследования или его недостаточности, а также своевременно подать жалобу после того, как становится или станет известно об нехватке эффективных средств правовой защиты (см. дело Варанова и другие против Турции (Varnava and Others v. Turkey)[GC], №16064/90, 16065/90, 16066/90, 16068/90, 16069/90, 16070/90, 16071/90, 16072/90 и 16073/90, §§ 158 и 162, 18 сентября 2009 г.).

131. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Суд отмечает, что он не находит неразумным тот факт, что первый заявитель действовал от лица других заявителей при контактах с властями в ходе производства, касающегося расследования гибели Мовсара Хамзатова.

132. Также суд отмечает, что после начала расследования по факту гибели Мовсара Хамзатова заявители постоянно направляли запросы о его ходе. Однако очевидно, что после передачи материалов уголовного дела в военную прокуратуру на расследование, последняя сначала опровергла факт передачи, тем самым введя в заблуждение заявителей, а затем не известила их о ходе расследования и решениях. В частности, очевидно, что прокуратура известила заявителей о решении от 21 декабря 2001 г. касательно прекращения расследования через два года после его вынесения и только после многочисленных запросов информации, направленных заявителями в органы прокуратуры различных уровней (см. пункт 36 выше). Вскоре после извещения о существовании указанного решения, заявители успешно оспорили его в прокуратуре ОГВ, которая поручила возобновить расследование (см. пункт 39 выше). В последствии, как следует из материалов уголовного дела, военная прокуратура многократно не извещала заявителей о своих решениях закрыть расследование. Однако, в ответ на запросы заявителей, прокуратура ОГВ должным образом известила их о том, что решения военной прокуратуры о закрытии расследования были отменены и что расследование было возобновлено и продолжалось (см. пункты 41-45 выше).

133. Учитывая вышеизложенное, Суд согласен с тем, что в рассматриваемый период заявители действовали с должным усердием, посылая запросы властям касательно хода производства по факту гибели их родственника, и, в обстоятельствах текущего дела, не может утверждать, что с их стороны были периоды бездействия, которые могли бы поставить под сомнение тот факт, что они проявляли должное усердие и посылали запросы касательно хода расследования (дело Цечоев против России, №39358/05, § 123, 15 март 2011 г.; см., для сравнения, дело Нарина, процитированное выше, §§ 44-51, Айдин и другие против Турции (Aydin and Others v. Turkey) (реш.), №46231/99, 26 мая 2005 г., и дело Финоженок против России (реш.), №3025/06, 31 мая 2011 г., в которых заявители бездействовали в ходе местного расследования на протяжении восьми лет, шести с половиной лет и четырех лет соответственно). Учитывая обстоятельства дела, Суд также согласен с тем, что заявители должным образом направили свою жалобу сразу после того, когда стало понятно, что у них не осталось эффективных средств правовой защиты в отношении их жалоб.

134. Таким образом, Суд делает вывод, что в обстоятельствах рассматриваемого дела заявители соблюдали правило шести месяцев в отношении их жалоб в рамках статьи 2 Конвенции.

135. Суд указывает на то, что данные жалобы не являются явно необоснованными в значении подпункта (а) пункта 3 статьи 35 Конвенции, и что они не являются неприемлемыми по каким-либо другим основаниям. Следовательно, они должны быть признаны приемлемыми.



2. Существо жалобы

136. Суд считает надлежащим начать анализ жалоб заявителей путем изучения их доводов в той части, в которой они поднимают вопрос в рамках процессуального аспекта статьи 2 Конвенции, а затем начать изучение вопросов по существу в соответствии с настоящим положением.



(a)  Предполагаемая недостаточность расследования

137. Суд отмечает, что власти признали тот факт, что Мовсар Хамзатов был убит в результате использования силы федеральными военнослужащими. Следовательно, Суд считает, что заявители имеют небезосновательную жалобу в материальном аспекте статьи 2 Конвенции и что власти были обязаны расследовать смерть их родственника.

138. Суд повторяет, что обязательство защищать право на жизнь, согласно статье 2 Конвенции, сопряженное с общим обязательством Государства по статье 1 Конвенции «обеспечить всем в пределах своей юрисдикции права и свободы, определенные в Конвенции», требует, в порядке презумпции, проведения эффективного официального расследования в случаях гибели людей в результате применения силы, особенно, если это было совершено представителями Государства. Расследование должно быть эффективным в том смысле, что оно должно установить оправданность применения силы в таких случаях и при таких обстоятельствах (см. дело Кая против Турции (Kaya v. Turkey), 19 февраля 1998 г., § 87, Отчеты 1998 I), а также определить меру пресечения для ответственных лиц (см. дело Огур против Турции (Oğur v. Turkey) [GC], №21594/93, § 88, ЕСПЧ 1999 III).

139. В частности, власти должны принять разумные меры, имеющихся в их распоряжении, для обеспечения доказательств по делу, в том числе, inter alia, свидетельских показаний, вещественных доказательств и, при необходимости, результатов вскрытия, которые могут дать полную и точную информацию о травме и объективный анализ клинических данных, в том числе причину смерти (см., в отношении вскрытия, например, "Салман против Турции" ("Salman v. Turkey") [GC], жалоба № 21986/93, § 106, ЕСПЧ 2000 VII; в отношении свидетельских показаний, например, дело Танрикулу против Турции



("Tanrıkulu v. Turkey") [GC], №3763/94, § 109, ЕСПЧ 1999 IV; и в отношении вещественных доказательств, например, Гюль против Турции ("Gül v. Turkey"), жалоба № 22676/93, § 89, 14 декабря 2000 г.). Любой недостаток расследования, который подрывает его способность установить причину смерти или личность ответственного лица, рискует не попасть в рамки этого стандарта.

140. Также, должно существовать потенциальное требование оперативности и разумной срочности (см. дело Махмут Кая против Турции (Mahmut Kaya v. Turkey), №22535/93, §§ 106 07, ЕСПЧ 2000 III). Должен приниматься тот факт, что могут иметься затруднения или сложности, которые препятствуют прогрессу в расследовании конкретной ситуации. Тем не менее, незамедлительная реакция властей касательно проведения расследования случая применения силы со смертельным исходом считается необходимой в целях поддержания общественного доверия, норм права, а также в целях предотвращения тайных сговоров или случаев терпимости к незаконным действиям.

141.По тем же причинам необходимо осуществление общественного контроля за следствием и его результатами, чтобы обеспечить подотчетность следователей не только в теории, но и на практике. Пределы требуемого общественного контроля могут изменяться в зависимости от дела. Тем не менее, во всех рассматриваемых делах ближайшие родственники пострадавших должны принять участие в производстве в степени, достаточной для соблюдения их законных интересов (см. Шанагхан против Соединенного Королевства (Shanghan v. the United Kingdom), №37715/97, §§ 91-92 от 4 мая 2001 г.).

142. В настоящем деле Суд с самого начала отмечает, что большое количество документов из материалов уголовного дела №14/33/0787-01, представленных властями, содержало двойную нумерацию (см. пункт 48 выше), и что некоторые материалы допросов ключевых свидетелей были представлены только частично (см., например, пункты 54 и 55 выше). Более того, то время как в своей переписке с различными государственными органами следователи ссылались на, например, тот факт, что в материалах уголовного дела содержались радио перехваты, связанные с этим документы не были предоставлены Суду. На этом фоне и в отсутствие каких-либо объяснений со стороны властей, Суд может сделать вывод, что в противоположность их заявлениям, власти не представили полную копию материалов уголовного дела, открытого по факту гибели Мовсара Хамзатова. Следовательно, Суд считает, что не может сделать выводов из поведения властей (см. дело Исаева и другие против России, № 57947/00, 57948/00 и 57949/00, § 172, 24 февраля 2005 г.). Отмечая, что большое количество представленных властями документов были неразборчивы, Суд оценит существо жалобы на основании данной фрагментарной информации и документов, представленных заявителями.

143. В этой связи Суд отмечает, что расследование событий 23 октября 2001 г. было начато на следующий день после смерти Мовсара Хамзатова, что можно считать оперативной реакцией со стороны властей. В тот же день следователи районной прокуратуры осмотрели место преступления, а также тело Мовсара Хамзатова, и допросили некоторых из его родственников и трех соседей. Баллистическая экспертиза пуль, изъятых с места преступления, была проведена через месяц после рассматриваемых событий. Несмотря на то, что можно считать, что следственные органы оперативно приняли указанные меры, Суд должен отметить, что ряд важных следственных мер был проведен с существенной задержкой.

144. В этой связи, суд отмечает, что военнослужащие А.К. и О.С. были допрошены только через шесть месяцев после начала расследования, несмотря на тот факт, что решение об открытии уголовного дела, вынесенное 24 октября 2001 г., указывало, что следователям было известно, что военнослужащие, участвующие в перестрелке, были из 205й бригады (см. пункт 49 выше). Суд также поражен тем фактом, что старший лейтенант З. и военнослужащие А.Х. и А.А.Х. были допрошены более, чем через пять лет после событий, в результате чего А.Х. и А.А.Х. заявили, что они не помнят большинство обстоятельств рассматриваемой стрельбы (см. пункты 73, 83 и 97 выше). Аналогичным образом, следственные органы ждали в течение пяти лет, чтобы получить медицинские документы, касающиеся предположительного ранения З., а власти не предоставили никаких объяснений по указанным задержкам.

145. Суд также поражен тем фактом, что несмотря на то, что по-видимому имелась информация касательно радио перехвата о том, что члены незаконного вооруженного формирования могут двигаться в автомобиле ВАЗ-2109 в направлении военнослужащих, следственные органы предприняли попытку проверить данный факт только в марте 2008 г. (см. пункт 106 выше). Предполагая, что такой радио перехват действительно существовал, он был крайне важен для оценки обстоятельств применения силы военнослужащими и, в частности, для установления факта получения ими приказов остановить и арестовать пассажиров автомобиля, а также конкретных указаний, если таковые имелись, и для установления лица, которое отдавало данные приказы и его полномочий на такие действия. Однако указания на то, что вопрос решался следователями, отсутствуют.

146. Кроме того, по-видимому, некоторые важные следственные мероприятия не были проведены вовсе. Во-первых, Суд отмечает, что следственные органы не сочли нужным провести экспертизу автомобиля ВАЗ-2109, которая бы позволила установить не только траектории полета пуль, выпущенных по автомобилю, но и возможные следы пороха внутри него, или иные улики, указывающие на то, что пассажиры были вооружены или использовали свое оружие. Более того, учитывая заявления военнослужащих о том, что они использовали пули калибра 5,45, экспертиза ВАЗ-2109 могла бы пролить свет на присутствие пулевых отверстий размерами от 3 до 15 см на автомобиле, зафиксированных в отчете об осмотре места преступления (см. пункт 56 выше). По мнению Суда, подобная экспертиза была бы особенно важна, учитывая поверхностный осмотр автомобиля следователями, а также их заключение и неконкретные выводы, зафиксированные в отчете об осмотре места преступления (см. там же). В отношении последней следственной меры Суд также отмечает, что, по-видимому, следователи не предпринимали попыток осмотреть следы шин для того, чтобы установить точную траекторию движения автомобиля.

147. Из документов, доступных Суду, следует, что следователи располагали информацией, согласно которой помимо группы старшего лейтенанта З., состоявшей из семи человек, на месте преступления 23 октября 2001 присутствовало тридцать два человека, и их имена были известны следствию (см. пункты 54, 55, 74 и 88 выше). Однако следователи не только не допросили членов группы З., но и не допросили других военнослужащих. Суд поражен тем фактом, что первые попытки допросить их стали предприниматься с задержкой более, чем пять-шесть лет после событий (см. там же), что Суд считает неприемлемым. То же самое относится и к тому факту, что следователи не приняли мер по установлению личностей и допросу жителей деревни, которые стали свидетелями событий 23 октября 2001 г.

148. Несмотря на то, что власти утверждали, что заявители не позволили провести судебно-медицинскую экспертизу Мовсара Хамзатова, Суд отмечает, что власти не оспаривали причину смерти и, в любом случае, неясно, предпринимали ли следственные органы попытки к проведению эксгумации его останков или что заявители были против этого (см., для сравнения, дело Межидов против России, №67326/01, § 70, 25 сентября 2008 г.).

149. Также учитываю решения, вынесенные следователями по делу №14/33/0787-01, суд не может не заметить, что единственными доказательствами, на которые они опирались в ходе оправдания действий военнослужащих, были заявления военнослужащих А.К. и О.С., причастных к вооруженному столкновению (см., например, дело Эрги против Турции (Ergi v. Turkey), 28 июля 1998 г., §§ 83-84, Отчеты о постановлениях и решениях 1998 IV).

150. В этой связи Суд подчеркивает, что опираясь на утверждения двух военнослужащих, следователи приняли их доводы о том, что случай произошел в комендантский час, как должное, и не проверяли факт введения комендантского часа в данном районе в рассматриваемый период. Они также не приняли во внимание доводы гражданских свидетелей в том, что кроме очередей, слышимых со стороны военнослужащих, не было слышно никаких одиночных выстрелов; тот факт, что время получения З. своего ранения, отмеченное в медицинских документах, не совпадает с временем происшествия, как его описывают свидетели; факт, что в автомобиле ВАЗ-2109 не было найдено оружия и что все отстреленные гильзы были найдены на той стороне канала, где были расположены военные. Для суда также важно, что следователи не проверили факт наличия у военных, которые присутствовали на месте преступления и выполняли конкретную задачу по буксировке неисправного военного транспортного средства, соответствующих полномочий для того, чтобы останавливать и осматривать гражданские автомобили, и, если это так, то каковы были юридические основания для их действий. При отмене решений о закрытии расследования, вышестоящие прокуроры указывали на нехватку улик и поручали это исправить; такие же недостатки расследования были выявлены военным судом (см. пункты 70 и 111 выше). Однако эти инструкции не были соблюдены.

151. Суд полагает, что вышеизложенные недостатки и упущения существенно подорвали ход расследования, длившегося более десяти лет, которое должно было установить обстоятельства убийства Мовсара Хамзатова, а также абсолютную необходимость использования против него смертельной силы.

152. Далее отмечается, что хотя в июне 2007 года и марте 2008 года первому заявителю была предоставлена возможность доступа к материалам уголовного дела, становится известным то, что в период времени между октябрем 2001 года и июнем 2007 года заявители были лишены какой-либо значимой информации о ходе следствия (см. пункты 28-47 выше). Скорее всего, факт того, что третьему заявителю был предоставлен статус потерпевшего после начала следствия не опирается на данную ситуацию. Также наблюдается то, что следственные органы приняли решение о предоставлении первому заявителю статуса потерпевшего только 25 июня 2007 года, что составляет более пяти лет и восьми месяцев после начала следствия о смерти его сына, а власти не предложили каких-либо объяснений по поводу того, что тем же решением следователи предпочли аннулировать статус потерпевшего третьего заявителя. В итоге, Суд считает, что 1 следователи не смогли гарантировать того, что следствие получит должный уровень общественного контроля, и не смогли гарантировать охрану интересов ближайшего родственника в ходе разбирательства.

153.В свете вышесказанного, делая выводы из отказа властей предоставить исчерпывающие материалы уголовного дела, Суд принимает решение о том, что следственные органы оказались неспособными к проведению тщательного расследования обстоятельств, связанных со смертью Мовсара Хамзатова.

154. Принимая во внимание указанное выше, Суд не считает необходимым рассматривать письменные заявления заявителей, касающиеся существования административной практики не-расследования подобных преступлений в Чеченской Республике.

155. Суд считает, что произошло нарушение статьи 2 Конвенции касательно процессуального положения.


<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Постановление Страсбург 28 февраля 2012 г вступило в силу 24 сентября 2012 г
616.11kb.
4 стр.
Постановление Страсбург, 12 мая 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
186.33kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 10 января 2012 года
1566.06kb.
10 стр.
Заседание по делу, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день
268.69kb.
1 стр.
Заседание по делу, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день
293.92kb.
1 стр.
Соглашение между Кыргызской Республикой и Швейцарской Конфедерацией об избежании двойного
347.38kb.
1 стр.
Xxviii международная конференция по соционике «Психоинформационные технологии, кадровый менеджмент и психология личности»
12.23kb.
1 стр.
Постановление 20 сентября 2012 года №462 п. Углегорск Об утверждении размера платы граждан за коммунальные услуги на 2012 год
25.62kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 18 февраля 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
402.66kb.
3 стр.
Принят Государственной Думой 21 декабря 2012 года Одобрен Советом Федерации 26 декабря 2012 года Настоящий Федеральный закон
3446.08kb.
14 стр.
Постановление «27» июня 2012 г. № Об утверждении административного регламента предоставления муниципальной услуги
170.96kb.
1 стр.
Информация по реализации комплекса мер по модернизации образования в Покровском районе в 2011 году
66.44kb.
1 стр.