Главная
страница 1страница 2 ... страница 6страница 7
[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "АЛЕКСАНЯН (ALEKSANYAN)

ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" <*>

(Жалоба N 46468/06)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
(Страсбург, 22 декабря 2008 года)
--------------------------------

<*> Перевод с английского Д.В. Юзвикова.
По делу "Алексанян против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Христоса Розакиса, Председателя,

Нины Ваич,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штайнер,

Ханлара Гаджиева,

Джиорджио Малинверни,

Георга Николау, судей,

а также при участии Андре Вампаша, заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 16 декабря 2008 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:
Процедура
1. Дело инициировано жалобой N 46468/06, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Василием Георгиевичем Алексаняном (далее - заявитель) 16 ноября 2006 г. Первоначально заявитель обозначался инициалами В.А., впоследствии заявитель согласился раскрыть свое имя.

2. Интересы заявителя представлял Д.П. Холинер (D.P. Holiner), адвокат, практикующий в Лондоне. Власти Российской Федерации были представлены ранее действовавшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека В.В. Милинчук.

3. Заявитель, в частности, утверждал, что, принимая во внимание состояние его здоровья, содержание его под стражей представляло собой бесчеловечное и унижающее достоинство обращение. Заявитель также утверждал, что его содержание под стражей было незаконным и необоснованным и что оно было мотивировано политическим и экономическим преследованиями его компании. Далее заявитель жаловался на обыски в его доме и на последствия его содержания под стражей для его семейной жизни.

4. Председатель Палаты и впоследствии Палата приняли решение о применении правила 39 Регламента Европейского Суда и указали властям Российской Федерации, что в интересах сторон и надлежащего проведения разбирательства желательно, чтобы заявителю была предоставлена адекватная медицинская помощь.

5. 24 января 2008 г. Европейский Суд решил уведомить власти Российской Федерации о жалобах заявителя на нарушения статей 3, 5, 8, 13 и 18 Конвенции. Остальные жалобы заявителя были объявлены неприемлемыми. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с рассмотрением вопроса о ее приемлемости.
Факты
I. Обстоятельства дела
6. Заявитель, 1971 года рождения, в настоящее время содержится под стражей в г. Москве и находится в Городской клинической больнице N 60 <*>.

--------------------------------



<*> Обстоятельства дела изложены на момент вынесения Постановления (прим. переводчика).
A. Предыстория
7. Заявитель - бывший член адвокатской коллегии города Москвы. Он представлял Ходорковского Михаила Борисовича и Лебедева Платона Леонидовича в качестве одного из их адвокатов при рассмотрении уголовных дел, возбужденных в отношении них. В настоящее время рассмотрение соответствующих уголовных дел также является предметом жалоб, поданных в Европейский Суд (жалобы N 5829/04, 4493/04, 13772/05, 11082/06). Он также оказывал юридические услуги нефтяной компании "ЮКОС" (далее - Компания) в деле, касающемся подачи Компанией жалобы в Европейский Суд (жалоба N 14902/04). До 2003 года заявитель работал руководителем юридического департамента "ЮКОСа".

8. В 2003 - 2004 годах Генеральная прокуратура Российской Федерации возбудила уголовные дела против нескольких руководителей Компании, включая М.Б. Ходорковского, П.Л. Лебедева, Л.Н., С.Б., Д.Г., Б. и других. Некоторые из них были заключены под стражу в 2003 - 2004 годах по подозрению в совершении мошенничества в крупном размере и хищении акций нескольких сибирских нефтеперерабатывающих предприятий, включая ОАО "Томскнефть". В частности, был заключен под стражу С.Б. - один из юристов Компании. По утверждению властей Российской Федерации, в своих показаниях от 8 декабря 2004 г., подтвержденных в марте - апреле 2006 г., С.Б. указала, что заявитель, как ее руководитель, давал ей указания в связи с незаконными операциями с акциями ОАО "Томскнефть", которые были квалифицированы стороной обвинения как хищение.

9. Одновременно налоговые органы Российской Федерации предъявили иски к Компании, требуя уплаты невыплаченных Компанией налогов. В 2004 - 2006 годах суды вынесли несколько решений, обязывающих Компанию выплатить значительные суммы налоговой задолженности и штрафов. Было возбуждено исполнительное производство; в результате начался крупный корпоративный конфликт, на одной стороне которого были акционеры Компании, а государство - крупнейший кредитор компании - на другой стороне.

10. 8 января 2004 г. органы предварительного следствия возбудили уголовные дела по фактам предполагаемого присвоения акций нескольких сибирских нефтяных компаний несколькими бывшими руководителями "ЮКОСа". Обвинения были предъявлены Л.Н., которая к этому времени покинула Российскую Федерацию, и чуть позже еще нескольким лицам. Расследование уголовного дела осуществлялось в 2005 и 2006 годах.

11. По утверждению заявителя, в начале 2006 года следователи Генеральной прокуратуры Российской Федерации начали проводить допросы работников компании "ЮКОС" и аффилированных с ней компаний. Допросы сопровождались угрозами уголовного преследования в случае, если работники сотрудничали с руководителями, назначенными акционерами компании того времени. В адрес заявителя также поступали такие угрозы.

12. 20 марта 2006 г. акционеры "ЮКОСа" назначили заявителя исполнительным вице-президентом Компании. Заявитель должен был вступить в должность с 1 апреля 2006 года. 22 марта 2006 г. заявитель был вызван в Генеральную прокуратуру Российской Федерации и допрошен. По утверждению заявителя, во время допроса следователь предупредил заявителя "держаться подальше" от бизнеса Компании. Когда заявитель ответил, что он не намерен отказываться от должности в Компании, следователь в ответ сказал: "Впервые вижу человека, который добровольно идет в тюрьму".

13. В это время началось разбирательство дела о признании Компании банкротом. 28 марта 2006 г. Арбитражный суд г. Москвы вынес определение о введении внешнего управления в Компании и назначил внешнего управляющего. Несколько дней спустя заявитель как вице-президент Компании начал реорганизацию структуры управления в Компании. По-видимому, реорганизация была воспринята внешним управляющим и государственными органами как попытка воспрепятствования процедуре банкротства.

14. Решением Арбитражного суда города Москвы от 4 августа 2006 г. "ЮКОС" был признан банкротом, и суд заменил руководство Компании на конкурсного управляющего. Конкурсный управляющий был назначен с согласия принадлежащей государству компании "Роснефть" - одного из основных кредиторов "ЮКОСа" в то время. Решение Арбитражного суда г. Москвы от 4 августа 2006 г. было оставлено без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 сентября 2006 г. и вступило в законную силу. 12 ноября 2007 г. конкурсное производство было завершено и компания была ликвидирована.


B. Задержание и заключение под стражу заявителя
1. Получение согласия на возбуждение в отношении заявителя уголовного дела, проведение обысков
15. 29 марта 2006 г. заместитель Генерального прокурора Российской Федерации внес представление в Симоновский районный суд г. Москвы для получения согласия на возбуждение в отношении заявителя уголовного дела в связи с предполагаемым участием в хищении имущества и акций нескольких нефтяных компаний и нефтеперерабатывающих заводов в 1998 - 1999 годах ("Томскнефть", Ахчинский нефтеперерабатывающий завод, Восточная нефтяная компания и другие). Генеральная прокуратура Российской Федерации утверждала, что в 1998 - 1999 годах, когда заявитель был руководителем правового департамента "ЮКОСа", он консультировал руководителей компании и таким образом принимал участие в их преступной деятельности. Акции названных компаний впоследствии были "легализованы" через цепочку финансовых операций. В своем представлении Генеральная прокуратура Российской Федерации ссылалась на материалы уголовного дела, при этом точно не указывая их.

16. 3 и 5 апреля 2006 г. Симоновский районный суд г. Москвы в открытом судебном заседании рассмотрел представление Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Заявитель присутствовал в названных заседаниях. 5 апреля 2006 г. рассмотрение дела было отложено. По утверждению заявителя, суд сообщил сторонам, что на следующий день он примет решение по представлению прокурора.

17. 4 и 5 апреля 2006 г. Симоновский районный суд г. Москвы по представлению Генеральной прокуратуры Российской Федерации разрешил проведение обысков в доме и загородном доме заявителя. В своем постановлении суд обобщил обвинения, предъявленные заявителю Генеральной прокуратурой Российской Федерации, отметил, что заявитель являлся адвокатом и членом Московской коллегии адвокатов и указал де факто и де юре адреса заявителя. Суд обозначил предметы и информацию, являвшиеся целью обыска, как "документы в бумажном и электронном виде, переписка, проекты и рукописные заметки, другие документы и предметы, важные для расследования". Суд не привел мотивов своего постановления.

18. 5 апреля 2006 г. в помещениях заявителя следователями Генеральной прокуратуры Российской Федерации были проведены обыски и некоторые документы были изъяты. В частности, Генеральной прокуратурой Российской Федерации был проведен обыск квартиры, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Бакинских Комиссаров, д. 7, и в доме по адресу: Московская область, пос. Горки-2, д. 5.

19. 6 апреля 2006 г. Симоновский районный суд г. Москвы пришел к заключению, что участие заявителя в деятельности компании в 1998 - 1999 годах содержит "признаки преступления". Как следует из принятого судом заключения, суд пришел к такому выводу, "заслушав лиц, участвующих в деле, и рассмотрев материал, представленный Генеральной прокуратурой Российской Федерации". Соответственно, суд дал согласие на возбуждение в отношении заявителя уголовного дела. В отличие от своего адвоката заявитель в судебном заседании не присутствовал.
2. Задержание заявителя и первое заключение заявителя под стражу
20. В тот день заявитель находился в квартире своей знакомой С., которая являлась депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Около двух часов дня сотрудники милиции подошли к квартире и позвонили в дверь. По утверждению заявителя, он услышал дверной звонок, но дверь не открыл, поскольку собственника квартиры не было, а у него не было ключей. Не получив никакого ответа, сотрудники милиции взломали дверь, проникли в квартиру и задержали заявителя. Несколько часов спустя Генеральная прокуратура Российской Федерации обратилась в Басманный районный суд г. Москвы с ходатайством об избрании заявителю меры пресечения в виде заключения под стражу. Сторона обвинения представила милицейский рапорт о задержании заявителя в квартире не по месту его жительства, отметила, что он не явился в судебное заседание в Симоновский районный суд г. Москвы и что согласно некоей "оперативной информации" заявитель собирался покинуть пределы Российской Федерации, чтобы избежать задержания.

21. 7 апреля 2006 г. Басманный районный суд г. Москвы рассмотрел ходатайство Генеральной прокуратуры Российской Федерации об избрании заявителю меры пресечения в виде заключения под стражу. Заявитель и его адвокат присутствовали в судебном заседании при рассмотрении названного ходатайства. Они заявили, что заявитель не должен быть заключен под стражу. Доводы заявителя могут быть в обобщенном виде представлены следующим образом. Обвинение против заявителя было очень слабым и основывалось на недопустимых доказательствах. Симоновский районный суд г. Москвы не выполнил должным образом своих функций и не привел оснований для своих выводов. Заявитель всегда сотрудничал с Генеральной прокуратурой Российской Федерации в ходе расследования; расследование уже продолжалось два года, и заявитель всегда являлся по вызовам Генеральной прокуратуры Российской Федерации, когда было необходимо допросить его. Заявитель не предпринимал каких-либо попыток скрыться от правосудия или иным образом воспрепятствовать проведению следствия. Заявитель являлся единственным родителем несовершеннолетнего ребенка, и на его полном иждивении находились его престарелые родители. Наконец, заявитель утверждал, что плохое состояние его здоровья несовместимо с содержанием под стражей.

22. Генеральная прокуратура Российской Федерации поддержала свое ходатайство об избрании заявителю меры пресечения в виде заключения под стражу. Обвинение представило в суд несколько процессуальных документов, составленных им в ходе расследования, показания свидетелей, копии электронных документов, финансовые документы о деятельности нескольких нефтяных компаний и другие.

23. Изучив доводы сторон, Басманный районный суд г. Москвы вынес постановление о заключении заявителя под стражу. Басманный районный суд г. Москвы отметил, что ходатайство о заключении заявителя под стражу было подано надлежащим должностным лицом со стороны обвинения и что все необходимые формальности были соблюдены. Басманный районный суд г. Москвы также отметил, что заявитель не удовлетворен заключением Симоновского районного суда г. Москвы, и это решение еще может быть обжаловано. Далее Басманный районный суд г. Москвы постановил следующее:

"Суд принимает во внимание, что (заявителю) предъявлено обвинение в совершении преступлений, квалифицируемых как тяжкие и особо тяжкие, срок лишения свободы за которые превышает два года. Обстоятельства совершения преступлений, информация, характеризующая личность заявителя, а также замещаемая им должность в совокупности представляются для суда достаточными основаниями, чтобы сделать вывод, что, оставаясь на свободе, (заявитель) может скрыться от органов предварительного следствия или суда, оказывать давление на потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного дела, принять меры к уничтожению доказательств, предметов и документов, имеющих существенное значение для следствия и которые пока не были обнаружены следственными органами, может вступить в контакт со своими сообщниками, скрывающимися от органов правосудия, и воспрепятствовать ходу следствия, что подтверждается результатами обыска (том N 2, стр. 127 - 130) и информацией (Министерства внутренних дел Российской Федерации), направленной в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, касающейся планов заявителя покинуть Россию. Суд также принимает во внимание возраст, семейное положение и состояние здоровья заявителя, а также тот факт, что заявитель имеет малолетнего ребенка и постоянно проживает в г. Москве".

24. Что касается утверждения заявителя о том, что обвинение против него было очень слабым и было основано на недопустимых доказательствах, Басманный районный суд г. Москвы отметил следующее:

"...Что касается доводов (заявителя и его адвоката), что представленные (стороной обвинения в суд) материалы дела не содержат доказательств причастности (заявителя) к инкриминируемым ему деяниям, суд не может их учитывать, поскольку вопрос виновности и невиновности, а также доказанности причастности (заявителя) к преступлениям подлежит разрешению в ходе рассмотрения дела судом по существу и не может рассматриваться в настоящем судебном заседании".

25. 10 апреля 2006 г. Генеральная прокуратура Российской Федерации провела обыск в доме по адресу: Московская область, пос. Матвейково, д. 7.

26. Заявитель подал несколько жалоб: на постановления Симоновского районного суда г. Москвы от 4 и 5 апреля 2006 г., разрешающие проведение обысков, на заключение Симоновского районного суда г. Москвы от 6 апреля 2006 г., разрешающее привлечение заявителя к уголовной ответственности, и на постановление Басманного районного суда г. Москвы о заключении заявителя под стражу от 7 апреля 2006 г.

27. 17 мая 2006 г. Московский городской суд оставил без удовлетворения первую жалобу заявителя и оставил без изменения постановления Симоновского районного суда г. Москвы от 4 и 5 апреля 2006 г. Московский городской суд постановил, что названные постановления были в достаточной степени обоснованными и были законными.

28. 22 мая 2006 г. Московский городской суд оставил без удовлетворения вторую жалобу защиты и оставил без изменения заключение Симоновского районного суда г. Москвы от 6 апреля 2006 г. Московский городской суд постановил, что на данной стадии судопроизводства задачей суда не является изучение конкретных деяний, в совершении которых обвинялся заявитель, или доказательств, представленных сторонами. В противном случае задачей суда являлось бы рассмотрение дела по существу. Поэтому защита не могла ссылаться на предполагаемые нарушения внутригосударственного или международного права.

29. 31 мая 2006 г. Московский городской суд оставил без удовлетворения жалобу заявителя на постановление Басманного районного суда г. Москвы <*> об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу от 7 апреля 2006 г.

--------------------------------

<*> В оригинале, по-видимому, допущена опечатка - "Bassmanniy City Court" вместо "Bassmanniy District Court" (прим. переводчика).
3. Продление содержания заявителя под стражей
30. Неустановленного числа заявителю были предъявлены дополнительные обвинения в уклонении от уплаты налога на доходы физического лица, предположительно имевшем место в 2000 - 2002 годах.

31. 2 июня 2006 г. Басманный районный суд г. Москвы по ходатайству обвинения продлил срок содержания заявителя под стражей до 2 сентября 2006 г.

32. В судебном заседании Генеральная прокуратура Российской Федерации утверждала, что ей необходимо провести ряд дополнительных следственных действий, в частности, получить заключения экспертов, ответы на судебные поручения и решения о выдаче Л.Н. и Д.Г. Российской Федерации. Кроме того, Генеральная прокуратура Российской Федерации должна была "допросить свидетелей, произвести выемку документов в...организациях, банках, налоговых инспекциях и, основываясь на собранных таким образом доказательствах, предъявить (заявителю) новые обвинения и произвести другие следственные действия, направленные на окончание предварительного расследования".

33. Доводы сторон в судебном заседании были в основном схожи с теми, что стороны заявляли ранее. Обвинение особо отметило, что сообщники заявителя скрылись от правосудия. Заявитель, в свою очередь, представил суду более подробную информацию о состоянии его здоровья. Кроме того, он утверждал, что в течение всего периода содержания его под стражей он ни разу не допрашивался в связи с производством по его уголовному делу.

34. Басманный районный суд г. Москвы пришел к выводу, что ситуация заявителя не изменилась и поэтому отсутствуют основания для применения более мягкой меры пресечения, чем заключение под стражу. Что касается состояния здоровья заявителя, суд отметил, что, несмотря на представленную информацию о наличии у заявителя различных заболеваний, отсутствуют доказательства того, что состояние здоровья заявителя препятствует применению к нему меры пресечения в виде заключения под стражу. Басманный районный суд г. Москвы также постановил, что он не вправе исследовать доказательства против заявителя и оценивать правовую квалификацию обстоятельств дела обвинением.

35. Адвокаты заявителя подали жалобу на постановление Басманного районного суда г. Москвы от 2 июня 2006 г. Они представили в распоряжение суда кассационной инстанции дополнительные документы о состоянии здоровья заявителя. Адвокаты заявителя также жаловались на то, что Басманный районный суд г. Москвы не изучил возможность применения в отношении заявителя более мягкой меры пресечения. 19 июля 2006 г. Московский городской суд отклонил доводы адвокатов заявителя и оставил без изменения постановление Басманного районного суда г. Москвы от 2 июня 2006 г.

36. 23 августа 2006 г. Генеральная прокуратура Российской Федерации подала ходатайство о продлении срока содержания заявителя под стражей. Обвинение сослалось на документ, изъятый в 2004 году в офисе Д.Г., одного из бывших юридических консультантов "ЮКОСа", из которого следовало, что руководство "ЮКОСа" планировало оказывать давление на правоохранительные органы через политические каналы. Обвинение также сослалось на информацию, полученную в результате оперативно-розыскных мероприятий, которая доказывала тот факт, что заявитель пытался установить контакт с сообщниками, которые скрывались за границей.

37. В судебном заседании заявитель возражал против удовлетворения ходатайства Генеральной прокуратуры Российской Федерации о продлении срока содержания его под стражей со ссылкой на ранее высказанные им доводы. Так, заявитель утверждал, что доводы Генеральной прокуратуры Российской Федерации о том, что он скроется от правосудия или воспрепятствует осуществлению правосудия, не были основаны на каких-либо фактах. Наконец, заявитель утверждал, что он не должен содержаться под стражей в связи с плохим состоянием его здоровья.

38. Защита заявителя утверждала, что первоначальное заключение заявителя под стражу было незаконным. Заключение Симоновского районного суда г. Москвы от 6 апреля 2006 г., разрешающее возбуждение в отношении заявителя уголовного дела, вступило в силу только 22 мая 2006 г. До этой даты Генеральная прокуратура Российской Федерации не имела права проводить какие-либо следственные действия в отношении заявителя, не говоря уже о его задержании.

39. Суд отметил, что дело заявителя являлось довольно сложным и поэтому срок содержания заявителя под стражей должен быть продлен. Суд также воспроизвел формулировки первых двух постановлений о заключении заявителя под стражу. К ранее приведенным мотивам суд добавил, что существовал риск того, что заявитель мог продолжить свою преступную деятельность. Суд также сослался на информацию, полученную Генеральной прокуратурой Российской Федерации, в результате оперативно-розыскных мероприятий. Что касается законности постановления о первоначальном заключении заявителя под стражу, суд отметил, что поскольку постановление Басманного районного суда г. Москвы от 7 апреля 2006 г. было оставлено без изменения судом кассационной инстанции, то заключение заявителя под стражу было законным. Суд постановил, что довод защиты об отсутствии доказательств совершения преступления не должен был рассматриваться в рамках судебного разбирательства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. В итоге заключение заявителя под стражу было снова продлено до 2 декабря 2006 г.

40. Защита обжаловала постановление Басманного районного суда г. Москвы в суд кассационной инстанции, утверждая, в том числе, что продолжающееся содержание заявителя под стражей приводит к бесчеловечному и унижающему достоинство обращению с заявителем. 9 октября 2006 г. Московский городской суд оставил без удовлетворения кассационную жалобу защиты.

41. 23 ноября 2006 г. Басманный районный суд города Москвы продлил срок содержания заявителя под стражей до 2 марта 2007 г. Басманный районный суд города Москвы снова рассмотрел объяснения сторон, "материалы", представленные обвинением, доводы заявителя в пользу его освобождения из-под стражи. В дополнение к ранее приведенным основаниям Басманный районный суд города Москвы указал на опасность сговора заявителя с Л.Н., Д.Г., Б., которые покинули пределы Российской Федерации. Басманный районный суд города Москвы также сослался на тот факт, что 6 апреля 2006 г. заявитель не явился в судебное заседание, в котором суд огласил заключение, разрешающее возбуждение в отношении заявителя уголовного дела. Басманный районный суд города Москвы также отметил, что заявитель был задержан не в месте своего обычного проживания и что он не открыл дверь, когда сотрудники милиции прибыли для того, чтобы задержать его. В дополнение Басманный районный суд города Москвы также сослался на электронный документ, изъятый в офисе Д.Г., озаглавленный "Краткий уголовно-правовой анализ действий, совершенных руководителями и собственниками Группы "Менатеп-Роспром-Юкос", в процессе предпринимательской деятельности". Этот документ, по мнению Басманного районного суда города Москвы, описывал меры, которые собственники и руководители "ЮКОСа" планировали предпринять в целях оказания давления на должностных лиц правоохранительных органов через связи в политических кругах путем дачи взяток, подачи фиктивных исков и жалоб, путем организации клеветнических кампаний в средствах массовой информации и т.д. Наконец, Басманный районный суд города Москвы сослался на "оперативную информацию", представленную обвинением, которая демонстрировала намерение заявителя установить контакт с другими подозреваемыми, которые покинули пределы Российской Федерации.


следующая страница >>
Смотрите также:
Постановление Страсбург, 22 декабря 2008 года Перевод с английского Д. В. Юзвикова
1060.25kb.
7 стр.
Постановление Страсбург, 9 октября 2008 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
1161.71kb.
8 стр.
Постановление Страсбург, 12 мая 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
186.33kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 18 марта 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
443.08kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 10 июня 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
446.34kb.
3 стр.
Постановление Страсбург, 18 февраля 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
402.66kb.
3 стр.
Постановление Страсбург, 9 апреля 2009 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
489.56kb.
2 стр.
Постановление Страсбург, 1 апреля 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
752.22kb.
6 стр.
Постановление Страсбург, 3 июня 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
136.95kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 14 января 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
578.53kb.
3 стр.
Постановление Страсбург, 1 апреля 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
367.71kb.
2 стр.
Постановление Страсбург, 26 июня 2008 года
323.64kb.
3 стр.