Главная
страница 1

Айкидо и гармония в природе.


Мицуги Саотомэ.


Посвящение


Айкидо - это не философия. Айкидо —это истинное выражение и раскрытие всеобъемлющих функций Вселенной. Именно так выглядит задача Такэмусю Айки —узнать на собственном опыте механизмы природы, постоянно тренируясь и применяя теории в своей повседневной жизни.

На Востоке слово Бу означает предотвращение опасности, которую несет кли­нок, готовый нанести удар. Когда человеческая культура еще только зарождалась, понятие Бу подразумевало общий шаг к построению мирного общества. «Бу—это любовь», — провозгласил О Сэнсэй Морихэй Уэсиба, основатель айкидо и мой наставник. Но ни какое упрощенное понимание будо не в состоянии измерить пол­ную непостижимой направленности жизнь О Сэнсэя, которую он вел, следуя по Пути истинного самурая. Пример его жизни — это непрерывное стремление к раскрытию истин человеческого духа, опыт пребывания в гармонии с миром. Он делился этими сокровищами с окружающими — бескорыстно и ежечасно, в мо­литвах и каждым своим движением. Чтобы достичь мудрости, гармонии и беско­рыстной любви ко всему человечеству, мы должны постоянно и упорно учиться. Именно такой путь подготовил для нас Основатель айкидо, и этому пути мы дол­жны следовать.

Я посвящаю эту книгу Основателю айкидо и всем его последователям.

Сихан М. Саотомэ

От переводчика английского издания


В этом тексте японские слова и выражения, с которыми многие читатели столкнутся впервые, выделены курсивом. Часто для них невозможно подобрать английский эквивалент. Вместо того чтобы пытаться слово за словом перевести их буквальное значение, что часто ведет к неверному пониманию, мы попытались передать находящиеся за словом чувство и философию, в надежде, что это будет лучшим объяснением. Некоторые слова по мере развития текста будут опреде­ляться вновь и вновь, так что не принимайте первое объяснение за исчерпыва­ющее. Каждая последующая глава построена на основе предыдущих.

Большая часть книги была написана на основании бесед с Саотомэ Сэнсэем и того, что он диктовал на английском языке. Его английский язык, пусть не слиш­ком точный с точки зрения грамматики, уникален своей свежестью и способом выражения мыслей, побуждающим к действию. Перевод некоторых его выраже­ний на обычный английский значительно снизил бы эффективность передавае­мой ими мысли. Мы поставили перед собой цель сохранить как можно больше его чувств и энергии. Вина за все несоответствия, ошибки или неправильные толкова­ния, которые могут встретиться в тексте, лежит целиком на мне.

В японских именах людей, родившихся до Революции Мэйдаи, согласно япон­ской традиции, на первом месте стоит фамилия. Имена тех, кто родился после 1868 года, написаны на западный манер, с фамилией в конце.

Использования местоимений мужского рода для замены существительных как мужского, так и женского рода мы старались по возможности избегать, но английский язык все же часто требует их применения для слитности и удобочита­емости. В японском языке подобных ограничений не существует.

Мне хотелось бы выразить глубочайшую признательность Полю Кэнгу, кото­рый, не жалея времени и сил, помогал мне в переводе многих трудных, сложных представлений и высказываний О Сэнсэя, и Саре Блюстоун, которая прикоснулась рукой профессионала к некоторым диаграммам и рисункам. Эта книга, прежде чем приобрести тот вид, какой она имеет сейчас, претерпела множество перемен, и на каждом этапе мне помогали так много людей, что их просто невозможно здесь назвать. Большое спасибо вам всем. И особое спасибо доктору Дэвиду Джонсу за его поддержку и руководство.

Патриция Саотомэ

Предисловие Дэвида Джонса


Думаю, книга «.Айкидо и гармония природы» для многих покажется трудной для понимания. Некоторые будут разочарованы, встретив слишком мало объяс­нений, пригодных для физического изучения техник самозащиты айкидо. В своих поисках технической информации такие читатели могут не заметить связи науки и происходящих в природе процессов с айкидо, о которой идет речь в этой книге. Мне хотелось передать не саму технику в узком понимании, а истинный смысл учений Морихэя Уэсибы, Основателя айкидо.

Для понимания движения айкидо необходимо понять его корни, которые ис­ходят из глубин универсального закона. Его цель — способствовать более глубоко­му пониманию и восприятию совершенства существующего в природе равновесия и вернуть человечеству гармонию с Богом. Мне хотелось бы, чтобы в уме каждого человека возникло живое представление о наших истоках. Мне хотелось бы извлечь из вашего подсознания память о том времени, когда жизнь только зарожда­лась, и о той невероятной борьбе, которая всегда и повсюду сопровождала поразительную эволюцию человечества. Я хочу, чтобы вы почувствовали красоту и силу этой эволюции и поблагодарили за нее Божественного Создателя.

Мы слишком легко забываем свои корни. В своем эгоизме мы забываем о хрупком равновесии и зависимости нашей индивидуальной жизни от всех других форм существования. Если каждый из нас отнесется к истокам сохранения и само­развития природы с должным уважением, любовью и пониманием и будет прикасаться к ним с искренней благодарностью к Творцу, природа будет защищена и качество жизни повысится. Защищая природу, мы защищаем общество. Защищая общество, мы защищаем себя. Самозащита защищает и поддерживает жизнь. Если разрушается природа, нарушается большинство основных требований для вы­живания. Чтобы выжить, мы должны питать свое тело. Если нет пищи, если вода и воздух загрязнены, нет ни жизни, ни общества.

В этом суть будо. Оно не является узким искусством борьбы, это искусство спасения жизни. А айкидо — это всегда и прежде всего будо. Что толку от совер­шенной техники единоборства, если вокруг сотни голодающих и нет еды? Многие великие мастера будо понимали это лучше политиков. Вот почему они отказывались от клинка во имя земли.

Мы живем в обществе «разового пользования»,— обществе обедов из полу­фабрикатов и бумажных тарелок; любой ленивый, эгоистичный поступок, выхо­дящий за пределы разумного, является преступлением против природы. Мы все преступники: мы убиваем себя.

Мир и гармония — это не упражнение в логике. Только благодаря миру и гармонии, только проявляя уважение к законам природы, мы можем спасти свои жизни, а также жизни своих детей и своих внуков.

Вот в чем заключается учение О Сэнсэя. Вот почему я решил написать эту книгу.хотелось бы прокомментировать труд Саотомэ Сэнсэя «Айкидо « гармония в природе» сточки зрения моей академической специальности, этнографии, то есть области антропологии, которая фокусирует свое внимание на человеческом культурном опыте. Одним из вопросов, который интересует меня как этнографа, является обнаружение тех аспектов человеческой деятельности, которые в данных культурных условиях представляются чем-то почти универсальным.

Можно сказать, что в некотором смысле тысячи повторяющихся особенностей поведения и реакций, описанных антропологами, дают картину универсального человеческого существа. Они могут говорить о самой древней природе вида и демонстрировать то понимание и те действия, которые, похоже, люди снова и снова находят уместными и правильными. Айкидо, если взять его в его самом утонченном виде, представляет собой современное выражение этой бесконечной волны явлений образов бытия, этих кодов поведения, которым миллиарды людей в течение многих тысячелетий говорят «Да!». Краткий обзор, с которым вы сейчас познакомитесь, наводит на мысль, что антропология поддерживает Саотомэ Сэнсэя в его мнении, что айкидо включает Путь, модель жизни, которая может иметь смысл для населения всего земного шара.

Одним из многих важных вкладов книги Саотомэ Сэнсэя является представление и объяснение мировоззренческих основ айкидо Каннагара Но Ми-чи, заложенных Основателем. Тем, кто изучает японские боевые искусства, в частности айкидо, будут очень интересны представления Уэсибы относительно природы вещей, так как именно на них опирается вся конструкция айки­до. От Саотомэ Сэнсэя мы узнаем, что Каннагара означает «Божественный поток; поток созидательной энергии, который из прошлого проникает в будущее». Он добавляет, что Каннагара Но Мини— это «Путь жизни, которая борется за истину и за действительность и которая есть Бог».

Саотомэ пишет:

Каннагара—это путь интуиции... Каннагара — это путь высшей свободы... Для того, кто искренне следует этому Пути, все действия являются результа­том подсознательного искреннего чув­ства уважения и признательности за совершенство природных процессов и знания того, что все содержит в себе живую частицу Божественного Духа Ками, Создателя Вселенной. В горах есть имя Бога. В ветре есть имя Бога. В реках есть имя Бога... Представление о том, что наряду с изначальным Ками существует много клин, может пока­заться парадоксом; представление о том, что коми управляют горами и ре­ками, деревьями и птицами, может оказаться непостижимым для тех, кто получил образование, опирающееся на современную науку.

Ками можно рассматривать как ос­нованное на опыте средство Мастера Уэсибы, помогающее понять исключи­тельную безграничность Каннагары вовсех мелочах повседневной жизни. Ос­новной принцип коми, заключающий­ся в том, что все вокруг обладает духов­ным сознанием, внутренней искрой, хорошо известен в антропологии. Для определения религиозных систем, сог­ласно которым каждое растение, жи­вотное, человек, небесное тело, земная форма и сила природы обладает этим вторым я, душой или духовной сущ­ностью, мы используем понятие ани­мизм. Слово анимизм было введено Эд­вардом Б. Тэйлором, основателем ант­ропологии, связанной с определенны­ми культурами, и свою теорию, касаю­щуюся происхождения и природы ре­лигий, он назвал «теорией анимизма» — его исследования показали, что ани­мизм является одним из древнейших представлений, которым проникнуты все религии.

Представление Каннагары Но Ми-чи о «многих кялш/одном Ками перек­ликается также с самой сутью тотемиз­ма*. Самый известный и влиятельный из социологов Эмиль Дюркхейм в сво­ей классической работе «Элементарные формы религиозной жизни» описывает тотемизм как исходную форму ре­лигии. Тотемическая модель в различ­ных видах и под самыми разными наз­ваниями пронизывает все человеческое существование.

Другим важнейшим аспектом айкидо является японское понятие ки. Это одно из пресловутых представле­ний, которые трудно передать с по­мощью доступных западному человеку понятий. Саотомэ Сэнсэй кратко опре­деляет ки как «космическую субстанцию жизни». В антропологии сущест­вует термин аниматизм, который ис­пользуется для определения веры в неантропоморфическую, не имеющую причины силу, которая, как считают, существует всегда, везде и во всем. у.ж которые из известных ранних антропологов считали аниматизм даже бол распространенным, чем анимизм - японское название этой силы. Китайцы называют ее ци, индийские йоги, праной. У сиу она называется вакан,


у команчей — пуха. Каждое из них, конечно, имеет конкретный и уникальный для данной культуры смысл, но основные верования, лежащие в основе каждого из этих и множества других примеров, одни и те же.

Пытаясь связать различные аспек­ты айкидо с такими конкретными ве­рованиями, как анимизм, аниматизм и тотемизм, я вовсе не хочу сказать, что айкидо — это только набор древних представлений. Значительная часть «древних представлений», может быть, и не заслуживает того, чтобы о них упоминать. Но мне кажется, что анимизм, аниматизм и тотемизм скорее можно воспринимать как названия опреде­ленных представлений человеческих существ о самой природе существова­ния. Если заглянуть за японское слово ки, пуха команчей или вакан сиу, легко увидеть очень-очень человеческое по­нимание жизни человеческим существом. Хотя слова могут меняться и конкретная аниматисгаческая концепция может претерпевать определенные структурные модификации, как в древ­них, так и в современных образах жиз­ни всегда где-то присутствует едва различимая «космическая субстанция». Я хочу этим сказать, что все человечество использует то, что подразумевает по­нятие ки, и, фактически, им живет.

Во время практики айкидо, в додзё, или местах тренировки, ученика все время предупреждают, чтобы он дви­гался от «центра», чтобы при использо­вании конкретной техники самозащи­ты был «центрирован», «распространял ки из центра». Для определения этого центра японцы используют слово хара, и физически он располагается в нижней части живота. Хара считается точкой концентрации физической и духовной энергии, и для зрелого ученика айкидо это понятие может приобретать космический смысл. Основной смысл понятия хара находит свое выражение во всем мире. В Англии о том, кто проявляет мужество, силу духа или стойкость, говорят, что у него «есть кишки», то есть таким образом мы связываем нижнюю часть живота с определенными добродетелями, требую­щими энергии. Однажды, путешествуя по штату Вайоминг, я слышал, как старый ковбой говорил подростку, который должен был впервые сесть на лошадь для участия в родео: «Единственный твой шанс—одолеть ее своим животом». У многих меланезийцев, жителей островов в югозападной части Тихого океана, распространенным приветствием является вопрос: «Как твой пупок?» Жители Дугум Дани—горстой части Новой Гвинеи верят в то, что в центре тела находится эдаи эген, или «семя пения», которое является источником жизненной силы человека. Китайцы описывают Дяньтянь, или океан ци, и помещают его как раз под пупком. Система чакр индийской йоги также находит ключевую чякруименно в этом месте. «Центр» айкидо — это живот юного ковбоя, которым он одолевает брыкающуюся лошадь, «семя кипения» дугум дани, а также то, что подразумевает афоризм Черного Лося, шамана народов сиу: «Где-то в нас есть центр мира».

Если бы можно было сказать, что айкидо обладает какой-то определяющей формой, то это, по-видимому, был бы круг. Мастер Уэсиба утверждает: Техника айкидо построена на круго­вых движениях, так как дух круга вно­сит гармонию и разрешает все конфликты... Круг замыкает пространство, и именно из совершенной свободы этой пустоты рождается ки. Из центра этого места рождения творческие жизненные процессы с помощью Духа соединяются с бесконечной, безмерной Вселенной. Дух — это Создатель, вечный источник, дающий дыхание всему... В пределах круга ки Вселенной руководит процессом творения, эволюции и защиты.

В книге «Хромой Олень, Искатель видения» старый индейский шаман говорит:
В нашем представлении индейский символ — круг, петля. Природа хочет, чтобы вещи были круглыми. У человеческих тел и тел животных нет острых углов... Стоянка, где для каждого типи было свое место, также имела форму круга. Типи было кругом, в ко­тором люди садились в круг, и все семьи в деревне были кругами внутри большего круга, части еще большей петли... Нация была только частью Вселенной, круглой самой по себе, состоящей из круглой Земли, круглого Солнца, круглых звезд. Луна, горизонт, радуга — круги внутри кругов, которые тоже находятся внутри кругов, и этому нет ни начала, ни конца.

Для нас это прекрасное и вполне соответствующее действительности выражение гармонии жизни и приро­ды, символическое и реальное одновре­менно. Наш круг бесконечен, текуч; это новая жизнь, которая возникает из смерти, — жизнь, побеждающая смерть.

В этой книге Саотомэ Сэнсэй пред­ставляет людей с духом самураев: духом мужества, служения и сострадания. Воины Лося и Воители Тетивы, индейские воинские общества Шайенна, приняли бы истинного самурая как брата, точно так же, как воины африканских наро­дов нуэр или масаи. Саотомэ Сэнсэй го­ворит о смысле и важности марубаси, «моста жизни», техники японской школы меча, когда человеку предлага­ется непосредственно войти в атаку врага. Эту стратегию могут понять многие. Санапия, шаманка племени команчей, с которой я учился, когда был студентом в Оклахоме, рассказы­вала мне, что действия, которые дают воину команчи наибольшую силу и ко­торые мы могли бы назвать «магией», заключаются в том, чтобы встретиться лицом к лицу непосредственно с приз­раком, схватиться с ним и войти в этот крайне опасный и злой образ команчи. И мы узнаем, что история собственных схваток Основателя айкидо, ярко описанных Саотомэ Сэнсэем, — это универсальная история о чутком, мужественном и решительном человеке, кото­рый встретился с множеством препят­ствий и трудностей и преодолел их, испытав в результате глубокое озарение, что позволило ему подробно изложить пережитое и создать свое учение. Историю Мастера Уэсибы сможет оценить представитель почти любой культуры. Саотомэ Сэнсэй в своем повествовании сосредоточивает внимание на дальнейшем развитии представлений Уэсибы относительно айкидо, передавая основную философию айкидо языке научного метода и результате исследований. При этом он с большим изяществом избегает общего для всех кто описывает «научную основу древних верований», недостатка. Саотомэ Сэнсэй так искусно умудряется сочетать коми, ки, Каннагару и множество других трудных понятий с научными данными, вместо того чтобы умалять значение каждого из них, что они только взаимно обогащают друг друга. Он усиливает голос айкидо, не жертвуя его корнями. После прочтения книги Саотомэ возникает представление о зенитной ракете, которая естественным образом вписывается в картину потоков энергии во время грозы: гроза становится более материальной и живой, зенитная ракета приобретает больше структурной убедительности.

Что касается меня, то именно этот аспект представления Саотоми Сэнсэя кажется мне особенно замечательным. Весь земной шар охвачен войной, которая часто едва заметна. Те, кто видит зенитную ракету, и те, кто видит картину потоков энергии, часто находятся в состоянии смертельной вражды. Последние считают первых тупыми примитивными людьми, некомпетентны­ми и оторванными от жизни, тогда как первые считают последних грубыми и бесчеловечными. Как ясно следует из описания Саотомэ Сэнсэя, айкидо ищет гармонии в конфликте, не обяза­тельно потому, что она высоко ценится цивилизованными людьми, а потому, что гармония — это непременное качество мироздания. Существует общая почва для врагов, которые, объединившись, обнаружат значительно более мощное единство. Труд Саотомэ Сэнсэя показывает анимистам, что наука в основном поддерживает и признает их, а ученым он объясняет, что точка зрения анимистов нисколько не противо­речит науке, а только обогащает знания и может послужить их продолжением, которое наводит на новые мысли. Антропологическая философия может только приветствовать айкидо Саотомэ Сэнсэя, искусно продемонстрированное им в сфере идей.

В своем предисловии Саотомэ Сэнсэй пишет: «Мне хотелось бы, что­бы в уме каждого человека возникло живое представление о наших истоках. Мне хотелось бы извлечь из вашего подсознания память о том времени, когда жизнь только зарождалась, и о той невероятной борьбе, которая всег­да и повсюду сопровождала поразительную эволюцию человечества». Я, как антрополог, в том опыте, через который проходит человек, занимаясь айкидо, вижу микрокосм человеческой биологической и культурной эволюции. О Саотомэ Сэнсэе можно сказать без преувеличений: его айкидо простирается от истоков энергии, принимающей участие в космическом тво­рении и точно так же переживаемой в айкидо, до некоторых из наиболее древних и некоторых из наиболее сов­ременных представлений и пережива­ний человеческого рода. Айкидо разум­но рассматривать как разновидность искусства, которая стремится связать отдельного человека с глубоко сокро­венным и личным опытом всего живо­го, насчитывающим миллиарды лет.

Автор лишь слегка касается связи айкидо с другими культурами. Каждый приведенный пример можно допол­нить десятками других. Айкидо нас­только гармонично сочетается с множеством ценностей, верований и пове­денческих тенденций большей части человечества, что подробное сравнение заняло бы целые тома. Совершенно по­нятно, что Морихэй Уэсиба задел чувс­твительную струну человеческого духа. Его величайший вклад состоит в изоб­ретении айкидо, тщательно разрабо­танного метода, предназначенного для развития человека и подготовки его к встрече с Истиной. Мастер Уэсиба, япо­нец, обладавший особым талантом, на­делил айкидо и его внешнюю форму признаками культуры Основателя. Но душа айкидо, его сущность — универ­сальны.



Саотомэ Сэнсэй очень ярко и с большим успехом раскрывает основ­ные темы своей книги. Доступный и в то же время полный поэзии и вдохно­вения язык, хорошо продуманные фо­тографии, оригинальные и вдохновен­ные рисунки, элегантная каллиграфия, удачные примеры из японской культу­ры и истории, четкая организация тех­нического и научного материала, умес­тные рисунки, иллюстрирующие жизнь и философию Мастера Уэсибы, и острое литературное и художествен­ное чутье автора привели к созданию значительной и прекрасной работы.

В «Айкидо и гармонии природы» Са­отомэ Сэнсэй, пользуясь языком айки­до, призывает к всемирному здравому смыслу. Айкидо — это душа Универ­сальной молитвы. Это красноречивое выражение основного человеческого желания, которое с самого начала ис­тории человечества выражалось самы­ми разными способами, которым нет числа.


Смотрите также:
Айкидо и гармония в природе. Мицуги Саотомэ. Посвящение
130.37kb.
1 стр.
Московской области
620.12kb.
5 стр.
Такое разное айкидо
87.56kb.
1 стр.
Коити Тохэй (10-й дан айкидо, основатель Общества изучения Ки) что такое айкидо?
194.11kb.
1 стр.
Айкидо. Координация ума и тела для самозащиты
890.21kb.
7 стр.
История Айкидо
110.47kb.
1 стр.
История боевого искусства Айкидо «Ай»
236.94kb.
1 стр.
Словарь терминов айкидо
183.59kb.
1 стр.
Федерация айкидо россии
26.42kb.
1 стр.
Московский клуб Айкидо
72.29kb.
1 стр.
Семинар по Айкидо Айкикай
33.29kb.
1 стр.
Общие сведения о состоянии айкидо в Курской области в развитии айкидо в России активно участвуют Общероссийская физкультурно-спортивная общественная организация «Национальный Совет Айкидо России»
60.96kb.
1 стр.