Главная
страница 1



Конти Фабио

кандидат филол. наук, доцент Славянской Филологии и Русской культуры, Университет в Cассари (Сардиния), факультет иностранных языков и литератур – Сицилия, Италия



Ф. Конти
Константы русской культуры в формировании лингвистического самосознания
Интерес и предaнность студентов складываются в основном в школьные годы а проявляются не только в процессе изучения языков в школе и институте, но и в взрослой жизни. Одна из целей обучения русскому языку и русской культуре – формирование лингвистического мировоззрения; для этого необходимо чтобы у студентов была ясна и понятна главная роль языка в жизни человека и общества и её нерасторжимая связь с культурой народа. В наши дни школьники очень редко воспринимают такое понятие особенно, по всей видимости, из-за непреодолимых препятствий в течение освоения новых языковых структур. Одним из самым частых и влиятельных мифов в изучении языка, которые подробно и ответственно уже проанализировала О. Е. Дроздова в своей статье, это совсем неверное убеждение, что русский язык и иностранные языки – это разные миры, часто связано с совсем неуместной привычкой учителей преподавать русский язык отдельно, как феномен изолированный из русской культуры и также из культур других стран. Кроме того учителя не сопоставляют свои программы в школе, не ведут взаимной проверки освоения школьников языковых структур и даже не замечают косвенной отдачи своего преподавания в социокультурном, соответствующим контексте. В этом же смысле формирование и выделение некого межъязыкового поля может способствовать установлению культурных константов полезных в процессе обучения языку [2: 24].

Смотря на мой опыт преподавания русской и славянской культуры в Университете в Сассари все выше обработанные идеи становятся уже реальной основой практики не столько с нормативной точки зрения, сколько с познавательной. Программу моего курса можно разделить на две части: 1. язык и культура в русской средневековой литературы, 2. культура в современном русском языке. В первой области предполагается студентам анализ и рассмотрение взаимосвязи литературного языка эпохи средневековья с константами культуры и бытовых явлений того же времени, один вопрос на котором здесь задержаться. Константы – это концепты русской и древнерусской культуры определённые как часть культуры общеевропейской, взятые, прежде всего, в момент их ответвления от европейского культурного фонда. В данном случае, по поводу истории древнерусской паломнической литературы и жанра «хожения» в XIV-XVI вв., курс Славянской Филологии в Сассари дополняется семинаром о категориях «место» и «время» в «Хождении за три моря Афанасия Никитина». В ходе семинара излагаются и углубляются некоторые «константы» русской письменной и устной речи, связанные не только с литературой но также с искусством и с другими областями русской культуры. Предлагается здесь один пример.



Странник.

Говоря о преобразовании жанра паломничества (паломнический путь) в светском хожении в моем курсе подчёркивается много раз слово «странник» как термин ясного этимологического происхождения, относящееся к стороне – стране, которое значит «путешествующий по разным странам». Исходя из этого можно легко обнаружить и другие слова этой же группы – калики, калики перехожие. С одной стороны это какое-то древнее общеевропейское слово, cобственно греко-римское, обозначавшее «мелкий камешек», щебень для мощения дороги. У этого слова в латинском языке была масса производных, вплоть до caliga и до собственного имени одного императора Калигула (Caligula), буквально сапожок. С другой стороны анализа, русское слово калика может восходить к калека, значит к чисто ареальному восточноевропейскому слову для обозначения «убогого» и «бродяги». «Калеки», «убогие» и «бродяги» иногда входят в синонимизацию самых явлений и понятий в древнерусском быту. К этим терминам можно добавить слово калита как вариант калика, значение которого двойственно: это в то же время «сума подателя милостыни» и «собиратель» - «податель, раздатчик» (Иван Калита) [6: 185].

Рассматривание и обработка слов «странник», «путешественник» и «богомолец» по поводу описания персонажа Афанасия Никитина в своём Хождении за три моря привёл меня к области русского искусства, захватывая неотъемлемую отрасль русской средневековой культуры. Кроме своего тесного отношения к религиозным святыням, к христианству и к самой религии вообще, русское паломничество нигде это выразилось так зрительно наглядно, как в русской живописи, в данном случае нам приходится привести в пример картину М. С. Нестерова «Святая Русь» (1901-1907)1. Картина делится вертикальной линией молодых деревцов на две части: справа стоят паломники, странники, слева Исус Христос и за ним святые Николай Чудотворец, Георгий Победоносец и Сергий Радонежский. Вся сцена происходит около скита, где-то около Троице-Сергиевой лавры под Москвой. Такое «странничество», как на картине, сродни просто «скитательству», и в этом качестве в России оно давно уже стало двусмысленным – как формой подлинной религиозности, так и формой притворной добродетели и тунеядства2.

Продолжая предлагаемую межкультурную экскурсию по истории термина «странник-паломник» в начале нашего века прочертился ещё один маршрут, пролегающий через искусство. В этот же период столкнулись два противоположных художнических взглядов, две концепции: «искусство как жизнь» и «жизнь как искусство». Подход «искусство как жизнь» естественно ассоцируется с идеей «творческого пути» художника, который переживает различные этапы творчества, наоборот подход «жизнь как искусство» доведёт к духовному скитательству по различным ментальным мирам, скитательства зачастую без пути и цели. Развивая и обрабатывая концепт духовного странничества как явление жизни и искусства одновременно, можно здесь указать книгу Павла Павловича Муратова (1881-1950) Образы Италии. Через Италию пролег маршрут нового духовного странничества самого автора, начиная с русского религиозного искусства как романтический призыв к средневековому, историческому наследствию древней Руси. Муратов, как и многие русские интеллигенты, начал скитания вне родины а Италия стала центром своего культурного вдохновения тоже в силу русской традиции. На самом деле, когда в 1971 г. итальянский русист Этторе Ло Гатто собрал в одной книге «Русские в Италии» разнообразные свидетельства о русских живописцах, писателях, поэтах, для которых Италия с XVII в. до наших дней стала «центром протяжения», то получился толстый том, а в ряду сотен русских имён нашлось там место и для П.П.Муратова3.

Ещё другая межкультурная и межъязыковая связь расцвелась в течение семинара о «Хождении» Никитина для того, чтобы понять мировоззрение путешествия русского купца в Индийской стране: взаимоотношение терминов «гарип» - «чужеземец» - «метэк». Никитин был в Индии «гарипом» - по-индийски - , неполноправным чужеземцем – по-русски -, одним из тех, кого даже не пускали внутрь бидарского дворца-крепости [7: 9], «метэком» по употреблению аналогичного греческого термина, совсем необычная позиция для русского писателя древней и новой эпохи. Русь не была включена в состав Золотой Орды, подобно Средней Азии, её северо-восточная часть находилась в вассальной зависимости от ханов, платила дань, подвергалась карательным экспедициям ордынцев, но русские всегда находились в большинстве, они «гарипами» не были. Поэтому и в литературе древней Руси тема метэства, судьбы иноземца в чужой стране, встречается весьма редко. Можно встречаться только один памятник XV в., где тема занимает особое место, это «Стефанит и Ихнилат» - перевод греческого басенного цикла, восходящего к арабской книге «Калила и Димна» (XI век) и, в русской литературе нового времени, «Игрок» Достоевского, «Без языка» Короленко и парижские рассказы Ремизова.

Cписок литературы





  1. ДАЛЬ Вл., Толковый словарь великорусского языка в 4-х томах. Москва, Универс, 1994.




  1. ДРОЗДОВА О. Е., Преодоление школьных мифов о языке (Роль общелингвистического компонента обучения русскому языку в средней школе), «Мир русского слова», 1-2/2007, стр. 23-25.




  1. LO GATTO ETTORE, Russi in Italia. Ed. Riuniti, Roma, 1971.




  1. НИКИТИН АФАНАСИЙ, Viaggio in tre mari, a cura di EDGARDO T. SARONNE. Roma, Carocci, 2003.




  1. СРЕЗНЕВСКИЙ И. И., Материалы для Словаря древнерусского языка в 3-х томах. Москва, А. Н., Знак 2003.




  1. СТЕПАНОВ ЮРИЙ, Константы: словарь русской культуры. Москва, «Академический проект», 2004.




  1. Хожение за три моря Афанасия Никитина, под ред. Я. С. ЛУРЬЕ и Л. С. СЕМЕНОВ. Ленинград, «Наука», 1986.

1Михаил Масильевич Нестеров (1862-1942) был также автором «Видения отроку Варфоломею», «Юности Сергея Радонежского», эскизов мозаик для храма «Воскресения на крови», стенной росписи храма в Абас-Тумане (Грузия) и др. См. Юрий Степанов, Константы: словарь русской культуры. Москва, «Академический проект», 2004,

2 См. Вл. Даль, Толковый словарь великорусского языка под словом странншкъ.

3 E. LO GATTO, Russi in Italia. Ed. Riuniti, Roma, 1971.



Смотрите также:
Константы русской культуры в формировании лингвистического самосознания
59.67kb.
1 стр.
Православные братства в формировании национального самосознания белорусского народа
75.31kb.
1 стр.
Учебно-методический комплекс по дисциплине дс. 2 История русской литературы и культуры рубежа XIX-XX веков (ДС. 04. 13-026) Для специальности Библиотечно-информационное дело
975.62kb.
7 стр.
Духовно-исторические истоки национального самосознания в русской поэзии первой трети ХIХ века
422.41kb.
3 стр.
Дни Русской Культуры
28.58kb.
1 стр.
«Малая проза» Андрея Платонова (контексты и художественные константы)
582.55kb.
3 стр.
Чем порадуют Дни русской культуры жителей Латвии
25.49kb.
1 стр.
План научных конференций На 2008 год, проводимых кафедрой русской и зарубежной литературы совместно с Крымским обществом русской культуры и Крымским центром гуманитарных исследований
39.75kb.
1 стр.
Урок изобразительного искусства в 7 классе. Тема урока: Монументальная скульптура и образ истории народа
109.57kb.
1 стр.
Дни русской культуры в латвии: какими они были и какими могли бы стать
82.77kb.
1 стр.
Роль современного российского телевидения в формировании культуры повседневности студенческой молодежи
378.11kb.
3 стр.
Программа дисциплины «Философия русской литературы. XIX век русской классики»
385.8kb.
3 стр.