Главная
страница 1
Завьялов А.В. (Иркутск)

Личностная и социальная самоидентификация украинских мигрантов в Канаде

Самоотождествление человека с чем-либо/кем-либо – часть его природы. Человечество по праву может гордиться тем, что в мире не найдется двух абсолютно одинаковых людей, они всё равно обязательно чем-нибудь будут отличаться. В данной статье рассматриваются личностные и социальные самоидентификации украинских мигрантов в Канаде. Каковы их внутренние установки? Как они вырабатываются? Что влияет на те или иные самоидентификации? Почему люди принимают те или иные установки, те или иные идентификации? Каким образом происходит взаимодействие человека и его идентификаций?

Идентичность – это свойство психики человека выражать представление о своей принадлежности к различным группам и общностям. Понимание человеком себя «как такового», как личности предполагает установление им как своего отличия от других людей, так и своего сходства с ними в соответствии с признаками, характеризующими его идентичность, что является необходимым условием для того, чтобы он оставался «самим собой» в изменяющемся мире. Идентичность является результатом понимания человеком себя «как такового» и при этом, тем не менее, в его психическую деятельность вовлекается и его сознательное отношение к происходящему с ним, что требует от него самостоятельных усилий при формировании им своего «Я» на этой основе [3, с. 34-39].

Мы решили рассмотреть именно украинских мигрантов, поскольку украинская диаспора в Канаде является второй по численности после украинской диаспоры в России, украинцы до недавнего времени занимали третье место среди народов Канады (с конца 1990-х они уже находятся на девятом месте, поскольку количество мигрантов из других стран за последние двадцать лет существенно выросло). Также отличительной особенностью является то, что термин «украинцы в Канаде» неприменим к русским, полякам или евреям из Украины. Украинская диаспора является мононациональной, она основана на этнической принадлежности. Причина состоит в том, что в первых волнах украинской эмиграции преобладали сначала выходцы из Австро-Венгрии, затем сторонники Украинской Народной Республики (государства, существовавшего в 1917-1921 годах), выходцы с Западной Украины, после II Мировой войны – сторонники национальных движений сопротивления (УПА, ОУН и др.), то есть во всех случаях сторонники стран или движений, воевавших против царской России и СССР [5].

Идентичности украинских мигрантов в Канаде несколько различаются. Время миграции и ее условия сыграли здесь немаловажную роль. Например, мигранты первых трех волн абсолютно не стремились и не стремятся ассимилироваться среди англо- и франкоканадцев, а вот мигранты «четвертой волны» стремятся как можно быстрее ассимилироваться и стать незаметными. Почему? Причины кроются в самых разных обстоятельствах. Об этом далее.

Ученые (Lubomyr Lyciuk, Orest Martynowych, Thomas M. Prymak и т.д.) выделяют на данный момент четыре волны украинской миграции в Канаду.

В Канаде нами было проведено исследование, касающееся третьей и четвертой «волн» украинской миграции. При дальнейшем описании «миграционных волн» мы также поговорим и об идентификационных характеристиках украинских мигрантов. Методами качественного исследования (интервью) было опрошено 26 человек в возрасте от 18 до 92 лет, из них 10 человек относятся к «третьей волне», 11 – к «четвертой волне» конца восьмидесятых – девяностых, 5 – к «четвертой волне» двухтысячных годов. Метод интервьюирования был выбран для дальнейшего глубинного анализа, для того, чтобы нам понять, чем мигранты руководствовались, когда меняли место жительства, что этому способствовало, как они обустраивались на новой земле. Также необходимо было проследить сходства и различия разных «миграционных волн». Обязательные критерии при отборе интервьюированных – факт рождения на украинских этнических землях (западно-украинские земли Польши, Украинская Советская Социалистическая Республика, этнический украинский пласт РСФСР, независимая Украина) и наличие канадского гражданства.

Первые украинцы в Канаде – Иван Пылыпив и Васыль Елыняк, родом из села Нэбылив (ныне Рожнятинского района Ивано-Франковской области) прибыли в Канаду 6 сентября 1891 года. Эти два украинских пионера в 1892 году даже успели посодействовать переселению в Канаду нескольких украинских семей. Хоть Пылыпив и дал начало первому и самому большому поселению украинцев в Канаде в Эдна-Стар в нынешней провинции Альберта – все-таки инициатором массовой миграции украинцев в Канаду считают Йосыпа Олэськива, известного популяризатора эмиграции из Галиции и Буковины в конце 1890 годов. В 1895 году он посетил Канаду и был в восторге от ее возможностей в развитии сельского хозяйства. Его публичные лекции и брошюры «Про вільні землі» (рус. «Про свободные земли»), «О еміграції» (рус. «О эмиграции») имели большой успех в Галиции, на Буковине, в Закарпатье и на Лемковщине, что и поспособствовало началу массовой миграции в Канаду. Первая волна массовой миграции продолжалась до 1914 года (до начала I Мировой войны). Охватив более 170 тысяч человек, именно в те времена началось формирование украинской этнической группы в Канаде и канадского регионального варианта украинского языка [1].

В конце XIX века правительство Канады практически бесплатно раздавало земельные наделы на западе страны с целью разрешить проблемы освоения «Дикого Запада». Было единственное условие – начать сельскохозяйственную деятельность в течение трех лет. Канадское министерство внутренних дел умудрилось даже развернуть активную агитацию на западноукраинских землях, что также посодействовало эмиграции новых канадских граждан. Они селились общинами в целинном поясе провинций Альберта, Саскачеван и Манитоба.

Для «первой волны» украинской миграции было очень важно, что все в Канаде на собственном участке было бесплатным и оставалось исключительно для потребления украинским пионером, в то время как в Австро-Венгрии приходилось платить даже за сбор древесины, строительство домов и их отопление [1].

Однако и без бед не обошлось. В 1914-1921 году истерия I Мировой войны дошла до того уровня, что правительство Канады признало украинцев с австро-венгерским подданством «союзниками врага» (англ. aliens of enemy nationality). В результате около 5 тысяч этнических украинцев оказались в специальных лагерях для интернированных и на принудительных работах. В 2005 году премьер-министр Канады Пол Мартин назвал интернирование «грустной страницей в истории Канады» и выделил 2,5 млн. канадских долларов на образовательные и памятные мероприятия [4].

«Вторую волну» миграции составляют мигранты, прибывшие в Канаду в 1920-1941 годах. В 1923 году в Канадский Иммиграционный Акт были внесены изменения, позволявшие миграцию из бывших вражеских государств – это привело к переселению около 68 тысяч украинцев, главным образом из Галиции и Волыни. Этот период определяется как «консолидация украинской этнической группы» [2].



«Третья волна» миграции (с которой и начинается наше исследование) проходила с 1945 по 1960 года и состояла преимущественно из так называемых «перемещенных лиц», то есть переезжавших в результате Второй Мировой войны, бежавших от разрухи в Европе. В этой волне уже, кстати, не только выходцы из Западной Украины, а их всех украинских этнических земель: от Перемышля в Польше до Ростова-на-Дону и Краснодара в РСФСР. Конечно, каждая история каждого мигранта по-своему уникальна. Однако истории представителей этой волны отчасти схожи. Ниже я приведу некоторые выдержки из историй трех интервьюированных, благодаря которым мы сможем проанализировать личностные и социальные самоидентификации украинских мигрантов в Канаде.

Мария родилась в 1926 году на Западной Украине, на территории нынешней Тернопольской области. Она знает английский, польский, немецкий и украинский. И абсолютно не понимает русский. Когда началась война, немцы забрали ее в трудовой сельскохозяйственный лагерь и даже платили маломальскую зарплату. Немцы заставляли их носить значки с литерами “P” или “R”, и она все время объясняла немцам, что она не полька (“P”), не русская (“R”), а украинка. Немцы говорили, что если ты из Польши – то ты полька (потому что Западная Украина тогда входила в состав Польши), а если из СССР, то русская (в состав которого входила Украинская ССР). После того, как ее забрали на работы, она один раз виделась с родителями во время своего отпуска. Затем, в результате операции «Висла», все границы закрылись. Больше она своих родителей не видела. В 1949 году она с четырехмесячной дочерью и мужем переехала в Канаду, в Монреаль, где также продолжала заниматься сельхозработами. По ходу выучила английский (французский тогда был не в ходу в Монреале, даже несмотря на то, что это провинция Квебек, где он был и является официальным). Потом работала в пекарне около 40 лет, стряпала печенье. Только в 1977 году она, уже будучи канадкой, как туристка, приехала со своей знакомой, которая знает русский, в СССР, чтобы проведать своих родителей на могилках. И все под присмотром КГБ. В своем интервью Мария жаловалась, что ей тяжело приходилось на новой земле из-за незнания языка. Она влилась в украинскую общину в Монреале, где ей и помогли адаптироваться. Сейчас живет в Оттаве. Мария чувствовала себя украинкой и в Польше, и в Германии, и в Канаде по сей день. Мария, несмотря на то, что она имеет гражданство Канады, себя таковой не ощущает – говорит, что она «украинка, живущая в Канаде». Она даже сама проанализировала, почему она не ассимилировалась с остальной частью общества – говорит, что горький опыт войны и мытарств, а также незнание языка и как следствие определенные виды дискриминации не дали ей полностью ощутить себя канадкой: «Своим помогают свои – и это верно для Канады».

Ирэна родилась в Польше, хотя за две недели до ее рождения они еще жили во Львове, а сами они из Коломыи. Родители из интеллигенции. В 1944, когда советские солдаты дошли до Львова, они убежали в Краков, а оттуда в американский сектор в Германию, откуда в 1951 мигрировали в Канаду, в Монреаль. Там она сразу влилась в украинское сообщество: танцевала, была скаутом в Пласте и т.д. Мигрировала ребенком с родителями, которые не знали ни французский, ни английский. Как она говорит, английский выучился сам, а французский они и не учили. Ее старшую сестру сослали в Красноярск, она не успела бежать со всеми, и они потом увиделись только в 1991 году. Ирэна пошла в англоязычную школу, а две другие сестры во франкоязычную, потому что в Польше они учили французский, а Ирэна нет. У них был магазинчик продуктов в Монреале, где они все работали (семейный бизнес), но родители никогда не жаловались на Канаду, а наоборот – благодарили ее, что она им дала второй дом. Она замужем, детей нет, в браке 41 год. Подчеркивает, что ее никогда не дискриминировали как украинку, только как англоязычную в Квебеке. Когда умерли ее родители, она их кремировала, и пепел отвезла в Коломыю похоронить. Любопытно, что, по ее словам, в Канаде она себя больше чувствует украинкой, а в Украине – канадкой. На лицо дуальность идентичностей, живущих в одном человеке. При этом нередко случаются «конфликты идентичностей» при пребывании где-либо или общении с определенными группами людей. Ирэна подчеркивает, что в Канаде она себя чувствует полноправной гражданкой Канады, но и когда бывает в Украине – полноправной украинкой, хоть и без гражданства. Поскольку Ирэна воспитывалась уже в Канаде, но в украинской среде – именно это и повлияло на выработку дуальности ее идентичностей.

Оксана родилась на Западной Украине, которая тогда входила в состав Польши, в 1941 году. Она из семьи воинов УПА, мама – преподаватель украинского языка, отец занимался просветительской деятельностью. При войне отец попал в концлагерь Освенцим, но выжил. Мать его нашла, и они вместе с дочерью метались по Европе в поисках безопасных мест, поскольку находиться на территории СССР было бессмысленно: коллективизация, этнические чистки, операция «Висла», опасность быть сосланными в Сибирь. В 1949 году они попали в Канаду, в город Виннипег, провинция Манитоба. Они сразу же влились в украинскую жизнь. Оксана ходила в украинскую школу и параллельно учила английский. Мама продолжала работать учителем украинского языка в местной школе, папа ездил на «черные работы». Как она говорит: «Мама всегда умела показать, что мы живем гораздо лучше, чем на самом деле есть» – и в этих словах очень глубокий смысл. Они нищенствовали. Им помогали их родственники, которые перебрались в Канаду гораздо раньше, но при этом и они нищенствовали. Однако послевоенное время все поставило на свои места. Она вышла замуж за подданного Великобритании. Работала в Комиссиях по финансам в Правительстве Канады, сумела добиться существенных успехов в политике. У нее 5 детей, и 13 внуков. Самому старшему внуку 23, а самому младшему – около года. Говорит, что любит Украину и хотела бы на старости лет туда переехать, чтобы закончить жизнь там, где ее начала. Чувствует себя украинкой, но при этом позиционирует себя как гражданка Канады. Оксана, несмотря даже на то, что росла в украинской среде, считает Канаду своей «первой Родиной», а не «второй», как Мария и Ирэна. У нее нет дуальности идентичностей, она – канадка.

Абсолютно все опрошенные позиционируют себя как украинцы по этничности и как часть канадского общества. Но при определении гражданственной идентичности возникла интересная ситуация: только 6 из 10 чувствуют себя по-настоящему канадскими гражданами и ассоциируют себя со своим «новым» домом, считают Канаду своей «первой Родиной». Другие же, несмотря на наличие канадского паспорта, ощущают себя украинскими гражданами. Более того, в паре интервью даже звучали нотки сожаления по поводу наличия канадского гражданства. Что касается лингвистической идентификации, то все они украиноязычны. Более того, большинство не владеет русским языком. Как мы видим, данная группа мигрантов неоднородна. Но она менее неоднородна, чем, например, «четвертая волна» мигрантов. Данную волну миграции отличает от последующей, но сближает с предыдущими то, что большинство мигрантов «третьей волны» находилось, воспитывалось и росло в украинской среде – поэтому групповая солидарность украинцев «третьей волны» несколько выше, чем последующей.

С 1960 по 1989 годы украинская диаспора в Канаде развивалась без каких-либо новых вливаний из Украины.

«Четвертая волна» миграции началась в 1989 году, когда выезд из СССР в другие страны стал вполне легальным. Благодаря мигрантам из «четвертой волны» канадский украинский массив приобрел абсолютно другие формы. Если раньше украинцы селились преимущественно в сельских районах Альберты, Манитобы, Саскачевана («первая и вторая волна») и Онтарио («третья волна»), и их было не очень много в таких мегаполисах Канады, как Торонто и Монреаль («третья волна»), то теперь дело обстоит абсолютно по-другому. По данным переписи населения 2006 года, население Канады составляло 31 млн. 241 тыс. человек, из них украинцев – 1 млн. 210 тыс. человек, или 3,9% от общей численности населения. Ныне пальму первенства по численности украинцев держит провинция Онтарио (336 355 чел.), хотя еще недавно ее держала Альберта, которая теперь уже на втором месте (332 180 чел.). Далее следуют Британская Колумбия (197 265 чел.), Манитоба (167 175 чел.), Саскачеван (129 265 чел.), Квебек (31 955 чел.) и Новая Шотландия (7 500 чел.). В прочих провинциях и территориях Канады численность украинцев не превышает 3 000 человек.

Украинские мигранты более ранних волн называют «четвертую волну» – «волной оборванцев», потому что, как правило, люди копили на билет в один конец и летели в Канаду с 20-50 долларами в кармане, и их абсолютно не заботило, что и где они будут искать. Их главная цель – поскорей уехать из УССР/Украины, а уж «как там дальше будет – так и будет» (это касается мигрантов конца 1980-1990-х, мигранты 2000-х отличаются накоплением средств на миграцию и устройство на новой земле (5 интервью)). Мною было взято 11 интервью у украинцев «четвертой волны» периода конца восьмидесятых – девяностых, и все они в большинстве своем похожи: люди «без гроша в кармане», готовые на любые виды работ: от уборки улиц до мытья посуды. У многих распались семьи. Тот, кто имеет родственников в Украине – помогает деньгами. Люди, по сути, поставили свою жизнь на кон – пан или пропал. И, нужно отметить, многие смогли устроиться.

Так, Олег родился в УССР в 1956 году, в Тернопольской области. Закончил радиотехнический институт, но пошел работать актером в театре (не поступил на театральное направление в Москве, но это не стало препятствием для него в дальнейшем). В 1990 они поехали с гастролями в Северную Америку. А у Олега в Канаде живет друг. Олег попросил друга сделать ему приглашение, чтобы остаться в стране легально. Олег работал дворником в Торонто некоторое время, пока не накопил денег на переезд в Оттаву. Развелся со своей украинской женой, в Украине остались дети (о чем он очень не любит говорить). В Канаде женился на канадской украинке. Сейчас работает преподавателем украинского языка при Украинской Православной церкви в Оттаве. Олег полностью сменил свою идентичность, теперь он – канадец. По его словам, возвращение в Украину для него – это как мигрировать снова и начать все с нуля. Да и желания возвращаться нет.

Михаил родился в УССР в 1969 году, в Ивано-Франковской области. Как только узнал, что границы открылись (а он всегда мечтал о миграции), он бросил университет и полетел в Канаду. В самолете познакомился со своей будущей женой Наталией. Прилетев в Торонто, ему некуда было идти. Некоторое время перебивался как мог (пару недель), пока не устроился на работу сантехником и не записался на курсы английского. Затем, когда стал более-менее стабильно зарабатывать – начал копить деньги на переезд в Оттаву. Переехав в Оттаву, сделал Наталии предложение, построил дом и сейчас они воспитывают пятилетнюю Маланку, а сами работают консультантами в суде провинции Онтарио по земельным делам. Они также сменили идентичность на канадскую, говорят, что «мы, конечно, этнические украинцы, но теперь уже канадцы».

Отмечу также, что мигранты «третьей волны» организовали для них Украинскую общественную службу Канады, которая и по сей день занимается вопросами трудоустройства украинских мигрантов (сейчас уже не так активно, как раньше, так как времена изменились, и благосостояние людей тоже, ведь мигранты «четвертой волны» уже по-другому подходят к вопросам миграции, но Олег и Михаил пользовались ее услугами).

Что же касается приспособления к новым условиям, то это уже совсем другие мигранты. Они идут на курсы английского или французского, своих детей отдают в англо- или франкоязычные школы и детсады, дети разговаривают на украинском в большинстве своем только дома. Когда-то развитая сеть украинских школ и детсадов со временем уменьшается, поскольку снижается спрос. Новые мигранты преимущественно украиноязычны, но также немало и русскоязычных. Они стремятся максимально влиться в новое общество, причем так, чтобы по ним даже не было заметно, что они украинцы. Одна из интервьюированных сказала: «Моя страна поставила меня в такие условия, что я вынуждена была мигрировать – нет работы. Недавно передо мной стоял выбор: какой паспорт выбрать? Я выбрала лучший паспорт. И, конечно, выбор был не в пользу украинского» (по законам Украины гражданин Украины не может иметь двойного гражданства, и если он принимает иностранное гражданство, то должен отказаться от украинского). Новые мигранты, получая канадское гражданство, меняют свою гражданственную идентичность на канадскую, при этом продолжают считать себя этническими украинцами, пользуясь тем, что украинцы в Канаде относятся к “invisible minorities” («невидимым меньшинствам»), ведь в толпе не поймешь, кто ты: украинец или англоканадец, например.

Как мы видим, личностные и социальные идентификации разных волн качественно разнятся. Мигранты первых трех волн не стремились и не стремятся «потеряться» в канадском обществе: они селились деревнями, селами, районами в городах, создавая подходящую для себя этноинфраструктуру (детсады, школы, кружки по интересам, общественные организации, передачи на радио и телевидении – и все это и по сей день существует). Их этнолингвистическая групповая солидарность помогла им не только самим остаться украинцами на «новой земле», но и воспроизвести самих себя (их дети также считают себя украинцами). Во времена первых трех волн каждый выживал как мог, и групповая солидарность играла на тот момент огромную роль, ведь «только свой поймет и поможет», от других ждать помощи не приходилось. Завоевывая все новые высоты, украинская община стала и остается по сей день одной из самых влиятельных в Канаде (несмотря на то, что она теперь занимает по численности лишь девятое место, а не третье, как раньше). К примеру, в 1990-1995 годах генерал-губернатором Канады был Рамон Джон Гнатышин (англ. Ramon John Hnatyshyn, укр. Роман Іванович Гнатишин). И сегодня украинцы представлены во власти на всех уровнях (как правило, это мигранты «третьей волны» и их потомки). Мигранты последней волны уже не столь активны, поскольку роль групповой солидарности падает: они уже знают язык и хотят поскорей влиться в новую среду, ведь они уже способны сами всего добиться, получив гражданство (пускай и не без трудностей), но все же пользуются созданной ранее этноинфраструктурой, хоть уже и не так активно, как раньше. Стремление «раствориться» в новой стране является для них определяющим, поскольку желание остаться в Канаде, жить и работать здесь превыше всего.

Список литературы

  1. Lyciuk, Lubomyr. Searching For Place: Ukrainian Displaced Persons, Canada and the Migration of Memory / Lyciuk, L. // Toronto: University of Toronto Press, 2000.

  2. Martynowych, Orest. Ukrainians in Canada: The formative period, 1891—1924 / Martynovych, O. // Edmonton: Canadian Institute of Ukrainian Studies, 1991.

  3. Завьялов А.В. Идентичность человека в меняющемся мире / А.В. Завьялов // Альманах «Личность», №1. – Иркутск, 2012. 

  4. Литовченко К. Трагедия украинской диаспоры в 1914-1920 годах в Канаде. О чем молчат украинские и говорят зарубежные СМИ. / К. Литовченко // Еженедельник 2000. [Электронный ресурс] URL: http://2000.net.ua/2000/forum/38639 (дата доступа 25.01.2013)

  5. Українці Канади. Вікіпедія – вільна енциклопедія. [Электронный ресурс] URL: http://uk.wikipedia.org/wiki/Українці_Канади (дата доступа 25.01.2013)


Смотрите также:
Личностная и социальная самоидентификация украинских мигрантов в Канаде
134.53kb.
1 стр.
Конкурс по набору блоггеров по проекту «Защита и продвижение прав внешних мигрантов из Кыргызстана»
11.01kb.
1 стр.
О предложениях по урегулированию правового статуса трудовых мигрантов, занятых в неформальном секторе
220.98kb.
1 стр.
Упа: краткий исторический очерк
3505.71kb.
21 стр.
Хорезмская правозащитная группа
53.37kb.
1 стр.
Из истории подготовки учителей в Канаде Боднар Светлана Сергеевна
75.66kb.
1 стр.
Чампион К. Тойч наследственная предрасположенность и личностная эффективность
1634.23kb.
10 стр.
Уфмс россии по Иркутской области проанализировано влияние мигрантов из Китайской Народной Республики на демографическую, экономическую и миграционную ситуацию региона
92.04kb.
1 стр.
[22/02/2010] Правительства европейских стран не предоставляют мигрантам-рома такой же защиты, как другим нуждающимся. Мигрантов-рома насильственно возвращают в те места, где они подвергаются риску нарушений прав человека
56.28kb.
1 стр.
«Социальная структура, социальные отношения»
293.69kb.
1 стр.
Статус коми языка
164.35kb.
1 стр.
Рабочая программа по дисциплине «общественные организации и социальная работа» Для специальности 040101 «Социальная работа»
105.44kb.
1 стр.