Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4


На правах рукописи

Тамбиянц Юлиан Григорьевич

Идеология и социальная иерархия: механизмы взаимодействия

Специальность 09.00.11 – Социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук




Краснодар – 2007

Работа выполнена на кафедре социологии и культурологии

Кубанского государственно аграрного университета
Научный консультант: доктор социологических наук, профессор

Хагуров Айтеч Аюбович
Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Курбатов Владимир Иванович

доктор философских наук, профессор



Гриценко Василий Петрович

доктор социологических наук, профессор



Петров Владимир Николаевич

Ведущая организация: Институт социологии

Российской Академии наук

Защита диссертации состоится «23» октября 2007. в 13.00 час.

На заседании диссертационного совета Д 210.007.02 по специальности 09.00.11. – «Социальная философия» при Краснодарском государственном университете культуры и искусств по адресу: г. Краснодар, ул. 40 лет Победы, 33, ауд. 116.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Краснодарского государственного университета культуры и искусств.


Автореферат разослан «21» сентября 2007г.

Ученый секретарь,

доктор философских наук,

профессор В.И.Лях


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. За последние десятилетия произошло существенное обострение идеологической проблематики. Социальные сдвиги, описанные в терминах постмодернистского социально-философского дискурса, характеризуются дроблением духовного пространства и культурным плюрализмом. Подтверждением этому служит российская действительность, где не первое десятилетие наблюдается идеологическая неоднородность. Но все эти аргументы лишь косвенным образом подкрепляют концепцию деидеологизации, сторонники которой (Р.Арон, Д.Белл, Э.Шилз и др.) еще полвека назад предсказывали упадок тотальных идеологий и расширение научно-рационалистических методов решения общественных задач.

Кроме того, социально-философское осмысление действительности порождает усиление глобализационной динамики. С одной стороны, здесь справедливо видится естественный процесс цивилизационного развития, характеризующийся распространением универсальных материальных и духовных стандартов (А.Н.Чумаков). С другой, – вряд ли следует оспаривать искусственный характер мир-системных тенденций, направляемых в соответствии с конкретными интересами государств-классов (И.Валлерстайн, О.Арин). При этом социально-экономический фундамент дополняется формированием соответствующей политической и культурно-идеологической надстройки, в качестве которой выступает либерализм, составляющий базу международного политического и культурного дискурса.

Идеологический характер глобализации все более настойчиво стал проявлять себя в ситуации однополярного мира, что отчетливо демонстрирует поведение страны-гегемона. В последние годы обществоведами все чаще поднимается вопрос о кризисе либерализма, который немногого достиг в плане создания бесконфликтного и социально благополучного общества, что особенно справедливо для стран второго и третьего миров. Известный теоретик мир-системного анализа И.Валлерстайн заявил об «очевидном крахе либерализма как определяющей геокультуры». Отечественные исследователи в связи с этим стали разрабатывать нелиберальные сценарии дальнейшей общественной эволюции. А.Бузгалин, Е.Самарская, Б.Кагарлицкий говорят о возможном, если не неизбежном, ренессансе социализма; А.Панарин, А.Кольев, Э.А.Попов предполагают реанимирование традиционных ценностей, рассматривая в качестве предпосылки рост исламского фундаментализма и возрождение Православия.

Упомянутые проекты, альтернативные либерализму, мало чем уступают последнему в научно-теоретическом плане, чего нельзя сказать в отношении социальной практики, на что указывает отсутствие реально значимой социальной базы. И вряд ли здесь оправдано видеть лишь следствие политики раскола оппозиционных сил, проводимой центральной властью. Несмотря на вполне справедливую критику, либерализм остается едва ли не единственным социальным проектом, роль которого определяется формированием международной структуры и решением большинства внутринациональных задач. В этом плане Россия не составляет исключения. Здесь либеральная модель по-прежнему определяет вектор социально-экономической и политической практики, несмотря на очевидное деформирование ряда жизненноважных общественных сфер.

В связи с этим представляется оправданным внимание к проблеме соотнесения социальной теории и общественной практики, что впоследствии может послужить научным фундаментом для исследований в сфере культурно-политических отношений. Выбор иерархических аспектов социальной практики обуславливался тем, что, с одной стороны, они отражают сущностную сторону общественных механизмов, с другой, – заключают определенные ориентиры для социальной теории (идеологии).

Соотнесение идеологии и иерархии позволит существенно расширить рамки научного анализа. Дело в том, что присущее нынешнему миру поглощение индивидуальности социальным бытием, являющееся следствием, в том числе и глобальных тенденций, отражается на методологической специфике общественных наук (усиление влияния социоцентристских подходов). На необходимости введения человеческого измерения социальных процессов (антропоцентристская парадигма) настаивал еще Гегель, который утверждал, что творящие историю поступки людей вытекают из потребностей, страстей, интересов1. Социально-философское осмысления механизмов взаимодействия идеологии и общественной иерархии привлекает исследования как в рамках социоцентристской, так и антропоцентристской парадигм, создавая предпосылки для методологического синтеза. Контуры его обозначил М.Вебер, отмечавший, что «интересы (материальные и духовные), а не идеи господствуют непосредственно над деятельностью; но «образы мира», создаваемые «идеями», очень часто служат стрелками, указывающими путь, по которому действия движимы динамикой интересов»2. Здесь следует добавить, что сами интересы могут быть обусловлены стремлениями индивидов, источники которых могут корениться в человеческой природе, а также стимулироваться самим обществом.



Степень разработанности проблемы. Вопросы, касающиеся взаимодействия идеологии и структурной иерархии, затрагиваются в научных трудах классиков философской (Аристотель, Г.Гегель, К.Маркс, Д.Лукач и др.) и социально-философской мысли (Э.Дюркгейм, М.Вебер, К.Маннгейм, Т.Парсонс, Р.Мертон и др.). Что касается философии, то здесь указанные вопросы рассматривались в рамках проблематики соотношения объективного и субъективного, материального и духовного. Работы социальных философов отличались большей конкретизацией, здесь усилия были направлены прежде всего на выявление функциональной значимости духовных форм в рамках макро-общественных процессов. При этом сами духовные формы определялись в терминах: «миф», «ценности», «коллективное сознание», «утопия», «идеология».

Собственно, теоретические предпосылки методологии проблем взаимодействия идеологических и иерархических процессов можно сгруппировать следующим образом:

1) Сторонники материалистического подхода ( К.Маркс, К.Маннгейм, Д.Лукач, А.Грамши, С.Крапивенский, М.Руткевич и др.) в социальной философии более склонны трактовать идеологические, а шире - духовные формы как производные от общественных отношений. В этом плане главенствующее положение занимает марксистская концепция, незыблемо утвердившая в социально-философской мысли тезис о социальной обусловленности идейных структур. В рамках данной парадигмы фактически признается главенствующее положение общественной практики над духовными формами.

За обозначенным подходом следует признать, пожалуй, наиболее конкретизированную версию связей между производством идей и объективным миром социальных явлений. Тем не менее, описание механизмов формирования идейных форм через иерархизированные социальные процессы оставляет за кадром механизмы обратного характера, хотя во второй половине XX в. наблюдаются отдельные попытки преодоления обозначенной односторонности в работах философов Франкфуртской школы (Э.Фромм, Г.Маркузе, Ю.Хабермас), представителей структурализма (Л.Альтюссер и др.), а также ряда отечественных исследователей (В.А.Лекторский, Е.П.Никитин, Н.С.Мудрагей, А.А.Новиков, Е.Л.Черткова и др.)

2) Свой вклад внесли и представители объективного идеализма. Так, Г.Гегель выдвинул идею о самостоятельном существовании духовных форм, видя в них фактор преобразования мира. С его точки зрения, скорее социальный мир представляет собой отражение идей, а не наоборот. В подобном духе развивались концепции многочисленных последователей Г.Гегеля: в Италии - Б.Кроче, Д.Джентиле; в Германии - Г.Лоссон, Т.Литт, А.Либерт; во Франции – Ж.Валь, А.Кожев, Ж.Ипполит, в России - И.Ильин, З.Оруджев

Гегелевская трактовка получила развитие в работах современного философа З.Оруджева3. Последний, введя категорию «способ мышления» и придав ей историческое измерение, продемонстрировал зависимость социальной эволюции прежде всего от состояния общественного интеллекта. Разум эволюционирует, благодаря не только собственно научному развитию, но и накоплению и обобщению знаний как касающихся настоящей общественной практики, так и в отношении исторического опыта. Признавая данную концепцию, представляется, что ее автор слишком склоняется к позитивизму, недооценивая иррациональные аспекты человеческого духа, обычно коренящиеся в бессознательном. Между тем последние способны выдвинуться на роль решающих социальных факторов, особенно в ситуации общественного кризиса.

3) Антропологическая трактовка идеологии выявляет предпосылки данного явления в предрасположенностях человеческой природы, в основном психологического свойства. Здесь рационализированные идеологические формы могут быть либо следствием иррациональных стремлений людей (В.Парето), либо как продукт архетипов, мифов, глубоко укорененных в коллективной психологии и проходящих через всю социальную историю человечества (Ле Бон, П.Новгородцев, И.Шафаревич, А.Кольев). Подвергаясь научной обработке, эти формы принимали вид концептуальных идейных доктрин. При этом обычно социальные мифы несли отпечаток того или иного принципа, который должен был служить базой оптимального общественного порядка4.

В социально-философской мысли имеются весьма плодотворные попытки разработки теоретического синтеза, учитывающего как духовную, так и онтологическую динамику. К подобным теориям следует отнести концепцию «коллективного сознания» классика социологии Э.Дюркгейма, который с объективистских позиций определял формы коллективного духа главным фактором общественного единства. Некоторое значение для обозначенной настоящим исследованием проблемы имеет концепция «социального характера» представителя Франкфуртской школы Э.Фромма, изучавшего трансформацию психических черт через особенности жизненного уклада, определяемого социальными условиями.

Значение также имеет теория французского мыслителя С.Московичи, разработавшего понятие «социальные представления», которое дает возможность анализировать взаимные преломления элементов коллективного бессознательного, абстрактных идейных форм и общественной практики5.

Особое внимание обращено на работы исследователей, которые описывают содержательные стороны мировых идеологий, выявляя их теоретические и социально-исторические предпосылки.

Так, в плане анализа либеральной идеологической концепции можно выделить работы классиков социально-философской мысли: К.Маннгейма, К.Шмитта, Э.Юнгера6 и др.; современных исследователей: Э.Макинтайра, Дж.Роулза, Ф.Хайека, К.Поппера, И.Берлина, Дж.Грея, Д.Раца, Н.Хомского, Б.Аккермана, М.Сандела Т.Лови, И.Валлерстайна7; отечественных исследователей: Б.Капустина, В.Аверьянова, А.Уткина, А.Дугина, А.Кольева, К.Гаджиева, В.Макаренко, Н.Нарочницкой8 и др.

Осмысление философских и социальных основ различных вариаций консерватизма содержится в работах К.Шмита, К.Маннгейма, а также отечественных исследователей А.Кольева, Э. Попова, В.Гусева, А.Дугина и др.9 Значительный вклад в анализ консервативной идеологии внесли Х.Ортега-и-Гассет, Л.Тихомиров, А.Панарин, Н.Нарочницкая и др.



Социалистический идейный принцип получил аналитическую разработку в трудах Г.Ле Бона, Ж.Сореля, П.Бергера, Н. Хомского, М.Туган-Барановского, А.Зиновьева, И.Шафаревича, Т.Ойзермана, Е.Самарской, Э.Луара и др.10. Близкая социалистическому подходу теория анархизма нашла отражение, помимо классических работ (П.Прудон, М.Штирнер, М.Бакунин, П.Кропоткин), в исследованиях западного ученого П.Эльцбахера, а также работах отечественных и зарубежных историков и политических философов А.Шубина, В.В. Шелохаева, Е.В.Старостина, Нозика 11.

Несмотря на основательную разработанность проблемы взаимосвязи духовных форм и объективных социальных процессов, представляется, что исследование природы идеологии и структурной иерархии имеет немало «белых пятен». В диссертационной работе будет осуществлен синтез плодотворных сторон материалистического, идеалистического, антропологического подходов, на основании которого объясняются социальные причины геополитического преимущества либеральной доктрины, исторически обозначившей большую жизнестойкость по сравнению со своими идейно-политическими конкурентами.



Гипотеза исследования: В ходе распространения индустриального и постиндустриального типа общественных отношений, существенно расширяющих сферу социального бытия, возрастает роль онтологических источников духовно-идейных процессов. Сущностной стороной общественного бытия выступает иерархия, формирующаяся под влиянием онтологических, антропологических и аксиологических предпосылок и воплощающаяся в стратификационной структуре. Функциональность идеологии в социетальных масштабах определяется через степень соответствия обосновываемой ею иерархической модели имеющейся стратификационной структуре, отражающей общественные задачи.

Объектом исследования являются взаимообусловливающие процессы общественного бытия и общественного сознания.

Предметом исследования выступают механизмы взаимодействия идеологических и иерархических структурных форм.

Цель работы - выявить и проанализировать механизмы взаимного влияния идеологических форм и иерархических структурных процессов, проходящие как на микро-, так и на макросоциальном уровне.

Данная цель предполагает последовательную реализацию следующих задач:

1) Определение структурной и функциональной сущности идеологии через выявление ее антропологических и социальных источников.

2) Изучение различных аспектов общественной иерархии на предмет выявления его социальной и антропологической укорененности.

3) Разработка типологии мировых идеологических течений по иерар-хическому признаку.

4) Разработка методологического подхода к изучению процесса форми-рования социальной иерархии с точки зрения взаимодействия личности, общественной системы, идеологии.

5) Анализ динамики форм политического сознания в контексте ин-дустриальных и постиндустриальных трансформаций западного социума

6) Через рассмотрение механизмов взаимодействия духовно-полити-ческих (идеологических) и структурно-иерархических форм объяснить причины господства либеральной идеологии в геополитическом масштабе.

7) Выявление на основании разработанной методологии факторов упадка социалистической идеологии и краха советского проекта в целом.

8) Выявление идеологической и иерархической специфики пост-советской трансформации.

9) Определение проблем и перспектив формирования национальной идеологии в контексте внутренних и внешних вызовов российской общественной системе.

Теоретико-методологической основой диссертации выступают концепции, рассматривающие взаимодействие объективно-социальных и духовных процессов (научные школы и направления социально-философского и макросоциологического характера):

- классический марксизм, развиваемый в трудах К.Маннгейма, Д.Лукача, А.Грамши, Л.Альтюссера;

- философско-исторический подход к исследованию культурно-цивилизационных процессов А.Тойнби;

- школа структурного функционализма (Т.Парсонс, Р.Мертон, К.Дэвис, У.Мур);

- теория социальных систем Н.Лумана;

- теорию мир-системного анализа И.Валлерстайна;

- концепцию социальных представлений С.Московичи.

В ходе разработки положений диссертации, касающихся иерархических аспектов внутриличностного характера, автор опирался на классические концепции личности К.Гольдштейна, А.Маслоу, Г.Меррея, А.Адлера, психофизиологический подход К.Лоренца, культурно-психологическую теорию Й.Хейзинга, эволюционную теорию поведения В.Большакова.

В качестве методологической основы, отражающей авторское видение проблемы, выступают теоретические разработки, сочетающие положения социоцентристской и антропоцентристской парадигм. Подобный синтез просматривается в теории габитуса П.Бурдье, категории «константы существования» Ф.Минюшева, работах отечественных философов В.С.Барулина, К.Х.Момджяна и др.
Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

- разработана структурная концепция идеологии на основе синтеза антропоцентристской и социоцентристской парадигм, в рамках которой доказано значение иерархической составляющей идеологии в плане ее функциональной самодостаточности;

- выявлены онтологические и антропологические источники стра-тификационного деления общества и дано описание их системного взаимодействия в контексте социально-исторической динамики;

- предложена собственная типология мировых идеологий с позиции отстаиваемой модели иерархического порядка;

- разработана модель процесса формирования общественной иерархии на основе системного описания взаимодействий трех субъектов: идеологии, содержащей ценностное обоснование определенного стратификационного принципа, общественной системы с ее актуализированными потребностями, а также личности, наделенной соответствующими стремлениями;

- введено понятие «иерархическое сознание» (в его рефлексии в индивидуальном и общественном сознании) и дано описание его теоретических и эмпирических аспектов;

- исследована динамика идеологических течений консерватизма, социализма и либерализма в контексте индустриальных трансформаций западного социума, закономерным результатом которых стал классовый общественный порядок, основанный на экономическом принципе социального распределения;

- выявлены и описаны причины исторической победы либеральной идеологии над ее идейно-политическими оппонентами как в геополитических, так и в национальных масштабах;

- предложено новое объяснение причин краха советского общества через анализ его идеологической и структурно-иерархической динамики;

- с позиции расширенного анализа российского трансформационного процесса дана собственная трактовка внутренних механизмов классообразования, выраженных через действие глобального либерального проекта;

- на основе критического анализа, разработанных отечественными учеными идейно-политических проектов, а также привлечения данных авторского эмпирического исследования определены проблемы и перспективы формирования российской национальной идеологии.
В связи со сказанным на защиту выносятся следующие положения:

1. Источники идеологии заключаются в общественных процессах, а также в антропологических предпосылках родового и экзистенциального характера. С точки зрения функционального определения идеология является концептуально разработанной мировоззренческой системой, которая:

а) представляет рациональное обоснование определенного социального порядка (когнитивная составляющая);

б) задает моральные стандарты общественным отношениям (ценност-ная составляющая);

в) выступает в качестве посредника между коллективными стремления-ми и окружающей действительностью (аффективная составляющая).

Все три компонента идеологии отчетливо проявляются в ее утопическом ядре, выступающем в виде иерархической модели. Социетальная жизнеспособность той или иной идеологии выявляется через исследование ее иерархических аспектов, соотнесенных с наличествующими в общественной практике стратификационными тенденциями.

2.Социальная иерархия рассматривается с одной стороны как психологический и социально-психологический феномен, обусловленный рядом универсальных человеческих черт, имеющих либо врожденный, либо приобретенный на ранних жизненных этапах характер. В ходе социализации формируется комплекс представлений - «иерархическое сознание», под которым понимаются те “срезы” социального мировоззрения, которые включают мнения об окружающем общественном порядке, его оценки, а также определения собственных позиций в рамках этого порядка, на основании чего обычно происходит формирование индивидуальных достижительских стратегий.

С другой стороны - как социальное явление, представляющее собой результат потребностей общественной системы, в рамках которой иерархическая модель общественного порядка приобретает функциональный характер.

3. С точки зрения иерархической составляющей, выделяется три типа мировых идеологий:

- консерватизм, в основу которого положена элитарная модель социального порядка;

- социализм, выступающий за отмену любого иерархического принципа и равенство как в сфере экономических, так и в области политических отношений;

- либерализм, предлагающий сочетание принципов равенства политических прав и индивидуальной свободы, что в условиях индустриального общества неизбежно вело к ценностному обоснованию классовой иерархии.

5. Специфика процесса формирования социальной иерархии и его духовного обоснования задается тенденциями социального бытия -­ комплексом экономических, политических и культурных причин. Характер традиционного социума определял функциональность сословной иерархии, ценностным фундаментом которой выступала религиозная идеология. Индустриальный социум задает иной вектор иерархическому процессу, выдвигая на главные позиции принципы классового распределения, обоснованием которых выступает либеральная идеология.

6. Причины исторической победы либеральной доктрины над своими идейно-политическими оппонентами заключаются

а) в адекватности либеральных положений иерархическому принципу, формирующемуся в ходе практики индустриального типа общественных отношений;

б) в усилении глобализационных механизмов, в ряде аспектов представляющих собой реализацию именно либерального проекта.

7. Крах фундаментальной для советского проекта социалистической идеологии обусловлен рядом причин, из которых главными представляются следующие:

а) функциональное несоответствие принципа тотального равенства социальным механизмам, носящим явно иерархические черты, что дискредитировало принцип равенства в общественном сознании;

б) успешная индустриализация задавала импульс социально-экономической дифференциации советского общества, что воплотилось в контурах правящего класса (номенклатуры), взявшего курс на преодоление изоляционизма и интеграцию в мировую систему, приведшей к ликвидации социалистического проекта в целом.

8. Процессы российского социума детерминированы глобальной экономической системой, опирающейся на принципы либерального проекта, реализация которого в отечественных условиях сопровождается постепенной ликвидацией социалистических элементов и институциональной переориентацией в соответствующем направлении. Это усиливает тенденции классообразования, особенно заметные в высших слоях, которые разделяют принципы либерального мировоззрения и заинтересованы в глобализационной перспективе. Практическая либерализация дополняется информационной со стороны СМИ, усилия которых направлены на дискредитацию альтернативных либерализму идейно-политических проектов (в первую очередь социализма). Значительно слабее выражена противоположная тенденция, где источником выступают защитные общественные механизмы и обоснованием которой должен стать национально-ориентированный идейный проект.

9) Формированию национальной идеологии препятствуют следующие обстоятельства:

а) в отечественном духовно-политическом пространстве имеются концептуальные проектные разработки, ориентированные на решение национальных задач (что предопределяет их антилиберальный характер). Но они не обладают достаточной социальной базой для собственной практической реализации. Тому способствует политика раскола, проводимая в отношении оппозиционного политического спектра российским правящим классом.

б) результаты эмпирического исследования «иерархического сознания» показывают, что происходит постепенная либерализация элементов мировоззрения, ответственных за формирование жизненных стратегий, прежде всего под влиянием объективных условий – либеральной пропаганды и переориентацией институциональной среды. На темпы либерализации влияют социокультурные и социально-экономические факторы. В то же время сопротивление со стороны национальной традиции не позволяет либерализму утвердиться на чувственно-эмоциональном уровне индивидуального и общественного сознания, что усиливает эклектичность российской духовной среды, а не способствует ее консолидации.

Благоприятные перспективы к появлению общероссийской идеологии как духовно политического течения и как национального проекта могут сложиться либо в случае переориентации внутренней политики с потребностей глобальной миро-системы на национальные интересы, либо в ситуации национального кризиса, когда заработают мобилизационные механизмы, нуждающиеся в соответствующем идейном обосновании.



Теоретическая значимость исследования заключается в том, что автором разработан научный подход, позволяющий шире охватить предпосылки как идеологии, так и социальной иерархии посредством привлечения философско-антропологических и социально-философских концепций. Кроме того, предложенная методология изучения взаимодействия форм социальной теории (идеологии) и общественной практики через иерархические аспекты, действенность которой доказана в диссертационном исследовании, позволяет определить перспективы какого-либо духовно-политического течения в конкретных социальных условиях. Представляет в этой связи интерес разработанная автором модель процесса формирования социальной иерархии, включающая механизмы системного взаимодействия трех субъектов: идеологии, общественной системы и личности, а также сформулированные и описанные четыре типа духовной ситуации, вытекающие из разных схем отношений между идеологией и социальными представлениями. Разработанная автором категория «иерархическое сознание» может явиться отправной точкой для теоретических и прикладных задач, которые обычно ставит понимающая социология. Это могут быть исследования в области политико-идеологических процессов или объяснение субъективных аспектов социальной стратификации.

Практическая значимость исследования признана в возможности использования полученных в ходе написания диссертационной работы результатов при формировании федеральной политики в области идеологии, а также внесении некоторых корректировочных моментов в сферу стратификационного распределения. Полученные в диссертационном исследовании данные могут использоваться в подготовке и издании учебников и учебных пособий, при чтении курсов по дисциплинам: «Социальная философия», «Политическая философия», «Политическая социология», «Философская антропология», «Политическая антропология», «Современная политика России», «Политическая психология», «Социология культуры» и др.

Апробация работы. Основные положения и выводы апробированы автором при подготовке и издании монографии: «Почему побеждает либерализм: осмысление механизмов взаимодействия идеологи и социальной иерархии» (Ростов на Дону Издательство АПСН СКНЦ ВШ, 2006.), объемом 27,5 печ. листов.

Тезисы исследования изложены в выступлениях и докладах на следующих научных конференциях:

- «Социальная, нравственная, юридическая ответственность СМИ в реформируемом обществе» / Научно-практическая конференция (Краснодар 2002);

- «Философия в реформируемом обществе» / научно-практическая конференция (Краснодар, 2002);

- на XXIII Всероссийской конференции по экономике/ (Адлер, 2002);

- «Современная культурология: предмет, методология и методика»/ научно-практическая конференция (Краснодар, 2003);

- на II Всероссийском социологическом конгрессе (Москва, 2003);

- на Международной научной конференции «Русская философия и Православие в контексте мировой культуры» (Краснодар, 2004);

-«Интеграция науки и образования: социокультурное проектирование»/ научно-практическая конференция (Краснодар, 2005);

- на III Всероссийском социологическом конгрессе (Москва, 2006);

- на Международной научной конференции «Русская культура в системе ценностных ориентаций современного глобализированного мира и проблемы семиотики в современном культурологическом знании» (Краснодар, 2006).

Некоторые методологические положения диссертационного исследования нашли отражение при проведении и обработке исследований автора в ходе подготовки издания коллективной монографии «Человеческий капитал современного российского села» / под ред. З.Т.Голенковой, А.А. Хагурова. – М.-Краснодар: ИС РАН, 2006.

Кроме того, теоретические разработки диссертационного исследования апробированы в авторском спецкурсе «Идеология как социальный феномен: мировая и национальная проблематика», а также учебном курсе «Современная политика России».

Основное содержание работы

Во введении дается обоснование выбора темы диссертационного исследования, его актуальности; определяется состояние научной разработанности проблемы исследования, формулируются его цель и задачи, указываются теоретико-методологические основания и методы, дается характеристика научной новизны, теоретической и практической значимости полученных в ходе диссертационного исследования результатов.

В главе I «Природа идеологических концепций: поиски универсального признака» представлен теоретический анализ источников идеологических форм, в основном с точки зрения их функциональной значимости для процессов социального структурирования различного уровня. В параграфе 1.1.Источники идеологий (обзор теоретических подходов) предпринимается попытка обобщения разнообразных трактовок идеологического феномена. На сложность последнего именно как социального образования, указывает функциональная и дисфункциональная сущность идеологии, выявляемая различными социально-философскими учениями.

Значительное место отводится концепциям, увязывающим предпосылки идеологического мышления с внутренним миром человека (1.1.1.Антропоцентристские подходы к идеологии). Точки зрения П.И.Новгородцева, В. Парето, Г. Ле Бона, при всем их различии, объединяет небезуспешный поиск чувственно - эмоциональных оснований идеологий. П.И.Новгородцев склонен придавать решающее значение нравственным устремлениям, приобретающим коллективное значение. В.Парето считал, что идеологии возникают в ходе усилий придать социально приемлемый характер инстинктивным влечениям. В подобном понимании идеология выступает в виде рациональной маскировки иррациональных по сути явлений, приобретая разные структурные формы у различных общественных страт. Г.Ле Бон ставит проблему наличия устойчивых психологических элементов, имеющих место в масштабах определенного народа или целой расы. Массовые представления спонтанно передаются из поколения в поколение и закладывают собственно основу социальных взглядов. Отсюда следует вывод о специфических мировоззренческих чертах, формирующихся в определенной социокультурной среде.

Названные ученые не отрицают, что процесс преобразования внутренних (зачастую бессознательных) стремлений в рациональные формы находится также и под влиянием социальных обстоятельств. Однако более основательный анализ социальных факторов идеологий делается мыслителями, предпочитающими объективистские трактовки происхождения духовных форм (1.1.2.Социоцентристские подходы к идеологии.) Концепции К.Маркса, Э.Дюркгейма, К.Маннгейма, А.Грамши рассматривают феномен идеологии в первую очередь как результат совместной жизни людей, их природных и социально-исторических обстоятельств. В рамках данной парадигмы идеология чаще всего определяется в качестве «ложного сознания», функциональный смысл которого неоднозначен. Так, К.Маркс придавал идеологии социально-политическое значение, видя в нем средство поддержания антагонистического общественного строя. Э.Дюркгейм же интерпретировал мировоззренческие формы в качестве основного консолидирующего общественную систему компонента (при этом предпочитал использовать термин «коллективное сознание»). В целом же эволюция взглядов сторонников социоцентристской парадигмы движется к постепенному признанию идеологии неотъемлемым элементом общественной системы, что прослеживается даже в позициях марксистски ориентированных мыслителей К.Маннгейма, А.Грамши. В этой связи ими актуализируется задача не столько отказа от идеологии путем ликвидации ее социальных предпосылок (К.Маркс), сколько достижения такого социального состояния, при котором существующий порядок, обоснованием которого служит идеология, считался бы в общественном сознании наиболее справедливым.

Рассмотрение идеологии через призму обоих подходов дает право на утверждение, что источники идеологии следует искать как в социальной среде, так и в психологической природе человека. Чтобы с этих позиций выявить связь идеологии с социальными процессами, следует более подробно уяснить функции идеологии в рамках общественного сознания. Этому посвящен параграф 1.2. Место и роль идеологии в общественном сознании, где предпринимается попытка сформулировать рабочее понятие идеологии, адекватное задачам настоящего исследования.

В ходе определения функциональной сущности идеологии привлекается концепция «социальных представлений» С.Московичи. Здесь идеология представляется в виде отвлеченной ценностной системы с логически непротиворечивой структурой. Прежде чем составить элемент социального действия, идеология подвергается основательной обработке «здравым смыслом», который собой являет типичную реакцию на текущие жизненные обстоятельства. Продукт синтеза идеологических положений и «здравого смысла» выявляется в социальных представлениях, которые определяют правила общественного поведения для большинства индивидов. Социальные представления являются нормами общественной жизни, ориентированными как на ценностную среду (идеологию), так и на конкретную ситуацию. Их взаимодействие с идеологией может быть различным и сводится к четырем вариантам, представленным в нижеследующей таблице.




1

2

3

4

Идеология

___

+

__

+

Социальные представления

+

+

__

__

Тип соотношений между официальной идеологией и социальными представлениями характеризует степень духовного консенсуса в обществе, отражающийся на состоянии общественной системы в целом. Прогрессирующий отрыв идеологии от норм социальной жизни (вариант1) стимулирует развитие феномена двоемыслия (поздняя советская эпоха), расшатывающего идейно-духовное единство. Еще более деструктивные последствия для общества несет отсутствие определенности как в идеологическом (ценностном), так и в нормативном пространстве (вариант 3). Это состояние общества определяется как аномизация и характеризуется высокой внутренней конфликтогенностью (постсоветская эпоха). Органичное сочетание идеологии и социальных представлений ведет к наибольшему общественному согласию и духовному единству (вариант 2). Зачастую подобные ситуации возникают в период общественного кризиса, когда требуется максимальная активизация мобилизационного потенциала общества (тотальная война). Не исключено, что предпочтения могут отдаваться ценностным структурам (идеологии), даже содержательно мало согласующимся с реальной действительностью (вариант 4). Но подобный случай может быть присущим лишь поведению отдельных индивидов или социальных групп, обычно радикально настроенных в отношении существующего социально-политического порядка.

Из этого следует, что степень функциональной значимости той или иной идеологической доктрины будет зависеть от того, насколько успешно осуществляется вышеупомянутый синтез социальной теории (идеологии) и общественной практики (объективной социальной реальности). Рассмотрение идеологии с позиции ее общественных функций позволило дать следующее развернутое ее определение:

Во-первых, идеология связана со структурообразующими обществен-ными процессами. С одной стороны, она продукт социальных явлений, с другой, – сама может активно участвовать в установлении определенного общественного порядка (в этой связи принято говорить о «материальной силе» идеологий) в качестве его рационального обоснования. Во-вторых, идеология выступает ценностной системой, формирующей определенное моральное ядро общественных отношений, из чего следует ее обязательная аксиологическая направленность. В-третьих, идеология может выступить своего рода посредником между желаниями человека и окружающей действительностью, фактически указывая на легитимные формы удовлетворения этих желаний.

Выделение когнитивной, оценочной и аффективной составляющих идеологии заставляют определиться с методом, позволяющим изучать их не изолированно, но в органическом взаимодействии. Для этого уместно привлечь родственный идеологии феномен утопии, что осуществляется в параграфе 1.3.Утопическое ядро идеологии - модель общественного порядка. Любая идеологическая концепция содержит утопическое ядро, воплощающее определенный социальный идеал, где проявляются контуры желаемой модели общественного порядка. Утопия является социально обусловленной, на что указывают исследователи данного явления (Е.Шацкий, К.Маннгейм, Е.Черткова, А.Кольев). В то же время импульс ей придают коллективные стремления иерархического характера, что подтвердил анализ духовных течений ряда исторических эпох (еретические утопии средневековья, просветительские утопии). В ходе упомянутого анализа также выявилось, что практическое воплощение стремлений к равенству перетекает, по сути дела, в формирование нового иерархического порядка (Мюнстерская коммуна и т.д.).

Тем самым в процессе рассмотрения социальной сущности идеологии (особенно в плане взаимодействия идеологии с общественной практикой) обращают на себя внимание ее иерархические аспекты. С этих позиций возможно определение когнитивной составляющей идеологии (разумное неравенство), морально-ценностной составляющей (справедливое неравенство), наконец, здесь представляется возможным говорить о предпосылках, непосредственно вытекающих из природы человека и находящих воплощение в общественном устройстве.


следующая страница >>
Смотрите также:
Идеология и социальная иерархия: механизмы взаимодействия
777.06kb.
4 стр.
Основные механизмы взаимодействия политических партий и групп интересов в современной россии
54.9kb.
1 стр.
Занятие №1 Фазиль Искандер «Кролики и удавы»
38.4kb.
1 стр.
Идеология социальной политики и практика социального обслуживания в период либеральных реформ
429.48kb.
3 стр.
Телевидение: практика реальной помощи
37.87kb.
1 стр.
Программа дисциплины Социальная иерархия и гендерные особенности социальных отношений в Восточной Азии ("Social Hierarchy and Gender Issues in East Asia") для направления
303.2kb.
6 стр.
«Стратификация и социальная мобильность»
162.79kb.
1 стр.
Кемеровская область
37.68kb.
1 стр.
Курская область
30.55kb.
1 стр.
Кировская область
41.34kb.
1 стр.
Саратовская область
32.73kb.
1 стр.
Социальная политика современных российских предприятий: традиции и инновации
256.19kb.
1 стр.