Главная
страница 1страница 2 ... страница 22страница 23

Пролог.


- Черт, черт, черт! Блин, блин, блин! Что же делать?! Что же дела-ать?!!

Денис мерил шагами комнату, пытаясь найти выход из сложившейся тупиковой ситуации. Шесть лет он успешно косил от армии. Сперва отец, когда еще был живой, давал взятки кому-то из военкомата, потом действовала отсрочка на учебу в институте. Денис уже и думать забыл об этой милитаристской угрозе. В прошлом году успешно закончил институт, устроился на хорошую работу. Жизнь налаживалась. Правда, осенью приходила повестка из военкомата, но Денис ее игнорировал. И ничего, никакой реакции из комиссариата не последовало. Поэтому, обнаружив в конце апреля в почтовом ящике новое послание из военкомата, парень со спокойной душой порвал его на мелкие клочки и рассеял их по порожкам, поднимаясь на третий этаж.

Последние дни все мысли занимала Алена Пришвина, дочь владельца фирмы, в которой он работал. Она работала там же офис-менеджером. Красавицей не была, но и уродиной тоже не являлась, фигурка вполне ничего. Денис почти полгода не обращал на нее внимания, пока один из сотрудников не намекнул шутя, что девка, мол, сохнет по нему, глаз с него не сводит. Денис поначалу отмахнулся, типа, да нафиг она нужна, но потом задумался. Ему уже двадцать пять. В принципе, для мужчины это еще далеко не крайний возраст, чтобы заводить семью. Но вот подфартит ли стать зятем владельца пусть и небольшой, но довольно успешной фирмы, с перспективой однажды занять его место... Впрочем, подобная перспектива и сейчас была довольно туманной и основывалась лишь на намеках коллеги. Но парень знал, как обращаться с девушками, и уж такую-то клушу, как Алена, окрутит без напряга. Сказано - сделано. Через две недели дочка босса оказалась в его постели. А еще через неделю он долго выслушивал от ее папаши много нелестного о себе, после чего оказался за дверями фирмы. Еще через несколько дней и пришла та повестка, которую парень благополучно порвал. Однако через день принесли повестку под роспись. Денис попробовал отказаться, но женщина, принесшая повестку, спокойно объяснила, что иначе ему придется иметь дело с участковым. Пришлось поставить закорючку. Но в военкомат он все равно не пошел. Через день после того, как было предписано явиться, пришла повестка в милицию. Там брюнетка в погонах старшего лейтенанта объяснила, что ожидает тех, кто уклоняется от воинской повинности, и вручила очередную повестку, пообещав, что больше повесток не будет, ибо в следующий раз сразу отправят в тюрьму для прохождения альтернативной службы.

И вот сегодня Денис прошел через эту унизительную военкоматовскую медицинскую комиссию. Переходя из кабинета в кабинет, он каждый раз встречал презрительно оценивающий взгляд очередного медицинского специалиста и чувствовал себя под этими взглядами бессловесным скотом. Нет! Он не такой! Он не хочет быть в этом стаде! Он достоин лучшего!

- Что же делать?! Что же делать?! – повторял призывник, меряя шагами комнату, то и дело натыкаясь взглядом на валявшуюся на диване повестку, предписывающую явиться для прохождения службы.

Не сразу дошло, что звонит телефон. Когда поднял трубку, то там уже раздавались короткие гудки. Кто-то не дождался. Бросив взгляд на определитель, узнал номер Димки, его институтского приятеля. Димка, вечно подвижный, слегка полноватый, с постоянно взлохмаченной рыжей шевелюрой, отличался тем, что мог найти решение для самой, казалось бы, безвыходной ситуации.

- Может, он что подскажет? – пробормотал Денис и набрал номер товарища. - Привет, Ди. Ты чего звонил?

- Привет, Дэн. Ты чего трубку так долго не брал? – послышался Димкин басок. - На очке, что ли, тужился? Ха-ха. А я вот решил вызвать тебя на соцсоревнование.

- На какое еще соцсоревнование? – не понял Денис.

- Ха. Да это мне дядька рассказывал, раньше, еще при Союзе, рабочие вызывали друг друга на соцсоревнования, ну, типа, как на дуэль. Понимаешь?

- Нет, - честно признался Денис.

- Вот ты, блин, тормоз, Дэн. Ну, типа, кто больше сделает деталей, или там, тканей наткет, тот и победил. Понял?

- Кого?

- Что, кого?



- Кого победил?

Этот вопрос заставил Димона на несколько секунд задуматься.

- Короче, Дэн, - сказал он после раздумья. - Теперь я точно уверен в том, что тебе просто необходимо участие в соцсоревнованиях. Ты когда последний раз пиво пил?

- Не знаю. Не помню. Не до пива мне сейчас, - бросил в трубку Денис.

- Во ты, блин, заморочился, Дэн. Нормальному человеку всегда до пива.

- Я не нормальный человек, Ди. Я призывник, понимаешь? Меня через два дня в армию забирают.

- М-дя, косяк, - согласился Димка. - С пивом я лажанулся. Для этого случая необходим более крепкий напиток. Короче, Ден, я вызываю тебя на соцсоревнование по уничтожению водки. Победитель получит значок «Победитель соцсоревнований», мне его дядька подарил. Сиди дома, я щас буду, только на склад боеприпасов загляну затариться.

- На какой склад? – переспросил Денис, но ответом ему были короткие гудки.

Димка появился почти через час, сразу прошел на кухню и потребовал самую большую сковороду, какая только есть в этом доме. Пока Денис вытаскивал из под плиты старую чугунную сковородку, приятель достал из пакета две литровые бутылки водки и большой пакет мороженных пельменей.

Накалив сковороду, Димон залил ее подсолнечным маслом и засыпал пельмени. Денис впервые видел, чтобы пельмени жарили сырыми, без предварительной варки. Однако минут через пять они приобрели весьма аппетитный вид, соблазнительно сияя обжаренными до золотистой корочки боками. Парень представил, как они будут хрустеть на зубах, и рот тут же наполнился слюною.

- Ну ты, Ди, прямо, блин, Макаревич, - похвалил он друга, сглотнув слюну.

- А то, - гордо отозвался тот, вороша пельмени деревянной лопаткой. - Убирай все со стола. И клеёнку тоже убери. Для чистоты соревнований нужен чистый стол.

Пожав плечами, Денис выполнил требование друга.

Димон, выключив плиту и оставив пельмени шкворчать на сковороде, с торжественным видом вынул из кармана и положил на центр стола небольшой значок, на котором действительно было написано «Победитель соцсоревнований».

- Это приз, - пояснил он. - Доставай орудия труда.

- Какие орудия? – не понял Денис.

- М-дя, - Димон хотел было сказать что нить язвительное по поводу деревянности приятеля, но махнул рукой и терпеливо пояснил: - Орудиями труда в данном соревновании могут являться только стопки.

Сказав, он с хрустом крутанул пробку на одной из бутылок и щелчком сбил пластиковый кругляшек с вылезшего из пробки соска. Водрузив бутылку рядом с раритетным значком, приятель взял сковороду и принялся выкладывать пельмени прямо на стол двумя рядами по обоим краям столешницы, выхватывая их пальцами прямо из горячей сковородки. Выложив все пельмени и пересчитав, тыкая блестящим от масла пальцем, Димон закинул один пельмень в рот.

- Лишний, - пояснил он наблюдавшему за процессом Денису.

Отставив сковородку обратно на плиту, забрал из рук приятеля стопки и поставил во главе каждого ряда пельменей.

- Сомов Ден Игоревич, - торжественно обратился он к приятелю, закончив затейливую сервировку. - Я, Дедиков Ди Станиславович, бросаю Вам вызов, вызывая на соцсоревнование. Принимаете ли Вы мой вызов?

- Ну, да, наверное, - промямлил Денис

- Мда, - снова произнес Димон, оценивая состояние друга, и, указав на табуретку с противоположного от себя края стола, сел сам и наполнил стопки.

- Будем! – прозвучал первый тост из уст Димки.

Приятели чокнулись, опрокинули содержимое стопок вовнутрь, метнули в рот по первому пельменю и, поставив на освободившиеся от пельменей жирные пятнышки стопки, смачно захрустели обжаренными шариками.

- Для ускорения реакции! - не заставил себя ждать второй тост.

- Для закрепления эффекта! - не отстал от предыдущего третий тост.

- Вот теперь рассказывай, - воззрился на приятеля Димон, закончив хрустеть третьим пельменем.

Денис встал из-за стола, принес из комнаты повестку и молча накрыл ею призовой значок.

- Не-е, - замотал головой Димон, изучив предоставленную ему бумажку, - для осмысления этого документа надо накатить еще по одной…


- Р-рота, подъем!

Денис вскочил было с дивана, но резкая головная боль уронила его обратно. О, Боже! Что с ним? Он что, уже в армии?

- Вставай, чувак, проспишь последний день гражданской жизни! – тормошил его кто-то.

С трудом удалось открыть глаза. Лучше бы не открывал. Не увидел бы рыжего черта. А разве черти рыжими бывают? И почему у него так много рогов? Денис несколько раз моргнул, взгляд постепенно сфокусировался, и черт превратился в улыбающегося Димку. Его шевелюра, и так вечно торчащая в разные стороны, сейчас топорщилась отдельно скрученными то ли рожками, то ли лучиками. Физиономию густо покрывала проросшая за ночь рыжая щетина. Пожалуй, если сильно впечатлительный человек увидит спросонья такую рожу, то легко может заполучить инфаркт.

- Что со мной? – простонал Денис.

- Ты проиграл соцсоревнование, - радостно сообщил Димон, тыча пальцев в висящий на его груди значок. - Ладно, вставай давай.

- Куда вставать? Зачем? – бедолага говорить-то мог с трудом, а о том, чтобы встать и куда-то идти, не могло быть и речи.

- Эй, Дэн, не тупи, - Димон тряхнул так, что парень застонал от шибанувшей в голове боли. - Я уже позвонил Сэму. Он нас ждет. Давай, глотни пивка и покатим.

Снова открыв глаза, Денис увидел перед собой руку, держащюю стакан с янтарной жидкостью, пузырящейся прохладными шариками газа. С кряхтением приподнявшись, выхватил из Димкиной руки стакан и с жадностью приник к нему.

- Во! – односложно одобрил его действие приятель.

- Про какого Сэма ты только что говорил? – спросил Денис, опорожнив стакан и снова откинувшись на диванную подушку.

- Ты что, совсем нифига не помнишь?

- Не-а.

- Ну ты, блин… Тебе никогда не выиграть соцсоревнование, - вынес приговор товарищ и спросил: - Чувак, ты в армию сильно хочешь?



- Вообще не хочу, - мотнул головой призывник и, сморщившись от вновь шибанувшей боли, добавил: - Лучше умру тут от похмелья. Ты будешь носить цветы мне на могилу?

- Офигел?! - возмутился приятель. - Я девушкам-то цветы не дарю, а ты меня хочешь к некрофилии склонить.

- Тьфу на тебя. А еще другом называется, - Денис наконец-то сел и начал шарить босыми ногами по полу в поисках тапок.

- Вот потому, что друг, я не буду носить тебе на могилу цветы, а отведу тебя к Сэму. Собирайся скорее. Он долго ждать не будет.

- Да кто такой этот Сэм?

- Брат одной моей девушки. Тот еще ботаник. Всякие там эйнштейны нервно курят за углом. Но вот на соцсоревнование я бы его вызывать не рискнул, бо видел, как он поглощает неразбавленный спирт. Монстр, короче, еще тот.

- Мне-то он чем поможет, этот монстр? Сожжет чистым спиртом?

- Во ты, блин… Я же тебе вчера еще объяснил, - возмутился Димка, взметнув рыжие брови кверху. - Я же тебе говорю, он тот еще ботаник. От армии отмажет железобетонно. Короче, хлопаем еще по стакану, и я вызываю такси.

Он ушел на кухню и через минуту вернулся с двумя стаканами янтарного напитка. После второй порции пива хоть и зашумело в голове, но общее физическое состояние организма значительно улучшилось. Денис прошел в ванную, а когда, умывшись, вновь появился в комнате, то Димон сообщил ему, что через пару минут к подъезду подкатит такси.

- Да куда мы едем-то? – возмущенно спросил он приятеля.

- Не тупи, чувак, - ответил тот не менее возмущенным тоном. - Я тебе уже десять раз сказал, что к Сэму.

Парень хотел было спросить, кто такой Сэм, и зачем к нему ехать, но вспомнил, что уже спрашивал об этом и получил ответ, мол, Сэм – это тот еще ботаник, способный глушить неразбавленный спирт. В общем, сил спорить не было, и Денис поплелся одеваться.

Сэм оказался худым высоким блондином с такой же растрепанной шевелюрой, как и у Димона, только более редкой. Ребят он встретил у дверей Сельскохозяйственного НИИ и повел за собой полутемными коридорами.

- Чего поздно? – бубнил по дороге. - Я же предупреждал, чтобы приехали пораньше, пока никого нет.

- Так нет же никого, - оглядел пустынный коридор Димка.

- Это пока нет. Через десять минут начнут приходить сотрудники. Обязательно найдется кто нить любопытный, сунет нос в мою лабораторию. Ты ему все объяснил? – Сэм кивнул в сторону Дениса так, будто тот был бессловесным подопытным кроликом, не способным говорить за себя.

- Все объяснил, обо всем предупредил, - заверил Димон. - Так что давай, Семен, спасай моего дружаку. На тебя последняя надежда.

Денис хотел было потребовать объяснений происходящего, но в это время Сэм распахнул большие двухстворчатые двери, и они вошли в помещение, обставленное массой различных приборов, опутанных проводами и трубками.

- Садись, - указал он на кресло, стоявшее на круглом подиуме посреди помещения. - Мобильник, плеер, все что есть электронного, положи на стол. Чтобы ничего в карманах не осталось. Да садись же, что стоишь как пень?

Где-то в душе Денис возмутился такому бесцеремонному обращению, но сил спорить все еще не было, а потому послушно выложил мобильник и сел в кресло.

- Пей, - Сэм протянул ему стакан с оранжевой жидкостью, похожей на апельсиновый сок.

На вкус это действительно оказался апельсиновый сок, и пареньс удовольствием выпил его до дна.

- А точно на пять лет? – подал голос Димка.

- Риск, конечно, есть, - ответил Сэм, - Но ошибка может быть не более чем еще на пять лет. В любом случае, возраст уже будет непризывной.

Денис хотел было спросить, о чем они говорят, но в голове вдруг все поплыло, в глазах потемнело, и он провалился в черную бездну.

Часть -1
День -1


- Гришка, ну-ка глянь, пьяный этот али мертвый?

- Ды живой вроде, ваш бродь. Чудно одет как-то. Нешто немчура какой. Ага, кажись проснулся. Эй, чудный человече, ты кто ж такой будешь?

Открыв глаза, Денис увидел смотревшее на него рябое лицо с толстым носом и большими рыжими усами. Из-под чудной синей с белым верхом фуражки-безкозырки выбивались непослушные рыжие вихры.

- Димон, это ты? – спросил он, пытаясь сообразить, видится это ему в реале или снится.

- Ваш бродь, ентот, кажись, демонов призывает, - с тревогой в голосе проговорил рыжий. - Колдун, никак. И одет, опять же…

- Колдунов мы плетьми вразумляем, - отозвался молодой голос. - А ну, говори, кто ты таков?

Над ним нависла большая лошадиная голова. Большие глаза смотрели вопросительно и требовательно, верхняя губа нервно подергивалась, обнажая огромные белые зубы. Из ноздрей вырывалось горячее дыхание.

- Бред, - прошептал Денис и закрыл глаза. - Говорящих лошадей не бывает. Бывает паленая водка.

- Ты чего лопочешь, эй? – вновь послышался голос лошади. - А нукась, поднимите его да встряхните как след.

Сильные руки подхватили парня под подмышки, подняли и, встряхнув, поставили на землю. Затем еще раз ощутимо тряхнули, и Денис решил открыть глаза. Перед ним по-прежнему стояла лошадь.

- Будешь отвечать, кто таков, али сперва плетей отведать желаешь?

Голос, оказывается, принадлежал не лошади, а седоку, молодому, вряд ли старше Дениса, мужчине с тонкими, аккуратно подстриженными усиками. На голове у него была такая же фуражка, как у рыжего, только с козырьком. Синий китель сверкал двумя рядами начищенных медных пуговиц. Светло-серые, почти белые штаны заправлены в высокие, до колен, сапоги. На боку узорчатые ножны с саблей, на рукояти которой болтался на веревочке веселенький помпончик.

- Слышь, клоун, ты чо, казак? – спросил Денис, и тут же рухнул на колени от мощного подзатыльника.

- Ты как с господином офицером разговариваешь, скотина?! Ваш бродь, разрешите всыпать ему плетей для вразумления?

- Охолони, Гришка, - спокойно произнес офицер. - Он, чай, не рекрут. Может, это непутевый сынок какого местного помещика. Что скажете, хлопцы, не из ваших помещиков этот?

- Не-е. Нетути у нас таких. Своих мы всех знаем, - отозвался нестройный хор.

- Может, беглый?

- Не. Глянь, какой холеный. И руки как у девицы красной.

- А одет-то и правда чудно.

Подождав, пока в голове пройдет шум от подзатыльника, Денис поднялся и осмотрелся. Вокруг простиралось бескрайнее поле, зеленеющее еще не заколосившимися ростками какого-то злака. Позади всадника переминались человек десять странно одетых парней. Рубахи из грубой ткани подпоясаны веревками поверх мешковатых штанов, заправленных в какие-то обмотки. Завершали гардеропчик самые настоящие лапти. И штаны, и рубахи пестрели заплатками. Ну, прямо крестьяне из прошлых веков. Кино тут снимают, что ли?

- Говори, кто таков? Откуда взялся? – толкнули Дениса в спину.

Оглянувшись, он увидел уже знакомую рыжую физиономию, обладатель которой был одет, как и офицер, в синий китель, только более грубой ткани и с меньшим количеством пуговиц. На боку так же висела сабля, но в более простых ножнах. Рядом стояли еще двое молодых солдат, одетых так же, но без сабель. Зато на плечах у них висели ружья с пристегнутыми к ним четырехгранными штыками. У обочины грунтовой дороги оседланная лошадь, принадлежавшая, вероятно, рыжему, щипала зеленую поросль, предварительно обнюхивая каждую травинку. К седлу приторочен старинный пистолет, размером с небольшое ружье.

- Мужики, вы из какой киностудии? И как я тут оказался? – задал сразу два вопроса Денис. Он хотел еще спросить, где Димон и Сэм, но решил сперва дождаться ответа на первые вопросы.

Мужики переглянулись.

- Говорит, вроде, по-нашенски, а не понять, - произнес кто-то из толпы ряженных под крестьян.

Офицер легко ударил коленями по бокам лошади, и та тронулась, неспешным шагом обходя вокруг Дениса, заставив посторониться рыжего Гришку и других двоих солдат.

Осмотрев парня со всех сторон, он спросил:

- Как звать-то тебя?

- Денис.

- Дионис? – переспросил Офицер. - Из греков, что ли?

- Из каких греков? - удивился Денис. - Русский я. Где тут попить можно? Киоск какой-нить есть поблизости? А то я, блин, щас помру от жажды.

- Русский, говоришь? – подозрительно глянул на страдальца офицер. - Так чего ж говоришь непонятно? Али в Европах обучался?

- Шпиен аглицкий, не иначе, - встрял рыжий.

- Цыть ты, - цыкнул на него всадник и снова обратился к парню: - Коли говорить не будешь, заберем с собой. В дороге разберемся. А не разберемся, так отправим в рекруты вместе вон с мужиками. Мы ныне с Европами воюем. Вот и послужишь России, коли русский.

Парень оторопело слушал этого наряженного в офицерское обмундирование давних веков и осматривал окрестности. Что-то явно было не так, не совсем правильно как-то. Но он никак не мог понять – что? Эти ряженные, наверняка, какие-нибудь реконструкторы. Обыгрывают тут какое-то историческое событие. Что там знаменательного в истории случалось в мае?

И вдруг он понял, что смущает его в окрестностях. Нигде вокруг не было видно ни единого столба. Ни единого. Разве можно в наше время в центральной России найти поле, которое не пересекала бы высоковольтная линия? Но здесь во все стороны до самого горизонта не было видно ни железной опоры, ни бетонного столба, ни сохранившихся еще кое-где деревянных столбов, примотанных к железобетонным основаниям…

- А где мы вообще находимся? – обратился Денис к окружающим.

- Может, все-таки плетей? – снова встрял рыжий.

- Не хочешь говорить, кто таков, пойдешь с нами, - сказал Денису офицер, игнорируя реплику подчиненного. - Вздумаешь бежать, отведаешь плетей.

- Мягкий вы, ваш бродь, - укоризненно проговорил рыжий и, отойдя ко второй лошади, вспрыгнул на нее.

Офицер, меж тем, кивнул двум пешим солдатам на Дениса, и те толчками в спину заставили его присоединиться к группе крестьян.

- К вечеру нужно успеть до Колодезного, иначе придется в поле заночевать, - неизвестно кому сообщил рыжий Гришка и тронул лошадь вслед за офицером.

Остальные двинулись за ними. Денис, все еще ничего не соображая, шел вместе со всеми. Идущие рядом мужики посматривали на него с интересом, тихо шепчась меж собой, но заговорить не решались.

Большое облако медленно смещалось к югу, давая скрывавшемуся за ним солнцу взглянуть на землю по-летнему жарким взглядом. Денис снял ветровку, обвязав ее рукавами вокруг пояса. Но все равно белая футболка насквозь промокла от пота.

- Ить, бельишко у него какое, - приостановил лошадь оглянувшийся Гришка. - Аки у барышни знатной. Тонкое да белоснежное. Не содомит ли ты часом, паря?

- Русский я, - буркнул тот, еле шевеля пересохшими губами. - Дайте попить, пожалуйста.

- Неча, - ответил рыжий и, толкнув лошадь коленями, направил ее вперед. - У Мелового ручья остановимся, тогда и попьешь.

- Далеко до этого ручья, брат? - обратился Денис к шедшему рядом крепкому розовощекому парню.

- Версты три, если не боле, - отозвался тот. - Ты послушник монастырский либо? Только чой-та стрижен коротко так?

- С чего ты взял? – удивился он вопросу розовощекого.

- С того, что ты меня братом окликнул.

- Ну и что? Как гласит народная мудрость, человек человеку друг, товарищ и брат.

- Ишь ты, как мудрено сказал, - подивился розовощекий. - Чего ж мы тогда воевать идем других человеков, коли они нам други да братья?

- А ну, цыть! – рявкнул офицер, смешно выпятив верхнюю губу, будто стараясь заткнуть усиками ноздри. - Не по вашим мозгам рассуждать о государственном промысле.

Собеседник Дениса тут же втянул голову в плечи и, потупив взгляд, пошел молча.

- Ты, сдается мне, грамоту разумеешь? – обратился к Денису офицер.

- Единственное, что я не разумею, - отозвался парень, - это где я и что со мной случилось.

- Может, и прав Гришка, - задумчиво глядя на Дениса, произнес офицер. – Может, и стоит десяток плетей всыпать для вразумления и более ясного изъяснения. Эй, Гришка!

Окликнув рыжего, он пришпорил лошадь и пронесся на сотню шагов вперед, после чего снова перешел на шаг.

- Что думаешь об этом, кхм? – спросил он у догнавшего его Гришки.

- Чудной, одно слово, - пожал плечами тот. - Одежки такой я никогда не видел. И не нашенская, и на европейскую не похожа. И говорит чудно, вроде по-нашенски, а понятно не все. Думаю я, шпиен енто.

- Нет, Гришка, - возразил офицер, приподняв фуражку и почесав макушку. - Шпиены не глупы, чтобы так наряжаться. Не княжич ли это непутевый какой? Гляди, какой холеный да пригожий. И разговаривает без почтения, будто с ровней, а то и свысока. Не встрять бы нам с ним в какую историю.

- Дык, чего ж он тут делал-то, княжич если? – подивился рассуждениям начальника Гришка.

- А может, дружки подшутили, - предположил тот. - Мы по молодости так делали, коли кто упьется на пирушке, кинем его в телегу, да и вывезем в чисто поле. Вот и этот, может, приехал к кому погостить, потому мужики его и не знают.

- Это как же, гостя, что ли, по пьянке выкинули? – подивился рыжий.

- Так, по пьянке же, - хмыкнул офицер.

- При моей памяти вы такого не вытворяли.

- При твоей памяти, Гришка, я еще слишком юн был. То уж потом было, когда тебя забрили.

Рыжий был родом из деревеньки в которой находилось имение Стерлиных. Василий, будучи мальчишкой, с позволения родителей проводил время в играх с деревенской ребятней. Был он дружен с Ванькой, своим одногодкой и младшим братишкой Григория. Потому-то рыжий, волею судьбы служивший теперь под командой молодого офицера, иногда мог по старой памяти сорваться на панибратское отношение к подпоручику, и тот не обращал на это внимание.

- И что ж нам теперича делать с ним, ваш бродь?

- Попервой узнать надо, кто он все ж таков. Вот только как узнать, коли сам не говорит.

- Плетей, дык…

- А ежели княжич али еще из какой знати, а? Сам потом не хошь плетей отведать?

- А как же тогда, ваш бродь?

- А вот и надо его разговорить. Узнать поболее. До ручья дойдем и встанем. Пусть даже и заночуем там. Небо вон чистое, дождя не предвидится. А то гоним его пеше, аки мужика какого.


следующая страница >>
Смотрите также:
Черт, черт, черт! Блин, блин, блин! Что же делать?! Что же дела-ать?!!
3226.99kb.
23 стр.
Учитель: Сафонова Р. А
86.66kb.
1 стр.
Сценарий к Хэллоуин "Бал не совсем чистой силы"
41.23kb.
1 стр.
Бал не совсем чистой силы или Хэллоуин
41.2kb.
1 стр.
Илья Чёрт – вокал, гитара Макс Йорик – скрипка, клавиши
125.32kb.
1 стр.
Статья для вас, и она вас, черт подери, выбесит
156.92kb.
1 стр.
Ответ: Дюймовочка
93.01kb.
1 стр.
Прохоров Роман, Бакалавр Юриспруденции 2010г
38.31kb.
1 стр.
«О, черт, что я буду делать? Что если ни один из них не захочет стать отцом?» Вторник 20 сентябр
39.62kb.
1 стр.
Эрнест Хемингуэй Праздник, который всегда с тобой
1464.96kb.
15 стр.
В лесу, как и в прошлый раз, я попал под дождь. Было очень неприятно, но что поделать? Такова, видимо, карма…
575.66kb.
3 стр.
Программа наименование дисциплины: Отечественная История Юриспруденция
126.26kb.
1 стр.