Главная
страница 1 ... страница 20страница 21страница 22страница 23

- Татарская, - определил Петр, тот что второй, взяв животное под уздцы и ласково поглаживая по шее. – Казачки повеселились, не иначе.

- А может, все еще веселятся? – предположил Георгий. – Давайте-ка поспешать. Сдается мне, за тем взгорком мы можем увидеть что-нибудь интересное.

- Главное, чтобы не смертельное, - ответил попаданец, проверил наличие патрона в казеннике, передвинул подсумок на живот и обратился к Нюрке: - Нюрберг, ты здесь остаешься за старшего. Отвечаешь за Василису, господина офицера и, кхм, остальное имущество. Пошли, ребята.

Последние слова произнес, видя что его спутники так же проверили свои ружья и настроены весьма решительно.

Расстояние до взгорка – чуть более тысячи шагов - преодолели быстрым шагом минут за десять. Еще на полпути отчетливо различили звуки боя – ржание лошадей, крики, звон стали. До сих пор взгорок приглушал звуки, потому никто ничего и не слышал от балки, у которой остались девушки и больной офицер.

Взбегая на самый верх, пригнулись, дабы не обнаружить себя раньше времени, а к редкому кустарнику и вовсе подползли по-пластунски.

Их взору предстало настоящее сражение. Не менее двух сотен всадников сошлись, как принято говорить, в отчаянной рубке. По изрядному количеству трупов, валяющихся на выкрашенной в алый цвет пожухлой траве, и не меньшему количеству оседланных лошадей, бродивших вокруг без седоков, было понятно, что схватка длится уже довольно долго.

На первый взгляд трупов крымчаков гораздо больше, но и живых их как бы не больше казаков. И рубятся степняки отчаянно.

Но и казаки не уступают. Пожалуй, даже и превосходят противников в мастерстве владения отточенным клинком, успевая рубиться и направо и налево от себя, отбивая вражеские удары и вышибая из седел наседающих крымчаков. Но и сами порой пропускают коварные удары татарской сабли. И смешивается тогда пролитая на землю русская и татарская кровь. И отбегают в сторону оставшиеся без седоков лошади.

Уже понятно, что пересиливают вражин казаки, и все чаще пустеют седла татарских лошадок.

- Эх, и не помочь же никак, - сокрушенно проговорил Петр, который первый. – Разе ж стрельнешь в такую-то мешанину?

Краем глаза попаданец заметил пыльное облако, приближающееся справа, от виднеющейся вдали рощицы. Присмотревшись, понял, что в направлении схватки несется новый отряд численностью не менее полусотни сабель.

- Это еще кто? – от возбуждения он даже привстал на колено, высунувшись из-за чахлого кустика. Да и кто бы из сошедшихся в смертельной битве в сей момент обратил на него внимание?

- Крымчаки это, - первым определил зоркий Лексей. – чтоб они разом провалились в бездну, поганые.

- Ружья заря-жай!

Все разом аж подпрыгнули от неожиданности, услышав громкую команду у себя за спиной. Опешив, они смотрели на бледного подпоручика, невесть как оказавшегося на взгорке. С саблей наголо он стоял, широко расставив ноги, и так же пристально смотрел на приближающуюся татарскую полусотню.

- Дык, заряжены уже, - первым подал голос интендант.

Однако юный офицер будто бы не услышал его. Он вышел вперед и, выставив клинок в сторону вражеского отряда, снова скомандовал:

- За мной, цепью, шагом арш!

И шестеро разномастно одетых оборванцев двинулись вниз по склону вслед за командиром, преграждая путь стремительно приближающимся крымчакам.

Беспорядочный вихрь мыслей бесновался в голове попаданца. Куда он идет? Зачем? Это же верная смерть! Что они смогут сделать со своими пукалками против этой лавины? Разве что разменять жизнь на жизнь. А и пусть. Впервой, что ли? Да он, почитай, весь этот дурацкий месяц, проведенный в этом бредовом мире только и делает, что пытается напороться на верную смерть. Может, верна некогда посетившая мысль о том, что смерть в этом мире вернет его в свой родной,… корыстный, лживый, погрязший во всех мыслимых пороках..

- На месте стой! Целься!

Уже отчетливо различимы перекошенные злобой лица всадников. Глаза слепят отблески в взметнувшихся клинках. Уши режет пронзительный визг, издаваемый крымчаками в боевом запале.

- За-алпом пли!

Передних всадников вышибает из седел. Гнедая лошадка на полном скаку спотыкается и, выбросив седока, кубарем накатывается на подпоручика, подминая его под себя.

Вздыбившиеся от залпа лошади и выпавшие всадники заставляют остальных крымчаков разделиться и обойти встретивших их стрелков стороной.

Денис перезарядил ружье с какой-то спокойной неспешностью, выстрелил в первого приглянувшегося всадника из тех, что бесновались вокруг, и достал из сумки новый патрон. Действия были автоматическими, ибо в этот момент он уже не думал ни о чем. Разум освободился от ненужных суетливых мыслей, решительно отринув их назойливость и позволив телу жить самостоятельной жизнью.

Парень не видел, как один за одним гибли под татарскими саблями его товарищи.
Не видел, как катался по земле Георгий, сцепившись в смертельных объятиях со здоровенным крымчаком, сдернутым с лошади. Перезарядив, он снова вскинул ружье, но оказавшийся перед ним враг поднял лошадь на дыбы, заслонившись от выстрела. Животное сделало скачок на задних ногах, и его огромная туша накрыла попаданца, сбив и вышибив сознание.
Эпилог
Первый снежок, упавший на мерзлую землю и покрывший ее белоснежным искрящимся одеялом, поскрипывал под ногами переминающихся в неровном строе новобранцев. Было видно, что парни только сегодня впервые надели военную форму. И вовсе не потому, что все было новое. По каким-то не всегда объяснимым признакам, бывалый солдат угадывается, даже если его обрядить во все такое же новенькое, с иголочки.

- Гля, мужики, опять ентот рыжий черт идет. Небось сызнова орать начнет, как оглашенный, - пробасил здоровенный детина, топчущийся в голове строя.

- Дык, тебе, Степашка, хочь ори, хочь в лоб оглоблей стучи, все едино токма на десятый раз доходит, - отозвался стоявший следом парень. – Вы, мужики, того-энтова, строй подравняйте, что ли, да не топчитесь, аки кочеты на пеструшке. Вона со старшиной ахвицерик идет.

За полсотни шагов рыжий прибавил шаг и, оставив офицера, подбежал к новобранцам.

- А ну, братцы, не посрамитесь перед командиром. Подтянись. Ра-авняйсь! Смир-рна! – старшина развернулся и, строевым шагом, смешно шлепая подошвами по свежему снегу, который разлетался в стороны легкими хлопьями, направился к неспешно приближающемуся офицеру. Не дойдя пары шагов друг до друга, остановились и вскинули правые руки к головным уборам – офицер к мохнатой шапке, старшина к суконному колпаку с меховым околышем.

- Господин поручик, новобранцы для смотра построены! – гаркнул рыжий, после чего начал что-то говорить командиру вполголоса. Тот отвечал так же тихо.

- Дюже молодой ахвицерик-то, - пробубнил здоровяк Степашка. – Пошто такому только командовать доверили?

- Может, постарше да поопытнее кончились ужо, – подал голос остроносый худющий новобранец, на котором форма висела словно на пугале, собравшись на поясе в невероятное количество складок. – Перебил их немчура. Вот нами теперь кадеты и будут командовать. Под их началом пойдем османов громить.

- То он просто молодо выглядит так, - встрял в разговор сосед Степашки. – Старшина сказывал, будто ентот подпоручик успел врагов покрошить поболее иного старого воина.

- Ды ну!


- Через колено нагну да портки стяну, - передразнил здоровяка тот и тут же шепотом добавил: - Цыть, вы. К нам идет.

Офицер действительно направился в начало строя. Подле Степашки остановился и оценивающе осмотрел того. После чего двинулся вдоль шеренги, так же пристально осматривая каждого. Под его взглядом новобранцы невольно втягивали животы, выпячивая грудь и становясь будто бы даже выше. Теперь-то, глядя ему в глаза, мужики видели, что перед ними действительно не юнец, а человек не моложе их самих, а то и постарше, отмеривший, пожалуй, не менее четверти века. Лишь непривычно безбородое гладко выбритое лицо создавало обманчивое впечатление слишком малых лет для офицерского чина.

Пройдя до конца строя, подпоручик снова вышел вперед и все также молча застыл перед новобранцами. Лишь далекое воронье карканье нарушало напряженную тишину.

- Братцы. Солдаты, - наконец обратился он к строю. – Я еще недавно был таким же рекрутом, как и вы, поэтому буду говорить с вами по-простому, без излишнего высокомерия. Старшина, скомандуй «вольно», что ли?

- Вольно! – тут же гаркнул рыжий, да так громко, что с ближайшей березки спорхнула перепуганная птаха, сбив с веток легкий снежок.

- Чой-та делать-то надо? – растерянно прошептал Степашка. Ну, никак он не мог запомнить, что необходимо делать по той или иной команде.

- Пуздрон свой можешь вывалить, - так же шепотом ответил сосед. – А то втянул так, что, неровен час, кишки изо рта полезут.

- Там, - снова заговорил офицер и указал рукой на юг, - на русской земле хозяйничает враг. Коварные османы воспользовались тем, что наша армия увязла в затяжной войне с Европой и решили, что могут безнаказанно оттяпать южные земли от Российской Империи.

Сделав небольшую паузу, словно подбирая слова, подпоручик вновь указал на юг и продолжил:

- Я был там с самого начала. Полтора года назад прибыл, как и вы, необученным рекрутом, и попал сразу в самое пекло. Пришлось участвовать в уничтожении передового османского дозора, сталкиваться с авангардом наступающей армии и, чудом уцелев, прорываться из окружения. Я видел, как османы и подвластные им шайки крымчаков разоряют наши селения, уничтожая и угоняя в рабство русских людей. Мне самому довелось попасться во вражьи лапы и быть закованным в рабские цепи. Я бежал и даже участвовал в освобождении угоняемого в чужие края полона. Но там, - рука офицера в очередной раз указала на захваченные врагом земли, - наш народ продолжает стонать под басурманским гнетом, надеясь на скорый приход славного русского воинства, ожидая, что мы наконец-то прогоним врага, воздав ему по заслугам за все содеянное.

Потому-то и призвала вас Императрица исполнить долг перед землей Русской, освободить своих братьев. Считайте, что сама Русская земля вас и призвала. И это не просто красивые слова. Ежели кто из вас думает, будто его деревенька далеко, и врагам до нее не добраться, а потому он смог бы спокойно сидеть в своей избенке, держась за подол жинки, али мамки, то подумайте о том, что от захваченных ныне турками селений до прежнего порубежья тоже, почитай, тыща верст была. И прошли они это расстояние менее чем за месяц.

Почему так случилось – не нам рассуждать. Наша задача – не допустить впредь подобного.

Вскорости предстоит нам сойтись с врагом в смертельной битве. Но, для кого эта битва окажется смертельной, зависеть будет от воинского мастерства. Коли османы окажутся искусней - поляжем зазря, не только не прогнав врага, но и те земли, что у нас за спиной, без защиты оставив.

А потому, предстоит нам, братцы, в кратчайшие сроки овладеть воинским искусством в той мере, которая позволит не только врага сломить, но и самим живыми остаться. Ибо, османы – не единственные, кто точит зуб на Русскую землю.


Октябрь 2011.

<< предыдущая страница  
Смотрите также:
Черт, черт, черт! Блин, блин, блин! Что же делать?! Что же дела-ать?!!
3226.99kb.
23 стр.
Учитель: Сафонова Р. А
86.66kb.
1 стр.
Сценарий к Хэллоуин "Бал не совсем чистой силы"
41.23kb.
1 стр.
Бал не совсем чистой силы или Хэллоуин
41.2kb.
1 стр.
Илья Чёрт – вокал, гитара Макс Йорик – скрипка, клавиши
125.32kb.
1 стр.
Статья для вас, и она вас, черт подери, выбесит
156.92kb.
1 стр.
Ответ: Дюймовочка
93.01kb.
1 стр.
Прохоров Роман, Бакалавр Юриспруденции 2010г
38.31kb.
1 стр.
«О, черт, что я буду делать? Что если ни один из них не захочет стать отцом?» Вторник 20 сентябр
39.62kb.
1 стр.
Эрнест Хемингуэй Праздник, который всегда с тобой
1464.96kb.
15 стр.
В лесу, как и в прошлый раз, я попал под дождь. Было очень неприятно, но что поделать? Такова, видимо, карма…
575.66kb.
3 стр.
Программа наименование дисциплины: Отечественная История Юриспруденция
126.26kb.
1 стр.