Главная
страница 1
Николай Федорович Сторожев

1992 г.


О КАДРАХ КАФЕДРЫ "СТРОИТЕЛЬНАЯ МЕХАНИКА И СОПРОТИВЛЕНИЕ МАТЕРИАЛОВ"

Статья из сборника научных трудов «Вопросы прочности и эксплуатационной надежности судовых конструкций и механизмов» - НИИВТ, Новосибирск, 1993г.

В 1992 году исполнилось 40 лет институту. В связи с этой датой краткий очерк о людях, причастных к созданию института и кафедры, представляет определенный интерес. История создания института инженеров водного транспорта в Новосибирске хорошо известна из различных официальных источников. Однако в них нет тех, порой любопытных, подробностей и мнений людей, принимавших в этом участие.

1981 год, в банкетном зале Горьковского речного вокзала собралась небольшая компания отметить присуждение почетного звания "Заслуженный деятель науки и техники" одному ведущему ученому ГИИВТа. Среди гостей - высокое "начальство" и главный - бывший министр речного флота Зосима Алексеевич Пашков с супругой. В кулуарах после разговора о возвращении меня в ГИИВТ (в то время я защитил докторскую диссертацию и был утвержден профессором) мы уединились с Зосимой Алексеевичем, поскольку его жена строго следила за его "режимом" и постоянное присутствие за столом было "противопоказано".

Зосима Алексеевич был простым, доступным для рядовых тружеников человеком, мы видели его в студенческие годы в общежитии, в столовой, в институте. Его интересовало все. Это придало мне смелость на сближение. Мы заговорили как давно знакомые, его особенно заинтересовал факт моего отказа от возвращения в ГИИВТ из Новосибирска.

Он стал очень подробно рассказывать об истории создания института в Новосибирске, дополняя официальные решения некоторыми подробностями, которые, конечно, не входят в документы. Я перескажу кратко некоторые фрагменты этой истории, которые запомнились.

В 1951 году положение на транспорте в стране было сложным. Его курировал от ЦК и правительства Лазарь Моисеевич Каганович, с которым у Зосима Алексеевича "не сложились" отношения. Они были несколько "натянутыми". На одном из совещаний у И.В.Сталина Л.М.Каганович высказал идею создания министерства речного флота в Сибири и тем самым снизил роль З.А. Шашкова и его центрального министерства в Москве. Сталин дал согласие и подготовительная работа началась.

Через два-три месяца Л.М.Каганович и З.А. Шашков докладывали И.В.Сталину проект образования министерства в Новосибирске. В проекте было предусмотрено одновременное создание института инженеров водного транспорта и других подразделений речного флота.

И.В.Сталин раскурил трубку, прошелся по кабинету и сказал: "Мне не надо маленьких министров. Я хочу, чтобы у меня был один Большой министр" (Зосима Алексеевич, пожалуй, был выше и солиднее Лазаря Моисеевича)^ чтобы ему подчинялись все, а я буду спрашивать только с него",-и хлопнул Зосиму Алексеевича по плечу.

После этого разговора у И.В.Сталина договорились с Л.М. Кагановичем создать в Новосибирске главк вместо министерства. Одновременно было принято решение о перебазировании факультета гидротехнических сооружений из Томского политехнического института в Новосибирск, Для института надо было искать здание среди построенных в Новосибирске, поскольку после войны строительство велось медленно, а время "не ждало".

Дальше Зосима Алексеевич вспоминает. В Новосибирске с решением, подписанным И.В.Сталиным, его встречает первый секретарь Обкома А.И. Яковлев. Первые послевоенные годы, закаленные и решительные администраторы - Яковлев из их когорты. Он сажает З.А. Шашкова в машину и предлагает подобрать любое здание, какое понравится. Особенно он нахваливал здание Дворца труда в центре города со сквером. В здании размещался завод по производству боеприпасов, но это не смущало секретаря. Так появился дом, часть которого заняли: Главвосток, Гипроречтранс, Конструкторское бюро, Инспекция Регистра, БУП, а его правое крыло - институт.

Зосима Алексеевич гордился тем, что он дольше других министров, работавших со Сталиным, проработал с Н.С.Хрущевым. Однако. Н.С.Хрущев этого долго не выдержал: обвинив министра в излишествах при постройке пассажирских судов, отстранил З.А. Шашкова от работы. Чтобы закончить о З.А. Шашкове, скажу, что он пишет (в то время писал) мемуары, но не уверен, что мемуары увидят свет, поскольку в них добрыми словами описывает встречи со Сталиным, добрые дела давно минувших дней, а это сейчас не принято.

Из Томска вместе с двумя группами студентов приехал декан М.А. Богословский, а ректором назначили А.П.Морозова. Кадры для растущего института набирались на месте в Новосибирске, из родственных ВУЗов Горького и Ленинграда. Ощущалась острая нехватка преподавателей, поэтому широко практиковалось совместительство. Находились энтузиасты, которые по собственной инициативе меняли центральные Ленинград и Горький на далекий Новосибирск. Когда я приехал в Новосибирск, уже здесь трудились из Горького Фролов В.М., Фролова В.В., Мишина М.Н., Малов Ю.В., Лесюков В.А., из Ленинграда - Перехвальский B.C., Чернышов Ф.М. и др.

Я прибыл в Новосибирск к началу занятий в 1956 году. Мне помогли снять комнату по ул. Вокзальной у очень аккуратного и порядочного немца Франца Понграц. Он в гражданскую "прикипел" к Новосибирску и как-то его любовь к городу передалась мне. В этот год впервые студентов отправили на сельхозработы и я более месяца был "без цела". Меня оформили доцентом и доцентская зарплата шла независимо от утверждения в ВАК. Я старался ее отработать. За этот месяц мы усовершенствовали пресс Гагарина, привели в порядок методические пособия и все остальное.

Кафедрой заведовал директор Новосибирского научно-исследовательского института мер и измерительных приборов, к.т.н. Викентий Викентьевич Варнелло, оформленный на полставки по совместительству. Лаборантом был Степан Федорович Бедрин, демобилизованный морской офицер, инициативный, с повышенным чувством собственного достоинства, человек, хорошо знающий свои обязанности. Механиком работал Борис Алексеевич Соболев. До этого он работал наладчиком швейных машин, считался хорошим мастером. Он был борцом за чистоту и порядок на кафедре. Ему ничего не стоило оговорить заведующего кафедрой, ректора, кого угодно, если где-то не на месте оставлен окурок и пр. Он никого не допускал к токарному станочку, единственному на кафедре. Все делал сам аккуратно и точно. Заведующим лабораторией был старый большевик (с1928 года) Гаврила Гаврилович Гаврилов. Он не вникал в суть проблем кафедры и лаборатории. Все заботы лежали на С.Ф. Бедрине. На полставки работали преподаватели НИИЖТа Виталий Васильевич Гладких, доцент Федор Ильич Слюсарчук. В.В.Гладких был замечательным методистом и прекрасным оформителем. Он разработал и оформил должным образом для всех факультетов варианты контрольных домашних заданий, отчеты по лабораторным работам. Вклад В.В.Гладких в методическую работу настолько большой, что до сих пор, спустя более 30 лет, мы иногда пользуемся его разработками. Он как-то умел учить студентов, особенно заочников, премудростям "Сопротивления материалов", которые по общей подготовке в то время были слабее заочников наших дней.

Ф.И. Слюсарчук вел курс "Строительная механика" и все свободное время проводил со студентами. В его голосе звучала какая-то убежденность, которая заставляла студентов учиться. Он приходил на кафедру тихо, без лишних слов надевал нарукавники и шел работать в аудиторию. В большой перерыв садился у окна в углу кафедры, снимал нарукавники, открывал портфель, доставал термос и бутерброды. Прикрывшись чтением газеты, обедал. Затем вновь к студентам до позднего вечера. Он действительно приходил работать, ценил рабочее время и это давало хорошие результаты.

В разное время непродолжительно на кафедре работали д.т.н., профессор А.Я.Александров (НИИЖГ), к.т.н Г.И. Цибин, к.т.н. А.В. Гарпинченко (СибНИИП).

Последующая судьба специалистов, стоявших у истоков кафедры такова. Скончались Г.Г.Гаврилов, В.В.Гладких и его жена Л.А.Гладких, В.В. Варнелло, Б.А.Соболев. Продолжает работать в НЙИЖТе Ф.И. Слюсарчук, окончил заочно институт С.Ф. Бедрин, затем он возглавлял конструкторское бюро Сибирского института горного дела. Сейчас на пенсии, переехал на жительство в. Ессентуки.

Дальнейшее становление кафедры происходило на моих глазах, поэтому, может быть, мне проще, чем другим, описать ее историю.

Варнелло Викентий Викентьевич, 1903 года рождения, поляк, из крестьян. Первый заведующий кафедрой "Сопротивление материалов и теории сооружений" (I95I-I958 гг). Самый опытный доцент, имеющий значительный педагогический стаж в различных ВУЗах страны. Он исполнял обязанности по совместительству, его несколько раз представляли в ВАК к ученому званию профессора в порядке исключения, но все эти просьбы института были отклонены. Когда совместительство стали ограничивать (с 1958 г.), В.В. Варнелло освободился от заведования кафедрой и несколько месяцев не работал на кафедре. Затем он вновь согласился на совместительство и был избран на 0,5 ставки доцента. Все время В.В. Варнелло упорно работал над докторской диссертацией. Первая защита докторской в СО АН СССР была успешной, но ВАК ее не утвердил. Повторная защита в Горьком (политехнический институт) была снята за несколько дней до заседания Ученого Совета и лишь третья защита в Киеве была утверждена в ВАКе. Вскоре его избрали профессором кафедры и ВАК утвердил это избрание. В то время я заведовал кафедрой и Викентий Викентьевич в дружеских беседах подчеркивал, что он не претендует на заведование и обещает мне всестороннюю поддержку в работе. Замечу, что это были не пустые слова: он откровенно до конца жизни мне помогал во всем, даже когда я был и не прав. Викентий Викентьевич Варнелло скончался скоропостижно, тихо, мирно. Он лег спать здоровым, а утром не встал.

Карцева Александра Семеновна. У нас на кафедре всегда были трудности с преподаванием строительной механики на гидротехническом факультете. С уходом Ф.И. Слюсарчука (запретили совместительство), нам предложила свои услуги Александра Семеновна Карцева, работница НИИЖТа. У нее было трое детей(двое дошкольного возраста), педагогический стаж небольшой и мы с Викентием Викентьевичем долго не могли решиться на ее избрание старшим преподавателем. Однако выбора не было. Решили избрать. Александра Семеновна приходила за 5-10 минут до начала занятий и сразу же садилась за телефон. Разговор стандартный: "Вы встали, умылись, постель заправили? . В холодильнике тесто"и т.д. . Она давала указания своим мальчуганам. Мы на кафедре шутили: "Александра Семеновна приходит на работу, чтобы позвонить домой и дать ЦУ. Но наши опасения не оправдались. Я не помню случая, когда бы А.С.Карцева из-за болезни детей не выходила на занятия. Ее жизнерадостная общительность казалась нам вначале неестественной, но потом поняли, что это ее обычное состояние, хотя, наверное, у нее в жизни были и неприятности. Она часто приходила с цветами - это от благодарных студентов. По ее инициативе стали праздниками дни рождения сотрудников кафедры, знаменательные события в стране.

В 1970 году А.С.Карцева переехала в Ригу, куда был направлен на работу ее муж. В Риге она не нашла аналогичной работы, поэтому устроилась в расчетную группу проектного института. Там, как и мы, вначале мало кто верил, что женщина, обремененная детьми, способна выполнять сложные расчеты прочности. Однако уже первый быстрый расчет, сложной статически неопределимой рамы показал ошибки прежних расчетчиков и выдающиеся способности Александры Семеновны. Ее сразу назначили начальником этой расчетной группы. Вспоминаю такой случай. Заочник не в состоянии сдать А.С.Карцевой экзамен по строительной механике. После 6-ти его безуспешных попыток Александра Семеновна попросила решить вопрос об экзамене комиссионно. Викентий Викентьевич, Александра Семеновна и я посадили "бедного" заочника так, чтобы у него не было возможности воспользоваться шпаргалками. Через положенные 45 минут начинаем спрашивать. Ответы четкие, краткие, правильные. Не можем понять связь отличных знаний с бесплодностью предыдущих попыток. Александра Семеновна констатирует: "Я его предупредила, что это последняя попытка. Он способный, но " неорганизованный" и пр. Мы тоже иногда также "пугали" студентов, но безуспешно, а вот у нее толк был. Поставили этому "бедному" заочнику "отлично", хотя, вроде бы, многовато. С уходом А.С.Карцевой существенно ослабла "женская часть" кафедры и это мы долго ощущали.

Григорьев Олег Данилович. Кандидат технических наук, доцент принял на полном ходу курс "Строительная механика" на гидротехническом факультете. Сам гидротехник, ему были знакомы потребности курса, поэтому он существенно улучшил методику преподавания, ввел новые разделы в лекционный курс. Он взял на себя труд по руководству диссертационной работой А.Е. Беленко и успешно много лет курировал II-ой и III-ий курсы гидротехников. Олег Данилович много читал, в том числе и технической литературы на немецком языке. О своих пополнениях знаний он всегда рассказывал на кафедре. Он был для нас носителем новой информации, как для граждан страны телевизионная информационная программа "Время". В 1986 году Олега Даниловича "переманил" Сибстрин (НИСИ). У нас возникла проблема преподавания строительной механики. На первом этапе пришлось этот курс вести мне. Олег Данилович покинул кафедру под обещание, которое Сибстрин не выполнил, поэтому нам удалось его возвратить под обещание улучшить жилищные условия. Это обещание выполнили. Он получил трехкомнатную квартиру и мы были уверены, что теперь он у нас "сидит" прочно. Его избрали профессором и комитет утвердил это избрание. Олег Данилович был одним из ведущих специалистов в области прочности. Он ввел в курс "Строительная механика" раздел, связанный с расчетами по методу конечных разностей. Сожалеем, что его готовая докторская диссертация не дошла до защиты. Скоропостижная смерть остановила его планы.

Паутов Василий Петрович. 1956 год. Я, аспирант кафедры "Конструкция корпуса и строительная механика корабля" ГИИВТа, проводил натурные испытания сцепов ГПКБ на Рыбинском водохранилище. В то время появились электродатчики, наклейка которых на исследуемый объект была сложной. Требовалась тщательная зачистка поверхности, а затем длительная сушка клея паяльной лампой. На осеннем ветру процедура не очень приятная. У меня в партии было два студента – корабела II курса: В.П.Паутов и А.И.Панченко. Часто наблюдал такую картинку: Василий Паутов усердно трудится, а рядом Алексей Панченко с руками в карманах наблюдает. Отношение А.Панченко к нашим испытаниям было каким-то "плевым". Зачем, мол, это все надо. Лучше сесть и подсчитать силы. Прошли годы. Я защитил кандидатскую диссертацию, переехал в Новосибирск. Узнаю, что Алексей Панченко успешно защитил кандидатскую, а через год в Киеве защитил докторскую по физико-математическим наукам. А где же В.П.Паутов? Он мне казался способнее А.Панченко. Узнаю, что В. П. Паутов в Омском автодорожном институте и.о. доцента кафедры "Строительная механика". Полагаю, что в жизни что-то не получилось с диссертацией, поэтому с надеждой на лучшее приглашаю В.П.Паутова на кафедру доцентом. Он быстро поменял квартиру и приступил к работе.

Вначале ему дали свободу: лекций и занятий не посещали. Потом стали замечать, что кое-что он не понимает, а преподает студентам. Произошел такой случай. Я пришел на практическое занятие. Он разобрал решение задачи и не верно. Вскоре выяснилось, что он взял готовое решение из задачника Бычкова, которое было неверным. Преподаватель обязан это заметить. Предложил В.П.Паутову уйти "по собственному". Он так и сделал. Перешел в НИСИ ассистентом, а затем куда-то в Среднюю Азию (кажется г.Чарджоу).

Галкин Сергей Иванович. Летом в конце учебного года на кафедре мы играли в шахматы. Зашел симпатичный мужчина в рубашке с короткими рукавами. Поинтересовался, не надо ли преподавателя? Не прерывая игры, интересуюсь педагогическим стажем - он небольшой, а у нас есть В.П.Паутов. И вдруг на вопрос, нет ли у Вас ученой степени, он очень просто и обыденно ответил: "Да, я доктор технических наук, начальник крупной лаборатории СибНИА". Добавлю, что еще и Лауреат Государственной премии СССР. Шахматы в сторону, предложение очень заманчивое, штаты заполнены. Договорились до начала следующего учебного года подождать. Полставки профессора под Сергея Ивановича нам выделили. Через год избрали его профессором и ВАК утвердил в этом звании. В 1981 году скончался А.Н.Туполев и в ЦАГИ произошла перестановка кадров. Сергея Ивановича пригласили в Москву. Он принял это предложение, С большой грустью мы расставались с этим обаятельным заслуженным человеком. Как-то спросил Сергея Ивановича, доволен ли он своим помощником Василием Петровичем Паутовым? Он, улыбаясь, ответил, что Василий Петрович с первых дней начал учить его обращению со студентами и преподаванию (в этом В.Паутов преуспевал), "я едва успевал выполнять его указания". До ухода у В.П.Паутова был помощником Сергей Иванович, а не наоборот. Парадокс, который раскрылся с некоторым опозданием. Сергей Иванович оказывал большую бескорыстную помощь в оснащении лаборатории, поэтому добрая память о нем жива до сих пор. Сергей Иванович ехал на дачу. Догнал уходящий с остановки автобус и в дверях замертво свалился.

Кабанов Виктор Васильевич. Доктор технических наук Виктор Васильевич Кабанов заменил уехавшего в ЦАГИ Сергея Ивановича. Мы его избрали на должность профессора, но на утверждении в ВАКе необходим был один год работы в избранной должности. Год прошел, в ВАКе изменения: нужен двухлетний стаж; прошло два года - ВАК установил пятилетний стаж. Мы не по своей вине оказались несостоятельными и Виктор Васильевич ушел. Он был избран заведующим кафедрой в Днепропетровском политехническом институте. Ему обещали хорошо оснащенную лабораторию. Здесь в Новосибирске сдал квартиру, продал гараж и пр. Уложил вещи в контейнеры. Однако в Днепропетровске не все условия выполнили и Виктор Васильевич, не раскрывая контейнеров, переадресовал их обратно в Новосибирск. Я помню, каково мне было решиться покинуть Сормово, а Виктор Васильевич решился покинуть и еще раз решился возвратиться в Новосибирск. На такое способен только очень решительный человек. Сейчас он профессор ЮТИ, работает в СибНИА, а в нашей памяти остались' занятия, которые он проводил на научно-методическом семинаре кафедры по методу конечных элементов.

Чайковский Эрнест Гильяриевич. Доктор технических наук, руководитель большого подразделения Сибирского института горного дела был избран на должность профессора для ведения всех видов занятий по курсу "Строительная механика". Однако его большая загруженность на основной работе, частые и длительные командировки в отдаленные города Сибири (Якутск, Чита, Хабаровск, Владивосток и др.) вынудили его отказаться от совместительства. Были формальные трудности и с представлением в ВАК на утверждение звания профессора. Несмотря на небольшой период работы, Эрнест Гильяриевич создал ряд методических пособий и помог организовать защиту кандидатской диссертации Жоржу Яковлевичу Кравченко.

Гвоздев Вениамин Григорьевич. С открытием кораблестроительного факультета на кафедре появились корабельные дисциплины, в том числе и "Строительная механика корабля", "Теория упругости". В начале эти дисциплины достались мне. Пришлось осваивать новый материал, поэтому согласие В.Г.Гвоздева перейти к нам на должность доцента было для меня большой радостью. Я знал его по работе в НФ ЦТКБ и издали наблюдал за работой в СО АН СССР. Он освоил в совершенстве расчеты прочности на ЭВМ, разработал несколько оригинальных методик по расчету местной прочности корпусов судов. Все это послужило хорошим доводом при утверждении в ВАКе ученого звания доцента. Он чем-то напоминал Ф.И. Слюсарчука, т.е. приходил работать со студентами, много уделял внимания индивидуальным занятиям, требовал знаний и это удавалось. Единственное несущественное отличие от Ф.И. Слюсарчука было в том, что вместо элементарного обеда Вениамин Григорьевич выкуривал сигарету. Несмотря на высокую требовательность, студенты не жаловались, а потом и одобряли его методику, благодарили за "вбитые" знания. После защиты дипломных работ я часто слышал от "новоиспеченных" инженеров: "Мы любим Гвоздева за то, что он железный".

Вильчек Сергей Юрьевич. Ректорат нас все чаще критиковал за отсутствие "молодой смены". Чтобы как-то уменьшить напор этой критики, я подыскал с помощью руководства ГИИВТа (куда часто выезжал как член специализированного Ученого совета) лучшего выпускника кораблестроительного факультета Сергея Юрьевича Вильчека. Родом из Целинограда, Сибирь ему не была страшной. На Сергея Юрьевича "взвалили" все корабельные дисциплины. И хотя молодость помогает выдерживать большие нагрузки (больше чем "старички"), ему необходим был помощник. Этим помощником стал его друг Аркадий Альфредович Кукулевич. Сейчас они вдвоем осуществляют преподавание всех корабельных .дисциплин и лишь преподавание курса "Сопротивление материалов" сохранилось за мной. Сергей Юрьевич получил от института квартиру. Утряслись и .другие жизненные проблемы, однако он "завяз" в задаче о присоединенных массах и по этой причине не завершил кандидатскую диссертацию..

Кукулевич Аркадий Альфредович. Пришел на кафедру из Новосибирской РЭБ, куда был направлен после окончания корфака ГИИВТа. Своим появлением на кафедре он полностью обязан Сергею Юрьевичу. Их дружба и взаимопонимание за многие годы настолько укрепились, что я часто путаю мнение А.А. Кукулевача о мнением С.Ю. Вильчека. Аркадий Альфредович отличается от Сергея Юрьевича большей организованностью, целеустремленностью, поэтому не случайно он успешно защитил кандидатскую диссертацию, хотя начал работать над ней позднее, чем Сергей Юрьевич. У А.А. Кукулевича не решен жилищный вопрос и наши усилия в его решении не дали пока желаемых результатов.

Сидоров Олег Тихонович. Доцент ЮТИ, к.т.н. Олег Тихонович пришел на помощь кафедре на условиях почасовой оплаты еще в 1970. Оплата была мизерной. Полставки для него не нашлось, поэтому работу Олега Тихоновича можно назвать именно бескорыстной помощью. За время совместной работы мы сдружились. Из-за ряда причин Олег Тихонович оставил работу у нас на кафедре, но дружба и мнение о; бескорыстном помощнике сохранились. С уходом В.Г.Гвоздева освободилась ставка доцента. Мы пригласили Олега Тихоновича, и он принял наше предложение. Олег Тихонович пришел на кафедру в 1988 году с большим научным багажом. Он заключил хоздоговора с крупнейшими объединениями и концернами как АвтоВАЗ, Горьковский автозавод, Московский АЗЛК и др, которых заинтересовал своей оригинальной методикой определения мест разрушения конструкций при переменных напряжениях. В работу вовлек весь коллектив кафедры и это очень кстати, поскольку прежняя традиционная работа, связанная с судовыми автосцепами, пошла на убыль.

Плотников Геннадий Иванович. Все предыдущие педагоги были прямо или косвенно связаны с преподаванием курсов "Строительная механика", "Теория упругости" и др. Курс "Сопротивление материалов" более общий. Его в разное время вели многие преподаватели. Геннадий Иванович работал ассистентом с первых дней образования кафедры. Обаятельный и очень влюбленный в преподавание, он отрабатывал дикцию, текст при помощи магнитофона. Его занятия проходили с большим подъемом. Ни одного лишнего слова, правильные ударения и произношение сочетались с глубокими знаниями. Замечу, что и его жена Неля увлеклась отработкой дикции. Это позволило ей впоследствии победить в конкурсе на диктора Новосибирского радио. Геннадий Иванович, да и студенты, ждали с нетерпением поездки в командировку В. В.Варнелло или моей, чтобы за время нашего отсутствия ведение занятий было поручено Геннадию Ивановичу. Он был требовательным и принципиальным преподавателем, однако это не "отпугивало" студентов. Вспоминаю такой случай. Весенняя экзаменационная сессия. Одна студентка позволила себе достать шпаргалку. Геннадий Иванович настолько возмутился, что удалил студентку с экзамена, написал рапорт ректору с просьбой об отчислении. Ректор по этому рапорту отчислил студентку и, теперь кажется странным, ни студенты группы, ни комитет ВЛКСМ не ходатайствовали о ее восстановлении. В настоящее время Геннадий Иванович в Дзержинске (Нижнегородская обл.) возглавляет филиал политехнического института.

Положенская Римма Людвиговна. Она заменила Геннадия Ивановича Плотникова. Небольшая ростом (меньше многих студенток), с приятной внешностью, пожалуй, больше подходила на должность лаборанта. Нас смущало и ее отдаленное место жительства (Академгородок). Жизнь опровергла наши сомнения. Римма Людвиговна смогла поставить дело так, что мы не знали забот со сдачей зачетов, контрольных домашних заданий. Она умела требовать и при этом не вызывать обид. Сейчас Римма Людвиговна обзавелась детьми, кажется, не работает, живет в Академгородке.

Григоренко Виктория Владиславовна. Работала ассистентом совместно с Р.Л. Положенской. Вела практические занятия по курсу "Сопротивление материалов". В связи с сокращением нагрузки по кафедре она ушла в другой институт.

Виноградов Герман Николаевич. Кандидат технических наук, доцент, подполковник; пришел на кафедру после расформирования военной кафедры. К преподавательским обязанностям относится весьма серьезно. Написал ряд методических пособий, в которых изложил "свои" методы преподавания. С трудом расстается с "командным" методом принуждения к сдаче домашних заданий (этот метод сейчас не популярен). Герман Николаевич много лет был деканом эксплуатационного факультета, а затем деканом факультета повышения квалификации. Он пенсионер, но полон энергии и сил, которые позволяют ему трудиться на судомеханическом факультете. По сумме созданных методических пособий Герман Николаевич вполне заслуживает присвоения звания профессора, но он к этому не стремится.

Скрипов Борис Степанович. В Отечественную войну он защитил кандидатскую диссертацию. Ему помогли многие известные ученые Москвы и Ленинграда, которые находились в эвакуации в Новосибирске.

Его седая клиновидная Калининская бородка скрывала полковничье белогвардейское прошлое. Он служил у адмирала Колчака, но не любил об этом вспоминать. Борис Степанович вел все виды занятий по курсу "Инженерные конструкции". Ему неоднократно предлагали заведование кафедрой, но он всегда отказывался под благовидным предлогом о несоответствии возрасту. Работал со студентами много, особенно по курсовому проекту. Результаты консультаций фиксировал в своей записной книжке, где отмечал дату консультации, а против фамилии процент выполнения проекта и если ставил 100%, то еще и слово "к защите". Случилось так, что перед маем 1971 г. он плохо себя почувствовал. Врачи установили воспаление легких. Утром 29 апреля он играл с двухлетним внуком, подбросил вверх и свалился. Оказался инфаркт, а не воспаление легких. Я вынужден был доводить курс до конца, пользуясь его записями. Книжечку с записями его консультаций хранил в ящике стола на кафедре. У кого было 100 % готовности и "к защите" - принимал проект. Таких было немного. Остальные должны дорабатывать проект. Спустя неделю-полторы вдруг "повалили" студенты с просьбой поставить зачет за проект. Они утверждали, что в книжечке у Б.С. Скрипова все отмечено. Заглядываю в книжечку; действительно, в ней идет последовательный рост процентов готовности проекта и, наконец, стоит 100 % "к защите". Вынужден, как и раньше, всем ставить зачет. И только спустя неделю я заметил, что все последующие записи подделаны. Удивляюсь, как проникли в стол и оригинальный четкий почерк Бориса Степановича умело подделали и запросто обманули меня - "старого воробья".

Николаев Юрий Константинович. Он начал работу с Б.С. Скриповым, а после его кончины полностью взял все виды занятий по инженерным конструкциям. Строгий к себе и студентам, он выделялся принципиальностью, поэтому всегда был загружен общественной работой по линии КПСС. С уходом заведующего кафедрой "Строительное производство" его попросили возглавить эту кафедру. После десятилетнего заведования он остался на кафедре "Строительного производства", где работает доцентом по сей день.

Прусский Сергей Васильевич. Демобилизованный морской офицер пришел на кафедру вначале заведующим лабораторией механических испытаний, затем был избран ассистентом, позднее старшим преподавателем. Он часто выезжал в другие города на УКП, вел курс "Сопротивление материалов" у заочников. Скромный, тихий, послушный он становился несколько возбужденным после принятия спиртного. Иногда не сдерживал свои потребности при общении с заочниками, поэтому, не дожидаясь решительных мер,"добровольно" ушел на работу в ПТУ. Все сотрудники кафедры очень сожалели, что был утерян верный товарищ, которому с большим трудом удалось предоставить однокомнатную квартиру. Через три года мы вновь пригласили С.В.Прусского на должность старшего преподавателя. Он с радостью принял это предложение. Однако его личная жизнь не сложилась. Женился на женщине, у которой взрослый сын конфликтовал с Сергеем Васильевичем. Сама она болела, ее перевели на пенсию, образ жизни был слишком неопределенный. Все это выбивало Сергея Васильевича из нормальной колеи жизни. После смерти жены он как-то сник и через полтора года скончался. Талантливый от природы (окончил среднюю школу с золотой медалью), он не нашел своего места в жизни из-за внутренней неорганизованности.

Овчинникова Жанна Мальевна. В 1981 г. Жанна Мильевна пришла ко мне со своим шефом - Рудольфом Филипповичем Пеньковым. Он просил принять Жанну Мильевну в аспирантуру нашей кафедры и быть научным руководителем. Объясняли, что руководство чисто формальное, поскольку тема диссертации далека от моих научных интересов, однако такое формальное руководство необходимо потому, что в то время у к.т.н. Р.Ф. Пенькова не было права быть руководителем аспирантуры. Рудольф Филиппович заверил, что диссертация почти готова, осталось чуть-чуть . Я "клюнул" на это "простое дело" и дал согласие. Пришел срок аспирантуры, мы из формальных участников в ее работе превратились в активных. На изготовление образцов и лабораторные испытания, на поездки в командировки израсходовали не один десяток тысяч хоздоговорных рублей. Деньги в то время немалые. После беззащитного окончания аспирантуры Жанну Мильевну стали предлагать к нам на кафедру ассистентом и под нее ректорат выделял дополнительную ставку, причем с льготным условием, что под эту ставку не будет планироваться учебная нагрузка. Вначале к такому обороту дел мы отнеслись с недоверием. Контрольные посещения ее пробных занятий не изменили нашего мнения. Однако позднее мы уступили нажиму ректората и не зря. Жанна Мильевна освоила ведение курса "Сопротивление материалов" и полностью выполняла ассистентскую нагрузку, тем самым существенно облегчила работу других преподавателей кафедры. В 1985 г. Жанна Мильевна с мужем уехала в Алжир. В I989 году она возвратилась из Алжира. В 1990 году у нас создалась трудность в связи с привлечением Н.С. Инкижинова к хозяйственным работам. Жанна Мильевна согласилась на условиях почасовой оплаты вести за Н.С. Инкининова практические занятия по курсу "Сопротивление материалов". С работой успешно справилась. Замечу, что после возвращения Н.С. Инкижинова студенты одной группы очень просили сохранить им преподавателя Жанну Мильевну Овчинникову, как наиболее опытного педагога. Считаю, что в ее судьбе кафедра сыграла немалую роль.

Торопова Галина Николаевна. Принята в очную аспирантуру после успешной сдачи вступительных экзаменов. Несмотря на обремененность семейными заботами, она усиленно работала над диссертацией, связанной с определением усилий в связях при швартовке судов. Она спроектировала оригинальную автошвартовку, изготовила, смонтировала ее на судне и провела в натуре экспериментальные исследования. Она вовремя представила диссертацию к защите, однако, председатель ученого совета ректор ГИИВТа И.И. Краковский, который всю жизнь посвятил решению этой проблемы, усомнился в полученных результатах, полагая проблему сил неразрешимой. Мы решили, что на защите председателя совета и его научное окружение нам не побороть. От защиты отказались и зря: сторонников Галины Николаевны было больше. Они и до сегодняшнего дня просят Галину Николаевну выйти на защиту, однако она упрямо отказывается. После окончания срока аспирантуры перешла вместе с мужем работать в министерство, затем несколько лет жила в Белграде и, вернувшись из Югославии, продолжила работу на прежнем месте.

Горбунов Владимир Иванович. Поступил в очную аспирантуру. Приехал из Горького, где оставил престарелых родителей. Через год приехала и его жена, которая стала работать в НФ ЦТКБ. Нам удалось для их семьи получить комнату в общежитии. Тихий, скромный, одаренный он не отказывался от поездок на испытания. Хорошо пел, но работал не в полную меру сил. Появился ребенок, срок аспирантуры истек, он вернулся в Горький. Позднее он признался, что только сейчас понял решение задачи, которую надо было рассмотреть в диссертации.

Левицкий Борис Александрович. На Омском заочном факультете и прилегающих к нему учебно-консультационных пунктах других городов - нагрузка по курсу "Сопротивление материалов" позволяла принять в штат преподавателя. Заведующая факультетом В.М.Волошина пригласила для ведения занятий инженера-конструктора КБ пароходства Б.А.Левицкого - выпускника кораблестроительного факультета ГИИВТа. Спокойный, уравновешенный в поведении, общительный Б.А.Левицкий взялся за дело с большой ответственностью. Он не учитывал затраты своего времени на работу с заочниками. Они поняли сразу, что ему нельзя сдавать "халтуру" и занимались "во весь упор". Б.А.Левицкий обязывал студентов дополнительно решать 300 задач из задачника. "Пусть эти решения у всех будут одинаковыми" - говорил Борис Александрович,-"но если студент не может объяснить готовое решение, то знания нельзя оценивать положительно". Нам на кафедре пришлось долго убеждать Б.А.Левицкого освободить студентов от 300 задач, поскольку они не успевали выполнять учебные поручения по другим дисциплинам. Борис Александрович был инициатором и активным автором конспектов лекций по курсу "Сопротивление материалов", изданных в типографии "Омская правда", где большую помощь оказала Нина Феодосеевна Лященко. Всего вышло из печати три части, а потом во втором издании еще три части переработанного и улучшенного конспекта. За большую учебно-методическую работу Б.А.Левицкому в порядке исключения было присвоено ученое звание доцента без защиты кандидатской диссертации. Замечу, что Б.А.Левицкого хорошо знают в Сибирских пароходствах. Я от многих работников речного флота слышал добрые отзывы о Борисе Александровиче.

Литвинцев Виктор Васильевич, декан Красноярского заочного факультета, вел занятия во всех примыкающих к факультету консультационных пунктах. Большая административная нагрузка не позволяла ему должным образом заниматься учебным процессом. Однако он смог написать конспект лекций и опубликовать ряд статей. Был период, когда "остепененным" отдавали преимущество. В.В. Литвинцев уступил деканство кандидату наук, который и в преподавании "вытеснил", Виктора Васильевича кандидатом наук Владимиром Николаевичем Балабаевым.

Балабаев Владимир Николаевич одно время возглавлял кафедру "Строительная механика", поэтому у нас не возникало сомнений в его квалификации. Он успешно защитил кандидатскую диссертацию, написал пособие для заочников по решению контрольных домашних задач, избран и утвержден доцентом. По данной дисциплине сейчас в Красноярске все в порядке.

Кафедра имела одну лабораторию "Испытание материалов". Первым заведующим был Гаврилов Г. Г. - старый большевик (о нем уже упоминалось в начале очерка). Однако всю работу вел С.Ф. Бедрин, поскольку Г.Г.Гаврилов часто болел. С уходом Г.Г.Гаврилова заведующим приняли Г.Л.Егорова, вернувшегося из аграрного сектора, куда он был направлен по призыву Н.С.Хрущева. Его часто, например, при выезде на военные сборы, замещал С.Ф. Бедрин. С хорошим жизненным опытом Георгий Леонидович понял, что необходима кандидатская диссертация. Мы помогали ему как могли. Например, заведующему кафедрой СДВС А.М. Павличенко, оспаривающему геометрическое решение об определении зазора в перекошенной втулке, доказали правильность полученных результатов, которые затем он принял в виде статьи в сборник трудов кафедры. В 1961 году Г.Л.Егоров, механик по образованию перешел работать на судомеханический факультет.

Г.Л.Егорова заменил С.В.Прусский, а с избранием его ассистентом был принят В.А. Щутов. Он учился заочно в нашем институте и, кажется, побил рекорд долгоучения - 13 лет. С окончанием института получил диплом инженера и ушел работать заведующим лабораторией к нефтяникам. Лаборатория с большим штатом, хорошо оснащенная техникой, в том числе и автомобилями. В одну из поездок он попал в аварию, повредил ноги. Стал болеть и в расцвете творческих сил скончался.

Освободившуюся должность занял О.И.Агафонов, который при В.А. Щутове работал лаборантом. Исполнительный, но не инициативный, он после защиты дипломного проекта ушел из института на более высоко оплачиваемую должность.

Небылицин Николай Николаевич отличался от О.Н.Агафонова высокой ответственностью, порядочностью. Прекрасный шахматист (кандидат в мастера), умел сочетать работу с учебой и увлечением шахматами. Он все делал основательно, с высоким качеством, не жалея для этого излишних затрат времени. На работу всегда приходил без опозданий, хотя жил в отдалении от центра. Может быть, мои излишние требования к скорости выполнения поручений побудили его перейти работать на другую кафедру.

Рудько Александр Владимирович. Он, еще будучи студентом, принимал участие в хоздоговорных работах кафедры, поэтому мы знали его возможности. Стремится к знаниям, но работать над диссертацией отказывается. Обремененный домашним хозяйством, он нашел время для учебы на курсах патентоведения и успешно их закончил. Много интересных предложений он высказывает, но далеко не все стремится осуществить,

О лаборантских кадрах кафедры можно многое рассказать, однако ограничусь несколькими упоминаниями наиболее заметных и постоянных.

Руднева Тамара Михайловна. Быстро печатала все материалы кафедры, хорошо вела дела, хорошая хозяйка дома. Покладистый характер. Искала место, где можно больше заработать. Уходила и вновь возвращалась на кафедру.

Гончаренко Любовь Николаевна. Общительная. Уважаемая коллегами. Работала хорошо. Мы узнали от нее много интересного о Китае, где она жила раньше. Заочно окончила институт и перешла работать на инженерную должность другой кафедры.

Цороева Лилия Николаевна. Печатание на машинке и другие дела освоила, работая на кафедре. Одновременно училась заочно. После окончания института перешла на инженерную работу, на другую кафедру.

Зонова Любовь Владимировна. Аккуратная и исполнительная лаборантка с хорошими знаниями советских законов и правописания слов. Ушла работать по специальности, поскольку закончила юридический институт.

Кочешкова Ольга Николаевна. Очень общительная, добрая девушка, легко знакомилась со всеми и располагала к доверию. Быстро у нее появились друзья. Много тратила рабочего времени на косметические дела, работать не успевала. Допускала подделки в экзаменационных ведомостях. Уехала в Подтесово по месту работы мужа.

Власова Мила Васильевна. Работала недолго. Умела делать все, никогда не отказывалась от поручений, но бывало так, что при проверке поручение оказывалось невыполненным.

Наговицина Аня. Внучка Викентия Викентьевича Варнелло. Мы сразу ее приняли без всяких испытательных сроков, уважая память о В.В. Варнелло. Она освоила пишущую машинку, была дисциплинированна, но откуда-то знала, что ей, как лаборанту, положено делать, а что не положено. По этой причине бывали серьезные разногласия, которые она считала придирками. По этой причине ушла работать на .другую кафедру.

Нечаева Анжелика Геннадьевна. Пришла устраиваться на работу с мамой. Этот факт как-то насторожил меня. А что умеет делать "мамина дочка"? Оказывается, печатает свободно, не глядя на клавиатуру, и многое другое. Недавно получила права водителя автомобиля. Усидчивая, по телефону не приходится долго ждать ее голоса. Учится заочно, экзамены сдает успешно. Будет жаль, когда после окончания института и она покинет нас.

Научные исследования

В ГИИВТе я занимался тематикой, связанной с расчетом и проектированием судовых сцепных устройств. В ГЦКБ разрабатывали проекты различных сцепов под руководством одаренного конструктора Н.Ф.Мей-ера. На заводе "Теплоход" по их проектам изготавливали узлы и детали, в ВОРПе монтировали на судах, а мы (ГИИВТ - ГЦКБ) проводили испытания на стендах и в натуре. Я разрабатывал методики проведения испытаний и часть нестандартных приборов и датчиков, Поэтому с переводом в НИИВТ. за мной остались все виды испытаний сцепов. Меня назначила научным руководителем этой проблемы министерства и мы более тридцати лет выезжали из Новосибирска на Волгу для проведения натурных исследований. Добавились и испытания на Иртыше, Оби, Енисее, Ангаре, Лене, Амуре. Мы создали научно-исследовательскую лабораторию "Испытание прочности судовых конструкций - ЛИПСК". Материальная база была слабой. Нам помог Д.Д.Покровский - начальник технического управления МРФ обзавестись крупномасштабными моделями: малогабаритным толкачом мощностью 150 л.с. и двумя секциями грузоподъемностью по 100т. На этих судах монтировали новые конструкции и испытывали в условиях волнения Новосибирского водохранилища. Для размещения моделей необходимо было помещение. Такое очень подходящее для нас строение из большого зала и четырех примыкающих жилых комнат находилось на берегу аванпорта шлюза. Оно принадлежало бассейновому управлению пути. Его начальник М.М. Безденежных никак не соглашался его освободить и передать нам. Заместитель министра, начальники главных управлений МРФ не могли "уломать" Михаила Михайловича. Тогда я решил попросить помощи у его друга Виктора Васильевича Гашкова - начальника пароходства. Звоню ему и излагаю просьбу. Он, не отключая меня, связался с М.М.Безденежных и слышу - говорит: "Вот тут Сторожев Н.Ф. просит здание на берегу аванпорта для научных исследований, отдай для пользы дела". "Ишь какой, нашел у соседа топор под лавкой" - отвечает Михаил Михайлович. Действительно, мы ни копейки не вложили в него и не строили, а просим отдать. Спустя некоторое время он отдал нам часть здания, а потом полностью. А название "Топор" вначале в шутку, а потом всерьез вошло в техническую документацию и служебную переписку.

В научной работе и натурных испытаниях принимал участие весь лаборантский состав кафедры, потребовался капитан и механик на теплоход, заведующий ЛИПСКом.



Карнаух Виктор Михайлович окончил судоводительский факультет. Я знал его еще студентом, поэтому когда он отслужил в армии положенный срок, появился в институте, предложил ему возглавить научно-исследовательскую лабораторию. Вначале все шло нормально, но потом после принятия увеселительного он стал прогуливать, а если придет на работу то, развалившись на стуле, заявляет: "Мне скучно". Мы его приняли в ряды КПСС (рекомендовал В.В.Варнелло), поэтому предложили освободить место мирным путем.

Ким Аркадий Геннадьевич, начал работать при В.М. Карнаухе. Родом из Средней Азии он выделялся среди других трудолюбием, аккуратностью. Обладал хорошим знаниями, прекрасно рисовал, играл на гитаре и, если было настроение, пел. Он умел все делать сам: сварить конструкцию, наладить датчики и осциллографы, этим пользовались его подчиненные, которые нехотя занимались порученным делом. Аркадий Геннадьевич женился. Мы добились выделения ему комнаты в общежитии. Родился сын Володя, который иногда болел. Сказалась нехватка солнца и он вынужден был уехать в Ташкент. Трудолюбивый, аккуратный.


Смотрите также:
Статья из сборника научных трудов «Вопросы прочности и эксплуатационной надежности судовых конструкций и механизмов»
265.52kb.
1 стр.
Международная конференция "Информационные технологии в образовании, технике и медицине"
35.34kb.
1 стр.
Методы определения прочности по образцам, отобранным из конструкций
223.36kb.
1 стр.
Сборник научных трудов. Вып. Саратов, 1993. 94 с
28.51kb.
1 стр.
Сборника научных трудов «Финансы, учет и аудит»
66.46kb.
1 стр.
Повышение эксплуатационной надежности станций путем влияния на проектные решения сортировочных горок
34.55kb.
1 стр.
Логическая загадка личности А. П. Чехова. Сборник научных трудов
154.95kb.
1 стр.
Сборник научных трудов. М.:"Наука". 1987. С. 95-101. Кулаков В. И. Земля пруссов и "
69.54kb.
1 стр.
Сборник научных трудов. Вып. Ульяновск: снц, 2003. С. 109-111
38.24kb.
1 стр.
Литература, поступившая в учебно-методический кабинет коми языка и литературы
54.46kb.
1 стр.
Научные труды онапт : к 85 летию первого выпуска
136.24kb.
1 стр.
Социальные и социально-педагогические проблемы: поиски и модели решения межвузовский сборник научных трудов
1890.53kb.
9 стр.