Главная
страница 1 ... страница 2страница 3страница 4страница 5

Заключение

Государственно-исламские отношения в России с конца ХУ111 столетия до начала ХХ века претерпели кардинальные изменения. Безусловно, не могло быть и речи о создании оптимальной модели этих взаимоотношений. Россия, где православие выполняло функцию государственной религии, стремилась создать единое правовое и культурно-идеологическое пространство для всех народов населяющих империю. Народы, входящие в разряд “инородцев”, вполне естественно, пытались сохранить определенную независимость в решении своих национальных и конфессиональных проблем и в удовлетворении духовных потребностей. Практически в течении двух столетий самодержавие пыталось решить эту проблему используя агрессивную русификаторскую политику, которая, как показали события второй половины ХVIII века, оказалась не просто не эффективной, но и усиливала сепаратизм в российском обществе, угрожая его целостности. А с другой стороны, и мусульманская умма России осознала, что закрытое общество лишено возможности полноценного развития.

Опыт двух столетий и для России, и для мусульманского сообщества, оказался продуктивным. Российская империя пошла на либерализацию национальной политики и на выработку новых принципов в сфере конфессиональных отношений. А мусульмане Среднего Поволжья новую политическую и идеологическую ситуацию использовали для создания новых институтов, в первую очередь, системы народного образования, которые со временем стали мощной интеллектуальной базой для распространения новых идей Возникновение мусульманского реформаторства, принципиально нового для религиозной мысли мусульманского Востока явления, говорит об интенсивных поисках путей своего развития и об активном участии в этом процессе ислама. В татарском обществе наметились принципиально новые тенденции, связанные с формированием национальной идеологии – джадидизма. У идеологов джадидизма в этот период нельзя не заметить усиливающееся тяготение к либеральным нормам и институтам, особенно к тем из них, которые обосновывали и гарантировали демократические принципы в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений, что обозначило новую тенденцию в духовной жизни не только татар, но и всей Российской империи.

Феномен этнокультурной терпимости и толерантности, который формировался в Среднем Поволжье, безусловно, имеет два измерения. Политико-правовой механизм, который формировался в недрах империи, с одной стороны, и его плоды в инородческой среде с другой стороны, способствовали выработке той позитивной модели сосуществования, которая до сих пор не потеряла своей актуальности.



1 Для управления духовными делами мусульман в 1788 г. было создано Оренбургское магометанское духовное собрание (далее - ОМДС) в Уфе, в 1831 г. Таврическое магометанское управление в Симферополе, в 1872 г. шииты Закавказья получили свою духовную организацию во главе с шейхом.

2 В 1783 г. к Российской империи была присоединена территория Крымского ханства. В 1845-1861 гг. завершается процесс добровольного присоединения казахов Среднего и Старшего Жузов, начатый еще в 30-40 е гг. XVIII в. К 1864 г. было закончено покорение народов Северного Кавказа. В 60-80-е гг. XIX в. в состав империи вошла Средняя Азия.

3 Дякин В.С. Национальный вопрос во внутренней политике царизма (XIX в.) //Вопросы истории, 1995. №9. С.131.

4 Первыми из мусульман в состав Российского государства вошли поволжские татары (сер. XVI в.), последними - племена горного Памира (1890 е гг.)

5 К примеру, в период христианизаторской кампании 40-50-х годов XVIII в. в Поволжье и Приуралье основным объектом преследований на религиозной почве были татары. По отношению же к проживавшим здесь же башкирам власти относились более толерантно.

6 Такие мусульманские регионы как Кавказ, Казахстан, Средняя Азия вошли в состав Российской империи после провозглашения свободы вероисповедания. Взаимоотношения проживавших там народов с православным государством, имели другую историческую основу. Над ними не довлел опыт многолетней религиозной конфронтации. Приграничное положение указанных территорий являлось фактором, объективно препятствующим проведению здесь сколько-нибудь активной религиозной политики.  Поэтому, в отличие от внутренней России, где преобладала тенденция к правовой унификации нерусских народов, на южных окраинах империи государство практически не вмешивалось во внутреннюю жизнь мусульман в обмен на признание верховенства русского монарха. Некоторым исключением в этом плане был Крым, где сложилась особая модель государственно-исламских отношений.

7 Ислам в Российской империи (законодательные акты, описания, статистика). Сост. Д.Ю.Арапов. М., 2001. С.19.

8 Особенно значимым в этом плане для татар было царствование Николая I. По подсчетам авторов настоящей статьи, только в Полном собрании законов Российской империи в период с 1825 по 1855 г. содержится около 190 документов, касающихся ислама.

9  Свод законов Российской империи (далее СЗ РИ). СПб., 1910. Т.1. Ч.1.

10 СЗ РИ. 1910. Т.1. Ч.1. Ст. 66-67.

11 СЗ РИ. 1896. Т.11. Ч.1. Ст.4.

12 Такие функции были возложены на них в 1800 г., после ликвидации института проповедников, учрежденного Екатериной II в 1764 г.: ПСЗ-1. Т.26. №19455.

13 В 1829 г. в статус ордена Св. Анны было введено положение, согласно которому обращение в христианскую веру 100 человек иноверцев являлось достаточным условием для получения данной награды: ПСЗ-2. Т.4. №3348.

14 ПСЗ-2. Т.17. №15803; ПСЗ-3. Т.4. №2160.

15 СЗ РИ. 1890. Т.14. Примечания.

16 См. «Наказ губернаторам и воеводам» от 12 сентября 1728 г.: ПСЗ-1. Т.8. №5333.

17 ПСЗ-2. Т. 20. № 19283.

18 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. Изд. 1885 г. СПб., 1885, Ст. 162.

19 За первый подобный случай виновному грозило тюремное заключение сроком от 2 до 4 месяцев. В случае его повторения – лишение некоторых прав и тюрьма от 8 месяцев до 1 года и 4 месяцев. Применение насилия могло обернуться лишением всех прав и высылкой в Сибирь, или отдачей в арестантские роты: Уложение о наказаниях ... Ст. 936.

20 Показателен в этом плане указ Екатерины II от 27 ноября 1785 г., содержащий следующие наставления оренбургскому генерал-губернатору О.А.Игельстрому: “ Снабжение разных киргизских муллами, немалую пользу в делах наших принести может; почему вы и старайтесь определить оных, истребовав из казанских татар людей надежных, дав им потребные наставления к удержанию киргизцев в верности нам, и к удалению их от набегов и хищничества в границах наших. Сим муллам вы можете при посылке их произвесть небольшую денежную дачу, а при том по мере верности и тщания в исполнении возлагаемого на них по службе нашей, обнадежить и большим награждением”: ПСЗ-1. Т.22. №16292.

21 В течении XIX в. здесь имели место несколько волн «отпадения» в ислам. В Нижегородской губернии в 1802 г. это движение приняло такие масштабы, что Александр I, находившийся в тот период под влиянием либеральных идей и лояльно относившийся к представителям различных конфессий, был вынужден издать особый указ, в котором предписал нижегородскому губернатору «запретить наистрожайше, чтобы абызы не дерзали соблазнять и обращать новокрещеных в магометанство»: ПСЗ-1. Т.27. №20535. Массовый характер «отпадения» также принимали в 1827, начале 1840-х, 1866 гг. Подробнее об этом см.: Werth Paul W. At the margins of orthodoxy: mission, governans, and confessional politics in Russia’s Volga-Kama region, 1827-1905. Cornell University Press, Ithaca and London. 2001.

22 ПСЗ-2. Т.13. №11189.

23 ПСЗ-2. Т.4. №2902.

24 ПСЗ-2. Т.14. №13022.

25 ПСЗ-2. Т.4. №3054.

26 ПСЗ-2. Т.12. №9285а.

27 ПСЗ-2. Т.15. №13592.

28 Например, мастерам нехристианам запрещалось принуждать подмастерьев и учеников из христиан к работе в дни христианских праздников, а также препятствовать им в исполнении религиозных обязанностей. Данное положение распространялось и на лиц христианского вероисповедания, находившихся у иноверцев в услужении: ПСЗ-3. Т.16. №12514.

29 По указу 1841 г. иконы, полученные в наследство иноверцами, в течение 6 месяцев подлежали передачи в руки православных или церкви: ПСЗ-2. Т.16. №14603. В 1882 г. нехристианам запретили публичную торговлю иконами, крестами и тому подобными предметами (ПСЗ-3. Т.2. №811), а в 1885 г. их изготовление (ПСЗ-3. Т.5. №2667).

30 Эта норма была впервые установлена Петром I в 1720 г. и затем неоднократно подтверждалась, последний раз указом от 17 июня 1826 г.: ПСЗ-1. Т. 6. №3637.

31 ПСЗ-2. Т.6. № 4677.

32 По указу 1836 г., кантонистам из мусульман и язычников за принятие православной веры выдавалось по 25 рублей ассигнациями: ПСЗ-2. Т.11. № 8812. С 1851 г. армейским нижним чинам, перешедшим в христианство, полагалось по 7 руб. 15 коп.: ПСЗ-2. Т.26. № 25314.

33 Первые указы подобного рода известны с середины XVI в.: ААЭ. Т.I. №241/II.

34 ПСЗ-2. Т.20. №19283. См. также указ от 4 декабря 1861 г.: ПСЗ-2. Т.35. №37709.

35 ПСЗ-2. Т.24. № 23155. Данная практика просуществовала в законодательстве до судебной реформы 1864 г. и была отменена в ходе ее реализации указом от 24 марта 1866 г.: ПСЗ-2. Т.41. № 43138.

36 ПСЗ-2. Т.12. №10135.

37 ПСЗ-2. Т.39. №40703.

38 С 1865 г. крестившиеся иноверцы, пожелавшие причислиться к конкретному городскому или сельскому христианскому обществу, получали шестимесячный вид на свободное проживание и отлучек из мест жительства по своим надобностям: ПСЗ-2. Т.40. №41689. В 1894 г. этот срок был продлен до одного года: ПСЗ-3. Т.14. №10709. Лишь в 1898 г. их было велено приписывать к городским и сельским обществам не на льготных, а на общих основаниях: ПСЗ-3. Т.18. №15379.

39 Защита прав новокрещеных выражалась, в частности, в контроле за тем, чтобы их не исключали из выборов в сельские начальники (головы, десятские и т.д.): ПСЗ-1. Т.27. №20535.

40 В соответствие с указом Государственного совета 1861 г., совершение обряда крещения над мусульманами, не достигшими 14 лет, разрешалось при наличии письменного согласия родителей или опекунов. Несовершеннолетние (в возрасте до 21 года. – А.Н.) должны были готовиться к обряду в течение 6 месяцев, с возможностью уменьшения этого срока для лиц, проявивших успехи в познании основ христианского учения. Для совершеннолетних период подготовки составлял 40 дней: ПСЗ-2. Т.35. № 37709. Обряд присоединения должен был происходить в церкви в присутствии свидетелей и местного начальства: СЗ РИ. 1890. Т.14. Примечания. Акт присоединения совершался по взятии от крестившегося расписки в следующей форме: «Нижеподписавшийся (шаяся) (звание, имя, вероисповедание) сим изъявляю намерение присоединиться к Православной Кафолической Восточной церкви и обещание пребывать в послушании ея всегда неизменно»: ПСЗ-2. Т.16. № 14409.

41 ПСЗ-2. Т.40. №42686.

42 ПСЗ-2. Т.40. №42345.

43 ПСЗ-2. Т.40. №42686.

44 В соответствии с этим указом на российских мусульман распространили действие закона 1704 г., запрещавшего хоронить умерших ранее истечения трех дней. Хотя выходу указа предшествовали консультации с оренбургским и таврическим муфтиями, а также ахуном г. Казани, в ходе которых выяснилось, что по законам шариата обряд погребения усопшего полагалось совершить в день его кончины, Николай I собственноручно поставил на проекте документа резолюцию: «Не отступать от общих правил...».: ПСЗ-2. Т.5. №3659. Издание указа 1830 г. вызвало бурю возмущения среди мусульман. В 1833 г. 677 духовных лиц Оренбургской губернии подписали прошение на имя императора, в котором просили отказаться от этой нормы. Однако в данном прошении им было отказано: Варадинов Н. История Министерства внутренних дел. СПб. 1862. Ч.III. Кн. I. С.559-560.

45 Такую реакцию, в частности, встретил указ 1835 г., распространивший на мусульман возрастные ограничения для вступления в брак, введенные в 1830 г. для православных: ПСЗ 2 . Т.10. №7990. Установление минимального брачного возраста – 18 лет для мужчин и 16 лет для женщин – противоречило возрастным рамкам, предусмотренным шариатом. По шариату признаком совершеннолетия считалось достижение мужчиной возраста 15, а женщиной – 9 лет: Торнау Н. Изложение начал мусульманского законоведения. СПб., 1850. С.125; Керимов Г.М. Шариат. Закон жизни мусульман. М., 1999. С.116. Естественно, реализация данного закона встретила сопротивление, хотя появление его имело вполне рациональное объяснение и обосновывалось заботой государства о здоровье женщины и ее будущего потомства: Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.). СПб., 1999. Т.1. С.167-169.

46 СЗ РИ. 1857. Т.11. Ч.1. Ст. 6.; ПСЗ-2. Т.10. №8480; ПСЗ-2. Т.17. №15195.

47 ПСЗ-2. Т.35. №35941.

48 Наиболее ранее упоминание о браках мусульман с лютеранами относится к 1817 г.: Варадинов Н. История Министерства внутренних дел. Ч.I. Кн.1. СПб., 1859. С.530-531. Правовая основа подобных браков была впервые сформулирована в указе от 17 июня 1826 г. (ПСЗ-2. Т.1. №410) и подтверждена в уставе Евангелическо-лютеранской церкви 1832 г. (ПСЗ 2. Т.7. №5870). Устав Духовных консисторий 1841 г. санкционировал заключение браков мусульман с православными (ПСЗ-2. Т.16. №14409), но впоследствии эта норма была отменена.

49 Уложение о наказания уголовных и исправительных. СПб., 1885. Ст. 186.

50 Закон допускал сохранение подобных семейных союзов, без венчания по правилам Православной церкви, однако муж должен был выполнить следующие условия: 1) дать обязательство о крещении детей в христианскую веру; 2) обещать не приводить жену в ислам и мешать отправлению ею веры; 3) обязаться развестись с прочими женами и жить в единобрачии. В противном случае брак расторгался и жене разрешалось выйти замуж за христианина: ПСЗ-2. Т.11. №9610.

51 К примеру, по переписи 1897 г. в Казанской губ. насчитывалось 1496597 православных, 23534 старообрядцев и уклонившихся от православной веры, 35 армяно-григориан, 2014 римско-католиков, 1384 лютеран, 1535 иудеев, 633024 магометан, 12474 лиц нехристианских исповеданий (язычников и др.): Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897. Т.XIV. Казанская губерния. СПб., 1904. С.274-275.

52 Авторы не располагают сведениями о браках поволжских мусульман с христианами в XIX в. В начале следующего столетия широкую огласку получил брак представителя известной династии симбирских купцов и предпринимателей Акчуриных Якуба Тимербулатовича Акчурина с «девицей евангелическо-лютеранского вероисповедания» Василисой Семеновной Рождествиной. Этот брачный союз был узаконен в 1910 г. в г. Симбирске, после того как супруги прожили нескольких лет в гражданском браке и родили шестерых детей, «принадлежащих к православному вероисповеданию»: Таиров Н.И. Акчурины. Казань, 2002. С.76-77.

53 Чистяков О.И. О политико-правовом опыте и традициях России //Вестник Моск. ун-та. Серия 11. Право. 1990. №2. С.13-14.

54 ПСЗ-2. Т.13. №11189.

55 ПСЗ-2. Т.34. №34659.

56 ПСЗ-2. Т.45. №48498.

57 ПСЗ-3. Т.6. №2946а. Исключения, в соответствии с указом 1873 г., допускались по особому разрешению министра внутренних дел «в городах, в коих по недостаточному числу христиан, сравнительно с нехристианским населением, исполнение правила о двух третях гласных из христиан, оказалось бы затруднительным«.: ПСЗ-2. Т.48. №52811.

58 ПСЗ-2. Т.41. №43352; ПСЗ-3. Т.9. №5697.

59 ПСЗ-3. Т.9. №6331; Т.10. №6727.

60 Николай Иванович Ильминский (1822-1891), востоковед, педагог-миссионер. В 1846-1872 преподавал в Казанской духовной академии. В 1872-1891 директор Казанской инородческой учительской семинарии. Разработал систему мер по совершенствованию миссионерской деятельности среди нерусских народов Российской империи. Находился в близких отношениях и переписке с обер-прокурором Синода К.П.Победоносцева, посредством которого инициировал ряд антимусульманских постановлений в сфере образования: См. Письма Николая Ивановича Ильминского к обер-прокурору Святейшего Синода Константину Петровичу Победоносцеву. Казань, 1895. С.218-219.

61 По указу 1888 г. председательствовать в уездных и губернских училищных советах, а также избираться в их члены от земств и городов, имели право только лица христианского исповедания. В случае, если губернский или уездный предводитель дворянства был нехристианин, председательство в училищном совете переходило к его заместителю, а если и тот был нехристианин  оно возлагалось на старшего из заседающих в совете членов от гражданских ведомств: ПСЗ-3. Т.8. №5650.

62 ПСЗ-2. Т.7. №5284.

63 В частности, они не могли, подобно русским купцам, получать награды, ордена и чины, а также были лишены права после 12 лет нахождения в 1-й гильдии просить об определении их детей в гражданскую службу: ПСЗ-2. Т.18. №16599.

64 Как правило, их уставы содержали пункты, согласно которым акционерами могли быть только люди христианского исповедания. См. указ от 3 февраля 1895 г.: ПСЗ-3. Т.15. №11329 и др.

65 ПСЗ-3. Т.6. №3814. До 60-70-х гг. XIX в. русским купцам был практически закрыт доступ на среднеазиатские рынки. Татары же, как мусульмане, были здесь своими и извлекали из этого положения большие выгоды. С включением Средней Азии в состав Российской империи государство перестало нуждаться в их посреднических услугах и стало оказывать протекционизм русскому национальному капиталу, в т.ч. на законодательном уровне.

66 ПСЗ-3. Т.13. №10102; см. также: Т.17. №14121, №14636; Т..21. №20354.

67 Данное учебное заведение являлось кузницей военных и дипломатических кадров для южных приграничных регионов Российской империи. Помимо общеобразовательных предметов и воинских наук здесь изучались основы мусульманского вероучения, Коран, арабский, персидский и татарский языки, необходимые выпускникам училища в будущей профессиональной деятельности: ПСЗ-1. Т.39. №29770. Преподавание татарского языка в училище осуществлялось до указа 1875 г., повелевшего обучать воспитанников-мусульман французскому и немецкому языкам.: ПСЗ-2. Т.50. №55008.

68 ПСЗ-2. Т.11. №8742.

69 Эта была разновидность целевой подготовки, вызванная потребностью во врачебных кадрах, способных бороться с эпидемиями чумы, оспы и других опасных болезней, периодически вспыхивавших в оренбургских степях. Первый набор из 20 мальчиков-мусульман состоялся в 1836 г.: ПСЗ-2. Т. 11. №8771; Т.18. №17136; Подобные наборы имели место и в дальнейшем. Студентам-мусульманам выплачивалась стипендия в размере 171 руб. 75 коп. В 1863 г. число стипендиатов было уменьшено до 17 человек, при увеличении размера стипендии до 200 рублей.: ПСЗ-2. Т.38. №40350. После окончания курса обучения в университете выходцы из нерусских народов были обязаны прослужить не менее шести лет врачами в Оренбургской губернии. Указом 1843 г. им было установлено жалованье в размере 257 руб. 90 коп.: ПСЗ-2. Т.18. - №17099. Вопреки существовавшей в России практике, даже получив высшее образования, они не могли повысить свой социальный статус. Согласно указу 1850 г., лица башкиро-мещерякского сословия, закончившие курс в российских учебных заведениях, не должны были исключаться из этого сословия.: ПСЗ-2. Т.25. №24431.

70 По указу Государственного совета от 31 октября 1849 г., мусульманам запрещалось переходить с медицинского на другие факультеты университета: ПСЗ-2. Т.24. №23616.

71 К примеру, в 1850 г. было рекомендовано привлекать воспитанников университета, обучавшихся за казенный счет, для преподавания русского языка в мусульманских училищах на Кавказе: ПСЗ-2. Т.25. №24359.

72 ПСЗ-2. Т.48. №52325; ПСЗ-3. Т.16. №13505.

73 По данным С.М. Михайловой, в 1861-1895 гг. в Казанском университете обучалось 28 студентов татаро-башкирского происхождения. Из них не закончили курс обучения 10 человек: Михайлова С.М. Казанский университет в духовной культуре народов Востока России. Казань, 1991. С.341-342.

74 По закону от 9 июня 1888 г., в реальных училищах могли обучаться дети всех состояний без различия звания и вероисповедания. Однако в училищах, содержащихся на счет сословий и частных лиц, по ходатайству учредителей и с разрешения министра народного просвещения могли вводиться религиозные и сословные ограничения на прием учеников: ПСЗ-3. Т.8. №5304.

75 Согласно указу Николая I от 28 августа 1844 г., в каждой инородческой волости, находящейся в ведении Министерства государственных имуществ, полагалось открыть школу на 20 человек мальчиков по типу приходских училищ в русских селениях. Из выпускников этих школ предполагалось набирать кадры для уездного и волостного звена аппарата управления: ПСЗ-2. Т.19. №18177.

76 Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII- начало XX в.). СПб., 1999, Т.1. С.36-39.

77 ПСЗ-2. Т.45. №48155; Более полный вариант документа см.: Аграрный вопрос и крестьянское движение в Татарии XIX века. М.-Л., 1936. С.281-292 .

78 Обучение в этих училищах предполагалось вести в основном на русском языке. Обеспечение училищ преподавательским составом возлагалось на Казанскую учительскую семинарию, татарские учительские школы, открытые в Уфе, Симферополе, Казани и других местах. Для надзора за вновь созданными учебными заведениями в 1871 г. в Казанском учебном округе была учреждена должность инспектора татарских, киргизских и башкирских школ: ПСЗ-2. Т.46. №50078.

79 Наиболее значимыми были льготы по воинской повинности. Согласно «Уставу о всеобщей воинской повинности» 1874 г., для выпускников русско-татарских школ срок действительной службы ограничивался 4 годами, тогда как служба в сухопутных войсках продолжалась 6 лет, а на флоте - 7 лет: ПСЗ-2. Т.49. №52983.

80 ПСЗ-2. Т.47. №50655.

81 ПСЗ-2. Т.45. №48155

82 В дореволюционной России под «киргизами» («киргиз-кайсаками», «киргиз-казаками») понимались современные казахи. Поэтому в данном указе речь идет о казахских школах (мектебах).

83 ПСЗ-2. Т.49. №54061.

84 ПСЗ-3. Т.23. №22704.

85 ПСЗ-2. Т.20. 19241; Т.35. №35285, №35462.

86 ПСЗ-2. Т.25. №23817.

87 Льготы мусульманскому духовенству Крыма, были предоставлены указами от 9 декабря 1796 г. и 22 мая 1801 г.: ПСЗ-2. Т.1. №564.

88 Эта норма была распространена на приходских имамов решением Государственного совета от 25 января 1822 г. ПСЗ-1. Т.38. №28891. Прежде чем привести в исполнение подобный приговор у них полагалось изъять указ губернского правления об утверждении в духовной должности и сообщить о случившемся факте в Оренбургское магометанское духовное собрание. В обязанности последнего входило исключение провинившегося из списков указных мулл и избрание другой кандидатуры на ставшую вакантной должность. Приходских имамов освободили от телесных наказаний в 1850 г.: ПСЗ-2. Т.25. №23932. В 1863 г. от них были освобождены дети мусульманских священнослужителей: ПСЗ-2. Т.38. №39504.

89 ПСЗ-2. Т.25. №23932.

90 ПСЗ-2. Т.1. №564.

91 ПСЗ-2. Т.40. №42286.

92 Согласно документу, заседателями Оренбургского магометанского духовного собрания могли быть лица, выдержавшие испытание в объеме 4-х первых классов гимназии, уездного или городского училищ, татарской учительской школы, или хотя бы 2-х классного начального народного училища Министерства народного просвещения. При определении высшего приходского духовенства в городах (ахунов, хатыпов) от них требовали свидетельства о сдаче экзамена в объеме курса одноклассного начального народного училища. Кандидаты на должность сельских мулл должны были представить заключение уездных училищных советов о знании русской разговорной речи и чтения: ПСЗ-3. Т.8. №5419.

93 ПСЗ-3. Т.10. №7120.

94 К примеру, указ от 15 февраля 1885 г. установил испытание в знание русского языка для кандидатов на должности раввинов в Царстве Польском. : ПСЗ-3. Т.6. №4098.

95 В Полном собрании законов отложилось немало документов, посвященных крымским татарам и горцам Кавказа, проходившим службу в Санкт-Петербурге. Однако составленные из них подразделения были немногочисленны (до эскадрона каждое - А.Н.) и получили заметное место в законодательстве лишь благодаря нахождению в столице и близости к царскому двору.

96 ПСЗ-1. Т.11. №8540.

97 Там же

98 Там же. Т.21. №15861.

99 В 1808 г. имамы появились в подразделениях, сформированных из крымских татар: ПСЗ-1. Т.30. №23362. С 1833 г. стали платить казенное жалованье священнослужителям, состоящим при полках Башкиро-мещерякского войска: ПСЗ-2. Т.8. №5885.

100 В 1838 г. военный мулла был назначен в Астрахань (ПСЗ-2. Т.13. №11540), в 1858 г. в Самару (ПСЗ-2. Т.33. №33848). С 1841 г. мусульманский священнослужитель состоял в штате фельдшерской школы при Оренбургском военном госпитале: ПСЗ-2. Т.16. №14792. В 1845 г. вышел указ о введении должностей имамов в военных портах Кронштадт и Севастополь (ПСЗ-2. Т.20. №19241), в 1860 г. - при войсках, расквартированных в Финляндии (ПСЗ 2. Т.35. №35462), в 1865 г. - при штабе войск в Царстве Польском в Варшаве (ПСЗ-2. Т.40. №42147).

101 ПСЗ-2. Т.32. №32478.

102 Он не подлежал телесному наказанию за совершенные преступления, по увольнении в отставку ему полагалось почетное гражданство. По указу 1843 г. жалованье старшего ахуна составляло 1500 рублей в год ассигнациями, что было очень большой суммой для своего времени: ПСЗ-2. Т.18. №17240. В исполнении духовных обязанностей ему помогали имам-помощник и 2 муэдзина: ПСЗ-2. Т.36. №37804.

103 ПСЗ-2. Т.24. №23064.

104 ПСЗ-3. Т.10. №7141.

105 ПСЗ-2. Т.25. №24167.

106 В 1830-40-е гг. казенные выплаты в законодательном порядке были установлены для мулл городов Симбирска (ПСЗ-2. Т.13. №11642), Казани (Там же. №11661), Уфы (Т.19. №17519), Оренбурга (Т.23. №2878) и др.

107 По указу 1860 г. эти выплаты составляли 28 р. 57 коп. в год.: ПСЗ-2. Т.35. №36001. В 1870 г. в этот порядок было внесено изменение и отныне муллам платили в отдельности за каждую произведенную в госпиталях требу.: ПСЗ-2. Т.45. №48497.

108 Мечеть со специальным служителем имелась при лейб-гвардии Крымско-татарском эскадроне.: ПСЗ-2. Т.24. №23011. В 1844 г. Николаем I был издан указ о построении мечети при Ижевском оружейном заводе.: ПСЗ-2. Т.19. №17852.

109 ПСЗ-2. Т.30. №29483. От нее по указу от 30 января 1850 г. освобождались также мусульманские медресе и мектебы, но в количестве не более одного на населенный пункт.: ПСЗ 2. Т.25. №23892.

110 ПСЗ-2. Т.41. №42942.

111 В 1892 г. была упразднена должность муллы при управлении Нижегородского уездного Воинского начальника. Исполнение духовных треб среди чинов Нижегородского гарнизона возложили на ахуна Костромской пригородной татарской слободы, для чего он ежегодно командировался в Нижний Новгород: ПСЗ-3. Т.12. №8724. В 1894 г. военные власти сочли целесообразным ликвидировать должность магометанского имама при Николаевском порту, оставив для Черноморского флота только одного имама в Севастополе: ПСЗ-3. Т.14. №10471.

112 ПСЗ-3. Т.24. №24532.

113 ПСЗ-3. Т.28. №30503.

114 Такие должности были введены в Виленском, Варшавском, Киевском, Московском и Приамурском военных округах. По указу 1908 муллы командировались в воинские части в следующих случаях: “а) для совершения религиозного обряда “Джиназа” при погребении воинских чинов магометан; б) для приведения к присяге; в) для совершения общественных богослужений и произнесения проповедей – периодически, преимущественно во время сборов войск...”: ПСЗ-3. Т.28. №30503.

115 Там же.

116 Ислам в Российской империи (законодательные акты, описания, статистика). Сост. Д.Ю.Арапов. М., 2001. С.22.

117 В реализации этого права были как позитивные, так и негативные моменты. К примеру, по указу 1843 г. право на потомственное гражданство для мусульман распространялось на всех законных жен и прижитых от них детей: ПСЗ-2. Т.18. №16599. В то же время, женам военных чинов мусульманского исповедания пенсия назначалась из расчета на одно лицо, с последующим распределением ее между ними на основании гражданских законов. См.: Высочайше утвержденное положение Военного Совета от 15 марта 1870 г.: ПСЗ-2. Т.45. №8127

118 В 1843 г. был определен порядок совершения хаджа мусульманами Оренбургской губернии. Упоминание об этом содержится в указе от 30 декабря 1856 г., установившем подобный порядок в отношении крымских татар: ПСЗ-2. Т.31. №31332. Желающий посетить святые места должен заручиться поддержкой сельского общества и справкой о благонадежности от местного начальства. К этому важному для мусульман вопросу власти возвращались еще не раз. 12 января 1898 г. Николай II ратифицировал конвенцию об установлении профилактических мер для паломничества в Мекку: ПСЗ-3. Т.18. №14891. Он же 9 июня 1903 г. утвердил Временные правила для паломников-мусульман: ПСЗ-3. Т.23. №23108.

119 Власть никогда не покушалась на это право и со времен Соборного Уложения 1649 г. оно неоднократно подтверждалось, в том числе в XIX в.: См. Устав уголовного судопроизводства 1864 г.: ПСЗ-2. Т.39. №41476. Причина подобной терпимости заключалась в осознании властью того факта, что присягу надо требовать в соответствие с религией, которую исповедует человек. В противном случае она никак его не свяжет.Форма присяги неоднократно менялась. Один из последних вариантов присяги по судебным делам был введен Положением Комитета министров от 25 апреля 1850 г.: ПСЗ-2. Т.25. №24116. Во второй половине XIX в правительство стало материально стимулировать присутствие имамов при рассмотрении судебных и других дел. С 1852 г. им стали компенсировать «прогонные деньги« (путевые издержки) за командировки в присутственные места: ПСЗ-2. Т.27 №25972. В 1886 г. было решено выплачивать духовным лицам, приглашаемым в суд для привода тяжущихся сторон к присяге, по 1 рублю с каждого дела: ПСЗ-3. Т.6. №4098. К присяге приводились не только лица со стороны истца и ответчика, но и, с введением в России института присяжных заседателей, мусульмане, избранные в их число. В 1894 г. вышел указа, определивший, что заседатели неправославного исповедания приводятся к присяге, согласно с догматами и обрядами их веры, духовным лицом их вероисповедания, а когда в месте заседания суда не окажется духовного лица того иноверного исповедания, к коему принадлежит кто-либо из заседателей, то он приводится к присяге председателем суда.: ПСЗ-3. Т.14. №10710.

120 В соответствии с указами 1804, 1805, 1826 и 1836 гг., было санкционировано применение норм шариата при решении дел о разделе имущества между наследниками мусульман: ПСЗ-1. Т.28. №21634; ПСЗ-2. Т.1. №386, Т.11. №9158. В 1830 г. в компетенцию мусульманской духовной власти были переданы дела о неповиновении детей родителям: ПСЗ-2. Т.5. №3559. С формальной точки зрения эти мероприятия правительства выглядят как признание шариата в качестве действующего в России источника права и одно из реальных проявлений принципа веротерпимости. Однако при более глубоком рассмотрении становится ясно, что на самом деле они представляли попытку разрушить традиционную замкнутость мусульманских общин, являвшуюся надежным оплотом в противостоянии имперской администрации. До принятия указанных законов все спорные вопросы внутри общин решались приходскими имамами в соответствии с нормами мусульманского права. Объявив брачные и имущественные дела сферой компетенции мусульманских духовных лиц, государство реально оставило им лишь духовную (моральную) сторону дела, изъяв из их ведения материальную. Отныне, если стороны имели претензии к вынесенному муллами решению (что было обычным явлением при расторжении браков, дележе наследства и т.д.  А.Н.), такие дела подлежали передаче для рассмотрение в органы судебной власти и решались по общегосударственным законам

<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Отчет по гранту ктк 652-1-01/2 Государственно-исламские отношения в Среднем Поволжье: политико-правовые механизмы формирования этнокультурной терпимости в конце XVIII начале XX вв
1017.82kb.
5 стр.
Книга А. Поис: «Особое мнение»
1662.05kb.
26 стр.
Политические партии в Среднем и Нижнем Поволжье в 1907 начале 1917 гг
732.17kb.
4 стр.
Лекция 16. Современные политико-правовые учения в Западной Европе и США
507.94kb.
5 стр.
В. Е. Сазонов Государственно-частное партнерство Гражданско-правовые, административно-правовые и финансово-правовые аспекты Москва
7484.92kb.
87 стр.
Российско-монгольские отношения в конце ХХ начале ХХI вв
258.77kb.
1 стр.
Защита интересов России в Тихоокеанском пограничном пространстве в XVIII – начале XIX вв
167.04kb.
1 стр.
Контрольная работа по курсу: «История государства и права Беларуси»
163.64kb.
1 стр.
Среди замечательных архитектурных ансамблей, по­строенных под Москвой в конце XVIII начале XIX ве­ка, одно из первых мест по праву занимает Архангель­ское
313.04kb.
1 стр.
Среди замечательных архитектурных ансамблей, по­строенных под Москвой в конце XVIII начале XIX ве­ка, одно из первых мест по праву занимает Архангель­ское
300.24kb.
1 стр.
Российская юстиция, 1997. №4
89.46kb.
1 стр.
Программа учебной дисциплины «Финансовая политика и денежное обращение России в конце XVIII xxi вв.»
102.22kb.
1 стр.