Главная
страница 1страница 2страница 3

O. V. Nikulina

Anglo-Saxon Political Terms

This article deals with development of Old English political words being a reflection of political and public processes, which took place in Anglo-Saxon England. The main source of emerging political terminology was general vocabulary determined by development of judicial and administrative system and social stratification of Anglo-Saxon society. Given examples represent Old English political notions most of which survived until today, such as: king, kingdom, alderman, earl, churl, shire and sheriff.


Е. А. Нильсен, канд. филол. наук,

Санкт-Петербургский государственный экономический университет (Россия)
Модели метафоризации и метонимизации темпоральной лексики в среднеанглийском языке
Анализ лексических единиц, номинирующих время в среднеанглийский период, позволяет прийти к выводу, что для носителя среднеанглийского языка время ассоциировалось, прежде всего, с событиями, происходящими в его рамках, сопутствующими явлениями, состоянием и т. п., что эксплицировалось с помощью соответствующих метонимических моделей ПЕРИОД ВРЕМЕНИ → СОБЫТИЕ, ПРОИСХОДЯЩЕЕ В ЕГО РАМКАХ / СОПУТСТВУЮЩЕЕ ЯВЛЕНИЕ / СОСТОЯНИЕ. Например: «merīdiān» — midday; the position of the sun at noon; «mēl» — a period of time; a meal, feast; «night» — the night as a period or unit of time; darkness и др.

Большое значение имели такие модели метафоризации, как ВРЕМЯ — ПУТНИК/ ДВИЖУЩИЙСЯ ОБЪЕКТ (dayes passe, fleeth the tyme) и ПРОСТРАНСТВО — ВРЕМЯ, поскольку человек зачастую измерял пространство в терминах времени и наоборот. В качестве примеров, иллюстрирующих метафору ПРОСТРАНСТВО — ВРЕМЯ, можно, в частности, привести: «after» — after (in space); following (in time); «anēweste» — near; immediately; «bak-wardes» — backwards; «fōr-with» и «further» — in front; before; «hider-wārd» — toward this place; up to the present time; «lengthe» — extent of time, duration; linear extent or distance; «fōrth-with» — at once, immediately; straight ahead; «formest» — first (in time), earliest; foremost (in space); «former» — earlier (in time); first (in space); «immēdiātelī» — at once, instantly; with no intervening space; «intervalle» — time elapsed between two actions or events; the space between two walls; «laste» — latest, last, final; last in space, etc. Такого рода семантический сдвиг актуален и для носителей современного английского языка, что подтверждается большим количеством исследований, проведенных на материале современной английской литературы.

В произведениях исследуемого периода встречается метафора ВРЕМЯ — ГОСПОДИН, эксплицирующая персонификацию времени, его олицетворение как грозного господина, имеющего власть над людьми и неподвластного их воле (deeth manaceth every age).

Антропоцентризм мировосприятия человека способствовал проявлению и таких моделей семантической деривации, как ВРЕМЯ ДНЯ/ ГОДА → ПЕРИОД ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА («mid-night» — midnight; fig. the second period of life, youth; «sēsōun» — one of the four seasons of the year (spring, summer, autumn, winter); fig. the period of one's prime), ВРЕМЯ/ ПЕРИОД ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА → ВРЕМЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ НЕЖИВОГО ОБЪЕКТА («ōlde» — of living beings: near the end of the normal span of life, advanced in age; of things: long in existence or in use; long-lasting; of food: aged; stale; of fertilizers: ripe, etc.; «yōuth» — the time of life between childhood and adulthood, adolescence; the early period or stage of development of something), ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ → МАНЕРА ПРОТЕКАНИЯ ВО ВРЕМЕНИ («blīthe» — joyfully, happily; quickly, at once) и ПЕРИОД ВРЕМЕНИ → ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ («night» — the night as a period or unit of time; mental anguish, gloom).

Интересно отметить, что, благодаря развитию науки, в семантической структуре среднеанглийских лексических единиц, номинирующих время, можно выявить такие метонимические сдвиги, как ВРЕМЯ → СИСТЕМА ИЗМЕРЕНИЯ ВРЕМЕНИ («calendēr» — the year (as divided into months, etc.); a table or chart of the year, a written calendar) и ВРЕМЯ → ГРАММАТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ («tīme» — the course of time; Gram. Tense, a category of verb inflection denoting the location of an action or state in past, present, or future time), не характерные для более ранних периодов развития языка.
Е. А. Nilsen

Metaphorical and Metonymical Models of Time Lexemes in Middle English
In the present article it is proved that shifts of meaning, such as metaphor and metonymy, play a very important role in the semantic structure of words denoting time periods in Middle English. The most common cases of metonymy are those where time is associated with the events and phenomena which happen at that particular time, states which predominate that period of time etc. The most frequently used metaphors are «Time is space», «Time is motion», «Time is a container», «Time is a master», etc.
Н. В. Понамарева, асп.,

Санкт-Петербургский государственный университет (Россия)
Коммуникативно-прагматические особенности «summarium» немецкой «Народной книги» XVI в.
«Summarium» (лат. краткое изложение) — понятие, используемое в лингвистике для обозначения такого текстового фрагмента, который дает краткое изложение, пересказ другого, более крупного фрагмента текста. Из этого следует, что «summarium» всегда находится в положении зависимости, в позиции «около». В этой связи становится возможной интерпретация «summarium» как паратекста и его понимание как наиболее явно связанной с прагматикой области текста [Genette, 1997]. Этим и обусловлено наше специальное обращение к данному элементу текста немецкой «народной книги» в прагмалингвистическом аспекте.

В настоящем докладе предпринята попытка определения коммуникативно-прагматической нагрузки «summarium» в тексте немецкой «народной книги» 16 в. Исследование выполнялось на материале таких «народных книг» как «Ein kurtzweilig Lesen von Dyl Ulenspiegel <…>» (1515 г.), «Melusine» (1587 г.), «Historia von Johann D. Fausten <…>» (1587 г.) и «Das Lalenbuch» (1598 г.). Общее количество рассмотренных примеров «summarium» составляет 267 единиц.

В результате проведенного анализа выявлен ряд функций, выполняемых «summarium» в тексте названных «народных книг», который условно может быть представлен в виде функций двух видов: базовых и специальных. К базовым функциям принадлежат те, которые вытекают из самого определения «summarium» как отдельного фрагмента текста, а также из его понимания как паратекста и в связи с этим из его положения в макротексте относительно «первичного» текста. Такими функциями являются, во-первых, функция репрезентации содержания более крупных текстовых фрагментов — историй, из которых состоит «народная книга»; а во-вторых, функция номинации и идентификации этих фрагментов.

Специальными функциями «summarium» немецкой «народной книги» XVI в. мы называем те, которые обусловливают специфику «народной книги» как отдельного речевого жанра, позволяют ей успешно обслуживать область художественной коммуникации в период перехода европейского общества от Средневековья к Возрождению. К таким функциям как минимум принадлежат: ориентирующая и прогнозирующая функции, способствующие быстрому поиску необходимой истории в составе «народной книги» и ее последующему использованию; функция кумуляции и интеграции отдельных историй в «народную книгу» с возможностью сохранения их самостоятельности и самодостаточности, в чем проявляет себя функция автономности.

Также предпринятое исследование позволило выявить коммуникативную роль «summarium» в каждой из рассматриваемых «народных книг» в отдельности.
Литература

Genette G. Paratexts : thresholds of Interpretation (Seuils). Cambridge, 1997.
N. W. Ponamarewa

Communicative-pragmatic features of «summarium» of the German «folkbook» of the 16th century
This study considers the so-called «summarium» of the German «folkbook» in the pragmalinguistic aspect using G. Genette’s interpretation of paratext. «Summarium» is defined as a textual part that anticipates the content of another bigger textual part, gives its summary. The analysis of «summarium» in «Ein kurtzweilig Lesen von Dyl Ulenspiegel <…>», «Melusine», «Historia von Johann D. Fausten <…>» and «Das Lalenbuch» discovers the objective laws of the German «folkbook» functioning in the European society covering the time period between the late Middle Ages and the Renaissance.
Е. Г. Суслова, канд. филол. наук,

Санкт-Петербургский государственный экономический университет (Россия)
«Немаркированные» речевые действия «обоснование» в средневерхненемецком языке (на материале романа «Тристан» Готфрида Страсбургского)
Прямая речь героев куртуазных романов на средневерхненемецком языке отличается сложной синтаксической структурой. Объясняется это тем, что слова персонажа почти всегда содержат обоснование намерений, целей и мотивов его поступков [Admoni, 1990, S. 119—120].

Представляемое вниманию исследование проводилось в русле исторической прагматики, при изучении функционирования средств выражения причинно-следственного значения на историческом материале использовался прагматический подход.

Обоснование в речевой коммуникации может трактоваться очень широко. Обоснование интенции происходит через приведение говорящим оснований, или доводов — аргументов. Однако аргументацию не следует отождествлять с обоснованностью речевых действий в коммуникации, напротив, стоит «четко разграничивать понятия «аргументация» как более общее понятие, «аргументирование» как процесс представления доводов, и «аргументативность» как компонент, присущий всем типам речевых действий (констатив, директив, квестив, экспрессив, комиссив) в силу их обоснованности» [Фанян, 2000, с. 10]. «Обоснование» в нашем понимании это речевое действие, производимое в непосредственном контексте некого другого речевого действия для объяснения причин последнего.

В исследовании речевых действий «обоснование» одним из основных проблемных вопросов является идентификация обоснований, в частности поиск маркеров, позволяющих опознать и выделить это речевое действие [Gohl, 2006].

Идентифицировать обоснования можно исходя из структуры речевого взаимодействия, так как обоснование — подчиненное, обуславливаемое ходом речевой коммуникации речевое действие [Суслова, 2007; Суслова, 2008].

Обоснования обозначаются в речи. Для этого используются языковые средства с причинно-следственным значением, выступающие в этих случаях маркерами речевого действия «обоснование». В прагматических исследованиях на материале письменных памятников роль таких маркеров первостепенна [Суслова, 2009; Суслова, 2010].

Маркеры в обоснованиях используются не всегда. Немаркированность затрудняет идентификацию, особенно если анализируется исторический материал. Однако в процессе исследования анализ отобранных немаркированных случаев позволил выделить регулярно используемые семантико-структурные единства, сопровождающие речевые действия «обоснования» и, таким образом, позволяющие их опознать.

Основными среди них являются средства выражения оценки, модальные глаголы с личным субъектом и глагольное сослагательное наклонение.


Литература

Суслова Е. Г. Сегментация речевых взаимодействий, содержащих речевое действие «обоснование» (на материале романа «Тристан» Готфрида Страсбургского) // Материалы XXXVI международной филологической конференции. Вып. 24. СПб.: Издательство СПбГУ, 2007. С. 90—98.

Суслова Е. Г. Идентификация причинно-следственного значения в средневерхненемецких текстах // Материалы XXXVII международной филологической конференции. Вып. 25. СПб.: Издательство СПбГУ, 2008. С. 49—55.

Фанян Н. Ю. Аргументация как лингвопрагматическая структура. Автореф. док. фил. наук. Краснодар, 2000.

Admoni W. Historische Syntax des Deutschen. Tübingen, 1990.

Gohl Ch. Begründen im Gespräch : eine Untersuchung sprachlicher Praktiken zur Realisierung von Begründungen im gesprochenen Deutsch. Tübingen, 2006.
E. G. Suslova

«Unmarked» speech acts of grounding in Middle High German
The object of the investigation is «unmarked» explanations as speech acts of grounding in the dialogical interactions in «Tristan» by Gottfried von Strasburg. The main intention of the research was to find out whether the speakers use some untraditional means to mark speech acts of grounding, if they don’t use explicit markers. As a result of the research the author presents some structures that are used regularly, when the speaker produce speech acts of grounding: adjectives, modal verbs, subjunctive mood.
О. Б. Чачба, асс.,

Санкт-Петербургский государственный университет (Россия)
Диахронические корпусы итальянского языка и их применение в исследованиях по исторической грамматике
1. В последнее время исследования истории того или иного языка все реже обходятся без использования инструментов, поставляемых корпусной лингвистикой, диахронических текстовых корпусов. Работа с материалом, набранным при помощи корпуса, позволяет добиваться гораздо большей представительности данных с гораздо меньшими временными затратами.

2. Когда речь заходит об истории корпусов, обычно первым делом вспоминают о знаменитом Брауновском корпусе (Brown Corpus). Однако мало кто знает, что в Италии десятью годами раньше в Центре автоматизации лингвистического анализа ломбардского города Галларате священник-иезуит Роберто Буза с помощью технологий IBM создал так называемый Index Thomisticus, аннотированную электронную версию полного собрания сочинений Фомы Аквинского. т. е. можно говорить о том, что первый машинный корпус «первого порядка» был создан на территории Италии.

3. С тех пор была проведена огромная работа по созданию корпусов итальянского языка. На данный момент самым большим и представительным корпусом современного языка является 100-миллионный CORIS/CODIS.

4. В исследованиях по истории языка обычно используются диахронические корпусы.

5. Основным и самым объемным корпусом старого итальянского языка является TLIO (Tesoro della lingua italiana delle origini), состоящий из трех частей: корпус OVI, включающий 2320 полных текстов общим объемом в 2 320 9998 словоупотреблений, собственно корпус TLIO, лемматизированная часть объемом в 2001 текст и 2 191 171 словоупотреблений и TLIO дополнительный, 319 текстов, 1 297 827 словоупотреблений. Корпус выложен в сети и доступен к использованию с 2005 года. Корпус позволяет исследовать материал с применением различных сужений поиска. Тексты помечены как оригинальные, переводные, адаптации латинских текстов на вольгаре, исследователь может задать интересующую географическую зону, жанр, временной отрезок.

6. До появления корпуса OVI-TLIO старый итальянский язык в сети был представлен так называемым Corpus Taurinense, Туринским корпусом, состоящим из 22 флорентийских текстов второй половины XIII в., общим объемом 257 185 токенов, словоупотреблений. Именно благодаря этому корпусу в 2010 году вышла в свет «Грамматика старого итальянского языка» под ред. Джампаоло Сальви и Лоренцо Ренци [Salvi, Renzi, 2010].

7. Тексты XIV—XVII вв. собраны в корпусе BIVIO. Это совместный проект нескольких организаций, среди которых Институт исследования Возрождения, Сигнум, центр исследований в области информатики Скуола Нормале города Пиза, исторический факультет Гарварда. Корпус объединяет более 200 полных текстов различных жанров, снабжен системой поиска по автору, последовательности слов, знаков, жанру.

8. И, наконец, тексты второй половины XIX — первой половины XX в. представлены в корпусе ДиаКОРИС (DiaCORIS), который является готовой к работе частью масштабного проекта FIRB. Материал сбалансирован в разных долях с учетом жанра.

9. Использование диахронических корпусов является удобным инструментом в исследованиях по исторической грамматике, позволяет создать базу данных языкового материала, облегчая доступ к часто не доступным текстам и сокращая временный затраты на технической стадии исследования.
Литература

Grammatica dell’italiano antico, a cura di Giampaolo Salvi e Lorenzo Renzi, Bologna, Il Mulino, 2010.


O. B. Chachba

The Diachronic Corpora of Italian Language: Applications for historical grammar research
Recent studies on the history of any language less frequently go without the use of tools developed through corpus linguistics, text corpora. Work with the material, obtained through a corpus, allows for more precision with much less time spent on data representation. This report refers to Italian corpora which are suitable for use in the context of historical grammar.

1 The interactive nature of prayers is revealed by the high frequency of first- and second-person pronouns and of address terms designating God // Kohnen Th. Religoius discourse // Historical Pragmatics, Berlin, 2010, P. 537.







<< предыдущая страница  
Смотрите также:
Л. Ф. Бирр-Цуркан, канд филол наук
504.14kb.
3 стр.
Программа «Русская литература»
192.11kb.
1 стр.
Инструкция по работе с учебно-методическим пособием в разделе «Программа дисциплины»
187.03kb.
1 стр.
Американистика: литературные взаимовлияния, междисциплинарные исследования Г. В. Алексеева, канд филол наук, Государственный музей-усадьба Л. Н. Толстого «Ясная Поляна»
154.29kb.
1 стр.
Агентство по образованию
4290.75kb.
20 стр.
Приводы пневматические тормозных систем автотранспортных средств общие технические требования
180.91kb.
1 стр.
Государственный строительный комитет СССР главное управление геодезии и картографии при совете министров СССР
4025.07kb.
30 стр.
Программы вспомогательных (прикладных) дисциплин
276.24kb.
1 стр.
Госстрой СССР
1672.08kb.
25 стр.
Использованная литература
45.63kb.
1 стр.
Страноведение направление подготовки: 032700. 68 Филология
163.33kb.
1 стр.
Рабочая учебная программа по дисциплине «Человек и мир в киноискусстве» для специальности «050301. 65 Русский язык и литература»
179.43kb.
1 стр.