Главная
страница 1страница 2страница 3

S. V. Vlasov

On the History of French Grammar Metalanguage
This paper deals with the change of description objects of grammar categories of definite and indefinite articles from ancient grammar up to French grammar theories of XVI—XVIII centuries.
И. В. Георгиади, ст. преп.,

Санкт-Петербургский государственный университет (Россия)
Иноязычная лексика в текстах газетных объявлений XVIII в. (на материале австрийских газет)
1. Употребление иноязычной лексики в текстах ранних периодических газет связывают с источниками газетных сообщений — политическими отчетами канцелярий. Однако эту особенность рассматривают шире, как один из существенных признаков «книжного» типа речи, позволяющий наряду с другими признаками отнести данные тексты к сфере делового языка соответствующего периода.

2. Происхождение иноязычной лексики в текстах объявлений распределяется следующим образом: преобладает латинский язык, почти не уступает ему французский, другие языки (итальянский, испанский, английский и пр.) представлены незначительно.

Тематический словарный состав представлен, прежде всего, лексикой из области книготорговли и торговли предметами роскоши, медицины, а также названиями профессий. Функциональный состав представлен в основном различными обстоятельствами времени.

3. Среди типов иноязычной лексики можно выделить: преобладающие в процентном отношении отдельные слова и, реже, цитаты. Из грамматических разрядов слов среди иноязычной лексики представлены, прежде всего, имена существительные, в меньшей степени глаголы, прилагательные и наречия, в цитатах — предлоги. Наблюдаются многочисленные варианты и колебания в орфографии и графическом оформлении иноязычной лексики.

4. Употребление иноязычной лексики является одним из характерных признаков текстов газетных объявлений рассматриваемого периода, важного для характеристики языка данных текстов в целом.
I. W.Georgiadi

Foreign vocabulary in texts of newspaper advertisements of the XVIII century (on the material of the Austrian newspaper)
The use of foreign vocabulary is one of the features of the texts of newspaper advertisements of the considered period. This feature is essential to the characteristics of the language of these texts as a whole. The work describes the origin of foreign vocabulary, its thematic and functional structure, as well as its types and grammatical categories of words which it represents.
М. Н. Дмитриева, д-р филол. наук, доц.,

Санкт-Петербургский государственный университет (Россия)
Типы риторических вопросов в древненемецком
Термин «риторический вопрос» неоднозначен. Обобщая имеющиеся определения [Duden, 1998, с. 614; Ахманова, 2005, с. 85; Михайлов 1994, с. 70—78], можно сделать вывод, что риторический вопрос (РВ) является стилистической фигурой речи, служит привлечению внимания, усилению впечатления, повышению эмоционального тона высказывания; не требует ответа. С формальной точки зрения это может быть как частный вопрос, так и общий. Названные характеристики РВ оказываются релевантными и для языкового материала текстов «глубокой диахронии» немецкого языка (VIII— XI вв.). Анализ языкового материала древненемецких текстов позволяет выделить некоторые особенности РВ в древненемецком. С целью переосмысления собственно вопросительного значения выявлены 1) отрицания ne / ni, 2) особая, характерная только для древненемецкого периода и позднее утраченная языковой системой вопросительная частица eno / eno ni / innu / ne… na и 3) наряду с указанными семантическими разрядами частиц в качестве маркера может выступать и сама синтаксическая форма предложения (Хотя этот признак наименее частотен и представляется наиболее дискуссионным с учетом относительно свободного линейного расположения конституентов древненемецкого пердложения). В соответствии с этими признаками можно выделить типы древненемецких РВ: I) вопросы с отрицанием; II) eno-вопросы и III) «повествовательные» вопросы (см. подробнее, в т. ч. количественные данные [Дмитриева, 2011, с. 180 и след.]).

I) Наиболее частотны среди РВ вопросы с отрицательными частицами ni / ne, в т. ч. с двойным отрицанием, например, (1) Nemágnîeht sîn . dáz mít réhte héizen súle casus . álde fortuitum? (N., V, 3, 18—20, 307) — Не может ли быть, что по праву называться должно случаем или фортуной?

II) Среди РВ в тексте «Евангельской гармонии» Татиана и в переведенном Ноткером Немецким трактате «Утешение Философией» можно выявить особую подгруппу предложений по формальному показателю — вопросы с частицей eno / innu. Eno, включаясь в вопрос и взаимодействуя с другими средствами интеррогативности, налагает определенное значение уверенного знания говорящего. Среди вопросов с eno или eno + отрицание ni имеется два типа синтаксических структур: вопросительные предложения со формой спрягаемого глагола на первом месте, как, например, (2) 188. 5. Eno ni gisah ih thih in themo garte mit imo? (Т., 311=J. 18. 26) — Не тебя ли я видел в саду с Ним? или повествовательные по структуре предложения с прямым порядком слов. III) Среди «повествовательных» вопросов встречаются предложения, построенные на основе структурной и смысловой сегментации: (3) 229. 1. eno unser herzâ ni uuas iz brinnenti in uns mittiu her sprah in uuege inti gioffanôta uns thiu giscrîp? (Т., 335=L. 24. 32) — «Разве наше сердце, не горело оно внутри нас, когда Он говорил по пути и открыл нам Писание?». По своим функциональным возможностям в составе вопросительных предложений близкой к eno/innu является парная частица ne… na, характерная для перевода Ноткера.
Литература

Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. М., 2005.

Дмитриева М. Н. Немецкие вопросительные предложения в сопоставительно-диахроническом аспекте. Дисс. … канд. филол. наук. СПб, 2011.

Михайлов Л. М. Коммуникативная грамматика немецкого языка. М., 1994.

Duden, Grammatik der deutschen Gegenwartssprache — 6., neu bearb. Aufl. — Mannheim; Leipzig; Wien; Zürich: Dueuverl., 1998.


M. N. Dmitrieva

The Types of Rhetorical Questions in Old German
There is no universally recognized definition for rhetorical question in the linguistics. The article consists with the three types of rhetorical questions in Old German: I) questions with negation; II) eno-questions and III) «narrative» questions. The analysis illustrate some formal markers in the structure of rhetorical question: negative particles, interrogative and accent particles and word order.
Д. В. Доценко, канд. филол. наук,

Санкт-Петербургский университет телекоммуникаций им. проф. М. А. Бонч-Бруевича (Россия)
Образная составляющая концептов внутреннего мира человека (концепт wǣr в древнеанглийском языке)
Современная лингвистика в русле антропоцентрической парадигмы рассматривает внутренний мир человека как макроконцепт, т. е. сложное ментальное образование, связанное с концептами, входящими в его структуру, родо-видовыми отношениями [Пименова, 2005, с. 136]. Его структура складывается из наиболее характерных свойств «внутреннего человека», которые напрямую связаны с ментальной деятельностью [Геляева, 2002, с. 92].

Интерпретация фрагмента действительности в концептуальной системе — это конструирование информации об определенном мире или «картине мира», при этом смысл вербальных единиц оказывается как бы вплетенным в данную концептуальную систему [Фесенко, 2002, с. 133]. Анализ фрагментов картины внутреннего мира происходит на основе выделения языковых единиц, репрезентирующих концепты.

Концепт WǢR, принадлежащий англосаксонской языковой картине мира, репрезентирован центральной субстантивной лексемой wǣr, а также существительным wǣrloȝa, прилагательными wǣr, wǣrfæst и wǣrleas, наречием wǣrlice. Этимологический анализ показывает, что общегерманский корень *wēraz с синкретичным значением true восходит к общеиндоевропейскому, от которого происходят лат. vērus, а также церк.-слав. вѣра (современное рус. вера).

Дефиниционный анализ по материалам словарей древнеанглийского языка указывает на наличие у концепта WǢR признака «свод правил, договоренность».

Существительное wǣr употребляется в контекстах, принадлежащих христианской религиозной парадигме: Wǣr is ǣtsomne Ȝodes and monna, ȝǣsthāliȝ treōw; вера есть единение Бога и человека, священная вера (договор). В данном контексте актуализируется имплицитный признак «наивысшее». Вера оказывается конечным средством, позволяющим представить человека в качестве полноправного участника отношений между ним и Божеством.

Имплицитный признак «наивысший» концепта WǢR проявляется и в описаниях отношений между первыми древнеанглийскими королевствами периода: Ðære sibbe wǣre betwyh ða ylcan cyninȝas and heora rīce awunedon; (те) мирные договоры между (теми) королями и их землями продолжали существовать. Выбор лексемы wǣr обусловлен наличием в структуре концепта WǢR данного признака. Контексты указывают на соположенность древнеанглийских концептов ВЕРА и МИР: Pehta cynn hafaþ sibbe and wǣre mid Anȝelðeōde; народ пиктов имеет мир и веру (т. е. мирные отношения) с англами. Формульный характер сочетания лексем wǣr и sib(b) «отношения, мир, согласие» указывает на устойчивость связей между ментальными конструктами.

Исходя из анализа результатов употребления имен-вербализаторов концептов, представляется возможным указать место концепта WǢR в структуре древнеанглийской концептосферы ВЕРА. WǢR расположен на периферии указанного конструкта, его признаковая структура имеет большое сходство со структурой центрального концепта TREŌW: «WǢR — это наивысшая степень проявления TREŌW».
Литература

Геляева А. И. Человек в языковой картине мира. Нальчик: Кабард.-Балк. гос. ун-т, 2002.

Пименова М. В. Концептосфера внутреннего мира человека // Введение в когнитивную лингвистику. Вып.4. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2005. — С.133—185.

Фесенко Т. А. Специфика национального культурного пространства в зеркале перевода. Тамбов: Изд-во ТГУ, 2002.

An Anglo-Saxon Dictionary based on the manuscript collections of the late Joseph Bosworth. Oxford: University Press, 1954.


D. V. Dotsenko

The Figurative Component of the Human Inner World Concepts
Contemporary cognitive linguistics is aimed at studying concepts, i. e. complex mental constructs that combine both human knowledge concerning a particular notion or idea and human attitude towards it in their structure. The concepts of the human inner world are the ones that are closely associated with human mental activities. Due to its abstract nature a human inner world concept is to be studied as a metaphorical image, its features fixed in texts.
А. С. Епимахова, канд. филол. наук,

Северный (Арктический) федеральный университет (Россия)
Семантические отношения между детерминативом certain и неопределенным артиклем во французском языке

Настоящий доклад посвящен отношениям между детерминативом certain и артиклем un во французском языке. Основным материалом для анализа являются тексты XVII в., поскольку этот период характеризуется частым употреблением неопределенных детерминативов на фоне активной выработки современных норм французского языка.

Неопределенный детерминатив (un) certain отпочковывается в XVI в. от прилагательного certain. Размежевание форм проходит весьма быстро: в XVI в. данное прилагательное полностью сохраняет свое значение как в постпозиции, так и в препозиции по отношению к определяемому слову [Huguet, 1932, p. 159], в памятниках же XVII в. certain в препозиции, как правило, является детерминативом, хотя используется еще редко сравнительно с другим детерминативами.

Быстрота этого процесса обусловлена противоречивостью и многофункциональностью формы certain, вышедшей из прилагательного со значением «определенный, точный, уверенный», и впоследствии получившей значение неопределенности; положение относительно имени является для рассматриваемых единиц признаком, позволяющим их различить.

Обращает на себя внимание тот факт, что при детерминативе certain весьма быстро закрепляется неопределенный артикль (как показывает анализ языкового материала, детерминатив certain сопровождается артиклем в 65% случаев).

По-видимому, употребление неопределенного артикля при синтагме certain + N указывает на неокончательность грамматикализации certain в качестве детерминатива, на сохранение в нем толики адъективного значения, ведь наиболее грамматикализованные детерминативы (quelque, aucun, nul, tout) не сочетаются с артиклем, а сами занимают позицию артикля.

Сцепление детерминатива certain и неопределенного артикля объясняется, прежде всего, их семантическим «созвучием», имевшим место в рассматриваемый период: выражением качественной неопределенности при актуализации референтных имен, что предполагает потенциальную счисляемость предметов. Данное явление особенно рельефно проявляется при актуализации конкретных имен, однако оно имеет место и при абстрактных именах, которые приобретают признак потенциальной счисляемости.

Тем не менее, лексическая семантика актуализируемого имени тормозит закрепление артикля. Так, отсутствие артикля при детерминативе certain наблюдается спорадически при вещественных, собирательных, а также абстрактных именах, т. е. в тех случаях, когда возникает противоречие между семантикой имени и числительного un, поскольку неопределенный артикль предполагает выделение объекта из множества и этимологически связан с числительным «один».

В ряде случаев отсутствие артикля можно объяснить общей нестабильностью системы артикля во французском языке XVII в. [Brunot, 1906, p. 395—396], а также наличием контекстов, где употребление неопределенного артикля затруднено: например, после абстрактного предлога en. Отсутствие артикля может объясняться фонетически (трудность произношения en un) и обусловливаться требованиями ритмики стиха в поэзии.

Перечисленные факторы не препятствуют общей тенденции к закреплению неопределенного артикля при детерминативе certain, поскольку он не просто «вписывается» в семантику этого детерминатива, но и имеет существественный вес в его значении, выражая качественную неопределенность и потенциальную счисляемость актуализируемого имени.


Литература

Brunot F. Histoire de la langue française. T. II. Paris: Librairie Armand Colin, 1906.

Huguet E. Dictionnaire de la langue française du seizième siècle. T. II. Paris: Librairie M. Didier, 1932.
A. S. Epimakhova

Semantic Relations between the Determiner certain and the Indefinite Article in the French language
The paper comprises a detailed relations of the relations in the syntagm un + certain + N in the French language. The analysis is primarily based on the linguistic material of the XVII century as the grammatical norms of modern French were formed in this period, also characterized by a wide use of indefinite determiners. This diachronic research helps explain why the indefinite determiner certain is normally preceded by the indefinite article un in the modern French language. Such factors as noun determination, semantic classes of substantives, as well as their function are revealed.
Н. С. Милованова, асс.,

Санкт-Петербургский государственный университет (Россия)
Структурно-синтаксические преобразования при внутриязыковом переводе на материале среневерхненемецкого эпоса «Песнь о нибелунгах»
В ходе исследования было установлено, что наиболее часто при переводе изменениям подвергаются следующие синтаксические конструкции.

1. Чаще всего при переводе меняется порядок слов. Это связано с тем, что в свн. период порядок слов обладал относительно большей свободой по сравнению с современным состоянием языка.

Например: (Оригинал) 196: Den vanen zucte balde der starche spieleman

Перевод (B. S) 196: Herr Volker, der kraftvolle Spielmann hob sogleich die Fahne.

Перевод (S. G.) 196: Die Fahne riss schnell Herr Volker an sich, der starke Spielmann.

Такой перевод является адекватным, т. к. не изменяет смысл оригинала и соответствует нормам современного немецкого языка.

2. Часто подвергается трансформации имперфект.

Например: (Оригинал) 187: e daz im di chomen, den sig doch Sivrit gewan.

Перевод (B. S.) 187: Ehe sie jedoch ihrem König Hilfe bringen konnten, hatte Siegfried den Sieg davongetragen.

Перевод (S. G.) 187: Aber ehe sie ankamen, hatte Siegfried den Sieg errungen.

В обоих случаях имперфект передан плюсквамперфектом. Это связано с согласованием времён в обеих частях предложения. Такой перевод можно назвать адекватным.

3. Конструкция MV+Infinitiv иногда передается при переводе императивом.

Например: (Оригинал) 195: Ir sult min nemen war.

Перевод (B. S.) 195: Richtet euch immer nach mir!

Перевод (S. G.) 195: Achtet immer auf mich.

При такой замене в обоих переводах появляется дополнительная доля экспрессивности.

4. Часто модальный глагол пи переводе опускается.

Например: (Оригинал) 172: also sie wolden riten von Wormez uber Rin.

Перевод (B. S.) 172: Als sie von Worms aus den Rhein überquerten…

Перевод (S. G.) 172: …wie sie von Worms über den Rhein reiten wollten.

В одном переводе модальный глагол отсутствует, а в другом он сохранен. На наш взгляд второй перевод более адекватный, т. к. в нем сохранена модальность.

5. Определение, согласно правилам современного немецкого языка, ставится при переводе перед определяемым словом.

Например: (Оригинал) 177: Sivrit der vil starche vragen des began.

Перевод (B. S.) 177: Der starke Siegfrid fragte.

Перевод (S. G.) 177: Der starke Siegfried stellte die Frage.

Эта трансформация обусловлена требованиями современного немецкого языка, поэтому оба перевода можно назвать адекватными.

6. Часто встречается трансформация простых предложений в сложноподчиненные.

Например: (Оригинал) 191: Ovch mochte mans der warheit an sime rotem helme sehen.

Перевод (B. S.) 191: Daß er die Wahrheit sprach, konnte man an seinem blutbesudelten Helm ekennen.

Перевод (S. G.) 191: Auch konnte man die Wahrheit an seinem blutrotem Helm bestätigt finden.

При первом переводе простое предложение трансформировано в сложноподчиненное, а во втором — нет. На наш взгляд второй перевод более адекватный, т. к. более приближен к подлиннику.

7. Далее будут рассмотрены трансформации при переводе пассива и генитива.


Литература

Велединская С. Б. Курс общей теории перевода. Изд-во Томского университета, 2010.

Филичева Н. И. История немецкого языка. М., 2003.

Buschinger D., Spiewok W. Das Nibelunngenlied. mittelhochdeutsch/neuhochdeutsch. Wodan 8. 1991.

Schulze U. Das Nibelungenlied mittelhochdeutsch/neuhochdeutsch. Ins Neuhochdeutsche übersetzt und kommentiert von S. Grosse. Philipp Reclam jun. Stuttgart 2010.

N. S. Milovanova

The structural-syntactic transformations in the intralingual interpreting of the epos of 13th century «The Nibelungenlied»
In the report are analyzed 3 interpretings of the epos «the Nibelungenlied». At that, it is examined, how the interpreters translate the syntactic constructions. After that the interpreting are compared with each other. At the end of the report it is determinated, which interpreting is the most adequate.
О. В. Никулина, асп.,

Санкт-Петербургский государственный экономический университет (Россия)
Древнеанглийская политическая лексика
1. Формирование политической терминологии всегда тесно связано со становлением государственных и общественных отношений, что приводит к зарождению государственности и новой структурной организации общества. И эти изменения находят отражение в лексическом строе языка.

2. Основная функция политической терминологии, как и любой другой терминологии, состоит в том, чтобы выражать специальные понятия, служить средством общения специалистов. Политическая терминология является частью общественно-политической лексики. Многие исследователи выделяют общественно-политическую лексику как особую лексико-семантическую подсистему языка (Крючкова Т. Б., Протченко И. Ф., Туркин В. М., Лейчик В. М.), к которой относится наиболее употребительная часть общественно-политической терминологии (в том виде, в котором она функционирует вне узко профессиональной сферы общения), названия различных государственных, партийных и других общественных организаций и учреждений, социальных институтов и т. п., наименования социальных реалий и явлений жизни разных стран, а также так называемые политические идиомы языка массовой коммуникации [Крючкова, 1989, с. 16].

3. Древнеанглийская политическая лексика представлена различными группами терминов, отражавших общественный строй англосаксонской монархии. Главой государства являлся король (древнеанглийское cyning), который обладал правом чеканить монеты, вводить пошлины, взимать налоги и являлся гарантом соблюдения справедливости на всей территории своего королевства. Территория, находящаяся под властью короля, называлась cynedom (современное kingdom) или rice (royal dominion, kingdom, realm [Bosworth, 1898, p. 1034]). Каждый король избирался советом witan, а собрания совета назывались witenagemot (the assembly of the wise [Bosworth, 1898, p. 1244]). В этот совет входили представители англосаксонской знати, ealderman (nobleman of the highest rank [Bosworth, 1898, p. 233]). Первоначально военные лидеры германских племен (ставшие впоследствии королями) привлекали на службу воинов для своих военных целей. Лидеры германских племен набирали в свои ряды воинов, которые надеялись получить богатства и земельные участки. Впоследствии они становились слугами и советниками короля, входили в его совет (witan) и оказывали помощь в руководстве, соблюдении правосудия, повышении налогов и разрешении внутренних споров и конфликтов [Kirby, 2000, p. 3]. Вместе с приходом скандинавов и образованием области датского права, Denalagu (современное Danelaw), термин ealderman вытесняется скандинавским термином eоrl, также служившим для обозначения англосаксонской аристократии. Низшие слои населения состояли из фрименов (древнеанглийское freoman) и зависимых крестьян-керлов (древнеанглийское ceorl — a freeman of the lowest class [Bosworth, 1898, p. 151]). Территориальное деление англосаксонских королевств состояло из широв, scir (современное shire) и сотен (древнеанглийское hundred). Главой шира и председателем совета шира (древнеанглийское scirgemot) был шериф, scirgerefa (современное sheriff).

4. Учитывая все вышесказанное, можно сделать вывод, что основой для формирования политической терминологии явилась общеупотребительная лексика, и ее состав предопределяется развитием юридической и административной систем и процессом социальной дифференциации англосаксонского общества.


Литература

Крючкова Т. Б. Особенности функционирования и развития общественно-политической лексики и терминологии. М.: Наука, 1989.

Bosworth J., Toller T. N. An Anglo-Saxon Dictionary. Oxford University Press; Humphrey Milford, 1898.

Kirby D. P. The earliest English kings. Routledge, Taylor and Francis Group, N. Y. 2000.

<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Л. Ф. Бирр-Цуркан, канд филол наук
504.14kb.
3 стр.
Программа «Русская литература»
192.11kb.
1 стр.
Инструкция по работе с учебно-методическим пособием в разделе «Программа дисциплины»
187.03kb.
1 стр.
Американистика: литературные взаимовлияния, междисциплинарные исследования Г. В. Алексеева, канд филол наук, Государственный музей-усадьба Л. Н. Толстого «Ясная Поляна»
154.29kb.
1 стр.
Агентство по образованию
4290.75kb.
20 стр.
Приводы пневматические тормозных систем автотранспортных средств общие технические требования
180.91kb.
1 стр.
Государственный строительный комитет СССР главное управление геодезии и картографии при совете министров СССР
4025.07kb.
30 стр.
Программы вспомогательных (прикладных) дисциплин
276.24kb.
1 стр.
Госстрой СССР
1672.08kb.
25 стр.
Использованная литература
45.63kb.
1 стр.
Страноведение направление подготовки: 032700. 68 Филология
163.33kb.
1 стр.
Рабочая учебная программа по дисциплине «Человек и мир в киноискусстве» для специальности «050301. 65 Русский язык и литература»
179.43kb.
1 стр.