Главная
страница 1
ТОДО

представляет



Лит.раж


(литературный журнал молодых авторов)
выпуск № 2

г. Саратов, 2005 год



Содержание
Вступительное слово__________________________стр.3

Стихи________________________________________стр.4

1. TiamaT____________________________________стр.4

( «Слезы дождя...», «Вся жизнь - война без конца и дна…», «Коридоры слов…»)

2. СубМаринист________________________________стр.6

(«Твое имя», «Под ледяным дождем опять плясали….», «Колонна»)

3. Кэт Zews__________________________________стр.8

(«He порицая, не стыдясь», «Мое «Я»», «Аллегория»,)

Проза_______________________________________стр.9

1. RequiemJOL _______________________________стр.9

«История одного парня»

2. Лиза______________________________________стр.12

«Ещё одна планета»

3. Kattey_______________________________________стр.18

«Эволюция сознания»

Вступительное слово
Здравствуй, дорогой читатель!

Это уже второй выпуск нашего самиздатовского журнала, чему мы весьма рады. Этот номер пока ещё не имеет темы, цель этого выпуска – познакомить мир с ещё одной группой молодых авторов. Принцип подбора произведений остается прежним, т.е. «по знакомству». Познакомиться с нами можно, написав письмо на мыло puzzle12@mail.ru или старым дедовским способом по адресу 410031 г. Саратов, ул. Первомайская, д. 70, кв. 5. Пишите и присылайте свои произведения, а мы их напечатаем. Темой следующего номера будет «Жизнь странного человека», и в рамках этой темы будут напечатаны небольшие креативы с воспоминаниями о поездках, приключениях, просто необычных ситуациях, реально происходивших с людьми. Так что можете присылать и подобные вещи.

С уважением, ТОДО (Творческое объединение «Дегенерирующий Онтогенез»).

СТИХИ

1. TiamaT

Об авторе: немного циничен, чуть больше романтичен; гипертрофированное чувство юмора; злоупотребляю фразами в палонакк-стайл; очень не люблю в других то, что не нравится в себе, но себе любимому я это, конечно, прощаю; атеист - верю в себя(и в современную медицину:); не асоциален; отношусь почти ко всему либо нормально, либо хорошо; считаю, что "уход в себя - не выход"; одна серьёзная попытка суицида(к счастью, неудачная ) ; не курю; пью; ем. В одежде люблю удобство(джинсы, рубашки, спортивные костюмы, кроссовки). Ленив, но если что-то обязательно надо сделать, то я это сделаю, ибо НАДО. Люблю музыку. Обычно составляю для себя в уме какой-то план, и сбить с него меня очень сложно. Неоднозначен.

Контакты: icq. 300511774

***

Слёзы дождя по жёлтым

Листьям бьют и всё гуще туман.

Я не хотел от кого-то зависеть,

Свой дом превратил я в храм.
В храм без богов, без грехов, без света.

В святыню для нас двоих.

В нём лишь туман и остатки лета,

Блеск звёзд и печальных стих.


Пересечение судеб, как выстрел

Снайпера точно в висок.,

Быстро, без боли, без фальши,

Без крика дало нам пожизненный срок.


И листья в тумане не понимают

Откуда вся эта вода.

Они не поймут, никогда не узнают,

Что смерть - это навсегда.


И будут лежать на земле

В ожиданьи, что вознесутся туда,

Где хорошо, где нет слёз и страданий.

Но солнце не встанет для них никогда...


***

Вся жизнь - война без конца и дна.

Никому не нужна, но каждому по-своему мила.

Кого-то ограбить, кого-то убить под шумок.

Ведь в мирное время ты бы этого сделать не смог.

Кому-то помочь, кого-то спасти,

Чтоб благодарность на час обрести.

Бежать к горизонту! По пояс в крови!

Всё для победы! Кусай, режь и рви!

Неважно кого, неважно за что,

Награды важней. Без них ты - ничто!

И если ты слаб - ты убьёшь себя сам.

А не убьёшь - так пойдёшь по рукам.

Рукам, что в крови таких же, как ты

Не сумевших понять всех прелестей

Этой ужасной войны!



***
Коридоры слов,

Вереницы звуков

Потревожат сон,

Станут новой мукой.


А мне снилась ночь

Без огня и света.

И мне снился день,

Где бродил я где-то.


Где-то там, где страх

Лишь добавит красок,

Где-то там, где миг

Вечности прекрасней.


Я иду и верю,

Что дойду до дома,

Где всё так привычно

И так знакомо.


Я иду и верю,

Что счастливый случай

Мне укажет путь

И всё станет лучше.


Есть ли где-то сон,

Где нельзя проснуться,

Где всегда весна,

Где так любят слушать?


Слушать звон ручьёв,

Слушать шёпот ветра,

Слушать грохот гроз

Рано на рассвете.


Покажи мне путь

В это царство Света,

Проводи туда,

Где найду всё это.


Подари мне сон,

Будь моим забвеньем,

Будь всегда со мной,

Ты - моё спасенье.



2.СубМаринист

Об авторе:

Контакты:

Твое имя

Не увидеть твой цвет в лепестках полумертвых цветов,

Не услышать твой крик через стон телефонных звонков,

И никак не найти твое имя в прочитанной книге.

Я запутан и сломлен врагами в плену перспектив,

Я не знаю, как мне доказать то, что я еще жив,

И не ведаю, как удержаться в обещанном миге.

Город выплюнул в ночь свой последний усталый салют,

Я опять ухожу в никуда, не найдя здесь приют,

И мне в спину глядят ненавистно - бессонные окна.

Убегаю - куда и зачем? - сам не зная пути,

Скольких глупых таких же как я все пытался спасти,

Но судьба изорвала в клочки все стихи и полотна.

И зажав в зубах рюмку еще один нервный поэт,

Добивает контрольными в голову новый сюжет

И въезжает в покои богов, оседлав Буцефала.

И счастливый мальчишка с побитой гитарой в руках,

Забывает о всех переполнивших душу страстях,

И всё видит восторги и браво концертного зала...

Сколько пройдено миль перекошенных пылью дорог

Теми, кто подлецами покинули братский чертог,

А вернулись обратно блаженными или святыми.

Да цусимской шимозой взрывается что-то в груди,

Я не знаю, кого еще Бог мне припас на пути,

Но надеюсь, хоть он будет знать, где искать твое имя.
***
Под ледяным дождем опять плясали,

Кривляясь как индейцы у костра,

Последний танец, пели, завывали,

Все те, кому подписан приговор.

Пока еще не кончилась игра,

Пока звучит на кухне разговор...


Теплится в моей кружке кофе.

А за окном гроза кромсает небо,

И нового спасителя к Голгофе,

Везут охрипшего в казеном воронке,

И зрелищ раздают всем вместо хлеба.

И ищешь звезды на дырявом потолке,


Собою всей отдавшись ожиданью,

И ржавый нож вместо клинка Армагеддона,

Застыл в нелепом сумрачном сознаньи.

Как в руке.

И мир сошел с ума от перезвона

Колоколов со всех церквей земли,

И на реке

Пируют бунтари.


И снова дождь, как поцелуи незнакомки,

Дробь барабанов, песни со двора.

И корабля надежд обломки,

Выплевывает море. Вновь минор.

Пока еще не кончилась игра.

Пока звучит на кухне разговор.

Пока теплится в моей кружке кофе...

Колонна

Сумасшедшая ночь, бесконечная свежесть пути,

Каждый знает, ему уготовано место в строю.

Каждый знает, задача - до райских ворот доползти.

А не знает, какой будет жизнь его в этом раю.

Но колонна шагает, сметает с дороги всех тех,

Кто посмеет кричать, кто посмеет отвергнуть их цель.

Механизма запущенный ход убивает в нас смех,

Убивает любовь, культом сделав чужую постель.
И идут смертоносцы, улыбки святых на устах,

Перепачканных кровью. Правдивы пустые глаза.

Оседает вчерашняя совесть золою в мозгах.

И ведут на расстрел негодяя, былого туза.

Сделай взгляд свой овечьим, тупую улыбку пошире,

Отстающим расстрел, а мятежникам в глотку свинец,

Прочь сомнения, мягкость - мочить недовольных в сортире,

И колонна шагает, не видя дороги конец.


Карты в руки тому, чей быстрей пистолет или нож,

Кто прочел больше книг об искусстве пустых звонких слов,

Кто умеет подать нам как правду тоскливую ложь.

Кто заставит забыть о тяжелом металле оков.

Сумасшедшая жизнь, бесконечное небо нас ждет.

Каждый знает, ему уготован в галерке билет,

Нас сбивают с пути, но колонна идет и идет.

И не знает, что рая на небе давно уже нет.


3. Кэт Zews

Об авторе: Скажу скромно, я просто рыжая ведьма. Также я называюсь Ламией или Эмпуссой. В любом случае, причисляю себя к свите Гекаты.

Контакты: являюсь внезапно, лучше в одиночку не вызывать. Вожусь на филфаке СГУ, 1 курс – пока.
***I
He порицая, не стыдясь,
Мы просто ждём, мы просто верим,
Что вновь небесный светлый князь
Нам распахнёт к свободе двери.
И в тусклом замкнутом мирке
Блеснёт нежданное светило,
И лёгкий луч на потолке
Хлестнёт по бытности унылой,
Внезапной искрою свеча
Над тёмной книгой колыхнётся,
И по щеке твоей польётся
Слеза, тиха и горяча.
И к небу руки возведя,
Вдыхая воздуха прохладу,
Ты улетишь из чрева ада
На крыльях летнего дождя.
Моё "Я"
Живу, прожигая последние силы,
И дни, как эпохи - одну за одной,
Живу, чтоб воскреснуть за гранью могилы
У пристани новой, для песни иной!
Я путь свой направлю в холодные бури,
Где севера вихри над зыбью ревут,
Где холмы крутые во мшистом велюре
Стенами над пенистым морем встают!
Где предки столетий, застывшие в танце,
Холодными льдами глядят в небеса,
Где ветер до слёз обжигает глаза,
Туда поплыву на Летучем Голландце!
Меж морем и небом, меж льдом и гранитом,
Быть может, недолго пробуду в бою,
Но в пенистом море, печалью покрытом
Оставлю безумную песню свою!
.....Живу, прожигая последние силы,
И дни, как эпохи - одну за одной,
На пике пера грозовые чернила –
Мой "Роджер Весёлый" на мачте стальной!
Аллегория
Воскресший червь с крылами мотылька,
Летучее подобие цветка -
Ты первый стяг, примчавший мая дни,
И первый сон в октябрьской тени!
С листвой дрожишь, питаешься листвой,
В довольстве необъемлемого блага,
И спишь, подобно мумии живой,
В спасительной скорлупке саркофага!
Утихни скромно: ляг и не дыши,
Пылай крылами для чужого взора.....
Умри'без сожаленья и позора,
Как спал без снов и прожил без души!
ПРОЗА


1. RequiemJOL

Об авторе: Призвание: мешаю умирать милым по сути людям. Характер: умиротворенно-кладбищенский. Вредные привычки: навязчивое желание помогать рандомным людям, и что самое ужасное, за собственный счет. Полезные привычки: получать удовольствие от вредных привычек. Бесполезные привычки: самая бесполезная - бывать дураком. Люблю сыр.

Контакты: icq. 291263543 RequiemJOL@yandex.ru

«История одного парня»
...он был простым парнем...единственное его отличие было в том, что он был хроническим одиночкой...

...это было утро обычного дня...как казалось обычного...после ночи проведенной за компьютером и попыткой спиться...которая так и не удалась ему...он шел по проспекту и как обычно ни о чём не думал...это было то чем он гордился чем отличался...способность не о чём не думать...он шел и смотрел вперёд как вдруг он понял что он ослеп...это произошло мгновенно...но он не остановился...он шел дальше...но теперь его глазами была его душа...он шёл и чувствовал людей...он шёл как в коконе которым были...люди...они проходили мимо, они обгоняли его...они были потоком...он слышал их смех, который радовал и одновременно резал его...он шел чтобы познать...познать всё...он в этом мире много страдал...за себя, за других...причём свои страдания проходили быстро, а чужие...нет, они мучили его...

...тут он почувствовал дыхание ветра…бодрящее, спокойное...

...он шел уже по набережной...

...он почувствовал, что зрение возвращается к нему...

...он обрадовался...

...каким прекрасным стал тот мир... мир в котором он шел... он взглянул в воду и...и становился... там...в воде он увидел...нет не себя...но увидел лица...всех кого он знал...на них не было эмоций...они просто глядели на него...он не мог терпеть их взгляда...хотя взгляд был спокойным...даже умиротворенным...но он не мог смотреть им в глаза...он проклял вернувшееся к нему зрение...он почувствовал как капают слёзы...но капали они в...его душу...он вспомнил всех...как он помогал им...как смеялся с ними...как причинял им боль...его душа вспыхнула...слезы капали на раскаленную душу...и исчезали...

...он побежал...

...через несколько шагов он почувствовал...знакомое чувство...

...он вновь ослеп...

...но на этот раз душа открыла ему...

...он очутился в тумане...в очень густом тумане...туман обволакивал его...обволакивал нежно...как могла бы обнимать его любимая...которой у него никогда не было...туман был сер...ветра не было...и он почти не двигался...парень...попробовал шевельнуться...получилось...но не чувствовал своего веса...он был пёрышком...пылинкой...он был...он летел в этом тумане...

...неожиданно туман начал исчезать…осталась лишь тонкая полоска тумана...она была как дорожка...парень увидел...

...с одной стороны был яркий...почти не выносимый...но мягкий...СВЕТ...

...с другой мрачная...призрачно спокойная...ТЬМА...

его тянуло...в обе стороны...его разрывало...две половины...светлая и темная...добрая и злая...честная и лживая...его разрывал боль...боль души...ТЬМА манила его...манила покоем...манила одиночеством которого он так давно хотел...манила СВОБОДОЙ...свободой от всего - только сделай шаг...

...но СВЕТ тоже не дремал...он обещал любовь которой он будет наслаждаться вечно...он обещал радость и боль, но боль приятную...он тоже обещал СВОБОДУ...только шагни...

...и он шагнул...шагнул вперёд...дальше в туман...дальше в одиночество...

...он почувствовал улыбку...она не была злой, в ней не было издёвки...это была улыбка с которым мы смотрим за игрой двух котят...

...он почувствовал боль...но его была реальная боль...физическая...это дала о себе знать боль в шее...которая мучила его ещё утром...

видение оставило его...он очнулся посреди дороги...он переходил улицу...когда посмотрел в сторону и увидел...машину на полной скорости...она неслась на него...он не успел испугаться...

...он почувствовал лишь поцелуй...страстный...нежней...ПОСЛЕДНИЙ поцелуй...

...поцелуй смерти...
...поцелуй длился вечность...которая кончилась мгновенно...

....машина сбила его...и его тело отлетело как мячик от ракетки...но сам он остался стоять...он стоял и смотрел на людей...у них был шок...который пройдет...через час...он подошел к себе...его охватило чувство рвоты...но прошло сразу, как только он отвернулся...

...он стоял...

...но его не было...

...его охватил поток чувств...нет скорее не чувств...это был поток сознания...вечности...поток всех ощущений, что помнила эта жизнь...

...с одной стороны он понял, что его уже нет...это привело его...его душу в ужас...не в тот ужас....не в земной...тот ужас и ужасом то не был...

...он утонул в нём...

...но с другой стороны он почувствовал свободу и лёгкость, о которой мечтал всю жизнь...и это приводило его душу в экстаз...

...и он пошел...

...он шёл по городу...по городу где он жил...по его любимому городу...смотрел на людей...они смотрели на него, но не видели, они были погружены в свои проблемы...они были потоком...бесконечным потоком...

...а он всё шёл наслаждаясь...одиночеством...абсолютным одиночеством....
Его тело через некоторое время увезли в больницу...

...его мать в слезах просила хирурга сделать хоть что-то, спасти её мальчика...он для неё всегда был малышом....как и все мы...

...и они пытались, был пульс, слабый, НО ОН БЫЛ...
...а парень всё шел по улице...вернее его душа...мгновение спустя он уже стоял в той больнице...он увидел родителей в коридоре... отец пытался успокоить мать...нет не мать, а маму...парень побежал к ним чтобы успокоить и сказать: Я здесь!! МАМА, ПАПА не плачте я тут...

но слова умерли...и опять слёзы...и снова загорелась душа...он только стоял и смотрел...

...всё исчезло...и появился...

...коридор...три двери...на двух были таблички с надписями третья же была пустой...он подошёл чтобы рассмотреть их...

..."Ты" - было на первой...

..."Есть" - на второй...

...а на третьей...она была пуста...лишь три точки были вдавлены на самой двери...

...он вошёл в первую...

...он видел свою жизнь...жизнь до ПОЦЕЛУЯ...вернулась его память...он вспомнил всё...но не знал имён...он шел рядом с тем кем был раньше...шел по жизни...и прошел этот путь снова...душа вновь расцвела как в детстве...

...и вот опять...

...вот идёт парень...идет по дороге...душа смотрела на него и вновь тот "неземной" ужас окутал её пронзая своей необратимостью...

...это было начало того дня...

...вот парень идет по проспекту...идёт как ходил много раз...вот уже набережная...и вновь улыбка...ТА САМАЯ УЛЫБКА...душа почувствовала...нет это уже была не душа, это была тень...тень парня, но она ощутила прикосновение, оглянувшись она увидела три силуэта в мантиях с накинутым капюшоном...из под которого...тьма...свет...и...БОЖЕ...та самая улыбка...и тень онемела...тот силуэт который улыбался лишь указал ей пальцем "Смотри вперед"...она обернулась...машина...

...раздался крик...крик тени...беззвучный, но всепроникающий крик...ЗА ЧТО?!!!!!!

Но ответа не было...и появилась дверь...тень скользнула в неё...и снова коридор...три двери...тень принимала облик парня...

...страха не было...

...не было ничего...

...чувств не стало...только боль...боль от ПОЦЕЛУЯ...она текла по телу...принося лишь...наслаждение...но тело лежало на операционном столе и ждало...

...он стоял перед второй дверью..."ЕСТЬ"...вошел в неё...

...он видел казнь...хотя нет не казнь...жертвоприношение...

...жертвенный камень...

...ОН!!!...лежащий на нём...он не был привязан, но встать он не мог...и не хотел...вокруг три силуэта...ОНИ!!! СНОВА ОНИ!!! Это были три девушки неземной красоты, красоты своеобразной, но манящей...

...одна была в белом...

...другая в черном...

...а третья...этого цвета он не знал...он сочетал в себе все...не только цвета...

Жертвоприношение тем временем продолжалось...с того что лежал на камне медленно сдирали кожу, затем оставшиеся ткани, когда был удалён последний клочок живой плоти парень-тень увидел...слабое свечение на месте сердца, которым уже играли, невесть откуда взявшиеся тени...а огонёк горел…он взглянул на девушек...

...та, что была в белом, мило улыбалась...

...та что в чёрном была печальна...торжественно печальна...

...а та...чей цвет он так и не смог описать была сосредоточена...он это чувствовал...но на её лице не было эмоций. Она достала из-под мантии кинжал...занесла его для удара...одного удара...он видел приближение кинжала к огоньку...но за мгновение до соприкосновения огонёк исчез...все трое взглянули на него...это был тот взгляд который испугал его...взгляд тех кого он знал...он посмотрел на тени...это были они...безжалостно пинающие его сердце...без ненависти...он сам отдал им его...

...и он вновь стоит в коридоре...

...третья дверь...

...боль...

...страх...

...ужас...

...вновь все чувства исчезли...но к этой двери он шёл медленно, подойдя к ней, дернул...ЗАКРЫТО...он дернул за ручку вновь, дверь не поддалась...позади вновь возникли

три силуэта...дверь открылась сама и он медленно вошёл.

...больница...операционный стол...врачи, что борются за него...и ОН. Это был второй шанс...шанс ЖИТЬ! И в дверь вошла та, в мантии странного цвета, она взяла его за руку и повела в дверь...они вошли...это был тот же город...они пошли по нему...молча...ибо ОНА знала всё, а он не мог произнести не звука...знание само шло к нему...он увидел себя, тот парень шел с девушкой…любимой девушкой...и девушка любила его...и снова ОГОНЬ в душе...слёзы...тень вновь чувствовала...он узнал эту девушку...но не мог вспомнить её имени...они прошли мимо них...но огонек...его уже не было...и тогда он впервые услышал голос своей спутницы: "Решай"...

...коридор...

...две двери...

"..." и "!" было на них выцарапано...они были открыты...

...он посмотрел в глаза спутнице...в них один лишь : "ВЫБЕРИ и ИДИ"...

...и он пошел...


Больница...операционная...врачи потеряли надежду...но тут пульс стал стабильным...

...но лишь на одно мгновение...


2. Лиза

Об авторе: маленький золотой дракончик, иногда огнедышащий

Контакты: li2405@rambler.ru

«Еще одна планета.»


Динг лениво покачивался в гамаке и мурлыкал себе под нос какой-то нехитрый мотивчик. Прошло всего 4 часа с тех пор, как поднялась сияющая звезда Арванен, впереди было ещё почти 20. Но все равно, пожалуй, пора было браться за работу. Динг спрыгнул на пол и щёлкнул переключателем. Гамак тут же втянулся под потолок, а из стены выехал рабочий стол со всем необходимым. Динг слегка вздохнул и сел, взяв в руки лежавший прямо перед ним лист бумаги. "Заказ… Планета средних размеров, пригодная для жизни, 4-5 океанов, 5-6 материков, флора…, фауна…,разумная жизнь." Динг с удивлением, постепенно переходящим в радость, перечитал заказ и невольно потёр руки от удовольствия: он ещё ни разу не получал такого задания. Работа над мелкими планетами, создание захолустных планеток на окраинах систем, помощь специалистам – да, но самостоятельная работа над целой планетой, планетой, обитаемой в будущем разумными существам! Динг снова перечитал заказ, обратив особое внимание на будущий адрес планеты: Млечный Путь, звезда №7210 "Ор", 3-я планета системы и единственная обитаемая. Млечный Путь… этот уголок вселенной был уже почти закончен, оставалось доделать всего несколько систем, в том числе систему "Ор".

Задание ответственное, спору нет. И подойти к нему нужно со всей тщательностью и аккуратностью, чтобы специалисты из Планетного Бюро не пожалели, что дали его молодому начинающему инженеру. Сначала нужно выяснить всё о системе, связаться с теми, кто конструирует другие планеты. Динг быстро послал запрос и снова стал изучать заказ. Однако могли бы формулировать и поточнее. "Пригодная для жизни"! Ну и существует множество планет, прекрасно подходящих для жизни существ, дышащих угарным газом, когда им взбредёт в голову вынырнуть из моря азотной кислоты! Его планета будет не такой!

Динг откинулся на спинку стула в упоении: какая задача! Какой простор для фантазии! Но не время восторгаться. Нужно взять себя в руки и приступать. Динг взял со стола уже пришедший листок с требуемыми данными.

К 26 часам с их изучением и видеофонными беседами с коллегами по системе было покончено. Динг с сожалением взглянул на часы и убедился, что пора спать. Он и так снова просидел за работой две трети суток. Нужно было отдохнуть и переходить к работе над самой планетой.

Передохнуть толком всё равно не дали, через 5 часов его вытащили из постели ради консультации по системе "Авор". Пришлось выводить флаер и лететь в Бюро. Вернулся Динг в 11 часов переполненный идеями и сразу сел за работу.

Он старательно продумал строение литосферы планеты, до мельчайших деталей проработал ее ядро, мантию, кору. Прорешал невероятное количество химических и физических уравнений. Затем ввел данные в УМ и подождал, пока устанавливалось нужное для работы поле. В его пределах тут же закипела работа: создавалась миниатюрная, локоть в диаметре, модель будущей планеты. Динг запросил прогноз возможных землетрясений и извержений вулканов на ближайшие тысячу миллионов лет ее существования. Тот его не устроил, и пришлось заново проводить расчеты, изменяя состав, температуру прохождения реакций, количество и вид литосферных плит. Результат не заставил себя долго ждать: хотя даже в период развития цивилизации сейсмическая активность будет достаточно высока, она была сведена до своего абсолютного минимума. Ложась, Динг настроил ускоритель времени на 2 века в секунду и включил самописец. Наутро он получил подробный отчет о происходивших процессах и, изучив его, внес некоторые коррективы в модель. Теперь можно было приниматься за состав и структуру атмосферы.

Тут в дверь позвонили, в коридоре послышались легкие шаги, и вошла Ланита.

-Привет, Динг, я не помешала? Я слышала, у тебя серьезный заказ, да?

-Представь себе, поручили создать планету с разумной жизнью. Работы по горло, но тебе я всегда рад, - улыбнулся он и подал ей кресло. – А ты что делаешь?

-Все как всегда. Помогаю Денеку. На прошлой неделе сдала свой собственный маленький труд и присоединилась к нему. Он занят наблюдениями за кабрами. Они сильно продвинулись вперед за последние полвека.

Упоминание о Денеке, известном талантливом наблюдателе, всегда раздражало его, возможно, поэтому Динг ответил немного резко:

-Тебе никогда не казалось, что это как-то несколько нечестно, следить за другими разумными существами без их ведома?

-Казалось, и не раз. Но это мое дело! Пойми, мы ведь только наблюдаем, никогда не мешая и не помогая их развитию, ничего не навязывая им. Зато когда они доходят до такого уровня, что могут связаться с нами, у нас почти никогда не возникает проблем. Ведь мы знаем их: их ценности, культуру, обычаи, право… Без этого невозможно было бы создать наше космическое сообщество!

-Наверное, ты права, - сказал Динг, невольно любуясь ею. Ланита и правда была очаровательна: невысокая, хорошо сложенная, грациозная, с рассыпающимися темной волной локонами и доверчивыми карими глазами.

-К тому же, вот ты, мой милый инженер-планетчик, - с жаром продолжала она, - ты ведь не хотел бы, чтобы по окончанию строительства твою планету бросили на произвол судьбы. А с нами, Службой Исследований и Наблюдений, ты будешь спокоен за нее.

-Ох, Ланита, ты вправду можешь убедить кого угодно в чем угодно, - они дружно рассмеялись.

-Так как планета?

-Потихоньку. Самое сложное будет разумная жизнь. Я не представляю даже, как будут выглядеть эти существа.

-Надеюсь, ты не сделаешь их зверями, уродами или чем-то в этом роде? Это же издевательство! Не понимаю, как ваше Бюро пропускает такие проекты! Сколько уже есть планет, населенных разумными существами, которые не могут развиваться должным образом из-за того только, что у их создателя разыгралась фантазия, и он придал самую дикую форму им и их планете! – глаза девушки потемнели и стали почти черными.

-Ты не права, Ланита. Это все предрассудки. Тебе проще и приятнее общаться с существами, похожими на тебя. А с точки зрения многих инопланетян абсолютно невозможной, уродливой формой жизни являемся мы.

-Но разумная жизнь создается не ради простого разнообразия форм жизни во вселенной! -–убежденно воскликнула девушка, вскакивая. –Это…

-Ланита, Ланита, успокойся, прошу тебя! – Динг мягко усадил ее обратно в кресло. – Я отчасти согласен с тобой. Я сам хотел создать планету, похожую на нашу прародину Суэл с соответствующей жизнью.

-Надеюсь, ты придумал это не только из-за меня, Динг? Это было бы не хорошо.

Конечно, нет, – честным голосом ответил Динг. – Но если хочешь, ты всегда будешь в курсе моей работы.

-Спасибо, Динг. Я понимаю, что это для тебя значит. Спасибо. Но теперь мне пора. До свидания, Динг, удачи!

-Заходи, всегда рад тебе, - Динг проводил девушку до дверей и вернулся.

Ланита… Да, я сделаю эту планету такой, какой ее захочешь видеть ты. Для тебя я сделаю все. Даже невозможное.

Динг придвинул к себе пульт управления и стал лихорадочно вводить данные. Машина загудела, обдумывая летящую в нее беспорядочным потоком информацию, принялась сортировать ее и делать выводы.

Это будет прекрасная раса. Похожие на нас внешне, лишь немного ниже ростом. Я наделю их разумом, не уступающим нашему. И в душах их так же будет гореть жажда познания. Они изучат свою планету и себя и поднимут взгляд к небу. Их умы будут проникать вглубь земли и в пространство космоса… Но по всем данным они выходят не миролюбивыми. Агрессивность 8. Значит, и им не избежать кровопролитных войн и страшных ошибок. Но они будут учиться ни них и смогут, наконец, прекратить насилие почти полностью...

Динг с головой ушел в работу. Он сам не знал, что с ним происходит. Он думал только о ней, о своей планете. Динг работал безостановочно, вспоминая о еде только из-за слабости и боли в животе и засыпая прямо за работой. Но и во сне он продолжал думать о ней и не раз вскакивал среди ночи, чтобы проверить свою новую идею. Он сам бы не сказал, когда у планеты появилось имя. Да, во всех справочниках она будет обозначена как №7210"Ор"100007210762, а затем именем, которое дадут ей ее обитатели. Но для него она навсегда получила имя той единственной девушки, которую он любил без памяти. Для нее он и создавал эту планету. Хотя она никогда не узнает об этом. Он ни за что на свете не осмелится сказать ей.

На большей части обитаемых планет существует один язык и несколько диалектов. Но разве это серьезный подход к вопросу?! На всех планетах, созданных мастерами, языков было хотя бы несколько. Динг не слишком тонко разбирался в лингвистике, но он всегда мог обратиться к специалистам. Он сделал наметки для почти двух десятков языков и нескольких десятков производных от них, затем передал свою работу в Языковой Центр. Вернувшись, еще разросшиеся данные были немедленно введены в УМ и заняли свое место.
Работа подходила к концу. Динг потратил на нее больше полугода. За это время он похудел килограмм на 10, но, если бы понадобилось, он работал бы еще столько же. Единственным, что омрачало его радость, было то, что все это время Ланита работала с Денеком и ладила с ним как никогда хорошо. И теперь наверняка собиралась отправиться с ним в новую экспедицию. Динг предпочитал пока не спрашивать ее об этом. Это было слишком неприятно. Сам он тоже должен был уезжать, чтобы наблюдать за строительством планеты, но его отлучка должна была быть недолгой. И вернувшись, ему предстояло несколько лет ждать возвращения Ланиты. Несколько лет? А может, 10? Больше? Эти экспедиции иногда безобразно затягивались!

Дингу не хотелось говорить об этом с Ланитой, и он умудрился заглянуть в списки будущей экспедиции. Она, конечно, значилась там в качестве исследователя и контактера, прикомандированного Службой Исследований и Наблюдений. Экспедиция отправлялась через 2 дня. Динг вздохнул. Ему нужно было найти Ланиту и наконец сказать ей все.

Он набрал ее номер на видеофоне. Никто не отвечал. Динг позвонил ей на работу в Службу. Там ее не было. Тогда он связался с лабораторией Денека. Она была там, но не могла подойти.

Весь следующий день Динг работал, не поднимая головы. Ему надо было срочно кончать план развития планеты для СИН. Поэтому он снова и снова перепроверял выкладки и прогнозы, сверяя их с давно составленными таблицами и заполняя бесчисленные колонки новых. Поздним вечером он, наконец, оттолкнул от себя бумагу и, сжевав безвкусный, но питательный ужин, подполз к видеофону. Ланита была дома. Увидев Динга, она так и ахнула:

-Динг, как ты выглядишь! Просто призрак какой-то! Ты совсем заработался, нельзя так!

-Ничего, это все ерунда. Зато ты как всегда великолепна, - Динг с искренним восхищением смотрел на девушку. Она была в элегантном темно-синем вечернем платье, с изящными платиновыми украшениями на шее и руках, а темные волосы, выбившись из хитроумной прически, обрамляли ее лицо.

-Я только вошла домой, - отмахнулась она. –Денек сегодня устраивал банкет по поводу окончания исследований вирусов, занесенных на пару планет веганцами. Теперь с еще одной болезнью будет покончено. Мы за месяц нашли универсальную вакцину. К тому же, это был и прощальный банкет перед отлетом. Кстати, были и планетчики. Один, знаешь, такой полный седой мужчина с рокочущим басом.

-Кардент?

-Да-да, он самый. Знаешь его? Милейший человек.

-В институте мы учимся на примерах его планет. Это один из лучших мастеров, если не лучший. Пару раз он снисходил до того, чтобы прочитать нам лекцию.

-Так вот, этот самый великий Кардент очень интересовался твоей работой. Мне просто стыдно стало, что я так мало о ей знаю.

-Что ж, это обнадеживает. Я вложил в нее столько сил, что будет почти трагедия, если ее не оценят, - вымученно улыбнулся Динг. –Ланита, а что ты делаешь завтра? Я очень хотел бы поговорить с тобой. Это правда очень важно.

Ланита смущенно отвела глаза:

-Понимаешь, Динг… Денек готовиться к экспедиции, ему нужно очень много сделать, а времени мало… И он сказал, что был бы счастлив, если бы я помогла ему. Словом, я обещала, что завтра с утра пойду к нему. А вернусь, боюсь, поздно. Прости, Динг, может, потом?

-Да, конечно. Всего хорошего тебе, Ланита. Удачи тебе.

-И тебе, Динг. Спокойной ночи. Прошу тебя, отдохни хоть немного!

-Конечно, Ланита. Спокойной ночи.

Динг положил трубку. Отдыхать! Нет уж, отдохнет он во время космического полета. Сейчас слишком много дел. К тому же, отдыхая, он не мог не думать о Ланите. Динг вздохнул. Что ж, следующий день он посвятит окончанию своей работы, а послезавтра попытается поймать Ланиту перед отлетом.

Но в то утро его срочно вызвали в Планетное Бюро уточнить некоторые детали его проекта. Как будто нельзя было сделать это раньше!

Отделавшись от работы, Динг наконец вскочил в флаер и, выжимая предельную скорость, полетел в космопорт. По пути он злостно нарушал все правила, если только предоставлялась возможность, но, тем не менее, путь занял у него полчаса. Времени до старта корабля оставалось всего ничего.

Динг поставил флаер на стоянку, и к нему тут же подбежал служащий:

-Прошу прощения, я должен вас оштрафовать, - в руке у него был громадный бланк.

-Да, конечно, - Динг быстро расплатился и поставил на бланке роспись. –Простите, как я могу встретиться с одним из пассажиров корабля? Это "Вечерняя звезда", экспедиционный корабль.

-Не знаю, возможно ли это Он уже готовиться к вылету. Впрочем, идите в управление космопорта, я передам вашу просьбу.

-Спасибо, - Динг почти побежал. В дверях управления его встретил и доставил в нужную комнату робот- проводник.

-Прошу прощения…- Динг оказался в небольшом светлом помещении, где, наблюдая за многочисленными экранами в стенах, сидели трое инженеров. -Вам должны были передать… Я…

-Да, мы знаем, - один из них, приятный молодой человек чуть постарше самого Динга, встал и подвел его к одному из экранов. –Понимаете, боюсь, устроить личную встречу будет слишком сложно. Корабль – посмотрите на эту диаграмму – уже готов к взлету. Люки закрыты, двигатели разогреваются, вылет нельзя задерживать более чем на 5 минут, иначе может произойти взрыв. За такой срок найти пассажира и устроить встречу нереально. Но мы можем устроить беседу по видеофону.

Динг качнул головой:

-Нет, спасибо, - он тоскливо посмотрел на экран, где среди взлетного поля высился звездолет. –Спасибо. Я пойду. До свидания.

_Всего хорошего. Извините, – сочувственно откликнулся инженер.

Итак, ничего не вышло. Ланита улетела, и сказать ей самое главное он не успел. И вряд ли теперь когда-нибудь скажет. Динг сел в флаер и резко вывел его на взлет. Он вдруг понял, что остро ненавидит Денека – успешного, известного, обаятельного.
Прошло 3 с половиной месяца. Динг сидел в своей каюте на борту звездолета "Ор-1". Он и еще 15 кораблей-строителей исполняли его план, создавая новую планету. Дело шло к концу. Еще немного, и можно будет улетать, оставив здесь группу наблюдателей из СИН. Их корабль уже приближался.

-Извините? - в дверь заглянул один из младших инженеров. –Вас зовет капитан.

-Иду, - Динг встал. Интересно, что от него могло понадобиться? В любом случае, это отвлекало от мыслей, связанных с возвращением домой. А они были невеселыми.

Капитан ждал его в рубке у большого иллюминатора. Там, далеко и близко одновременно, внизу горела еще не сформировавшаяся до конца – этого было ждать уже недолго – планета. Самая дорогая для него планета во всей вселенной.

-Отличная штучка этот ускоритель реакций! - заметил капитан, глядя на нее. Вместо миллионов лет формирование планеты длиться всего месяц. Право, как наблюдатели и инженеры выдерживали раньше, когда конец их работе намечался только в очень отдаленном будущем.

-Боюсь, раньше им как раз было легче. Использовались уже готовые планеты, на которых создавали и прививали жизнь. А это дело менее длительное. К тому же, когда поверхность остынет, все пойдет своим чередом. Только наши далекие потомки увидят эту планету такой, какой я ее задумал.

-Это, наверное, грустно – не видеть результата своих трудов, - сочувственно проговорил капитан.

-Главное, я знаю, что он будет.

-О да, конечно, - капитан посмотрел на Динга едва ли не с восхищением, затем тряхнул головой. – Но я позвал вас не ради болтовни. Корабль наблюдателей приземлился на 7-ой планете раньше, чем ожидалось. Через пару часов начальник их вахты будет у нас на борту.

-Отлично. Тогда я должен срочно проверить бумаги для передачи им. Спасибо, капитан. .

С бумагами все было в порядке, и через два с половиной часа Динг с легким сердцем передал их главе наблюдателей. Это был атлетически сложенный молодой человек лет 27-ми с приветливым открытым лицом по имени Свенг. Уже держа все бумаги в руках, он вдруг замялся и неловко произнес:

-Послушайте, мы разбили лагерь на 7-ой планете… Это близко, всего два часа лету, а у меня 2-хместный космолет… Понимаете, многие из нас – совсем молодые, то есть, конечно, все они профессионалы, можете не сомневаться. Так вот, они очень хотели бы увидеть вас, поговорить с вами…

-Вы хотите сказать, что приглашаете меня слетать на вашу базу? Если так, я с удовольствием принимаю предложение.

Свенг просиял:

-Тогда идемте? Мой космолетик мигом домчит нас. Вы увидите, это чудесный маленький кораблик.

Это действительно было так. Мини-космолет так и сиял в лучах звезды "Ор", начищенный, аккуратный и одним своим видом напоминающий владельца. Уже сев, Динг поинтересовался:

-А из какой вы группы наблюдателей?

-Геолог. В нашей вахте почти и нет никого больше. Надо сказать, задали вы нам работку! – весело рассмеялся Свенг. –Лучших ребят сюда шлют. И потом так же будет. Тут и геология, и физика, и биология потом будет высшей степени сложности! И при этом все логично, четко и ясно! Да вас наградить должны за такую работу!

-Возможно. Веков через 200-300, когда видно будет, насколько оправдались мои ожидания, - Динг рассмеялся. – Нет, вы, право, преувеличиваете.

-Если бы это было только мое мнение! Но так считают очень многие. А вот и седьмая планета. А это наша база.

С такого расстояния четко была видна огромная наблюдательная обсерватория, корабль в паре километров от нее, 6 посадочных площадок и ползающие возле длинного и пока не оформившегося здания - это должен был быть жилой комплекс – машины.

-Держитесь! – Свенг круто посадил космолет. – Скафандр в порядке? – Динг кивнул. – Тогда пойдемте.

Навстречу им высыпало несколько десятков наблюдателей в скафандрах. Они приветственно махали руками и улыбались. Свенг повел Динга в обсерваторию.

-Вы расскажете нашим немного о планете, правда? – торопливо проговорил он. Динг кивнул. Они оказались в просторном зрительном зале, уже заполненном людьми. При виде Динга все они бурно зааплодировали. Он растерянно и смущенно улыбнулся. Свенг слегка подтолкнул его вперед. Динг дошел до невысокой кафедры и остановился возле нее. Он дико нервничал, но при взгляде в зал вдруг успокоился.

Слушателей было десятка 3-4. Здесь были юноши и девушки, едва получившие специальность, рвущиеся в бой с горящими глазами, люди молодые вроде Свенга, сильные и уверенные, готовые к любым неожиданностям, и старше – более опытные, но встречающие его с не меньшим энтузиазмом, чем самые юные.

-Здравствуйте, - Динг улыбнулся. _Я очень рад видеть вас здесь, рад, что вы прилетели сюда присматривать за моей планетой.

-Мы тоже рады! – выкрикнул кто-то.

-Расскажите нам о планете: какой она будет? Только без цифр и статистики! – попросила девушка из первых рядов, глядя на Динга доверчивыми сияющими глазами.

-Какой она будет? Вы были на родине нашей цивилизации – Суэле системы Арванен? Они будут похожи, - Динг остановился на секунду, подбирая слова, затем вдруг пламенная речь потекла сама собой, увлекая его все дальше и дальше. Он говорил о красоте природы будущей планеты, о ее морях, лесах и небе, об их обитателях, о дожде и снегопадах, о величественно прекрасных горах, о полноводных реках, о тех, кто придет через века – разумных существах, которых он невольно называл людьми. Его слушали, затаив дыхание, все, даже самые старые. А когда он кончил, все встали и стали расходиться. Одни уходили в одиночестве, глубоко задумавшись, другие что-то горячо обсуждали, многие подходили к Дингу, говорили простые светлые слова, рвущиеся от сердца.

Наконец он остался один в зале. Голова кружилась от всего происшедшего, усталый, он прислонился к кафедре.

-Динг? –кто-то мягко тронул его за плечо. Он резко выпрямился и изумленно распахнул глаза:

-Ланита?


-Ты так чудесно говорил… Все заслушались!

-Ланита, как ты здесь оказалась?

-А где я должна быть? – лукаво спросила она, тряхнув темными локонами.

-В экспедиции с Денеком… Я же видел твое имя в списках!

-Да, я собиралась лететь. Но утром перед вылетом Денек сделал мне предложение. Он сказал, что любит меня и еще много красивых слов, но я отказала. Сам понимаешь, после этого я не могла лететь с ним!

-Ты отказала Денеку?

-Да, - она удивленно посмотрела на него. –Что с тобой, Динг?

-Ничего, ничего, прости.

Она опустила глаза, уставившись на кончики своих скрещенных пальцев:

-А еще я поняла, что не хочу улетать далеко и надолго. Далеко и надолго от тебя, Динг.

Минуту висело молчание. Девушка робко подняла глаза. Динг стоял перед ней, прислонившись плечом к стене и скрестив руки на груди.

-Лани… Так я назвал мою планету. Знаешь, для кого я ее сделал? – ее глаза расширились от удивления и восторга. –Да, для тебя. Прими ее как подарок, хотя она и недостойна тебя. Я люблю тебя, Ланита.

Она бросилась к нему и обняла его со счастливыми слезами на глазах.
Через три дня они стояли вдвоем у иллюминатора большого звездолета, готового доставить их домой. Стояли и смотрели на планету. Она уже остыла и казалась теперь мертвой и безжизненной.

-Невеселое зрелище, – заметил Динг. –Кто бы мог поверить, что…

-Я могу. Я вижу ее… вижу голубую планету океанов с причудливыми материками, окутанную легкими облаками и ласкаемую своей звездой… Все так?

-Да, - Динг нежно поцеловал ее и снова посмотрел на планету. Взревели двигатели, звездолет дрогнул и отправился в полет. Планета стала постепенно уменьшаться, пока не превратилась в еле заметную точку вдалеке.

Это был только маленький каменный шарик в безграничных просторах космоса. Но Динг знал, что пройдут миллионы лет и там появятся люди, подобно своей планете, скрывающие внутри себя пламень. Придет время, и они выйдут в космос ради новых открытий и в надежде найти братьев по разуму. И их не встретит холодное безжизненное пространство.

Летите, младшие братья, мы ждем вас!


3. Kattey

Об авторе:

Контакты: nefrite2@rambler.ru

8 917 217 03 62

62-64-16

«Эволюция сознания»

*миниатюры*


Время - зеркальный лабиринт:

надеясь встретить человека,

встречаем чаще его отражение. (с)
Сегодня поймано мгновение:

среди абсолютно летней улицы, в зарослях и цветах зеленых, улицей, перемычкой соединяющей два весьма оживленных проспекта, улицы, залитой солнцем словно медом, теплом и нежностью невозможно наполненной - по этой самой улице шелестел опавший лист и шелест этот оттенял и невозможную, вдруг наступившую тишину, и лето.


* * *

Мне хочется сказать тебе, что я сильно скучаю. Я действительно сильно скучаю: ищу тебя по привычным местам, как кошки порой ищут ушедшего человека, вспоминая о нем лишь изредка. Я очень скучаю, меня тревожит молчание, воображение тревожит жуткими картинами. Я скучаю - сказать легко, передать сложно, - все еще чувствую вину и думаю "а стоило ли оно того?" и не знаю обычного ответа. Мне не хватает тебя, для полноты моего мира в нем нет твоей частицы, твоей пыли на подоконнике, цветка, чего-то, подверженного заботе и присутствующего где-то рядом, незримо. Раньше не было таких длинных исчезновений; позвонила бы, но все еще чувствую вину, похожую на натянутую до отказа резинку - дернешь чуть быстрее и лопнет. Сказала бы "радуйся, тебе удалось", но мне не хочется сарказма и не хочется новых обостренных углов: мы так расстаемся всегда, остроту прикрывая улыбками, хотя мне всегда верится, что вся откровенность наконец-то сгладилась и стерлась. Мне не хватает тебя, а быть откровенной до безжалостности не всегда хорошо, если знаешь последствия. Слова просты, но тебя нет рядом, и от этого они теряются в этой осени.


* * *

Желание уйти и затеряться сродни желанию пройти по мосту в незнакомом городе; на барьерах моста химеры с облупленными мордами и внимательными взглядами, лапы химер упираются в камень, хвосты в реку с нефтяного цвета водой, черной с золотом. По другую сторону незнакомый город, и я легко могу представить себе высокий воротник пальто и сырой, холодный ветер в лицо, запах воды и старого металла, и чувство той самой затерянности, которая возникает только на мостах, на хирургических швах, соединяющих два берега любой раны.


* * *

День - это бронзовые часы; механизм сияющ в тех секундах, что цепляют наше восприятие и безнадежно тускл во всех других. Часы стучат днем, отсчитывая эти секунды, одну за другой, в строгой и нумерованной последовательности загоняя время в прямолинейный массив, - но ночью, когда никто не слушает их, не смотрит на них, не требует их, ночью часы позволяют секундам течь как того секундам хочется. Поэтому ночное время такое причудливое и открытое. Оно безымянно, к нему невозможно адресоваться напрямую, оно свободно в этой безымянности, безлико и причудливо. Разве вы не чувствуете этого, встав из-за компьютера в глухую ночь и замерев на пару секунд в тишине выключенного света?


* * *

С школьных уроков биологии в сознании приживается ощущение классификации, изученности и упорядоченности видов, классов и царств. И тем большим открытием становится находка отмерших в процессе эволюции существ, - словно о другой планете речь. Птицы которые не птицы, животные, которым только специалисты и подберут имя.


* * *

Образ.
Клены на кончиках листьев

Несут седину.

* * *
Множество призраков - обид, недомолвок, непонимания, - отступает, если вспоминать о разделяющем людей расстоянии. Мир - это архипелаг, люди в нем острова и сам океан, одновременно и выделяющиеся из общей массы и создающие эту массу. Кто-то нам дорог - и его существование это маяк на далеком маршруте, куда всей жизни не хватит, чтобы дойти и увидеть что-либо кроме этого света. Кто-то, кого мы еще не знаем, для нас вода соленая, проходящая сквозь пальцы и уходящая в такую же воду.

Разделенные пространством мы маяки, все что мы можем дать друг другу - это свет и ощущение далекого присутствия.


Когда думаю о людях, которых знаю, но которых никогда не увижу, не ощущу, и о которых бы не узнала никогда, не будь возможности текстовых связей на расстоянии, становится невозможным обижаться на что-либо. Есть свет, и только это важно.
* * *

Есть ряд мелких вещей, которые меняют мир более радикально, чем кажется. Отлавливаю такие вещи случайно, нашла пока только две:

- Возможность точного и быстрого копирования электронной информации: изменила отношение к ценности информации, сделала ее дешевой и доступной. 100% точность, с которой один файл копируется в точно такой же, а тот в третий и дальше в сотый и тысячный избавило людей от страха сверения копий.

- Герметическая полиэтиленовая пленка и резина: в быту и медицине до этого не существовало по настоящему хорошего способа защитить содержимое от внешнего воздействия. Волокна тканей, как бы мелки они не были все равно имеют зазоры; в неповрежденной полиэтиленовой пленке они отсутствуют и это убирает еще один страх.

Я уверена, что этих вещей больше. Маленькие камешки, дающие начало лавинам.
* * *

Каждый раз проезжая на трамвае мимо магазина ковров "Арабески" прошу про себя светофор о красном свете. Тогда минуту или около можно смотреть из окна на причудливое переплетение линий на вывеске, в который, очередной раз - тщетно - пытаться запомнить принцип и узор хотя бы этой простой переплетности, что контуром напоминает фигурные окна из сказок "Тысяча и одной ночи", а еще немного - купол и дверь. Такая вот своеобразная полуминута эстетического наслаждения.


Снятся сны-истории, почти законченные сюжетно, почти кинематографичные по образности. Но не хватает смелости описывать - вышелушенные словами, они блеклы и невыразительны.

* * *


Кошки.

Было ощущение момента: дорога, палисадники слева, по тротуару навстречу друг другу я и серая кошка. Синхронное движение навстречу немного напоминало шпионский фильм, где два агента узнают друг друга взглядами, а затем расходятся, так ничего и не сказав.

И мы с кошкой так же и поступили - в полном соответствии с каноном, свернули каждый в свою сторону за пять шагов до точки соприкосновения.

Но момент был великолепен.


* * *

За что люблю лето - за палисадники возле частных домов.

В одном дворике подсолнухи вместо живой стены, а возле дома - высоченные заросли какой-то изумрудной растительности с длинными желтыми соцветиями. В пояс высотой, в плечи.

В другом - невысокие кусты с мелкими листьями и белыми цветами обвивают подножье высокой веранды и сам дом словно бы растет из бело-зеленого моря.

В третьем вьющийся плющ и так много его, что дом становится похож на грот, где листья - чешуйчатая роспись по стенам. У дверей того дома подвешен китайский ветряной колокол и в воспоминаниях зелень связана с серебром звука.

Возле четвертого цветник. Цветников много и все прекрасны, но один из них, с оранжевым богатством бархатцев и роскошным темно-лиловым цветов крупных колокольчиков в обрамлении зеленых листьев просто просится на полотно.

Есть еще пятый, где палисадник украшает одинокая багряная роза на длинном стебле, шестой дом, где веранда, чем-то наводящая на мысли о замке, причудливо затенена высокими деревьями, седьмой дом, где все лето мальвы и лилии сменяли друг друга перед искусственным родником.
Люблю лето за эти калейдоскопы. Воспоминания цвета греют в монохромно-откровенные зимние дни.

* * *


Быт. (ворчливое)
Поднимаю по ступенькам (а живу я сейчас на втором этаже без лифта) тяжеленную тачку, битком набитую продуктами на неделю. Половину содержимого переношу челноком руками наверх, вторую половину скрепя зубы втаскиваю сама.

Спускается сверху сосед, живущий напротив. Улыбается.

- Ходить по магазинам в радость, но возвращаться домой - нет. - Отвешивает что-то в этом стиле.

- Когда вокруг нет мужчин - конечно, - отвечаю. Сосед, потушив улыбку, ушел.


В моменты особо тяжелых продуктовых тележек хочется послать очень далеко весь прогрессивный феминизм.
* * *

Привязанность - это как невидимая леска, соединяющая два запястья; дающая и ощущение связи и незаметность одновременно - и резкую боль, вздумай кто отойти в сторону.







Смотрите также:
Вступительное слово стр. 3 Стихи стр. 4 TiamaT стр. 4 «Слезы дождя »
341.34kb.
1 стр.
П под занавес года стр. 2 Новый год: история возникновения праздника стр. 3 Символ 2010 года стр. 4 Вера в чудеса стр. 5 Проба пера стр. 6 А знаете ли вы? стр. 7 Узнай свой год по гороскопу! стр. 8 ервый номер газеты вышел 7 марта 2007 г
112.62kb.
1 стр.
Руководство по лётной эксплуатации 2 Общее
39.73kb.
1 стр.
Пояснительная записка стр. 3-7 Планируемые результаты освоения образовательной программы стр. 7-11 Учебный план стр. 11-13
2003.46kb.
10 стр.
Стр. 3 Глава I. Краткая характеристика основных мировых систем управления стр. 5 Глава II. Особенности японской системы менеджмента стр. 11 Заключение стр. 18 Библиография стр. 19
201.58kb.
1 стр.
План введение стр. Глава I. Теоретические основы промышленного маркетинга стр
831.44kb.
3 стр.
Конкурс рисунков (стр. 8) Halloween (стр. 9) Выборы (стр. 10) Один четыре восемь Выпуск №2
152.55kb.
1 стр.
1. Введение стр 3 Физико-географическая характеристика региона стр 3 Озеро Байкал стр 5
175.68kb.
1 стр.
Термины стр 2 История протекционизма стр 2-3 Протекционизм в России стр 4-5
198.9kb.
1 стр.
Вступление стр. Кулинарные традиции народов Индии стр. Особенность блюд, в зависимости от географического положения стр
79.56kb.
1 стр.
План курсовой работы: Введение стр 3 Классификация газообразных промышленных выбросов стр 3 Очистка газов от аэрозолей стр 4
369.68kb.
1 стр.
Спутники Марса Фобос и Деймос стр. 12 Жизнь на Марсе стр. 13 Использованная литература
158.43kb.
1 стр.