Главная
страница 1 ... страница 2страница 3страница 4страница 5

Приоритетные и малоэффективные отрасли Беларуси. Подход, предлагаемый ученым-экономистом, аналитиком Леонидом Злотниковым к определению перспективных производств в Беларуси.
Сегодня белорусская промышленность отвечает критериям четвертого технологического уклада (например, металлургия, производство автомобилей и тракторов, органическая химия, производство одежды и обуви, отверточная сборка телевизоров и компьютеров, добыча и переработка сырья). Производства этого уровня развитые страны переместили в развивающиеся страны, с которыми и вынуждена теперь конкурировать белорусская промышленность. И только немногие белорусские предприятия обрабатывающей промышленности могут рассчитывать, что они выживут в конкуренции с динамичными «тиграми» Юго-Восточной Азии. В этом плане показательно исследование, проведенное в 2005 году по заказу Комитета по науке и технологиям Республики Беларусь, выявившее, что в структуре товарного экспорта доля производств с низкой наукоемкостью составляет 78%, средней –18%, высокотехнологичных – 4%.

Можно ожидать, что через три-пять лет продукция многих известных в Беларуси заводов (например, моторного, тракторного, автомобильного) может стать такой же неконкурентоспособной, какими уже стали, к примеру, белорусские станки, мотоциклы, подшипники, обувь, текстиль, мебель, интегральные схемы, часы.

Сейчас остаются эффективными лишь те немногие обрабатывающие предприятия, которые в силу обстоятельств или грамотного менеджмента оказались включенными в процесс глобализации, то есть в разделение труда с предприятиями развитых стран мира. Например, эффективно работающему БелАЗу повезло, что необходимые для него ответственные узлы не могут быть произведены в Беларуси (иначе заставили бы потреблять «белорусское»), поэтому моторы, коробки передач и некоторые другие ответственные узлы он приобретает в Европе или США. У европейских фирм приобретает современные материалы для производства ОАО «Мiлавiца». Свое производство указанные предприятия организуют на современном зарубежном оборудовании.

Развитые страны стоят на пороге новой промышленной революции. В обиход правительственных должностных лиц и ученых во­шли термины «Фактор Де­сять» (уменьшение потребле­ния энергии и материалов на 90%) и «Фактор Четыре» (уме­ньшение на 75%). «Фактор Че­тыре» одобрен Европейским Союзом как новая парадигма для устойчивого развития. Ряд стран ОЭСР своей целью изб­рали достижение «Фактора Десять».

Известно, что ресурсоемкость произ­водства в Беларуси в разы выше, чем в развитых странах. Напри­мер, на килограмм произве­денного и съеденного в Бела­руси мяса страна расходует в 8-10 раз больше энергоносителей, чем, к примеру, в ЕС. Аналогична ситуация и с за­тратами других ресурсов на единицу конечного продукта, вышедшего из сферы произ­водства товаров в сферу по­требления (возможно, в ме­ньшей степени, чем в приме­ре с мясом). Если же говорить о затра­тах ресурсов не в материаль­ном производстве (на едини­цу товара в натуральном из­мерении), а на единицу ВВП, то они ниже: на один доллар ВВП здесь затрачивается лишь в три раза больше энергии, чем в развитых странах.

Если Беларусь хочет выйти на уровень конкурентоспособности промышленной продукции развитых стран, то здесь целесообразно принять парадигму «Фактор Семь» (снижение затрат ресурсов в производстве). И первое, с чего нужно на­чать, – поставить цель сни­зить удельный расход ресур­сов в реальном секторе эко­номики до уровня развитых стран. В таком случае можно догнать развитые страны по уровню материального потребления без увеличения потребления ресурсов.

Сегодня наука (теория оптималь­ного планирования) дает ме­тоды обоснования долго­срочных стратегических аль­тернатив. Проблему отбора из множества производственно-технологических и прочих альтернатив, обеспе­чивающую максимальное продвижение к желаемым це­лям развития при имеющихся возможностях страны и различных дополнительных ограничениях, можно свести к динамической задаче ли­нейного программирования. Используя такую модель, можно было бы давать стро­гое обоснование перспектив­ности тех или иных стратеги­ческих решений в экономике. Расчеты с использовани­ем такой модели дают «тене­вые» (двойственные) оценки значимости отдельных видов ресурсов для максимального приближения к желаемым це­лям. Только используя эти оценки можно строго обосно­вать стратегические решения по развитию страны.

В научных кругах и Белару­си, и России сейчас идут раз­говоры о создании подобной модели для выработки стра­тегии устойчивого развития страны. Но и здесь и там не­которые ученые предлагают в основу положить модель меж­отраслевого баланса (МОБ) страны. Однако можно согласиться с мнением белорусского экономиста Л.К. Злотникова, который в советское время в Институте экономики Академии наук как раз занимался разработкой оптимизационных моделей, что такое предложение ошибоч­но. Сегодня Национальный комитет статистики Беларуси разраба­тывает баланс лишь на 30 от­раслей. Это слишком высокая степень агрегирования, чтобы можно было сделать операци­ональные выводы, то есть вы­воды, которыми могли бы по­льзоваться практики. Кому ну­жен вывод ученых, например, в таком-то пятилетии увели­чить объем сельскохозяйст­венного производства в 1,3 раза? Но главное – МОБ не содержит альтернатив, без которых расчеты на перспек­тиву просто лишены смысла.

Но если, как предлагает Л.К. Злотников, вспомнить былую практику, когда в СССР в 1960-х годах формировали МОБ где-то на 500 отраслей, и воз­родить ее, то отдельная чис­тая отрасль в такой детализа­ции могла бы быть легко пре­образована в несколько тех­нологических альтернатив развития. В этом случае выво­ды ученых могли бы использо­ваться в практике управления.

Модель стратегического планирования могла бы стать тем ядром, вокруг которого можно организовать работу вновь созданного Центра стратегии устойчивого раз­вития. В задачи этого центра могли бы войти мониторинг, оценка и продвижение перс­пективных альтернатив раз­вития производства в жизнь. А цель деятельности этого центра – в максимально короткие сроки содействовать снижению затрат ресурсов в производстве в 6-7 раз.


Более подробно об этих идеях можно прочитать в статьях Злотников Л. Почему необходима корректировка промышленной политики // Белорусы и рынок. №47. 2007. – С. 17; Злотников Л.К. Фактор «Семь» // Белорусы и рынок. №5. 2006. – С. 22. Статьи можно скачать по URL-адресу http://ekonomika.by/zlotnikov
Приложение 6.
К истории вопроса о развитии малых и средних городов в Беларуси в советский послевоенный период (примеч. позволяет понять многие современные проблемы развития малых и средних городов в Беларуси. – В.А.)
Для отличника. Отрывок из статьи: Акулич В.А. Разработка белорусскими учеными-экономистами проблем размещения производительных сил в советский послевоенный период (1945-1982 гг.) // Труды Минского института управления. №2. 2008. – С. 142-151
В 1970-х гг. при обсуждении белорусскими учеными-экономистами подходов к размещению новых предприятий столкнулись два диаметрально противоположных подхода.

Первый подход, – это «рассредоточенное размещение производства, предполагающее активизировать экономическую жизнь как можно большего числа малых и средних городов», а второй подход, – это «концентрированное размещение, когда запланированное в каждом периоде производство размещается в минимальном числе городов» [2, с. 144]. Разница в подходах была принципиальной, поскольку, в первом случае, новые предприятия нужно было рассредотачивать под уже сложившуюся систему расселения людей, а во втором случае, сложившаяся система расселения признавалась не соответсвующей эффективной схеме размещения производительных сил при социализме и предлагалось осуществить массовое переселение людей из одних населенных пунктов в другие по критерию численности последних. Поскольку второй подход на практике все же возобладал, то остановимся сначала подробнее на нем.

Чтобы не исказить суть данного подхода неточным пересказом, приведем цитаты из работ его сторонников (Л. Козловская, А. Павлова, и др.), пусть и обширные, но зато точно ракрывающие его содержание, тем более, что его реализация повлияла на жизнь и судьбы миллионов людей в Беларуси и по своему масштабу сравнима с проектом массовой принудительной коллективизации 1930-х годов. Итак, как утверждала Л. Козловская «при выборе вариантов размещения промышленности методологически верной является ориентация не на сложившуюся систему расселения, а на учет требований расселения, оптимального с точки зрения современной теории» [15, с. 19]. Далее, «на наш взгляд, в современной теории и практике размещения промышленного производства консерватизм сформировавшегося расселения часто переоценивается, и предпринимаются попытки закрепить его путем размещения во всех поселениях городского типа промышленных объектов, размер которых соответствует количеству свободных трудовых ресурсов [населенных] пунктов. [Однако] с точки зрения производственно-экономической эффективности объективным и прогрессивным процессом является территориальная концентрация промышленности, формирование крупных промышленных центров» [15, с. 18]. Наконец, утверждалось, что «фактор трудовых ресурсов в Беларуси в настоящее время не может служить аргументом размещения промышленности в малых и средних городах» [17, с. 226] и что «формой разрешения противоречия между требованием концентрации производства и рассредоточенным характером размещения трудовых ресурсов, является искусственная концентрация населения в отдельных, наиболее благоприятных городах». Далее пояснение, что «нельзя оправдывать рассредоточение промышленности по всем городским поселениям необходимостью развития этих поселений, так как сложившаяся структура расселения не соответствует требованиям производства и сама нуждается в перестройке» и что «выбор [населенных] пунктов для размещения нового промышленного строительства должен производиться лишь из числа перспективных пунктов расселения. Масштабы их промышленного развития на каждый планируемый период должны определяться исходя из критерия минимума суммарных затрат на развитие производственной инфраструктуры» [2, c. 159]. И в заключении сообщалось, что «[применительно] к конкретным условиям Бел[аруси]… сосредоточение основных промышленных предприятий в нескольких крупных промышленных центрах, более или менее равномерно распределенных на территории Беларуси, является более экономичным вариантом, чем распыление промышленности по большому количеству [населенных] пунктов» [2, с. 230].

В исследуемый период ученые-экономисты, сторонники данного второго подхода, вместе с представителями плановых органов действительно брали на себя ответственность и решали – какому городу расти до какой величины, скажем до 100 или до 300 тыс. человек [3, с. 133], определяли города, которые подлежали первоочередному развитию и те населенные пункты, которые, как выражались плановики, «имели недостаточные размеры для проведения в них экономически целесообразных мероприятий по благоустройству» [3, с. 12]. К слову, в число таких к концу исследуемого периода попали 85% сельских населенных пунктов Беларуси. С другой стороны, в начале 1970-х годов почти все отраслевые министерства в Беларуси «стремились, во что бы то ни стало, разместить свои новые предприятия в больших городах» [9, c. 37]. В соответствие с разработанной в 1975 году Минским филиалом ЦНИИП градостроительства “Схемой развития сети населенных пунктов Беларуси до 2000 г.” в республике должны были “сформироваться девять крупных городов: шесть областных центров, а также Полоцк, Пинск, Мозырь, численность населения которых должна была колебаться от 200 тысяч (Полоцк, Мозырь, Пинск) до 1,5 млн. (Минск). В таких городах должны были быть сформированы многоотраслевые промышленные комплексы и сосредоточены важнейшие учреждения образования, науки, здравоохранения, искусства. Они должны были стать центрами концентрации всевозможной научно-технической и культурной информации. Жители малых и средних городов, а также сельской местности, должны были по замыслу плановиков-проектировщиков, вершивших судьбами людей, пользоваться социально-культурными благами и достижениями крупных городов, либо переехав туда на постоянное место жительства, либо используя прогрессивные виды транспорта (имелись ввиду, прежде всего, автомобили) наведываться периодически в крупные города на отдельные культурные мероприятия” [3, c. 133]. Стоит отметить, что так в принципе и случилось. В настоящее время в Республике Беларусь имеется 8-9 городов весьма крупных по европейским меркам и всего 6-7 стотысячных городов, в отличие скажем от такой же по численности Чехии, где городов со 100 тысячным населением насчитывается более 20-ти и рассредоточены они равномерно по всей территории страны.



Особенно огорчает то, что второй подход был принят к реализации в основном из идеологических соображений, а не исходя из каких-то реальных расчетов или логических доводов. Дело в том, что в одной из работ В.И. Ленина (1918) говорилось, что: “коммунизм требует и предполагает наибольшую централизацию крупного производства по всей стране” [11, c. 16]. В послевоенное время, еще в сталинские времена, этот принцип был положен в основу так называемой теории размещения производительных сил в условиях социализма. Поэтому вместо фактов, аргументов и расчетов, столь серьезные социальные проекты как, например, – формирование новой системы расселения людей, обосновывались чаще всего голословными утверждениями, которые для убедительности подтверждались ссылками на работы классиков марксизма-ленинизма, и содержали такие обороты, как, например, – «В.И. Ленин указывал», «В программе партии сказано».

Иной противоположной точки зрения придерживались сторонники первого подхода (В. Медведев, В. Высоцкий, Я. Александрович, и др.). Они считали, что «трудовые ресурсы целесообразно использовать только на месте, подогнав специально размеры новых промышленных предприятий под размеры трудовых ресурсов, имеющихся в каждом населенном пункте» [17, c. 226]. В качестве экономической аргументации такого вовлечения в общественное производство трудовых ресурсов приводились следующие соображения: «в разных отраслях производства можно создавать небольшие и средние предприятия, которые по своим показателям не уступают крупным; использование трудовых ресурсов на месте позволяет экономить на жилищном и культурно-бытовом строительстве; это будет способствовать преодолению заброшенности мелких городов, устранять скученность населения в больших городах; размещение промышленности в малых и средних городах будет отыгрывать свою социальную роль – роль фактора, повышающего жизненный уровень населения, активизирующего жизнь малых и средних городов» [17, c. 227]. Серьезную аргументацию в поддержку первого подхода приводил В.Ф. Медведев, в частности, он обращал внимание на то, что “при решении вопроса о размещении конкретного предприятия в определенном населенном пункте нельзя руководствоваться только соображениями экономии на коммуникационных сооружениях, подъездных путях, и т.д., а надо подходить осторожно, взвесив все “за” и “против” [9, c. 35]. По его мнению, “размещение мелкого предприятия в небольшом населенном пункте может оказаться для государства несколько дороже, но для людей, живущих в этом районе, оно жизненно необходимо” [9, c.35]. Далее, что “из малых городов и деревень мигрирует значительная часть трудоспособного населения, потому что на местах строят новые предприятия, и город охотно их принимает. Эти люди имеют у себя дóма в большинстве случаев отличные жилищные условия, а большой город должен предоставить их вторично. Уже поэтому к размерам предприятий и проблеме размещения их необходима всегда подходить комплексно” [9, c. 37]. И, наконец, что “каждое промышленное предприятие, расположенное в малом городе, в поселке городского типа, несет с собой культурные и различные бытовые блага для жителей этого города. Вместо того, чтобы мигрировать в большие города, где, естественно, трудно получить необходимые блага, человек получает их на месте, хотя опять же государству, может быть, выгоднее разместить данное предприятие в большом городе” [9, c. 36]. В отличие от сторонников второго подхода у В.Ф. Медведева чувствуется человеческий подход, решение проблемы через призму заботы о конкретных людях, их удобстве. Ведь, из-за идеологической выхолощенности многие экономисты в советское время забывали, что производство в частности и экономика вообще функционируют прежде всего для человека, а не производство функционирует ради производства (показателен здесь такой факт, что в многочисленных работах Л. Козловской вместо словосочетания “населенный пункт”, как правило, использовалось просто слово “пункт”, а у А. Павловой вместо слова “город” – слово “центр”; то есть население, а не то что даже человек, было вторично, а производство – первично). К слову, в этом плане резким контрастом отличается мнение В.Ф. Медведева: “в социалистическом обществе размещение производства должно осуществляться таким образом, чтобы удовлетворять запросы человека” [9, c. 35].

Сторонники первого подхода (Медведев В.Ф., Высоцкий В.С.) считали, что «несмотря на то, что крупные предприятия более эффективны и производительны, тем не менее средние и мелкие предприятия также нужны народному хозяйству, так как выполняют свою роль и функцию, гармонично дополняя крупные предприятия». Особенно, отмечали они, «создание средних и мелких предприятий важно для развития средних и мелких городов» [9, c. 37]. Можно заключить, что правильность первого подхода подтвердило само время, – главный критерий истинности в экономической науке, но последствия реализации второго подхода, результатом которого стал искусственно созданный в свое время рост отдельных городов в Беларуси и замедление развития малых и средних городов, еще предстоит в полной мере оценить. Именно в исследуемый период образовался разрыв между крупными городами, на развитие которых направлялась бóльшая часть ресурсов, и малыми и средними городами, развитие которых осуществлялось по остаточному принципу. Результаты этого разрыва ощущаются до сих пор. Подтверждением сказанному является недавнее принятие Правительством Республики Беларусь программы о выравнивании экономического развития крупных городов, с одной стороны, и малых и средних городов, с другой стороны. Можно также предположить, что особенности менталитета белорусов обусловлены и являются последствиями реализации той политики размещения производительных сил – путем формирования крупных промышленных центров с последующим изменением естественно сложившейся системы расселения людей и формирования новой системы расселения, спланированной государственными органами управления. Результатом стало то, что в Беларуси гораздо меньший процент людей, чем в других европейских странах, не прошедших через горнило советской социалистической системы планирования, проживает на своей малой Родине.


Ссылки по статье:


  1. Козловская Л.В. Территориальная концентрация промышленности (экономические и социальные аспекты). Мн. 1975.

3. Комплексная программа размещения производительных сил Белорусской ССР / Под ред. Я. М. Александровича. Мн. 1978.

  1. Медведев В.Ф., Высоцкий В.С. Экономическая роль мелких предприятий в формировании промышленного комплекса (Белорусская ССР). Мн. 1971.

  1. Пашкевіч А.М. Ажыццяўленне ленінскіх ідэй сацыялістычнай індустрыялізацыі ў Беларусі // Весці АН БССР. №3. 1960.

  1. Социальные аспекты размещения промышленности / Под ред. Л.В. Козловской. Мн. 1977.

  1. Эффективность концентрации промышленных производств / Под ред. Л.В. Козловской и А.Д. Павловой. Мн. 1970.

Полную версию статьи можно загрузить на странице http://ekonomika.by/Akulich2


Чтобы лучше понять реальное состояние современных проблем развития малых и средних городов в Беларуси рекомендую также прочитать книгу: Игра в города: по материалам экспедиций в малые города Беларуси. Сост. Т. Водолажская. Минск, 2009. 218 с.

Приложение 7



Реальные и потенциальные иностранные инвесторы в Беларуси
Пищевая промышленность

Unimilk, Danone – молочная промышленность; Coca-Cola, Heineken, Carlsberg, Olvi – пиво и безалкогольные напитки; Dutch Agro Plants (Нидерланды) – предприятие по розливу питьевых вод высокого качества, ООО «Фортекс-Водные технологии» – создание станций очистки воды; фирма «Булмат» (Болгария) – наладить на могилевском заводе выпуск вин высокого качества; бизнесмен из Израиля – предприятие по переработке рыбы в Браславском районе; компания Lesaffre (Франция) – строительство дрожжевого завода в Слуцке; фабрика грибов; корпорация «Юг России» – строительство нового маслодобывающего и маслоперерабатывающего комбината в районе Гатово.


Деревообрабатывающая промышленность

Компания IKEA (Швеция) – строительство крупного деревообрабатывающего предприятия; компания «Эггер» (Австрия) – строительство деревообрабатывающего предприятия, корпорация CAMCE (Китай) – производство беленой сульфатной целлюлозы.

Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) инвестировал почти 100 млн. евро в восемь проектов. Из них следует отметить 50 млн. евро в виде кредита австрийскому Kronospan на финансирование строительства завода по производству панелей ДСП в Сморгони, а также займ в размере 26 млн. евро литовской VMG для возведения в СЭЗ «Могилев» нового деревообрабатывающего комплекса под заказ поставки концерна ИКЕА. Эти два проекта представят новые технологии в важном для Беларуси лесном секторе.
Строительство дорог

Реконструкция крупных автодорог в Беларуси – компания Beijing Uni-Construction Group Co., Ltd в области реконструкции и строительства дорог.


Отрасль строительных материалов

Концерн ATLAS (Польша) – строительство завода по производству строительных материалов; компания AZARAB IND.CO (Иран) – строительство цементного завода в Ветковском районе; СООО «Строительная компания «Добрыня» (Польша) в г. Береза – инвестиции в деревообработку.


Химическая промышленность

СООО «Хенкель Баутехник» международной группы компаний «Хенкель» – реконструкция Барановичского РУП «Бархим»; немецкие инвесторы – строительство крупного химического комбината в Солигорском районе.


Фармацевтическая промышленность

Бизнесмен Владимир Брынцалов (Россия), холдинг «Ферейн» (Россия), MEVAK, a.s., SLAVIA CAPITAL GROUP, a.s., TEHOS, a.s. (Словакия).


Машиностроение

Hyundai-Kia Automovile Group (Южная Корея) - Производство коммерческих грузовых автомобилей и комплектующих к легковым автомобилям; VITRUM (Латвия) – строительство завода по производству торгового оборудования; инвесторы из России, Австрии и Словакии – производство легких самолетов малой авиации; компания "Экологический альянс" (Россия) – мусоросортировочный завод; группа Капитала MZCh «Organika» S.A. - в Лунинце введен в эксплуатацию новый завод.


Легкая промышленность

Фирма «Радер» (Польша) и компания из Уэльса (пошив джинсовой одежды), корпорация "Сю Цзинь" (Китай) – пошив спортивной одежды.


Энергетика

компания Enertrag AG (Германия) – строительство ветропарка, "Кульчик Холдинг" (Польша) – строительство угольной электростанции в Зельве, компания TDF ecotech AG (Швейцария) - завод по производству тепло- и электроэнергии из мусора, компания SES Energy, a.s. (Словакия) – модернизации энергосистемы Беларуси, компания MW Binpower Oy (Финляндия) – строительство мини-ТЭЦ на местных видах топлива в Пружанах.


Транспортные услуги

Компания AOI NV (Бельгия), а также Lufthansa и Deutsche Bahn AG (Германия) – транспортно-логистический парк в районе Национального аэропорта «Минск».


Экономика спорта

Компания Swiss Town Consult AG (Швейцария) – строительство сети спортивно-развлекательных комплексов в Беларуси; "Табак-инвест" – ледовый тренировочный комплекс.


Телекоммуникации

Telekom Austria, МТС, Turkcell – телекоммуникации.


Страхование

Vienna Insurance Group, AXA – страхование.


Финансовый сектор

Raiffeisebank, Societe Generale, Сбербанк, ВТБ, Банк Москвы – банковское дело.


Топливная промышленность

ТНК-ВР, Лукойл, Татнефть – нефтепродукты.


Туризм

ИООО "Лазурное озеро" (Болгария) – строительство туристического комплекса в Лепельском районе.


Электронная промышленность

LG Electronics (Южная Корея) – производство бытовой техники и телекоммуникационного оборудования.


Металлургическая промышленность

Компания Voestalpine (Австрия) – строительство листопрокатного завода; концерн «Группа компаний Леваева» (Израиль) – инвестирование в ювелирную промышленность Беларуси.





<< предыдущая страница  
Смотрите также:
Хозяйственные комплексы направления развития механизмы управления
9593.42kb.
50 стр.
Лекция Хозяйственные комплексы национальной экономической системы (8 ч.)
1123.92kb.
5 стр.
Лекция Хозяйственные комплексы национальной экономической системы (6 ч.)
1113.88kb.
5 стр.
Направление подготовки 210601 радиоэлектронные системы и комплексы специализация радиоэлектронные системы и комплексы квалификация выпускника специалист нормативный срок обучения 5,5 лет форма обучения очная санкт-петербург, 2012 г
1015.42kb.
5 стр.
Актуальна потому, что денежная система с точки зрения воспроизводственного подхода представляет органическую часть национальной, мировой финансовой системы и на более высоком уровне экономической системы
319.17kb.
1 стр.
Резолюция конференции роль промышленности в формировании системы
45.29kb.
1 стр.
Программа профессиональной переподготовки акф п/п-8 «Системы автоматического управления и вычислительные комплексы»
26.66kb.
1 стр.
Стратегическое управление как инструмент обеспечения экономической безопасности национальной банковской системы
621.98kb.
4 стр.
Рабочая программа по дисциплине «Операционные системы» для специальности 230101 «Вычислительные машины, комплексы, системы и сети»
220.81kb.
1 стр.
Формирование кластерной политики как направление повышения конкурентоспособности национальной экономики
228.99kb.
1 стр.
Лекция 6 Первая промышленная революция и начало промышленного предпринимательства на Западе
29.6kb.
1 стр.
Лекция №1 2 Лекция №2 8 Лекция №3. 13 Лекция №4 14 Лекция №24 Лекция №7 24 Конспект лекций по курсу
316.67kb.
1 стр.