Главная
страница 1страница 2 ... страница 8страница 9

Проф. И.Д. Стрельников

ПУТЬ В ЖИЗНИ И В НАУКЕ


В селе Третьи Левые Ламки Моршанского уезда Тамбовской губернии жизнь не для всех крестьян была сытной и привольной. Многие стремились выехать из села на вольные просторы Сибири. Мой отец был бедняком. Он продал свой домишко и небольшое имущество и на своей лошади отправился в Сибирь, на новые земли, по-теперешнему - на целинные земли искать счастья, искать плодородной земли и в достаточном количестве. В дороге на территории теперешней Оренбургской губернии я родился в телеге. С тех пор я стал путешественником.

Безлюдные почти целинные земли требовали вложения такого огромного количества труда с применением хотя бы самого простого крестьянского сельскохозяйственного инвентаря, что отец не справился с этими трудностями и на телеге поехал обратно в свое родное Тамбовское село. Разорившись окончательно в этих поисках сытной жизни и плодотворного труда на плодородных почвах, отец снова начал заводить хозяйство, которое, конечно, было слабым в течение многих лет, несмотря на трудолюбие отца и матери.

Дом наш находился на берегу реки Ламки, которая недалеко от нашего дома впадала в другую большую реку - Челновая. Моя мать умерла от холеры в 1892 году. Холерная эпидемия косила людей в огромных количествах. Медицинской помощи почти не было, и люди умирали в селах и деревнях в большом количестве. Хотя мне было только около четырех лет, я помню, как побежал к соседям и, едва доставая до низкого окна своею рукою, стучал кулачком в окно к соседям, чтобы сказать им, что моя мать заболела и просит помощи. Отец в это время был в поле, в нескольких верстах от села. Вспоминаю я и похороны матери, как я маленький, в слезах бегал между ног взрослых на кладбище. Другие сестры и братья мои все померли в трудных условиях казни семьи; выжил я один, и мое детство протекало без матери, без братьев и сестер. Отец также мало жил дома - то в работе в поле, то в других дальних походах, о которых расскажу после.

Около нашего дома был большой огород и плодовый и ягодный сад, насаженный отцом. Весною во время пахоты, летом во время уборки хлебов отец уезжал в поле, которое было расположено в нескольких километрах от села, уезжал на неделю, на две. Мальчик вел хозяйство, поливал в огороде, полол сорняки, кормил кур и гусей, встречал и загонял корову; доила соседка. В летнюю пору я собирал огурцы с огорода и вместе с соседями отвозил их на базар и продавал примерно по рублю за одну меру, в которой было около 20 килограмм. Пищу я себе варил не в доме, а у воды на берегу реки с тем, чтобы, благодаря какой-нибудь неосторожности, не вызвать пожара в доме - так наказывал мне отец. Такая жизнь приучала меня к самостоятельности и к ответственности за порученное мне дело.


Школа


Восьмилетним мальчиком я начал учиться в сельской школе. На большое село была только одна школа, расположенная около церкви. В школе было три класса, размещенные в одной большой комнате. Один учитель занимался сразу с тремя классами; он давал задание одному классу и пока этот класс выполнял гадание, он лично спрашивал или объяснял уроки в другом классе. Я учился хорошо, и учитель привлекал меня к помощи ему в проверке выполнения школьниками заданий; Учитель применял линейку для внушения либо шаловливым, либо невыполнившим урок; приучал и меня к этому, что при неумелой попытке применения не всегда вызывало дружелюбные отношения. Ему (мне) дали прозвище "тепленький" за то, что от холода он постоянно ежился; одежда была плохая, ею снабжали родственники, а иногда соседи.

Лето


Местность, где был расположен наш дом, была живописной. Ряд домов был расположен в углу, образуемом двумя реками. За нашим огородом на расстоянии 3,5 километров в длину тянулся луг, за рекой Челновой расположены были луга соседнего села Атманово, а за лугами на песчаных холмах начинались большие леса этого села. Помню я красоту покоса. Сначала мужики измеряли луга, производили дележку участков между отдельными хозяйствами. Затем в один день весь луг наполнялся народом: девки в ярких сарафанах, бабы и в синих клетчатых поневах и тоже ярких кофтах нарядные мужики с косами наполняли весь луг, также сверкавший яркими цветами. Звон и жужжание мужицких кос, веселый говор и песни на пространстве около пяти-шести квадратных километров создавали праздничное настроение веселого труда. Мы, мальчишки, любовались этою картиною.

Помню также, как из соседнего села Сосновка, где было расположено имение графа Бенкендорфа, в наше село приехала группа блестящих офицеров. Эти офицеры в устье реки Ламки при впадении в Челновую приехали купаться. Мы, ребятишки, настолько поражены были блеском офицерских нарядов царского времени и графов, что решили, спрятавшись в камышовых зарослях, подсмотреть, такие ли же это люди, как и наши мужики. И были очень разочарованы, не увидев у раздетых офицеров ничего особенно по сравнению с нашими же мужиками.

В праздничные дни сельский народ собирался на "улицу"; улицей называлось место около моста через реку Ламки, где собирался праздничный люд. Девки и бабы, ребятишки, молодые парни и мужики пели песни, грызли подсолнухи, шутили, смеялись и беседовали.

Зима


Зимой сельское население, свободное от летней страды, озабочено было молотьбой хлеба, сдачей налогов, продажей свободного хлеба, у кого он был. Печки топили соломой и пометом лошадей, который женщины собирали на лугу и полях. Соломы у всех крестьян было много; около каждого дома были построены больше риги, т.е. двухскатные, покрытые соломой, сооружения высотою около 15 метров. В этих ригах хранился необмолоченный хлеб (рожь, просо, овес, ячмень); тут же хранилась и солома. Мужчины обычно приносили солому в дом в большом количестве; женщины топили печь, варили пищу. На большой площади русской печки вверху в зимние холода спала почти вся семья. У нашего села не было своих лесов, поэтому не было и своих дров; дрова можно было закупить в лесах на расстоянии 25-30 километров, что было дорого и для большинства крестьян недоступно. За рекой Челновой за лугами села Атманова был расположен лес, принадлежавший этому селу. Лес был достаточно сильно вырублен; не так много в нем было крупных массивов настоящего леса, чаще это были редколесье и крупнокустарниковые заросли. В летнее время леса изобиловали грибами, за которыми ходили крестьяне, как села Атманова, так и других сел. В зимние месяцы леса села Атманова привлекали мужиков соседних сел возможностью добыть себе дрова. Одиночные охотники за дровами часто попадались охране; у них не только отбирали нарубленные дрова, но и крепко избивали. Тогда крестьяне нашего села сговаривались и целыми отрядами, вооруженные ружьями, вилами и топорами, отправлялись в лес за дровами, возникали сражения между "войсками" двух сел, сражения кровопролитные, после которых было много не только раненых, но и убитых. После таких сражений село стонало и выло женскими голосами жен, матерей, сестер.

В праздничные дни сельское население собиралось на "улицу" у моста по обеим сторонам речки Ламка. За речкою расположено было другое большое село - Правые Ламки. За Левыми Ламками тянулось село около большой дороги - Первые Ламки. В общей сложности три села составляли как бы одно большое поселение, в котором было несколько тысяч жителей. Мальчишки обоих сел на льду реки затевали игру в снежки; сражение в снежки перерастало в драку мальчишек; мужики подзадоривали каждый партию мальчишек своего села, а затем и сами вступали в рукопашный бой между собою. Начинались русские "кулачные" бои, жестокие и беспощадные. Сильные мужики, "богатыри", локтями я кулаками крошили головы и лица направо и налево. В результате таких свирепых боев было немало раненых, а иногда и убитые. Мой отец также принимал участие в этих сражениях; я помню его окровавленным после кулачных боев, когда он приходил домой. Мне было в это время семь-восемь лет. Народ 6ыл здоровый, физически сильный. Население питалось хорошо, хлеба было у большинства вдоволь; у многих крестьян скирды необмолоченного хлеба стояли по два-три года на случай неурожая или для продажи, когда будет в этом надобность. У большинства крестьян было достаточное количество скота - коровы, овцы, свиньи, а также гуси, куры. Свадебные торжества, обычно справлявшиеся осенью и в начале зимы, продолжались неделями, когда съедали сотни килограммов мяса и другой снеди и выпивали много четвертей водки ("вина"). Физических сил было так много, что энергия находила свой выход в кулачных боях.



следующая страница >>
Смотрите также:
Проф. И. Д. Стрельников путь в жизни и в науке
671.66kb.
9 стр.
Учебная программа повышения квалификации профессорско
9.3kb.
1 стр.
Региональная общественная организация ученых балтийская педагогическая академия
2026.11kb.
12 стр.
Балтийская педагогическая академия
1851.61kb.
12 стр.
Региональная общественная организация ученых «балтийская педагогическая академия»
2177.68kb.
13 стр.
Руководители: Стрельников Владимир Викторович, кбн, доцент, внс лаб эпигенетики гу медико-генетический научный центр рамн
25.12kb.
1 стр.
Чалов В. И., д э. н., проф. Мисис сморчкова В. И., д э. н., проф. Ранхигс хорзов С. Е.,-д э. н., проф., эксперт РанхиГС
83.43kb.
1 стр.
О светлом пути, мироздании и сверхъестественном Морев Максим Олегович 23. XII. 2011 Светлый путь
128.75kb.
1 стр.
-
2693.99kb.
15 стр.
Программам: «Мой жизненный путь»
45.97kb.
1 стр.
Балтийской педагогической
1616.13kb.
8 стр.
Проект программы секция «Торакоабдоминальная онкология»
51.62kb.
1 стр.