Главная
страница 1страница 2

Отмена постановлений в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона
Следует обратить внимание судов на случаи существенного нарушения судом уголовно-процессуального закона при производстве в порядке разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.
Нарушение права осужденного на защиту при рассмотрении ходатайства о приведении вступившего в законную силу приговора в соответствие с действующим уголовным законом

Осужденный Б. обратился в Ловозерский районный суд Мурманской области с ходатайством о приведении приговора от 18 мая 2006 года в соответствие с Федеральным законом № 420-ФЗ от 07 декабря 2011 года «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации».

Осужденный ходатайствовал о допуске в судебное заседание в качестве защитника адвоката.

В постановлении суда приведено мнение адвоката М., поддержавшего ходатайство, однако во вводной части постановления адвокат в числе участников судебного разбирательства не указан.

В протоколе судебного заседания также отсутствуют сведения об участии адвоката в рассмотрении ходатайства и содержание его выступления. Кроме того, указано, что суд рассматривал ходатайство осужденного Б. о приведении приговора в соответствие с Федеральным законом от 07 марта 2012 года № 26-ФЗ.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что адвокат в судебном заседании не участвовал и право осужденного на защиту нарушено, а, кроме того, судебное разбирательство проведено по предмету, не соответствующему заявленному ходатайству (постановление от 28 декабря 2011 г.; кассационное определение от 17 мая 2012 г.).
Нарушение права осужденного на непосредственное участие в судебном заседании, а также его права на защиту.

Так, приговором Оленегорского городского суда Мурманской области от 20 января 2011года, А. осужден по пункту «а» части 3 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

Установив в ходе судебного разбирательства, проведенного по ходатайству уголовно-исполнительной инспекции, то, что осужденный систематически не исполняет возложенные на него обязанности в связи с чем, ему продлевался испытательный срок, выносилось предупреждение об отмене условного осуждения, были начаты розыскные мероприятия за уклонение от контроля уголовно-исполнительной инспекции, суд принял решение об отмене условного осуждения в отношении А. и исполнении наказания, назначенного приговором суда от 20 января 2011 года, как установлено требованиями части 3 статьи 74 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Данное судебное заседание было проведено судом с нарушением уголовно-процессуального закона.

Как следует из постановления суда и протокола судебного заседания, судебное заседание по рассмотрению ходатайства уголовно-исполнительной инспекции об отмене А. условного осуждения было проведено в отсутствие осужденного А., с участием прокурора и без участия защитника. Между тем, при назначении судебного заседания судьей было направлено уведомление А. с разъяснением ему права пригласить защитника, а также права ходатайствовать перед судом о назначении защитника, для участия в судебном заседании.

В связи с неявкой А. в судебное заседание и принятием судом решения о рассмотрении дела в его отсутствие, суд должен был руководствоваться положениями части 3 статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации об обязательном участии защитника. Решая вопрос о назначении защитника, суду необходимо было учесть и то, что приговор в отношении А. был постановлен в особом порядке с обязательным участием защитника, от которого осужденный не отказывался ни в одной из стадий судопроизводства.

Аналогичная позиция отражена в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2011 года «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора», согласно которой на суд возложена обязанность разъяснить участникам процесса их права и обязанности, а также обеспечить возможность осуществления этих прав (часть 1 статьи 11 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации). Применительно к реализации осужденными права на судебную защиту уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство не содержит каких-либо изъятий или ограничений и не допускает понижения уровня гарантий права на судебную защиту для осужденных при разрешении судом вопросов, связанных с исполнением приговора.

Несмотря на это, в подготовительной части судебного заседания, в котором принимал участие прокурор и отсутствовал осужденный, суд не только не принял мер по назначению защитника, но даже не обсудил с явившимися участниками вопрос о возможности рассмотрения дела без участия защитника.

Судебная коллегия по уголовным делам указала, что нарушение права осужденного на защиту является существенным нарушением судом требований уголовно-процессуального закона и является основанием к отмене состоявшегося судебного решения (постановление от 24 апреля 2012 года, кассационное определение от 10 июля 2012 года).
Судебной коллегией по уголовным делам отменено постановление Апатитского городского суда Мурманской области от 10 сентября 2012 года в отношении Г. о продлении срока содержания под стражей.

Как следовало из материалов дела обвиняемым Г. 23 июля 2012 года заключено соглашение с адвокатом Ф. на осуществление защиты на следствии с 24 июля 2012 года.

Между тем, при рассмотрении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей обвиняемому Г. участие защитника Ф. ни органами предварительного следствия, ни судом обеспечено не было.

Так, согласно протоколу судебного заседания от 10 сентября 2012 года следователем заявлено об извещении Ф. о рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей судом, но в связи с неявкой данного адвоката обвиняемому обеспечено участие другого защитника.

Однако, никаких фактических данных, подтверждающих заявление следователя о надлежащем уведомлении защитника обвиняемого, суду первой инстанции представлено не было.

Не было представлено сведений о надлежащем извещении адвоката Ф. о месте и времени судебного заседания о рассмотрении ходатайства в порядке статьи 108 и статьи 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и суду кассационной инстанции.

Так, приобщенное сообщение следователя о производстве звонков адвокату Ф. было не конкретно, а именно: не был указан ни номер телефона, по которому следователь пытался связаться с защитником, ни время производства звонков.

Таким образом, судебная коллегия нашла, что судом при рассмотрении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей нарушено право обвиняемого Г. на защиту (кассационное определение от 18 сентября 2012 года).
Возвращение уголовных дел прокурору при отсутствии на то оснований.

Постановлением Октябрьского районного суда города Мурманска от 10 мая 2012 года возвращено прокурору уголовное дело по обвинению С. в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации по тому основанию, что защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам его подзащитного.

Судебная коллегия отменила данное постановление по кассационному протесту прокурора и указала следующее.

Часть 1 статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает право суда по собственной инициативе вернуть уголовное дело прокурору в случае, если обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, которые исключают возможность постановления судом приговора или вынесение иного решения на основе данного заключения или данного акта, а также в иных случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты проведенного дознания или предварительного следствия.

При рассмотрении уголовного дела в отношении С. и Б. суд установил, что в ходе предварительного следствия адвокат А. оказывал юридическую помощь работникам ОАО «Д.» В. и Ю., допрошенным в качестве свидетелей и давшим показания относительно перечисления денежных средств в ООО «Т.», а адвокат О. - свидетелю Ш., который отказался от дачи показаний, воспользовавшись правом, предоставленным статьей 51 Конституции Российской Федерации.

Суд пришел к выводу о том, что поскольку Б. обвиняется в пособничестве в покушении на хищение денежных средств, размещенных на счете ОАО «Д.», предназначенных для ООО «Н.» в качестве оплаты за выполненные работы, а свидетели В. и Ю. дали показания по обстоятельствам, имеющим значение для разрешения дела по существу, то оказание адвокатом А., юридической помощи указанным свидетелям, противоречит интересам его подзащитного, то есть нарушает его право на защиту.

Между тем, из протокола судебного заседания следовало, что суд удовлетворил ходатайство государственного обвинителя и исключил показания свидетелей В., Ю. и Ш. из числа доказательств по уголовному делу.

При таких обстоятельствах, когда конфликт интересов, который, в силу положений пункта 3 части 1 статьи 72 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, мог бы повлечь отвод защитников, был устранен в судебном заседании, у суда не имелось оснований для возвращения уголовного дела прокурору (кассационное определении от 5 июля 2012 года).
Отказ в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе.

Осужденный Б. обратился в Кольский районный суд Мурманской области с ходатайством об условно-досрочном освобождении от наказания. Постановлением суда от 27 декабря 2011 г. в удовлетворении ходатайства отказано.

При рассмотрении кассационной жалобы осужденного судебной коллегией установлено следующее.

В соответствии со статьей 7 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Эти требования закона судом не соблюдены.

Отказывая Б. в условно-досрочном освобождении, суд сослался на то, что осужденный, имея реальную возможность погасить исковые требования в кратчайшие сроки, в течение длительного времени (семи лет) не предпринимал мер к исполнению обязательств по гражданскому иску и возместил вред потерпевшей в полном объеме лишь в сентябре 2011 года, то есть непосредственно перед обращением в суд с ходатайством об условно–досрочном освобождении от наказания.

Эти сведения о личности осужденного, как указано в постановлении, не позволили суду сделать вывод о том, что осужденный встал на путь исправления и утратил общественную опасность.

Между тем, принимая во внимание, что на момент подачи ходатайства гражданский иск погашен Б. в полном объеме, отношение осужденного к обязанности загладить вред, причиненный преступлением, само по себе не могло служить достаточным основанием для отказа ему в условно-досрочном освобождении.

В ходатайстве осужденным были приведены доводы о положительном поведении, отсутствии нарушений режима содержания, добросовестном отношении к обязанностям, участии в общественной жизни колонии, наличии возможностей бытового и трудового устройства после освобождения и представлены соответствующие доказательства, которые не получили со стороны суда какой-либо оценки.

Мотивы, по которым эти доводы осужденного были отвергнуты, в постановлении не приведены; не указано, какие конкретно сведения о поведении Б. послужили основанием для вывода о том, что он нуждается в дальнейшем отбывании наказания.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия по уголовным делам Мурманского областного суда признала постановление суда незаконным и необоснованным, в связи с чем оно было отменено, а материал направлен на новое рассмотрение (кассационное определение от 15 марта 2012 года).
Отмена апелляционных постановлений в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона судом апелляционной инстанции.

Постановление Первомайского районного суда города Мурманска от 26 сентября 2012 года, которым оставлено без изменения постановление мирового судьи судебного участка № 5 Первомайского административного округа города Мурманска в отношении З. о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 1 статьи 24 Уголовного кодекса Российской Федерации, отменено судом кассационной инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 379 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации одним из оснований отмены судебного решения в кассационном порядке является нарушение уголовно-процессуального закона.

Как следовало из материалов дела, 18 июля 2012 года мировому судье поступило заявление Р. о привлечении к уголовной ответственности З. за совершение преступления, предусмотренного частью 1 статьи 115 Уголовного кодекса Российской федерации.

24 июля 2012 года для разъяснения прав, предусмотренных статьей 47 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Р. к мировому судье не явилась. Судом постановлено о назначении рассмотрения уголовного дела в отношении нее на 31 июля 2012 года в 15 часов 30 минут.

В судебное заседание подсудимая снова не явилась, как и потерпевший. Вместе с тем, в судебном заседании участие принял представитель потерпевшего Г., представивший удостоверение адвоката и ордер, который пояснил причину неявки в судебное заседание заявителя, и сообщил суду, что потерпевший находится за пределами Мурманской области до 23 августа 2012 года по семейным обстоятельствам.

Согласившись с тем, что причина неявки уважительная, мировой судья отложил рассмотрение дела, определив дату очередного рассмотрения на 13 августа 2012 года.

02 августа в суд поступило письменное ходатайство потерпевшего об отложении судебного разбирательства, в связи с выездом за пределы Мурманской области до 23 августа 2012 года.

Также в ходатайстве указано о том, что подсудимая находится за пределами Мурманской области, в отпуске, до 20 августа 2012 года.

Кроме того, указал о том, что настаивает на привлечении З. к уголовной ответственности.

В назначенное время 13 августа 2012 года, явилась подсудимая, а также представитель потерпевшего.

В судебном заседании подсудимая возражала против рассмотрения дела в отсутствие потерпевшего, представитель потерпевшего оставил разрешение вопроса на усмотрение суда, и пояснил, что он находится за пределами Мурманской области.

Вместе с тем, сославшись на часть 3 статьи 249 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, мировой судья в связи с неявкой потерпевшего без уважительных причин прекратил уголовное дело по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 1 статьи 24 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Прекращая уголовное дело, мировой судья указал, что о дате судебного заседания 31.07.2012 года потерпевший был извещен надлежащим образом, о чем имеется корешок судебного уведомления.

В целях соблюдения прав и законных интересов потерпевшего, судебное заседание было отложено. Также судом отмечено, что о дате судебного заседания, назначенного на 13.08.2012 года, Р. извещен.

Вместе с тем, мировой судья оставил без учета и оценки ходатайство потерпевшего, которое поступило в суд 02.08.2012 года об отложении судебного заседания с указанием причины, по которой он не сможет явиться в суд и который настаивал на обвинении и ходатайствовал на рассмотрении дела по существу.

Изложенные обстоятельства опровергали вывод мирового судьи о том, что частный обвинитель был надлежащим образом извещен об очередной дате рассмотрения уголовного дела, и что у него отсутствовали уважительные причины, по которым он не явился в судебное заседание, поскольку отложив рассмотрение дела с 31 июля на 13 августа 2012 года, мировой судья тем самым признал его неявку уважительной.

Также суд оставил без учета то обстоятельство, что повестки об извещении потерпевшего вернулись в суд за истечением срока давности, в связи с чем, вывод суда о его надлежащем извещении Р. и неуважительности его неявки, противоречит материалам дела.

Кроме того, как следовало из материалов дела, потерпевшему не разъяснялись положения части 3 статьи 249 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и последствия прекращения уголовного дела.

Несмотря на это, суд апелляционной инстанции, изучив доводы жалобы, исследовав материалы дела, постановление мирового судьи оставил без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Признавая вывод суда первой инстанции о неявке частного обвинителя в суд по неуважительной причине обоснованным, суд апелляционной инстанции принял ошибочное решение об отсутствии оснований для отмены постановления о прекращении уголовного дела (кассационное определение от 08 ноября 2012 года).

Отмена и изменение приговоров в связи с неправильным применением уголовного закона
Большинство нарушений требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации, допущенных судами, связано с неверным определением наличия в действиях подсудимых рецидива преступлений и его вида, неправильным назначением наказания по совокупности приговоров, неприменением положений статьи 62 Уголовного кодекса Российской Федерации (назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств).

Ошибки, допущенные судьями при разрешении вопроса о наличии в действиях лица рецидива преступлений либо о его виде были связаны с тем, что судьи учитывали погашенные судимости, судимости за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте, либо при определении категории преступления, за которое виновный был осужден ранее, не учитывали изменения, внесенные в Уголовный кодекс Российской Федерации (в случаях, когда в результате этих изменений преступление перешло в другую категорию).



Судом кассационной инстанции изменен приговор Апатитского городского суда Мурманской области от 24 сентября 2012 года в отношении Ш. Признавая в качестве отягчающего наказание обстоятельства рецидив преступлений, суд первой инстанции неправильно применил положения статьи 18 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом «б» части 4 статьи 18 Уголовного кодекса Российской Федерации при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет.

Как следовало из материалов дела, в 2005 году Ш. осуждался приговорами за преступления, которые им были совершены в несовершеннолетнем возрасте(17 лет).

При указанных обстоятельствах суд необоснованно признал наличие в действиях Ш. рецидива преступлений, что повлияло на правильность назначения наказания, в том числе при назначении вида исправительного учреждения.

Судебная коллегия исключила указание на наличие в действиях Ш. рецидива преступлений, с учетом требований статьи 6, статьи 60 Уголовного кодекса Российской Федерации смягчила размер назначенного наказания, а также изменила вид исправительного учреждения в соответствии с пунктом «а» части 1 статьи 58 Уголовного кодекса Российской Федерации (кассационное определение от 08 ноября 2012 года).
Имели место случаи изменения приговора с исключением указания о наличии в действиях осужденного рецидива преступлений и соответствующего отягчающего наказание обстоятельства, либо с изменением вида рецидива преступлений. Во всех случаях осужденным снижено наказание.
В ряде случаев суды, при наличии по делу смягчающих наказание обстоятельств, необоснованно не признавали их таковыми и не учитывали при назначении наказания.

Судебной коллегией по уголовным делам Мурманского областного суда изменен приговор Первомайского районного суда города Мурманска от 22 ноября 2011 года в отношении М.

Суд первой инстанции при назначении наказания не в полной мере учел все смягчающие обстоятельства.

Как следовало из материалов уголовного дела, последнее преступление М. совершил 28.09.2011 года. Спустя два дня он попал в поле зрения оперативных сотрудников, которые, однако, не располагали ни достоверными сведениями о его причастности к нераскрытым грабежам, ни точными приметами грабителя. После задержания М. в тот же день в отделе полиции написал чистосердечное признание о совершении всех преступлений, подробно рассказал об обстоятельствах ограблений потерпевших на допросе в качестве подозреваемого, воспроизвел свои действия на местах происшествий при проверке показаний в ходе дальнейшего производства по уголовному делу.

Притом, что потерпевшие не могли опознать лицо, открыто похищавшее у них имущество, показания М., его активное сотрудничество со следствием в значительной степени способствовали раскрытию и успешному расследованию неочевидных преступлений.

При наличии достаточных оснований суд, назначая наказание, не признал эти действия как смягчающее обстоятельство, указанное
пунктом «и» части 1 статьи 61 Уголовного кодекса Российской Федерации.


В данном случае судом не был в полной мере соблюден принцип справедливости, предусматривающий, что наказание должно быть соразмерно характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Судебная коллегия посчитала необходимым изменить приговор суда первой инстанции, признать в качестве смягчающего наказание обстоятельства активное способствование раскрытию и расследованию преступлений и снизить наказание, назначенное осужденному М. за каждое преступление и по их совокупности (кассационное определение от 07 февраля 2012 года).

Распространенной ошибкой при назначении наказания является определение его размера без учета всей совокупности пределов, установленных статьями 68 (назначение наказания при рецидиве преступлений), 62 (при наличии смягчающих обстоятельств), 66 (за неоконченное преступление) УК РФ и ч.7 ст.316 УПК РФ, устанавливающей верхний предел наказания, которое может быть назначено приговором, постановленным в особом порядке.



В связи с тем, что суд назначил виновным наказание, которое по своему размеру превышает пределы возможного наказания с учетом положений названных статей в их совокупности, были изменены:

4 приговора Кольского районного суда Мурманской области;

2 приговора Первомайского районного суда города Мурманска;

2 приговора Кировского городского суда Мурманской области;

2 приговора Кандалакшского районного суда мурманской области;

1 приговор Печенгского районного суда Мурманской области;

1 приговор Полярного районного суда Мурманской области;

1 приговор Октябрьского районного суда города Мурманска;

1 приговор Североморского городского суда Мурманской области;

1 приговор Ленинского районного суда города Мурманска.
В ряде случаев при назначении наказания судами не учитывались требования части 1статьи 56 Уголовного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных статьей 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, за исключением преступлений, предусмотренных частью первой статьи 228, частью первой статьи 231 и статьей 233 Уголовного кодекса Российской Федерации, или только если соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

Судебной коллегией по уголовным делам Мурманского областного суда изменен приговор Кандалакшского районного суда Мурманской области от 10 августа 2012 года в отношении С.

Суд первой инстанции при назначении наказания не учел требования части 1 статьи 56 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Как указано во вводной части приговора С. не имел непогашенных судимостей, а, следовательно, он являлся лицом, впервые совершившим преступление небольшой тяжести, предусмотренное частью 1 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации. Учитывая, что отягчающих наказание обстоятельств суд не установил, С. не могло быть назначено по данной статье наказание в виде лишения свободы. При таком положении наказание по части 1 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации ему должно было быть назначено из числа тех, которые являются альтернативными по отношению к лишению свободы, а окончательное наказание, определенное по совокупности преступлений на основании части 3 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, подлежало смягчению (кассационное определение от 2 октября 2012 года).
Судом кассационной инстанции изменен приговор Полярнозоринского районного суда Мурманской области от 01 ноября 2012 года в отношении Г.

Так, назначая Г. наказание по части 1 статьи 306 Уголовного кодекса Российской Федерации в виде лишения свободы, суд первой инстанции не учел требования части 1 статьи 56 Уголовного кодекса Российской Федерации, а именно то, что совершенное Г. преступление относится к категории небольшой тяжести, Г. ранее не судим, отягчающих обстоятельств, предусмотренных статьей 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, по делу не установлено, санкция части 1 статьи 306 Уголовного кодекса Российской Федерации, кроме лишения свободы предусматривает и иные виды наказания.

Таким образом, в соответствии с требованиями уголовного закона, Г., осужденному за преступление, предусмотренное частью 1 статьи 306 Уголовного кодекса российской федерации, не могло быть назначено наказание в виде лишения свободы (кассационное определение от 18 декабря 2012 года).
По аналогичному основанию судебной коллегией изменены приговоры, постановленные судьями: Полярного районного суда Мурманской области (приговор в отношении М. от 13 августа 2012 года, кассационное определение от 11 октября 2012 года), Печенгского районного суда Мурманской области (приговор в отношении О., Х. от 09 октября 2012 года, кассационное определение от 29 ноября 2012 года).
Отмена и изменение приговоров в связи с их несправедливостью
Несправедливыми вследствие чрезмерной мягкости судебной коллегией по уголовным делам Мурманского областного суда были признаны 2 приговора, которые отменены с направлением уголовных дел на новое рассмотрение.

Так, приговором Снежногорского городского суда Мурманской области от 13 декабря 2011 г. Ф. признан виновным в совершении открытого хищения имущества и краже имущества с причинением значительного ущерба. По совокупности преступлений ему назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, с возложением ряда обязанностей.

Судебная коллегия согласилась с доводами кассационного представления государственного обвинителя о несправедливости данного приговора вследствие его чрезмерной мягкости по следующим основаниям.

В судебном заседании Ф. заявил ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением, что дало суду основания рассмотреть дело в особом порядке. Условия, при которых осуществляется судебное производство по такой категории дел, соблюдены.

Действиям Ф. дана юридическая оценка в соответствии с той, которая была предложена органами предварительного следствия.

Вместе с тем, по мнению судебной коллегии, приговор не соответствовал требованиям статьи 6 Уголовного кодекса российской федерации.

Так в силу положений указанной нормы наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Согласно статьи 383 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса российской федерации, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

При решении вопроса о наказании суд ссылался на наличие смягчающего наказание обстоятельства, которым признал чистосердечное раскаяние подсудимого, а также, мотивируя возможность применения в отношении Ф. условного осуждения на основании статьи 73 Уголовного кодекса российской федерации, указал, что учитывает раскаяние подсудимого и мнение потерпевших.

Между тем, судом оставлены без должного внимания и оценки сведения о личности осужденного, согласно которым Ф. привлекался к административной ответственности, по месту проживания в городе С. характеризуется отрицательно, состоит на учете у врача психиатра-нарколога, не работает, на учете в Центре занятости населения не состоит, ранее привлекался к уголовной ответственности.

Кроме того, как следовало из материалов уголовного дела Ф., будучи ранее судим приговором мирового по части 1 статьи 159 Уголовного кодекса российской федерации за умышленное корыстное преступление против собственности, имея неснятую и непогашенную судимость, через непродолжительное время после вынесения приговора вновь совершил два умышленных корыстных преступлений против собственности, относящихся к категории средней тяжести, то есть совершил преступления в период условного осуждения, что может свидетельствовать о стойком противоправном характере его личности.

Указанное обстоятельство судом первой инстанции отражено в приговоре, однако должным образом не учтено при назначении наказания, в том числе при решении вопроса о возможности сохранения Ф. условного осуждения по предыдущему приговору.

При таких обстоятельствах назначенное Ф. наказание судебная коллегия нашла несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости, поскольку оно не соответствовало характеру и степени общественной опасности содеянного осужденным, данным о его личности, а также целям уголовного наказания.

Приговор отменен с направлением дела на новое рассмотрение (кассационное определение от 31 января 2012 г.).
Также судебной коллегией по уголовным делам несправедливым вследствие чрезмерной мягкости был признан приговор Октябрьского районного суда города Мурманска от 12 июля 2012 года в отношении К., осужденного по части 1 статьи 242.1 к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы 6 месяцев (кассационное определение от 18 сентября 2012 года (в качестве примера указывалось в данной справке во втором разделе).
Вследствие чрезмерной суровости изменены со смягчением осужденным наказания 11 приговоров.

При этом судебная коллегия по уголовным делам в каждом случае исходила из конкретных обстоятельств дела и данных о личности осужденного, которые не в полной мере были учтены судом первой инстанции при назначении наказания.



Судебная коллегия по уголовным делам

Мурманского областного суда

<< предыдущая страница  
Смотрите также:
По основным категориям обжалуемых судебных постановлений статистика характеризуется следующим образом
456.53kb.
2 стр.
Понятия «адвокат» и«адвокатская деятельность». Виды адвокатской деятельности
150.16kb.
1 стр.
Обобщени е причин отмен и изменений судебных решений Абдулинского районного суда по гражданским делам за 12 месяцев 2011 года Статистические данные
258.24kb.
1 стр.
I. сущность и понятие доходности предприятия
1452.01kb.
6 стр.
Определения судебных коллегий и постановления президиума верховного суда по гражданским делам
166.69kb.
1 стр.
Конкурс проводится по следующим номинациям и возрастным категориям: Номинация «Фортепиано-соло»
51.63kb.
1 стр.
Предоставление мер социальной поддержки по оплате жилья и коммунальных услуг отдельным категориям граждан
82.24kb.
1 стр.
А. В. Новиков Д. С статистика Методическое пособие
3213.08kb.
26 стр.
От 1 февраля 2011 г. N ка-30-24/850
83.93kb.
1 стр.
Информация о центре
54.55kb.
1 стр.
Информаци я о линиях помощи в случаях Интернет-угроз «Горячая линия» Центра безопасного интернета в России
120.84kb.
1 стр.
Уровень автоматизации производства
171.27kb.
1 стр.