Главная
страница 1
Н.У. Курбанова,

Г. Личковаха

Основные тенденции развития новых религиозных движений

в современном Кыргызстане

Изучение проблем новых религиозных движений1 (НРД), определение их места, поиск наиболее конструктивных путей формирования государственной политики во взаимоотношениях с ними в Кыргызстане представляется достаточно актуальным, в связи с тем, что их деятельность влияет не только на духовную атмосферу в обществе, но и воздействует на многообразную социальную среду, на социально-политические ориентации и типы общественного поведения верующих.

Конфессиональное многообразие в республике насчитывает порядка свыше 30 конфессий, деноминаций и религиозных направлений и во многом оно сформировалось за счет проникновения НРД2. При этом следует заметить, что возникновение и распространение новых религиозных движений не является собственно кыргызстанским явлением – это общемировой процесс.

В начале 90-х гг., несмотря на то, что в Кыргызстане религиозные объединения были отделены от государства, они посредством разнообразных видов деятельности оказывали определенное влияние на жизнь нашего общества через печать, радио, телевидение. Его последствия наше общество ощутило в проблемах прозелитизма.



Основными причинами проникновения НРД в Кыргызстане являются:

- во-первых, вестернизация культуры, подразумевающая идеализацию западной культуры, в том числе и религиозных культов, пришедших с Запада как открывающих путь к реальному процветанию; во-вторых, недостаточная эффективность существующего в республике механизма правового регулирования государственно-религиозных отношений, позволившая бесконтрольное миссионерство, при поверхностном знании своей религии основной массы населения;

в-третьих, если для ислама и православия характерен безусловный примат духовных ценностей, в сегодняшнем рыночном Кыргызстане экономические интересы являются доминирующими, а многочисленные нетрадиционные религиозные движения не только легитимизируют материальные интересы, но и предлагают своим членам эффективные пути их быстрой реализации;

в-четвертых, безусловно, импонировало сознанию наших граждан обещание многих НРД сформировать неограниченные, сверхъестественные способности у человека и потому он уже не должен просить милости Божьей, а сам может совершать чудеса;

в-пятых, рост имущественной дифференциации и социальная незащищенность кыргызстанцев, поррождающие основу для возникновения НРД, создающих иллюзорную защиту от враждебного социума.

В Кыргызстане НРД приобрели опыт работы в условиях рыночных отношений, научились мгновенно и оперативно реагировать на спрос и потребности массовой аудитории. Деятельность миссионеров на улицах Бишкека, базарах, в транспорте, в учебных заведениях и жилых домах может выглядеть странной и назойливой, но она мало чем отличается от рекламы товаров и услуг, к которой уже привыкло население Кыргызстана. Так как густонаселенный город представляет собой благоприятную почву для миссионерских мероприятий, оказывающих на городских жителей гораздо большее воздействие, нежели на сельское население, поэтому подавляющую часть последователей НРД образуют горожане и представители интеллектуального труда. Люди, принадлежащие к творческой интеллигенции, обычно оказываются восприимчивым к призывам уличных проповедников отказаться от греховной жизни и обратиться к истинной вере.

Содержание существующей на сегодняшний день информации о НРД носит множественный оттенок, поэтому мнения о них крайне противополярны:

- согласно первой точки зрения, появление НРД в Кыргызстане является результатом демократизации и торжества свободы совести. Его последователи рассматривают их деятельность как альтернативную социализации, а попытки контроля и запрета НРД расценивают как нарушение конституционных гарантий религиозной свободы3.

- вторая, – рассматривает НРД как религиозно-культурную экспансию чужой традиции, требует запрещения их деятельности в стране, считает ее фактором угрозы государственной и национальной безопасности и источником напряженности в обществе, вносящим остроту в межконфессиональные отношения4.

- соответственно мнению третьей, государство и общество должно использовать духовно-нравственный потенциал НРД, сотрудничая с ними в сфере благотворительности, преодолении асоциальных явлений: преступности, наркомании и др.5.

Существующие в Кыргызстане НРД в соответствие с классификацией, предложенной известным российским религиоведом проф. Н.И.Яблоковым6, можно ранжировать следующим образом:



  1. Конфессии, или секты, являющиеся относительно традиционными для республики – баптисты, адвентисты, лютеране и др.

  2. Тоталитарные секты псевдобиблейской ориентации – «Церковь Христа», «Новоапостольская церковь», харизматические движения. В частности, самой активной из них является Церковь Иисуса Христа в Кыргызстане, которая действует здесь с октября 1991 г. Она была зарегистрирована здесь в апреле 1995 г. В 2001 г. ЦИХ насчитывала более 6000 прихожан7. Старшим пастором Церкви является В.И.Кузин. Всего по республике действуют 25 филиалов, которые возглавляют 25 помощников пастора. Общины ЦИХ активны не только в г. Бишкеке, но и в районах Чуйской долины. Церковь Иисуса Христа имеет свой печатный орган – ежемесячная газета «Твой путь» («Сенин Жолун»), которая выпускается на русском и кыргызском языках и затем распространяется по всей республике; кроме того отсылается в Узбекистан и Казахстан.

  3. Секты, претендующие на обладание новым «откровением», – «мормоны» (или «Церковь Иисуса Христа святых последних дней»), иеговисты, «Белое братство», «Богородичный центр», движение Муна (или «Церковь объединения»), Аум Сенрике и др.

В Кыргызстане муновцы появились в начале 90-х гг8. Широкое проникновение миссионеров Муна на территорию бывшего СССР началось в годы перестройки, после приема Президентом СССР М. Горбачева9 основателя объединения С. Муна. В настоящее время общины мунистов дей­ствуют в большинстве стран СНГ. Активность миссионеров была очень высока, при этом особое внимание уделялось системе образования, а особенно педагогам и студентам. Так, в 1992-1993 гг. проводились многодневные семинары в домах отдыха, организовывались поездки в престижные санатории Иссык-Куля студентов, педагогов, врачей, на которых создавались ассоциации молодежи, политиков, профессоров, представителей СМИ, генералов, вышедших в отставку и др.10

Неохристианские объединения представлены в республике «Церковью Унифи­кации», «Дети Бога», «Церковь Тела Христова», «Мария Дэви Христос» или «Белое братство» и др. Для этих культов характерен синкретизм христианской идеологии с элементами восточных религий, акцентирование эсхатологии и мессианства, наделе­ние руководителя статусом посланника Бога, сообщающего новое откровение, нравственные предписания. В культовой прак­тике они также используют методы психологического манипу­лирования, коллективного скандирования, пения и др.

«Мария Дэви Христос» или «Белое братство»11 заявило о себе в 1990 г. Движение носит синкретический характер12. Об этом свиде­тельствуют обилие оккультных элементов в учении.

В 1993 г. Кыргызстане в СМИ прошла информация и бурно обсуждалась в обществе пророчество Белого братства о наступлении конца света, а также наступ­лением Страшного суда и вознесением 144 тыс. «верных юсмалиан», то есть их последователей. Вот они и должны были преобразиться в «небесных логосов» и составить седьмую расу.

В организации «Белое братство» усиленно вербовали моло­дежь и подростков, которые иногда покидали семьи и вступа­ли в общины, подвергаясь кодированию. По обвинению в орга­низации общественных беспорядков и запрещенной деятель­ности по отношению к подросткам М. Цвигун и Ю. Кривоногов были приговорены Киевским судом к различным сро­кам лишения свободы. Небезынтересно отметить, что в тюрь­ме Цвигун объясняла сбой в «апокалипсическом сценарии» тем, что ей козни строил ее муж и соратник, на само деле оказавшийся замаскированным Антихристом. В стане «Бе­лого братства», в связи с вышеизложенным, произошел некий раскол. Бывшие руководители потеряли прежний престиж, а само движение пошло на убыль.

4. Учения и секты, имеющие оккультный характер, ставящие своей задачей развитие в человеке паранормальных и экстрасенсорных способностей: целители и колдуны, восточные или ориенталистские13 культы – кришнаизм, йогическая практика, трансцендентальная медитация, теософия, секта сайентологии Рона Хаббарда (центр «Дианетики»), астрология и др.

В Кыргызстане они функционируют также с начала 90-х гг. Организациями этого типа являются «Международное об­щество сознания Кришны»14 (на Западе – движение Харе Кришна), «Миссия божественного света» и общество «Трансцендентной медита­ции» (ТМ).

Глав­ным образом, – это индийские культы, перенесенные на почву Запада. Осно­ватели ориенталистских групп — выходцы из эмигрировавших служи­телей культа – проповедуют различные варианты индуизма.

Общество «Трансцендентной меди­тации»15 функционировало в Кыргызстане под видом оздоровительных и образовательных курсов. Оно практикует сеансы «выхода» за пределы сознания с по­мощью ежедневного и многократного повторения неких мистических слов на санкрите. Основатель этого общества Махараи Мехеш Йоги утверждает, что выход из противоречий, в которых запуталось общест­во, заключается в овладении методами трансцендентной медитации. Если все научатся приемам духовного сосредоточения, на земле воца­рится порядок и взаимопонимание. В этом учении мистико-магические мотивы переплетаются с приемами психотерапии.

5. Сатанинские культы, носящие изуверский характер и опирающиеся в основном на молодежь. В такие группы молодых людей толкают юношеский нигилизм, отрицание авторитета родителей и Бога, жажда безнаказанности. Их девиз – «делай все, что хочешь, ты имеешь право на все и можешь убить тех, кто посягает на твои права». Здесь все моральные преграды сознательно нарушаются, безнравственность возводится в принцип, сила и безжалостность – в культ.

Таким образом, социальная активность последователей НРД в нашей республике (методы миссионерской деятельности, вмешательство в государственную систему образования, финансово-производственная деятельность, лоббирование своих интересов) и элементы социальной деструктивности НРД сформировали, в основном, негативное общественное мнение по отношению к ним.

Анализ современных тенденций развития НРД в Кыргызстане показывает, что она прошла два этапа: первый – с начала 90-х до 2008 г., которую, можно назвать эпохой повышенной уличной активности, пика миссионерской деятельности, прозелитизма, и следовательно, притока основной массы новообращенных, который пришелся на этот период времени.

С 2008 г. НРД вступили в новый – второй период своего развития. Исходя из существующих реалий, можно прогнозировать дальнейшую тенденцию ее развития. Во-первых, в ближайшем будущем прекратится динамичный рост численности адептов, а в некоторых религиозных объединениях НРД постепенно будет уменьшаться. Во-вторых, существующие в республике НРД будут заняты «социальной мимикрией»: (укреплением своей социальной ниши: скупать недвижимость, обзаводиться политическим и профессиональным лобби, т.е. чиновниками, журналистами, юристами). Проводить заметные и эффективные пиаровские акции, заявлять о своих антинаркотических и других социальных программах. Ряд НРД будут регистрироваться как общественные, образовательные, культурно-просветительские организации.

НРД представляют собой специфический тип религиозной организации «нетрадиционных культов». В них, как правило, отсутствует строго разработанная система вероучения; структура этих организа­ций нередко иерархическая, с жестким авторитаризмом ха­ризматического лидера; для них характерна оппозиционность к официальным ценностям и идеалам и к отстаивающим их церковным организациям, развито чувство единства. Культ в этих новых общинах предпочтительно коллективный, исполь­зуется «техника» психологического манипулирования, психо­терапия; особенное внимание уделяется прозелитам, их адап­тированию в группе. Специфической чертой НРД является то, что они активно ориентированы на общество, стремятся к расширению своего влияния. НРД используют для этого широкий спектр современных средств пропаганды, межрелигиозных и светских организаций, проектов в сфере образования, СМИ, культуры, бизнеса.

Несмотря на свою организационно-конфессиональную разнородность (церковь, секта, деноминация, культ), современные НРД институционализируют иной тип религиозности, радикально отличающейся от традиционной для кыргызстанского общества в рассматриваемый исторический период. Для них характерна интенсификация социальных и политических функций религии, пропаганда новых социально-религиозных утопий, обновленческой, оппозиционной либо альтернативной направленности в государственно-правовом пространстве постсоветского Кыргызстана.



Влияние нетрадиционных религиозных движений, на наш взгляд, способствует углублению кризиса личности, что выражается в следующих аспектах:

  • последствием активного миссионерства НРД в Кыргызстане явился прозелитизм, как известно религиозный плюрализм усиливает разобщенность граждан;

- распространение нетрадиционных религиозных движений приводит к углублению ценностного релятивизма и оправданию любой безнравственности, поскольку, если нечто запрещается одной религией, то вполне одобряется другой, и существует возможность создания собственной религии, которая оправдает любые поступки;

- в условиях существования многочисленных религиозных культов человек ни во что по-настоящему не верит, и ничто не может служить для него духовной опорой;



- принадлежность к тоталитарной секте уничтожает самостоятельную личность и формирует роботообразного индивида, враждебного к социуму и способного на самые тяжкие преступления по отношению к нему.
ПРИМЕЧАНИЯ:

.Примеч.: новые религиозные движения, по-другому, еще их называют «нетрадиционные культы», «религии Нового века», «внеконфессиональные, «неканоничес­кие верования», «альтернативные культы», «молодежные религии» получили наибольшее распространение в Европе и США в 60-70-х гг. XX в.

2. Примеч.: в настоящее время под новыми религиозными движениями понимаются те формы духовной и религиозной жизни, которые по-настоящему получили возможность развернуть в стране свою деятельность лишь с начала 1990-х годов, но уже обладают более или менее оформленной доктриной, устоявшимися канонами ритуальной практики, формами и методами внекультовой деятельности.

3. Сиятаева С. В чем заключается сознание Кришны? // Кут Билим.–1995.–5 апр.– С.8.

4. Секты–угроза миру/ Обращение руководства мусульманского духовенства и благочинного Русской Православной церкви Кыргызстана // Слово Кыргызстана.– 1994.–1 окт.– С.4.; Коханов Н. Слово о долготерпении. // Комсомольская правда.– 1996.– 26 июля.– С.8.; Его же. Крупицы отвоеванной правды // Слово Кыргызстана.–1996.–19 дек.– С.13.; Психологический портрет или тайны тоталитарных сект // Вечерний Бишкек.– 2000.– 10 нояб.– С.4.; Андреева В. Что посеяли Адам и Ева в Эдемском саду? // Вечерний Бишкек.–1996.–13 дек. – С.3; . Плетнева М., Скородумова Е. Бойтесь чужих пророков // Вечерний Бишкек.- 2000.– 8 сент.– С.10.

5. Бондаренко О. Дианетика // Литературный Кыргызстане.– 1997.– №1.; также подобной точки зрения придерживаются в основном правозащитники.

6. См. И.Н.Яблоков. Особенности и классификация «нетрадиционных культов» / Основы религиоведения.– М.:Высшая школ – С.171-172.

7. Интернет-источник:http://www.churchkyrg.net/ru/our.html.

8. С сентября 1992 года она была зарегистрирована Минюстом Кыргызской Республики, очень активно действовала под прикрытием различных дочерних организаций, таких как Ассоциации «Женщины Кыргызстана за мир во всем мире», «Молодежь Кыргызстана за мир во всем мире», «Профессора в защиту мира» и др.

9. С октября 2005 г. Муну было отказано во въездной визе в Российскую Федерацию. Примеру России незамедлительно последовали Молдова и Болгария. Сектанты предприняли новую попытку расширить круг россиян, которых они попытаются любым способом втянуть в сферу деятельности этой тоталитарной секты. Одним из таких способов привлечения в секту, порой ничего не подозревающих граждан является присвоение сектантами званий «послов мира». Тоталитарной секта Муна была признана в Санкт-Петербурге в 1996 г. в «итоговом заявлении», «Обращении в россиянам», «Обращении к СМИ» участников Российской научно- практической конференции «Тоталитарные секты» (деструктивные культы) и права человека».

10. Чтобы в мире стало теплее // Слово Кыргызстана.–1994.–4 июня.– С.8.

1. Примеч.: тридцати­летняя украинская журналистка Марина Цвигун объявила себя двойным воплощением Девы Марии и Иисуса Христа. Она стала называть себя — Мария Деви Христос, а ее последо­ватели взяли ее имя для обозначения общины. Муж Марины Цвигун — Юрий Кривоногов был провозглашен воплощени­ем Иоанна Крестителя и получил имя — Иоанна-свами. От двух этих имен и слова Логос была образована аббревиатура «Юсмалос», которая также означала общее движение их пос­ледователей.

2. Содер­жатся многочисленные ссылки на теософские авторитеты, та­кие, как Е. Блаватская, Е. и Н. Рерихи. Другим компонентом учения является милленаризм. От­счет апокалиптического времени якобы начался в апреле 1990 г., когда, по утверждениям М. Цвигун, в нее «вошли» Иисус и Дева Мария.

13. Примеч.: в пер. с лат. «orientalis» – увлечение Востоком, его культурой.

4. Секта кришнаитов была основана в США в 1966 году выходцем из Индии, бывшим коммерсантом Абхай Шаран Де (ритуальное имя – Прабхуна). Вероучение кришнаитов, опирающееся на тексты Бхагавад-гиты (санскр. песень Бога) проповедует религиозно-мистические уче­ние о так называемой инконрации. Сознание человека трансцендентно, оно связано, по мнению кришнаитов, с реальным миром. Конечная цель бытия человека – полное очищение от материального мира, жизненной активности, от желаний. Достигается путем самоотверженного служе­ния богу Кришне, постоянного духовного совершенствования. Учение Кришны отличается откровенной враждебностью к просвещению, нау­ке, прогрессу. «Миссия божественного света» была основана в 60-х годах индий­ским религиозным деятелем Шри Махараем. Но особая активность секты связана с деятельностью его сына Махарой Джи в США в 70-х годах. Объявив себя духовным наследником Кришны, Будды, Иисуса, Махарей Джи выступил с проповедью близкого конца света и гряду­щего тысячелетнего царства единоборцев. Последователи этой органи­зации исповедуют мистическое погружение во внутренний мир, в тай­ны собственного сознания. Ежедневные ритуалы, связанные с медита­цией, т.е. внутренним сосредоточением; призваны постоянно подкреп­лять эту истину.

5. Общество «Трансцендентной меди­тации» возникло в 1958 году в США.


1Курбанова Н.У.- к.и.н., доцент кафедры Истории Кыргызстана и этнологии ИИСПО, КГУ им. И. Арабаева

Личковаха Г. - соискатель кафедры Истории Кыргызстана этнологии ИИСПО, КГУ им. И. Арабаева



2


3


4


5


6


7


8


9

10


11


12


13


14


15






Смотрите также:
Н. У. Курбанова, Г. Личковаха Основные тенденции развития новых религиозных движений в современном Кыргызстане
127.23kb.
1 стр.
Социально-психологические аспекты исследования новых религиозных движений
125.32kb.
1 стр.
Филологические науки
121.37kb.
1 стр.
Анализ состояния розничной торговли на современном этапе в городе Калуге
250.68kb.
1 стр.
Филькина А. В. Опыт включенного наблюдения в изучении новых религиозных движений: аспекты вхождения в поле и формирования позиции исследователя
114.37kb.
1 стр.
Основные тенденции развития зарубежного медиасектора в 2011 году
277.15kb.
1 стр.
Методические рекомендации по профилактике терроризма, экстремизма и ликвидации последствий их проявлений
685.79kb.
6 стр.
Методические рекомендации по профилактике терроризма, экстремизма и ликвидации последствий их проявлений
694.21kb.
6 стр.
Зачёт по социологии и политологии
193.08kb.
1 стр.
Программа по поддержке Искусства и Культуры Швейцарского бюро по сотрудничеству в Кыргызстане объявляет конкурс «Серия филармонических концертов»
19.47kb.
1 стр.
Основные тенденции социально-экономического развития Республики Татарстан в 2010 году
2117.82kb.
23 стр.
Основные тенденции новейшей зарубежной литературы
19.76kb.
1 стр.