Главная
страница 1
Н.Н. Козлова

Участие женщин в деятельности Тверских Советов


В
1917 г. правительство России провозгласило равное избирательное право для мужчин и женщин. После октябрьского переворота основой политики большевиков по женскому вопросу стало знаменитое выражение В.И.Ленина о кухарке, управляющей государством. Нашей задачей является освещение хода выполнения данного тезиса в начальный период становления советского государства на примере деятельности тверских советов.

СНК изначально выступило против самостоятельных женских политических организаций, так как главными ценностями были провозглашены интересы рабочего класса. Массовому вовлечению женщин в государственные дела способствовало становление новых органов власти – советов, которые ставили целью своей работы привлечение всех граждан к управлению. Призыв к управлению содержала изданная в 1917 г. инструкция “О привлечении работниц и крестьянок к работе в советских учреждениях”i. Однако решением женского вопроса занимались специально созданные в 1919 г. женотделы при парторганизациях, которые положили начало женскому делегатскому движению. Тем не менее в России, стране с многовековым патриархальным укладом, отсутствовали традиции выражения активной гражданской позиции женщин. Сложившиеся в обществе стереотипы о невмешательстве женщин в сферу государственного управления преодолевались медленно. Процесс реального привлечения женщин к управленческой деятельности растянулся на десятилетия.

Тверская губерния принадлежала к таким регионам, где преобладало женское население. В зимний период почти 20% мужчин уходило на заработки. Это увеличивало политическую и экономическую роль женщин и важность работы среди них.

Наиболее значительными политическими событиями страны являлись перевыборные кампании, а также съезды советов. Губернские комиссии по перевыборам, принимая во внимание инертное отношение женщин к перевыборным собраниям, командировали в состав избиркомов по губернии женщин-представительниц с правом совещательного голоса, а делегатские женские собрания избирали представительниц в волости. Вхождение в состав избирательных комиссий было почетной обязанностью, и женщины активно принимали участие в намеченных органами власти мероприятиях. Среди них можно выделить следующие: составление и распространение воззваний к женщинам-работницам, проведение довыборных собраний с целью разъяснения положения женщин в советском строительстве и т.д.ii

Тем не менее в начале 20-х гг. в Тверской губернии, как и по стране в целом, представительство женщин-делегаток на съездах было более чем скромным. Так, например, на VIII, IX, X губернских съездах в 1920-1921 гг. среди 200-240 делегатов находилось 6, 7, 3 женщины соответственно; на уездных съездах количество женщин-делегаток в лучшем случае достигало 7, а в худшем – их вообще не былоiii. Среди причин сложившейся ситуации, помимо стереотипности неприятия образа женщины-общественного деятеля, можно назвать само устройство системы органов представительной власти. Во-первых, выборы проходили преимущественно по производственному принципу, т.е. на собраниях предприятий, профсоюзов, учреждений, где основную трудящуюся массу составляли мужчины. Большинство женского населения в начале 20-х гг. составляли либо домохозяйки, либо безработные. В 1923 г. в Российской Федерации насчитывалось 43,9% домохозяекiv. Стремление органов власти превратить домашнее хозяйство в отрасль общественного производства и тем самым раскрепостить женщин для труда не получило должного воплощения. Страна находилась в состоянии разрухи после длительного периода войн. Таким образом, основная масса женщин была вынуждена сосредоточить все свое внимание на семье и домашнем хозяйстве.

Во-вторых, многоступенчатая система выборов сводила к минимуму все попытки женщин попасть на съезды более высокого уровня. Так, например, тверскую делегацию на VII Всероссийском съезде советов (декабрь 1919 г.) представляли только мужчиныv. В регистрационных карточках съездов отсутствовало даже деление по половому признаку: указывалось лишь общее количество участников, их партийный и социальный состав и т.д.

Эти и другие причины повлияли на общее участие женщин в перевыборных собраниях. В выборах 1923 г. в Тверской губернии участвовало 6,1% женщинvi, в сельской местности – 2,2%vii, а мужчин – 54,7%. Выборы в Тверской горсовет можно представить следующей таблицейviii:

Год выборов

Номер созыва

Общее количество участников

Количество женщин

1918

I

166

9

1923

VI

133

16

Так как система советов есть сочетание представительной и исполнительной властей и избрание исполнительных органов происходит на съездах, то соответственно и количество женщин, работающих в органах власти, было небольшим. Например, в 1919 г. в штате Тверского губисполкома числилась только одна женщина – заведующая иностранным подотделом. Женщины также работали рядовыми сотрудницами в отделах народного образования, здравоохранения, собеса, возглавляли подотделы материнства и детства, детские дома, коммуны, дома социального обеспечения и т.д. В военном, финансовом отделах, СНХ женщины либо не работали вовсе, либо являлись делопроизводителями и секретарямиix. Редко женщины встречались в уездных исполкомах, президиумах горсоветовx. В Тверской совпартшколе в 1920 г. учились 18 женщин и 102 мужчиныxi.

Таким образом, в начале 20-х гг. низкое участие женщин в советах было закономерным явлением. В основной массе женского населения еще не произошло осмысления сути новой политики правительства в отношении женщин и значения избирательных прав.

Последующий рост участия женщин в перевыборных кампаниях в 20-е гг. можно разделить на два этапа. Первый этап наступает уже в середине 20-х гг. В 1924-1925 гг. в Тверской губернии приняло участие в собраниях в деревнях 24,1% женщин, в городах – 27,9%; в 1925-1926 гг. – соответственно 36,6% и 39,5%xii. Таким образом, увеличился процентный состав женщин в сельских органах власти в 1926 г. до 10,5%. Такой же процент участия был зафиксирован и на волостных съездах, хотя в состав волисполкомов вошли 5,8% женщин (общереспубликанский процент – 9). При этом председателями сельсоветов являлись 0,5% женщинxiii. Первая и единственная женщина-председатель волисполкома была выбрана в 1926 г. в Калужской губернии.

Представительство женщин на уездных и губернских съездах было несколько шире – 14,4% и 16,2% соответственно, но в состав исполкомов вошли 8,9% и 12,1%xiv.

В общем, исходя из анализа перевыборных кампаний 20-х гг., можно констатировать, что успех их во многом объяснялся усилением активности женщин.

Второй этап усиления активности женщин в перевыборных кампаниях наступает с 1927 г. В связи с курсом страны на индустриализацию особое значение приобретают горсоветы, а также расширенное представительство рабочих в органах власти. В губернском городе насчитывалось огромное количество квалифицированных работниц. Только на “Пролетарке” их было 13 тыс.xv Если учесть, что в кампании 1927 г. в Твери 70% всех участников представляли рабочие текстильных фабрикxvi, то факт политической активности женщин очевиден. В результате выборов в составе Тверского и Вышневолоцкого горсоветов нового созыва женщины занимали от 30 до 50%, в среднем по губернии (в заштатных городах) – 17%. Только Тверской горсовет повысил количество женщин в своем составе в данную избирательную кампанию на 10,7%xvii. Таким образом, преобладание работниц в ряде отраслей создавало благоприятные условия для привлечения женщин к государственному строительству.

С другой стороны, увеличение количества работниц в органах власти происходило за счет ущемления прав домохозяек. Эта категория относилась к “неорганизованному” населению и выбирала членов горсоветов по территориальному принципу (с меньшим, по сравнению с производственным, представительством). В 1927 г. в состав советов губернии входят лишь 3,7% домохозяекxviii.

В целом по губернии уровень участия женщин в кампании выразился следующим образом: в деревне – 32,5%, в городе – 51,2%xix, что превысило республиканский уровень – 28,7%. В отдельных уездах активность женщин достигала 65%. Анализируя показатели кампаний 20-х гг., трудно выявить закономерности роста женской активности по уездам. Скорее всего, это зависело в первую очередь от уровня организации перевыборной кампании. Например, в некоторых волостях Весьегонского уезда женщинам вообще не рассылали повестки для участия в избирательных сходах, мотивируя это тем, что “мужчин нет, а женщин ни к чему созывать”xx. Поэтому представительство женщин в сельских органах власти в 1927 г. снижается с 2115 до 1803 (т.е. с 10,5% до 8,8%)xxi. Наряду с этим в деревне разворачивается женское делегатское движение, которое по размаху значительно превосходит городское.

Тем не менее общий уровень участия женщин в перевыборных кампаниях советов по губернии был значительно ниже, чем мужчин. Так в 70% волостей приняло участие 35% женщин и 60% мужчинxxii.

Система советов до 1936 г. была представлена только на двух уровнях – сельском и городском. Именно здесь осуществлялась основная работа с массами. На работу в горсовет брали преимущественно тех женщин, которые прошли курс делегатских собраний. В основном политика властей определялась тремя направлениями работы с женщинами: их участие в работе красных уголков, массово-кружковая деятельность, вовлечение в массовые политические кампании.

Общественницы горсоветов по условиям работы с ними делились на две группы. В первую входили члены и кандидаты советов. В Тверском горсовете их насчитывалось 40%xxiii. Во вторую – так называемые прикрепленные от женотделов партийных, профсоюзных и комсомольских организаций. Среди прикрепленных количество женщин намного превышало количество мужчин. Из обеих групп формировался актив, который с течением времени закреплялся. Так, например, в 1927 г. избранных во второй раз женщин насчитывалось уже 24%xxiv. Все женщины распределялись по секциям (прообразы постоянных комиссий советов 1936-1993 гг.), которые, строили свою работу по отраслевому принципу. Из-за отсутствия в системе советов исполнительных органов, кроме президиумов, вся работа сводилась к помощи отделам волостных, уездных и губернских исполкомов и по сути являлась общественной, т.е. не оплачивалась. Секционерки занимались проверкой деятельности учреждений, т.е. выполняли преимущественно один вид государственной работы – контроль. Их задачей являлась также пропаганда успехов своего совета.

Основное направление деятельности женщин в горсоветах – проведение культурно-бытовых мероприятий. Для этих целей при Тверском окружкоме была создана комиссия по изучению и улучшению труда и быта работниц и крестьянок. Последняя не располагала денежными и материальными ресурсами и представляла собой планирующий органxxv. Советы также проводили учебу с женщинами-общественницами; для них разрабатывались специальные лекции по вопросам государственного строительства.

Советскую систему управления в широком смысле можно назвать системой выдвижения. Органы власти формировали списки выдвиженок на ответственную работу. Руководящий состав горсоветов представляли бюро секций, где женщины занимали половинуxxvi должностей. Посещаемость секционерками заседаний горсоветов в конце 20-х гг. составляла 66%, приблизительно такой же была активность при выполнении данных им порученийxxvii.

Среди горсоветов губернии следует выделить работу Тверского горсовета: здесь была налажена система секций, выделен один инструктор по женской работеxxviii. Однако в целом положение женщин в системе советов оставалось незавидным. Лозунг “Женщина-работница-домохозяйка-мать” отражал “двойную” нагрузку последних в условиях неразвитого бытового хозяйства. Тем не менее женщины критиковали местные органы власти за невнимательное отношение к их инициативам.

Возможность высказать свое отношение к политике партии и правительства женщины получили в период подготовки II Всероссийского съезда работниц. В сентябре-октябре 1927 г. в Тверской губернии прошли волостные, уездные, губернские съезды женщин-общественниц. Повестки съездов были составлены приблизительно одинаково. Основное внимание уделялось положению в хозяйстве, работе в просветительных учреждениях и т.д. Наряду со съездами в губернии проходили конференции женщинxxix. Для конца 20-х гг. вообще характерно значительное количество всевозможных женских совещаний, съездов, конференций и т.д. В составе их участниц преобладали женщины – члены советов и женделегатки. Среди всех мероприятий следует отметить губернский съезд общественниц и губернское совещание по советскому строительству (октябрь 1927 г.), которые вынесли резолюции по хозяйственной и общественной деятельности женщин. Съезды выделили следующие недостатки: отсутствие систематического руководства, слабый учет работы с женщинами, недостаточную помощь им со стороны органов власти. Редкое выдвижение объяснялось культурной и общественно-политической отсталостью, инструктаж носил характер отвлеченных бесед о правах обследуемых предприятий. Подчеркивалось не везде благожелательное отношение к женщинам-общественницам, недооценка советами работы с женщинами и перекладывание ее на женские организации, особенно в деревняхxxx. Губернское совещание по советскому строительству констатировало недостаточное представительство женщин в составе советов. Поэтому с конца 20-х гг. в губернии, как и в целом по стране, утверждается политика твердых квот на участие женщин в политкампаниях. Так, в состав губисполкома должны входить 38% женщин, уисполкомов – 25%, в состав горсоветов – 23%, сельсоветов – 20%, в руководящий состав секций советов – 25%xxxi. По резолюциям съездов можно выделить две основные тенденции в работе с женщинами: бюрократизация – увеличение количества совещаний, съездов и т.д.; разработка контрольных мероприятий в их деятельности.

Анализ работы с женщинами-общественницами по Тверской губернии был представлен в докладе инструктора ВЦИК Дж.Галли, обследовавшем в 1928 г. эту сферу деятельности губисполкома на месте. В частности, он отмечал рост политической активности женщин, многолюдность и оживленность женских конференций. Среди причин, тормозивших раскрепощение женщин, он выделил нерешительную и непоследовательную политику органов власти. Так, например, с января по март 1928 г. президиум губиспокома разобрал 30 вопросов, из которых ни один не затрагивал женские интересы. Многие решения по женскому вопросу вышестоящих инстанций игнорировались, а изданные в течение 1927 г. три циркуляра по работе с женщинами копировали документы партийных организаций. Выдвижение женщин на хозяйственную и административную работу проходило в основном по линии секций и не имело учета. Среди ответственных работников губисполкома насчитывалось всего 6 женщин, и лишь одна из них входила в состав президиумаxxxii.

Активной политической кампанией сопровождался Международный женский день 8 марта. Для этого ежегодно создавалась специальная комиссия по проведению женского праздника при президиуме губисполкома, которая намечала основные мероприятия на праздничную неделю, а также ставила практические задачи женщинам-общественницам на год. Среди первых можно отметить следующие: проведение конференций, культурно-бытовых походов по обследованию учреждений, трехдневников по охране материнства и младенчестваxxxiii.

Кампания начиналась с воззваний к трудящимся женщинам Тверской губернии, которые публиковались в местной прессе. “День 8 марта, – отмечалось в воззваниях, – является днем смотра сил миллионов работниц и крестьянок”xxxiv. Обращения призывали к рационализации производства и управления, улучшению быта и труда женщин, развитию сети детских учреждений. Соответственно 8 марта являлся рабочим днем. Более того, органы власти давали установку на рекордные результаты в работе в этот день. После смены следовала официальная часть праздника, затем – концерт художественной самодеятельности. Кроме того, женщинам предоставлялась возможность бесплатно посетить кинематографxxxv. По окончании праздничной недели в губисполком стекались сведения и программы из уездов с итогами проведения мероприятий, по которым составлялась сводка результатов кампании, отсылавшаяся затем в вышестоящие инстанции.

Ежегодно накануне женского праздника советы принимали программы улучшения труда и быта женщин, участия их в управлении, создания специальных курсов по подготовке соцактива, ликвидации женской безработицы, устранения неграмотности, развития профобразования. Составлялись планы по работе с женщинами-общественницами. Программы отличались конкретностью и адресностью. В таблицах отражались показатели реального и запланированного участия женщин в деятельности различных отраслей. Предусматривалось повысить процентный состав женщин в органах властиxxxvi. Итоги работы популяризировались на женских совещаниях, конференциях. Таким образом, признавалась важность систематической работы среди женщин.

В процессе перевыборных кампаний рубежа 20-30-х гг. достигаются максимальные показатели участия в них населения Тверского округа. Так, по Твери в 1931 г. активность избирателей зафиксирована на уровне 97,4%xxxvii. Общий процент женщин, участвовавших в массовых политических кампаниях, составлял от 92 до 98xxxviii. В Тверском окружкоме среди сотрудников отделов женщин насчитывалось 34,2%xxxix.

Летом 1930 г. прошли районные женские конференции, которые констатировали значительные успехи в деле “раскрепощения” женщин, перелом в сторону большего внимания к работе с ними органов власти. Основными темами конференций являлись социалистическое переустройство деревни, военизация женщин и вовлечение их в ОСОАВИАХИМxl.

В связи с коренной перестройкой секционной работы в начале 30-х гг. основное внимание уделялось промышленным секциям. На производстве из депутаток советов создавались ударные бригады, которые заключали между собой договоры о соцсоревновании. В отчетах Калининского горсовета за этот период упоминались женщины-работницы, члены горсовета, перевыполняющие промфинпланxli.

Таким образом, 20-е гг. явились переломными в деле вовлечения женщин в активное советское строительство: определяется положение женщин в общественной жизни, формируются основные параметры представительства женщин в органах власти. На рубеже 20-30-х гг. были достигнуты высокие результаты их участия в политических кампаниях. Следует отметить следующие наиболее важные моменты в указанных процессах:

– основная часть женщин была привлечена к работе в сельских и городских советах – массовых органах трудящихся;

– работа в советах носила характер общественной нагрузки, которая требовала больших затрат времени после основного рабочего дня и не оплачивалась;

– игнорировались результаты женских конференций, съездов, тем самым показывая скорее декларативный характер решения женского вопроса;

– система квот, гарантировавшая представительство в органах власти, не отражала полностью интересы женщин.

Тем не менее, большинство женского населения активно пользовалось своими политическими правами и, участвуя в работе советов, получало более высокий социальный статус. Таким образом, опыт советского государства в 20-е гг. исключительно ценен, т.к. СССР намного опережал другие державы в решении женского вопроса.

С 30-х гг. до конца 80-х система выборов и представительство женщин в советах оставались неизменными. Помимо квот, в соответствии с Конституцией 1936 г. формировалась практика безальтернативных выборов. Среди женщин – членов горсовета преобладали ударницы труда и представительницы партийно-хозяйственной номенклатуры. Великая Отечественная война внесла некоторые коррективы в избирательную практику. Однако уже в 1966 г. в составе Калининского облсовета насчитывалось 45% женщин. Такой же процент фиксируется и на других уровнях советской представительной системыxlii. Лишь в 1989 г. в период политической реформы были внесены существенные изменения в избирательный процесс. В результате произошло переосмысление женского вопроса: он был поставлен в иной плоскости.

ПРИМЕЧАНИЯ




i Женщины в революции. М., 1959. С.33.

ii ГАТО, ф. Р-291, оп.3, д.581, л.1.

iii ГАТО, ф. Р-291, оп.5, д.280, л.3, 6, 11.

iv Женщины в обществе: реалии, проблемы, прогнозы. М., 1991. С.21.

v ГАТО, ф. Р-291, оп.2, д.33., л.25.

vi Социалистическое строительство в Тверской губернии в диаграммах и схемах. Тверь, 1927. С.29.

vii ГАТО, ф. Р-640, оп.1, д.172, л.10.

viii ГАТО, ф. Р-640, оп.1, д.146, л.6.

ix ГАТО, ф. Р-291, оп.2, д.407, л.8, 16-20, 21-28.

x ГАТО, ф. Р-191, оп.5, д.280, л.11.

xi “Тверская правда”. 1920. № 43.

xii Тверская губерния в 1925-1926 гг.: Отчет губисполкома XV губернскому съезду. Тверь, 1927. С.238-254; Социалистическое строительство... С.29.

xiii Тверская губерния в 1926-1928 гг. (к отчету губисполкома XVI губернскому съезду). Тверь, 1929. С.263.

xiv Там же.

xv ГАТО, ф. Р-291, оп.11, д.206, л.115.

xvi Тверская губерния в 1926-28 гг. ... С.260.

xvii ГАТО, ф. Р-291, оп.11, д.206, л.118.

xviii Социалистическое строительство... С.25.

xix Там же. С.29.

xx ГАТО, ф. Р-291, оп.11, д.206, л.115.

xxi Социалистическое строительство... С.31.

xxii ГАТО, ф. Р-291, оп.11, д.206, л.115.

xxiii Отчет о деятельности Тверского горсовета за время с 01.10.1926 по 01.10.1927. Тверь, 1928. С.16.

xxiv Отчет о деятельности... С.8.

xxv ГАТО, ф. Р-1109, оп.1, д.169, л.63.

xxvi Там же.

xxvii ГАТО, ф. Р-640, оп.1, д.472, л.12.

xxviii Отчет о деятельности... С.16.

xxix ГАТО, ф. Р-640, оп.1, д.307, л.397, 405.

xxx Тверская губерния в 1925-1926 гг. ... С.254.

xxxi ГАТО, ф. Р-640, оп.1, д.292, л.7,16.; ф. Р-291, оп.11, д.156, л.2-4.

xxxii ГАТО, ф. Р-291, оп.11, д.206, л.115-146.

xxxiii ГАТО, ф. Р-291, оп.11, д.115, л.9-17.

xxxiv ГАТО, ф. Р-291, оп.11, д.76, л.9.

xxxv ГАТО, Р-291, оп.11, д.115, л.9, 48.

xxxvi Там же, л.30.

xxxvii ГАТО, ф. Р-640, оп.1, д.1701, л.237.

xxxviii ГАТО, ф. Р-640, оп.1, д.1800, л.20 а.

xxxix ГАТО, ф. Р-640, оп.1, д.1788, л.23.

xl ГАТО, ф. Р-640, оп.1, д.162, л.168-340.

xli Материалы к отчету горсовета 12-го созыва. Калинин, 1934. С.66.

xlii Калининская область за 50 лет в цифрах: стат. сб. 1917-1967. М., 1967. С.15.


Смотрите также:
Участие женщин в деятельности Тверских Советов
155.87kb.
1 стр.
Региональная общественная организация «Совет женщин Архангельской области» о работе роо «Совет женщин Архангельской области»
96.95kb.
1 стр.
Политические права женщин: канадский опыт реализации положений Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин
51.62kb.
1 стр.
Отчет о работе Автономии тверских карел
198.74kb.
1 стр.
В заседании Исполнительного комитета мдфж
75.29kb.
1 стр.
Женсоветы за трудовые права женщин
87.59kb.
1 стр.
Программа 25 января 2010 года «Механизмы защиты женщин от трудовой дискриминации: зарубежный опыт и российская практика»
17.55kb.
1 стр.
Заседание деловых советов
41.27kb.
1 стр.
Направления государственной поддержки женщин в сфере предпринимательства
143.3kb.
1 стр.
0415. Экз. 02;Тбпд. 01;1 II всероссийский съезд Советов
327.11kb.
3 стр.
Пекинская декларация
82.57kb.
1 стр.
Участие женщин в промышленном производстве России в конце 60 – начале 70-х годов XIХ века
196.62kb.
1 стр.