Главная
страница 1
«Закон и право».-2011.-№6.-С.21-27.
ОБЩИЕ ПРАВИЛА ИСПЫТАНИЙ НА УЧЕНЫЕ

СТЕПЕНИ В ПРОЕКТАХ ПОЛОЖЕНИЙ О ПРОИЗВОДСТВЕ

В УЧЕНЫЕ СТЕПЕНИ В УНИВЕРСИТЕТАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ1
А.Н. ЯКУШЕВ, профессор кафедры теории и истории государства и права

Черноморской гуманитарной академии (ЧГА), доктор исторических наук,

кандидат юридических и педагогических наук, профессор; E-mail: yakushevan@yandex.ru
В. АЛИЕВ, аспирант ЧГА
Научная специальность: 12.00.01 — теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве
Аннотация. Статья посвящена анализу общих правил испытаний на ученые степени в проектах положений о производстве в ученые степени в университетах Российской империи.

Ключевые слова и словосочетания: производство в ученые степени, университеты, факультеты, предметы испытаний, степень магистра, степень доктора.
Annotation. The article is devoted analyzes the general rules test for the degree of the draft provisions on the production of advanced degrees at universities in the Russian empire.

Key words and word combinations: academic degrees initiation, universities, faculties, test subjects, a master's degree, doctorate.
Правила о сроке и порядке производства испытаний на ученые степени. По мнению представителей С.-Петербургского университета, «правила испытания на ученые степени должны быть точны и определительны, дабы устранить всякий произвол» (1828)2.
Проект «Положения об испытаниях на звание действительного студента и на ученые степени» (1863), подготовленный Министерством народного просвещения (МНП), предусматривал предоставление права университетам разрабатывать подробные правила о сроке и порядке производства испытаний на звание действительного студента и на ученые степени и через попечителей учебных округов представлять их на утверждение министра народного просвещения.

«Правила о сроках и порядке проведения испытаний на ученые степени», принятые Дерптским (1838, 1866, 1869), Казанским (1848), Харьковским (1864), Московским (1864, 1870, 1875), С.-Петербургским (1864, 1865, 1872), Новороссийским (1867), Варшавским (1869) и Киевским (1870) университетами в период с 1838 по 1875 г. позволили унифицировать порядок производства в ученые степени на уровне конкретных российских университетов с учетом их региональных особенностей. По структуре они однотипны.

Правила Московского университета лишь наиболее подробно раскрывали порядок испытаний на степень кандидата, который включал следующие структурные элементы: 1) сроки и продолжительность проведения испытания; 2) сроки доведения до соискателей расписания экзаменов; 3) состав экзаменационных комиссий и председательство в них; 4) программы испытаний и экзаменационные билеты; 5) действия соискателей в случае их болезни в день экзамена; 6) документы, свидетельствующие о болезни соискателя; 7) порядок проведения экзаменов; 8) перечень оценок и методика их выставления на экзамене; 9) определение формы экзамена; 10) основания прекращения допуска к последнему экзамену; 11) порядок пересдачи экзаменов по предметам; 12) выбор и утверждение темы рассуждения; 13) сроки представления рассуждения на факультет; 14) опре­деление качества рассуждения; 15) порядок состав­ления сводной ведомости; 16) проведение итогового факультетского собрания; 17) требования, предъяв­ляемые к итоговым оценкам соискателей; 18) требо­вание свободного владения французским или немец­ким языком.


  1. Формы и порядок испытаний. Проекты Поло­жений об ученых степенях, разработанные универ­ситетами, предусматривали следующие формы и по­рядок испытаний: 1) составление программ испыта­ний (1901); 2) словесные (устные, теоретические) испытания (1814); 3) письменные испытания (1814); 4) чтение лекций на латинском языке (1816); 5) де­монстрационные испытания (для медиков) (1810); 6) клинические испытания (для медиков) (1810); 7) химический анализ (для естественников) (1855); 8) ответы на вопросы присутствующих на защите лиц (1816); 9) ответы на замечания и недостатки офици­альных и неофициальных оппонентов (1816); 10) пуб­личная защита тезисов диссертации (1816); 11) дис­пут в форме силлогизмов (1816).

В июле 1863 г. Ученый комитет МНП в проекте Положения об ученых степенях впервые пишет о том, что «форма и порядок испытаний предоставляются по усмотрению факультетов»3.

В соответствии с проектом Положения об уче­ных степенях (1901), подготовленным С.-Петербург­ским университетом, испытуемый на степень магис­тра «обязан представить как по главным предметам, так и по дополнительным, подробные программы с указанием изученной им общей и монографичес­кой литературы, из которых можно было бы усмот­реть, в каких пределах вообще изучена испытуемым наука и на каких вопросах преимущественно он ос­танавливался. Означенные программы передавались на заключение профессоров соответствующих пред­метов и по утверждению их факультетом служили эк­заменационными программами»4.



  1. Количество и сроки допуска лиц к повторным испытаниям. Соискатель на степень магистра или доктора, не выдержавший испытаний, допускался повторно к ним не ранее чем через год (1816), а на степень доктора вначале через два года (1828), а за­тем также через год (1836). Пересдача испытаний разрешалась не более двух раз, причем положитель­ные результаты предыдущих испытаний не учитыва­лись. Лица, которым дважды было отказано в при­суждении ученых степеней, в дальнейшем не имели права претендовать на их получение (1828) по анало­гичному разряду наук, в том же факультете того же университета (1863), о чем данная информация до­водилась до сведения всех отечественных универси­тетов (1828). С.-Петербургский университет предло­жил, чтобы испытания на ученые степени заверша­лись в том же университете, где и начинались (1855).

10. Лица, имеющие право приобретать ученые сте­пени. В университетах Российской империи ученые степени имели право приобретать следующие лица: действительные студенты (1828), кандидаты (1816), магистры (1816), адъюнкты (1816), профессора (1816), дворяне (1816), состоящие на службе чиновники (1816), отставные чиновники (1816); выпускники Демидовского училища, Ришельевского лицея, бла­городных университетских пансионов в Москве и С.-Петербурге, высшего С.-Петербургского училища, гимназии высших наук графа Кулешева-Безбородко, имеющие обер-офицерские чины; знаменитые уче­ные (1828); иностранцы (1834), русские подданные всех свободных состояний (1844), русские поддан­ные (1901).

11. Лица, не имеющие права приобретать ученые степени. Лишь в одном проекте Правил об испыта­ниях и производстве в университетские степени (1816), предложенных Г. Солнцевым, такой перечень лиц имеется: «Вовсе ни к какому для получения уче­ных степеней не могут быть допускаемы: купцы, ме­щане, крепостные люди, казенные, повелено к како­му бы разряду они не относились, вольноотпущен­ники, словом все те, кои платят государственные подати ... в подушном окладе, наконец, все иност­ранцы, не предъявившие свидетельства о их настоя­щем свободном состоянии, равняющимся российс­кому дворянству наследственному или личному со­словию, или духовенству, разве когда в российской службе состоять будут.

Однако, если которые из купеческого или мещан­ского звания или из казенных по селам и других го­сударственных подати платящих, их обществами из подушного оклада будут уволены, также отпущенные на волю по разрешении им Правительствующим Се­натом вступления в какой-либо род государственной службы (но не иначе), могут быть допускаемы на испытание и получать ученые степени»5.

12. Требования к испытуемым на ученые степени. О требованиях к испытуемым на степени магистра и доктора правоведения, касающихся практических знаний и умений в государственной службе, впервые (1816) стал писать ординарный профессор Г. Солн­цев: «как юриспруденция, подобно медицине, без практических знаний мало доставить может пользы; усовершенствовать же себя в оной при университете, не находясь в действительной государственной служ­бе, невозможно, то мнением моим полагаю, для по­лучения высшего юридического достоинства докто­ра, отделение нравственно-политических наук не должно допустить к испытанию обращающихся в университет магистров, доколе они не поступят в государственную и именно статскую службу и не научатся в оной практическому производимых дел по порядку, упражняясь в том, по крайней мере, не менее четырех лет. Служащие и служившие чинов­ники не менее означенных 4-х лет в статской служ­бе, если имеют степень магистра правоведения, быть могут беспрепятственно допускаемы к испытанию для получения достоинства докторского.

Ищущий степени магистра правоведения из кан­дидатов при университете обучающиеся хотя и могут быть допускаемы к испытанию, но должны подвергнуть себя особенной строгости как в искусе, так и в публичном экзамене и сверх оного обязывается пред­ставить отделению на заседания предложение из не­скольких практических опытов из российского де­лопроизводства гражданского, уголовного; а сверх сего должны представить свидетельство о том, кто они по крайней мере в течение двух лет упражняемы были в производстве дел достаточным образом каким либо известным в юриспруденции российской практиком; в сем свидетельстве должны быть именно означены юридические действия, в коих он был упражняем. Без представления сего свидетельства не может быть допущен и к испытанию. Практика же снабжает его сим свидетельством по долгу присяги и совести; в противном же случае если изобличен будет в деле ложится свидетельство, что как он, так и получив­ший свидетельство подвергается уголовному суду, было преимущественно гражданского доверия. Не обучавшиеся в университетах чиновники, служащие и отставные ищущие степени магистра не должен­ствующие иметь наперед степени кандидата юрис­пруденции, обязаны представить отделению свиде­тельство о том, что они, по крайней мере, находятся в государственной гражданской службе или под ве­домством аудиториата, если состоят по части воен­ного Министерства»6.

С.-Петербургский университет в проекте Поло­жения об ученых степенях (1828) конкретизировал эти требования применительно к каждой отдельной ученой степени. Так, испытуемый на степень канди­дата обязан показать «превосходные знания» вообще и «отличные способности» в главных предметах ис­пытаний, в частности, а также сделать перевод про­изведения известного классического писателя, кото­рый бы заслужил одобрения факультетского собра­ния. Претендующий на степень магистра должен в совершенстве владеть системой научных знаний той науки, по которой желает получить ученую степень, а также в совершенстве владеть профессиональными навыками и умениями по передаче этих знаний дру­гим людям, заинтересованным в них. От испытуемо­го на степень доктора требуется основательное и глу­бокое знание всех предметов, преподаваемых на факультете, особенно тех, которые относятся к глав­ной науке.

«Он не ограничивается какою либо системой, но показывает самую науку в существенных ее основа­ниях, в ее развитии и направлениях, к общей и час­тным целям, разрешает задачи ее вполне в новом виде, соответственно состоянию ее в ученом свете, и лег­чайшими способами проницательностью собственно­го ума, усматривает в ней слабые места, требующие пополнения, отсекает не важные для цели подробно­сти, усовершает связь и порядок частей, очищает и укрепляет основания»7.

28 сентября 1834 г. Совет Московского универ­ситета по предложению попечителя Московского учебного округа С.М. Голицына рассмотрел проше­ние министра народного просвещения С.С. Уварова об оценке содержания главы о возведении в ученые степени, содержащейся в проекте общего устава рос­сийских университетов, и предложил ведущим про­фессорам университета высказать свои мнения и пред­ставить их в письменном виде. Повторное обсужде­ние этого вопроса в Совете университета состоялось 3 октября 1834 г. В нем приняли участие заслужен­ный профессор Лев Цветаев, ординарные профес­сора: А.А. Альфонский, Н. Васильев, Х.Г. Бунге, И.И. Давыдов, И.Е. Дядьковский, М.Т. Каченовский, В.М. Котельницкий, Е.О. Мухин, Н.И. Надеждин, М.Г. Павлов, М.П. Погодин, А.В. Рихтер, И.М. Сне­гирев, А.Г. Терновский; экстраординарный профес­сор НД. Брашман; а также адъюнкты: Ф.Л. Морош- кин и С.П. Шевырев.

По итогам обсуждения были сформулированы два основополагающих положения: «...требовать знания как главной науки, так и соединенных с нею вспо­могательных общих и особенных, от кандидата — догматического, т.е. полного и систематически строй­ного по руководству, признанному за лучшее и одоб­ренному для университетского преподавания; от ма­гистра — исторического, т.е. сопровождаемое подроб­нейшим изучением происхождения и судьбы разных догматов, входящих в состав требуемых наук, нако­нец, от доктора — критического, т.е. соединенного со строгим исследованием и основательной оценкой всех исторических переворотов в судьбе изучаемых наук, и довершенного собственным, хорошо обду­манным и твердо доказанным взглядом на оные...

... Не от одного только доктора, но и от магистра требовать диссертации, на каком бы то ни было язы­ке, с публичным ее защищением, как для большего удостоверения в знаниях ищущего сей довольно важ­ной и со значительными правами сопряженной сте­пени, так и для обогащения чрез то нашей ученой литературы полезными сочинениями»8.

Наиболее обстоятельную оценку содержанию гла­вы о возведении в ученые степени из проекта общего устава российских университетов представил орди­нарный профессор Н.И. Надеждин: «На все поиме­нованные три степени в новых правилах постановле­но производить испытания, из того же круга наук, только с разной строгостью. На сие разная строгость, есть нечто неопределенное, ибо не объяснено, чем положительным должно измерять ее. По моему мне­нию, в самом изучении наук, есть постепенность, которую б можно было принять в основание после­довательного производства в разные ученые степени. Именно каждая наука может быть изучена:



    1. догматически, в тех положениях, кои состав­ляют известную ее систему, признанную за лучшую и одобренную для университетского преподавания;

    2. исторически, т.е. с полным и подробным ис­следованием происхождения и судьбы сих положе­ний или с знанием всех разных систем сей науки, в их хронологической последовательности, наконец,

    3. критически, т.е. умением дать надлежащую оценку всем сим различным системам и с собствен­ным взглядом на науку, строго обдуманным и твердо доказанным. Сии три степени изучения преемственно следуют одна за другой, так что низшая есть необ­ходимое условие высшей. И я думаю, что происходя­щая от них постепенность, знание имеет довольно близкую соответственность с тремя предполагаемы­ми степенями, так что при испытаниях на оные можно б было в науках, относящиеся к кругу, избираемому искателями, требовать знание: для кандидата — догма­тического, для магистра — исторического, для докто­ра — критического»9.

Предложения ординарных профессоров Москов­ского университета о требованиях к познанию глав­ных и вторых предметов испытаний нашли свое от­ражение в проекте Положения об ученых степенях (1837), представленного в МНП, в котором записа­но: «От удостаиваемых в магистры и доктора требу­ется познание предметов не только догматическое, но также историческое, т.е. сопровождаемое подроб­ными сведениями о происхождении и изменении разных учений, входящих в состав определенных для них наук, и критическое, т.е. соединенное со стро­гим исследованием и отчетливой оценкой всех пере­воротов в ходе наук, довершенное при том собствен­ным, достаточно обдуманным и основательно сооб­раженным воззрением на оные»10.

В проекте последующего Положения (1844) дан­ная норма права была несколько скорректирована. Судите сами: «От ищущих степеней магистра и док­тора требуется в главных предметах познание под­робное и отчетливое, с таким впрочем различием, что кандидат, испытуемый на степень магистра, должен доказать преимущественно историческое знание пред­метов и правильных взглядов на разные отрасли наук, тогда как от магистра, желающего приобрести сте­пень доктора, требуется критическое или философс­кое знание своей науки, заключающее сущность и развитие оной, и сопровождаемое основательно об­думанным, всесторонним воззрением.

...В предметах, состоящих с главными в ближай­шей связи, требуются от ищущих магистерской сте­пени удовлетворительных сведений как в историчес­ком развитии, так и в настоящем их состоянии, не ограничиваясь одними учебными руководствами»11.

Начиная с 1855 г. в проектах Положений об уче­ных степенях мы уже не находим нормы, отражаю­щей требования к знаниям испытуемых на ученые степени. Понятно, что это отрицательно могло ска­заться на качестве теоретической подготовки магис­тров и докторов в дальнейшем.

13. Требования к диссертациям. На нет сведены требования к диссертациям, которые бы нашли от­ражение в проектах Положений об ученых степенях. Впервые вопросы авторства диссертации и плагиата в ней поднял ординарный профессор Г. Солнцев: «Сочинив диссертацию, испытуемый представляет отделению, которое по рассмотрении и одобрении оной подвергает сочинителя испытания по оной для усмотрения, сам ли он сочинил оное, сверх сего делает приличный розыск не скопирована она с чужих каких либо сочинений? Буде найдутся в ней все законное принадлежности, то отделение позволяет напечатать оное сочинение, буде пожелает иметь достаток на выпечатание оной, в противном случае и письменно дозволяет защищать в публичном собрании».

Далее Г. Солнцев пишет о необходимости уго­ловной ответственности лиц за данные действия: «Впрочем, если бы диссертация испытуемого при получении или после полученного уже искомого до­стоинства, в последствии открылось списанное с чу­жих сочинений, то списавший сочиненное лично подвергается уголовному суду. ...Экзаменаторы же за сие, не отвечают, ибо невозможно знать всех... в уче­ном свете сочинений, напечатанных и в рукописях хранимых. Но если доказано будет, что кто либо из экзаменаторов исправлял диссертацию относительно смысла, или собственное свое списать дал, или со­чинение передал, или другим каким либо образом к тому вспоможествовал или знал о том, но не уведо­мил о том, где следует, то он вместе с испытуемым подвергается уголовному же суду»12.

Через 17 лет передовые научные идеи Г. Солнце­ва эхом отозвались в одной из норм отдельной главы проекта устава университетов (1834): «Если при сем в ищущем докторской степени замечен будет недо­статок в потребных сведениях, или неспособность защищать предложения диссертации, из чего с досто­верностью заключить можно, что ни он сам сочинил ее, то факультет объявляет, что сия диссертация не дает права на отыскиваемую им ученую степень»13.

В проекте Положения об ученых степенях (1836) сформулировано требование о том, что «испытуемый на степень доктора не может писать диссертацию по той же самой науке, по которой составлена им была таковая на степень магистра»14. Чуть позже (1844) это требование было уточнено: «Диссертация сия долж­на подробно развивать такой предмет, который не входит в объем представленной для получения сте­пени магистра»15. Этим же проектом Положения впер­вые предусматривалось введение положений, тези­сов диссертаций, «...которые должны составлять сущ­ность и вместе с тем предмет возражений при пуб­личном защищении первых»16.

2 (14) апреля 1848 г. создан секретный цензур­ный комитет под председательством графа Д.П. Бу­турлина для наблюдения за печатными изданиями. В связи с этим 13 ноября 1850 г. изданы «Правила для наблюдения за духом и направлением диссерта­ций». Суть их сводилась к следующему: «Министерство народного просвещения... считает... нужным обращать внимание и на диссертации, являющиеся в печати, или рукописные, при получении молодыми людьми ученых степеней в университетах.

Такое наблюдение естественным образом долж­но относиться к принятым в уставе о цензуре (§ 3) основным началам, именно: к вере, правительству, добрым нравам и личной чести всех и каждого.

В отношении к вере должно обращать внимание на всякое покушение поколе быть вечные и спаси­тельные истины христианства, вообще, и, в особен­ности, учение православной церкви.

В рассуждении правительства следует замечать всякое неосторожное прикосновение к началам, ко­торые служат основой нашего государственного быта; все, что может ослабить уважение к законным влас­тям и повиновение отечественным постановлениям; все, что стремится к разрушению установленных за­конами отношений между разными состояниями или к унижению достоинства и пользы какого бы то ни было сословия в государстве.

Наконец, добрые нравы и личная честь каждого требует, чтобы не только не появлялись публично мнения, явно противные законам нравственности или клонящиеся к упразднению уверенности в необхо­димости, но и ничего нарушающего благопристой­ность и приличие»17.

На основании этих правил 13 декабря 1850 г. из­дается «Циркулярное предложение относительно дис­сертаций на ученые степени». Сделав замечания по некоторым диссертациям, император предложил ми­нистру издать распоряжение, в котором «...не только самые диссертации были благонамеренного содержа­ния, но чтоб и извлеченные из них тезисы или пред­ложения, которые испытуемый защищать должен, имели, при таком же направлении, надлежащую пол­ноту, определительность и ясность, не допускающие возможности понимать разным образом одно и то же предложение; 2) при рассмотрении диссертаций и при наблюдении за защищением их не допускать в смыс­ле одобрительном обсуждения начал, противных на­шему государственному устройству»18.

В 1863 г. университеты пришли к необходимости ввести в проект Положения об ученых степенях нор­му, в которой бы наряду с диссертацией можно было бы защищать «самостоятельное ученое сочинение, хотя бы написанное и не с целью получения ученой степени, если только оно относится к тому разряду наук, по которому кандидат или магистр ищут следу­ющих ученых степеней»19.

Понадобилось более 100 лет, чтобы сформули­ровать хотя бы общие требования к диссертациям. Сделал это впервые в своем проекте Положения об испытаниях на ученые степени С.-Петербургский университет: «Как магистерская, так и докторская диссертация должна заключать в себе самостоятель­ное научное исследование. При этом условии доктор­ская диссертация может быть продолжением маги­стерской»20.

Проект устава императорских российских универ­ситетов (1909) впервые предлагал факультетам при­нимать в качестве диссертации на степень магистра и доктора как одну целую работу, так и несколько отдельных исследований.

Таким образом, вопросы о результатах магистер­ских и докторских диссертаций, об объеме их содер­жания и формах представления остались открытыми и нерешенными в проектах Положений об испыта­ниях на ученые степени, предложенных университе­тами и временными комитетами МНП Российской империи.

14. Требования к языку испытаний, диссертаций и диспутов. 24 июня 1814 г. физико-математическое отделение Казанского университета приняло свои Правила об испытаниях на ученые степени, в кото­рых относительно языка было записано: «...как при самом испытании (examen), так и при защищении диссертаций и чтении лекций пробных, принимает­ся общим латинский язык, который может быть од­нако ж переменен на другой, только при испытании в таких науках, кои не преподаются на сем языке, как минералогия, технология, сельское домоводство и химия с металлургией»21.

Отделение нравственно-политических наук Ка­занского университета в своих Правилах, принятых в июне 1814 г., зафиксировало требование, согласно которому «испытуемый должен знать латинский язык и сверх еще один отечественный, разуметь еще один из языков европейских»22.

О необходимости использования при испытани­ях на степени магистра и доктора латинского языка писал Г.И. Солнцев в правилах, разработанных им: «Испытания делаются всем вообще строго, а наибо­лее степеней юридических ищущих, от коих сужде­ния со временем будет зависеть судьба человеческая. Хотя в уставах университетских упомянуто об одних только диспутах, кои, следуя общему правилу, док­тора и магистры должны производить на латинском языке, и отделение может позволить оное на россий­ском не иначе как по прошению испытуемого и по правилам до учености касающихся; но, принимая в уважение особливую пользу языка латинского, долж­но поставить непременным правилом, чтобы ищу­щие магистерского и докторского достоинства во всех подотделениях нравственно-политических наук во­обще во все время испытания экзаменовали бы на латинском языке.

Кандидаты же могут быть испытуемы и на дру­гом каком либо употребляющем в европейском язы­ке, а преимущественно на российском, без знания которого также никто не может быть допущен к ис­пытанию, впрочем и кандидаты обязаны знать ла­тинский язык столько, что б могли понимать на оном прозаических авторов, также отвечать на предлагае­мые вопросы, хотя не с большей скоростью и выра­жать на оном свои мысли письменно с довольной правильностью»23.

Применительно к языку диспута профессор Г. Сол­нцев обращал особое внимание на необходимость следования общему правилу, когда магистерские и докторские диспуты должны проходить на латинс­ком языке. В исключительных случаях отделение нравственно-политических наук может разрешить вести диспут частью на латинском и частью на рус­ском языке, однако только по просьбе испытуемого и только при испытаниях в политических науках.

Требование сдавать экзамены по предметам ис­пытаний, писать и защищать диссертации на латин­ском языке сохранилось вплоть до 1860 г., однако это не всегда касалось разрядов наук физико-математического факультета по причине трудной терминологии и постоянных новых открытий (1828). Кро­ме латинского и русского языков, испытуемые на ученые степени имели право использовать в диссер­тациях, положениях к диссертациям и в диспутах французский или немецкий язык (1834).

Твердое и основательное знание латинского язы­ка как требование распространялось на магистров древней словесности и докторов философии (1844).

В проекте Положений об ученых степенях впер­вые сформулирована и далее действовала норма, со­гласно которой «испытание как русских подданных, так и иностранцев производится на русском язы­ке» (1863).



15. Документы, представляемые испытуемыми на ученые степени. Обзор и обобщение норм права про­ектов Положений об испытаниях на ученые степени относительно документов, представляемых испытуе­мыми на ученые степени в университеты, позволил нам установить их полный перечень, в который вош­ли: 1) прошение на простой бумаге на имя ректора, в котором указывается, на какую ученую степень и по какому разряду наук; 2) метрическое свидетельство о рождении; 3) учебный аттестат или свидетельство зре­лости от одной из российских гимназий; 4) аттестат действительного студента, или свидетельство канди­дата, или диплом магистра; 5) иностранный диплом доктора медицины (для иностранцев); 6) собствен­ные сочинения; 7) свидетельство университетской ин­спекции о безупречном поведении; 8) свидетельство о благонравном поведении; 9) законный вид на пра­во пребывания в России (для иностранцев); 10) фор­мулярный список; 11) свидетельство об увольнении из податного состояния.

16. Места проведения испытаний. В проектах По­ложений определены следующие места для проведе­ния испытаний, в том числе и защиты диссертаций: 1) большой университетский зал (1816); 2) зал кон­ференции или совета (1828); 3) факультет или отде­ление (1837); 4) собрание факультета или отделения (1844); 5) комиссия (на звание действительного сту­дента или степень кандидата) или полное собрание факультета (на степень магистра) (1863); 6) заседа­ние факультета или отделения (1902).

17. Дни и время проведения испытаний. Г.И. Солн­цев в проекте своих правил указал, что «девятый час утра во все дни, кроме воскресных и праздничных», являются лучшими для защиты диссертаций. Это был единственный случай, когда в проектах Положений оговаривались дни и время проведения испытания. Затем (1837) ограничились формулировкой «без оп­ределения особого для того времени». Наконец, «на­значение времени для испытания на ученые степени магистра или доктора зависело от декана факультета или отделения, по соглашению с требующими оно­го» (1844). В дальнейшем (1863) декан сам назначал время публичной защиты диссертации.

18. Оценки степени знаний испытуемых. Степень знаний испытуемых на звание действительного сту­дента и степень кандидата выражалась цифрами: 1, 2, 3, 4, 5 (1844, 1849, 1853), а при испытании на степень магистра словами: вначале — удовлетворительно или неудовлетворительно (1844, 1855), затем — весьма удовлетворительно, удовлетворительно или неудовлетворительно (1863).

19. Составы лиц, производящих испытания на ученые степени. В составы лиц при производстве испытаний на ученые степени в разное время согласно проектам Положений входили: 1) ординарные про­фессора по главным предметам испытаний (1816) 2) экстраординарные профессора по главным пред­метам испытаний (1816); 3) заведующие кафедра ми, какую бы ученую степень они не имели (1827); 4) декан факультета (1827); 5) члены факультета (1827); 6) депутаты университета (1828); 7) два-три профессора, не принадлежащие к данному факульте­ту, назначенные депутатами от университетского Совета (1834); 8) профессора по другим предметам испытаний (1855); 9) один из членов факультета (1855); 10) профессор, занимающий кафедру (1863); 11) доцент, занимающий кафедру (1863); преподава­тели других факультетов (1909).

Письменные испытания проводились под наблю­дением декана и одного из членов факультета (1844).

Присутствие других членов факультета, направ­ленных от университетского Совета, при магистерс­ких и докторских испытаниях обосновывалось орди­нарным профессором Г. Солнцевым как «отвраще­ние пристрастий со стороны испытующих членов отделения».

20. Право испытуемого приобретать ученые сте­пени по нескольким факультетам. Впервые право ли­цам, имеющим ученые степени по одному факульте­ту и желающим приобрести их по другому, предо­ставлено было в 1844 г. проектом Положения об уче­ных степенях. В последующих проектах (1855, 1863) также предусматривалась жесткая последовательность получения ученых степеней, а именно: кандидат — магистр — доктор с соблюдением установленного порядка производства испытаний на каждую из них.

Однако были и исключения из правил. Так, кан­дидаты юридического факультета разряда камераль­ных наук имели право приобретать степень магистра технологии или сельского хозяйства и лесоводства в физико-математическом факультете, не прибегая предварительно к получению степени кандидата по этому факультету (1855).

Равным образом лица, получившие ученые сте­пени лекаря и доктора по медицинскому факультету или по медико-хирургической академии, могли при­обретать в физико-математическом факультете: пер­вые (т.е. лекари) — степень магистра физики, химии, минералогии и геогнозии, ботаники, зоологии и тех­нологии, не подвергаясь предварительному испытанию на степень кандидата; а последние (т.е. доктора) — степень доктора физико-математических и естествен­ных наук, не подвергаясь испытанию на степень ма­гистра, кроме тех предметов, которые не преподава­лись в медико-хирургической академии или в меди­цинском факультете университета (1855).

В 1855 г. проектом Положения об ученых степе­нях предусматривалось право лицам, имеющим сте­пени кандидата и магистра по богословским наукам и уволенным из духовного ведомства в гражданское, приобретать ученые степени в установленной после­довательности на факультетах университетов Россий­ской империи.

21. Документы, выдаваемые лицам с учеными степе­нями. В соответствии с проектами Положений об уче­ных степенях действительным студентам выдавались ат­тестаты, кандидатам — вначале свидетельства, в затем дипломы (1863), магистрам и докторам — дипломы.

По мнению Г.И. Солнцева, в дипломе должны быть записаны фамилия, имя, отчество, степень и чин, оценки по предметам, в которых он был экзамено­ван, тема защищенной диссертации (1816).

Действительные студенты получали аттестат (1828), кандидаты — свидетельство и именовались в нем по названию факультета (1828), магистры — диплом и име­новались в нем по названию класса наук (1828), док­тора — диплом, в котором в первом случае именова­лись в нем по названию факультета (1828), а во вто­ром случае — по названию разряда (1844). С 1863 г. в дипломы, выдаваемые на степень магистра и док­тора, предлагалось вносить название публично защи­щенной диссертации.

Дипломы на ученые степени за подписью ректо­ра университета и декана факультета, скрепленные печатью секретаря университетского Совета, выда­вались на латинском (1814) или русском (1855) язы­ках, написанные (1815) или напечатанные (1863) на пергаменте.

Студентам, выдержавшим экзамен на степень кан­дидата, но не представившим еще диссертации, раз­решалось выдавать по их желанию свидетельство на звание действительного студента с тем, чтобы после защиты диссертации они могли получить диплом на степень кандидата (1863).



22. Увольнение испытуемых из податного состояния законным способом. Желающим подвергнуться испы­таниям на ученые степени (1855), а затем выдержав­шим их (1863) необходимо было уволиться из подат­ного состояния законным способом и получить «увольнительное от общества свидетельство».

1 Окончание. Начало статьи см.: Закон и право. 2011. № 4, 5. (Во всех цитируемых документах орфография, пунктуация и синтаксис сохранены).

2 Положение о производстве в ученые степени (проект). 25 мая 1828 г. // Дело о выработке правил для получения ученых степеней с целью прекращения злоупотреблений при их присвоении (07.11.1816, 06.07.1828)// РГИА, ф. 733, оп. 86, Д. 419, л. 189.

3 Положение о производстве в ученые степени (проект). Июль 1863 г. // Дело об утверждении Положения о производстве в ученые степени (02.11.1851, 03.04.1864), часть II // РГИА, Ф- 733, оп. 147, д. 126, л. 54.

4 Проект Положения об испытаниях на ученые степени. 18 ян­варя 1901 г. // Протоколы заседаний совета Петербургского университета. 1902. № 57. С. 28—29.

5 Правила об испытаниях и производстве в университетские степени: кандидата, магистра и доктора по отделению наук нравственно-политических, и о правах и привилегиях оз­наченные степени по надлежащем испытанию получивших. 22 декабря 1816 г. // Дело о выработке правил для получе­ния ученых степеней с целью прекращения злоупотребле­ний при их присвоении (07.11.1816, 06.07.1828) // РГИА, ф. 733, оп. 86, д. 419, л. 69-70.

6 Там же, л. 71—72.

7 Положение о производстве в ученые степени (проект). 25 мая 1828 г. ... л. 190.

8 Сопроводительное письмо попечителя Московского учеб­ного округа (без названия). 30 октября 1834 г. № 1326 // Дело об установлении порядка испытаний на присвоение ученых степеней (07.04.1837, 05.08.1841) // РГИА, ф. 733, оп. 89, д. 143., л 13—14 об.

9 В Совет Императорского Московского университета от члена оного, ординарного профессора Надеждина. 3 октяб­ря 1834 г. // Дело об установлении порядка испытаний на присвоение ученых степеней (07.04.1837, 05.08.1841) // РГИА, ф. 733, оп. 89, д. 143, л. 24-25 об. ф. 733, оп. 89, д. 143, л. 67-68 об.

10 Проект Положения об испытаниях на ученые степени. 3 ап­реля 1837 г. // Дело об установлении порядка испытаний на присвоение ученых степеней (07.04.1837, 05.08.1841) // РГИА,

11 Положение о производстве в ученые степени (проект). 11 января 1844 г. // Дело о пересмотре Положения об ис­пытаниях на ученые степени, по замечаниям и дополнени­ям попечителей учебных округов (22.09.1839, 06.05.1844), часть II // РГИА, ф. 733, оп. 89, д. 178, л. 332-337.

12 Правила об испытаниях и производстве в университетские степени: кандидата, магистра и доктора по отделению наук нравственно-политических... 22 декабря 1816 г. ... л. 72.

13 О возведении в ученые степени. 26 сентября 1834 г. // Дело об установлении порядка испытаний на присвоение ученых степеней (07.04.1837, 05.08.1841) // РГИА, ф. 733, оп. 89, д. 143. л. 17-18.

14 Положение об испытаниях на ученые степени (проект). Сентябрь 1836 г. // Дело о составлении Положения об ис­пытаниях на ученые степени (1843) // РГИА, ф. 733, оп. 88, д. 5, л. 17.

15 Положение о производстве в ученые степени (проект). 11 января 1844 г. ... л. 335.

16 Там же.

17 Правила для наблюдения за духом и направлением диссертаций. 13 ноября 1850 г.//РГИА, ф.733, оп. 90, д. 138, л. 5-6.

18 Циркулярное предложение относительно диссертаций на ученые степени. 13 декабря 1850 г. // CP по МНП. 1850- 1864. СПб., 1867. Т. 3. Стб. 42-43.

19 Положение об испытаниях на звание действительного сту­дента и на ученые степени (проект). 16 июля 1863 г. // Дело об утверждении Положения о производстве в ученые сте­пени (02.11.1951, 03.04.1864), часть II // РГИА, ф. 733, оп. 147, д. 126, л. 158 е.

20 Проект Положения об испытаниях на ученые степени. 18 января 1901 г. ... л. 30.

21 Копия с определения отделения физико-математических наук Казанского университета, заключенного в заседании оного июня 24 дня 1814 г. // РГИА, ф. 733, оп. 86, д. 419, л. 63.

22 Правила для производства испытаний на ученые степени по отделению нравственно-политических наук. Июнь 1814 г. // РГИА, ф. 733, оп. 86, д. 419, л. 60.

23 Правила об испытаниях и производстве в университетские степени: кандидата, магистра и доктора по отделению наук нравственно-политических... 22 декабря 1816 г. ... л. 69.


Смотрите также:
Закон и право. 2011.№6. С. 21-27. Общие правила испытаний на ученые степени в проектах положений о производстве в ученые степени в университетах российской империи 1 А. Н. Якушев
234.89kb.
1 стр.
История создания положений о производстве в учёные степени в российской империи
901.7kb.
5 стр.
Ученые степени и звания, образование
377.35kb.
3 стр.
Финансовое право российской империи
3487.24kb.
14 стр.
Из прекрасного далёка к татарскому истоку. И обратно
31.5kb.
1 стр.
Независимый городской сайт Иркутск. Иркутские ученые нашли способ ускорить добычу золота
8kb.
1 стр.
Диплом 2 степени Соловьев И. ( Мбоу «сош №6 г. Усинск) Диплом 3 степени нет Диплом лауреата Бирилло А.
32.34kb.
1 стр.
Кодификация местного наследственного права
49.82kb.
1 стр.
Учёные, уверовавшие в бога
263.15kb.
1 стр.
Образование: мгпи им. В. И. Ленина, филологический факультет, 1984 Учёные степени: Кандидат философских наук «Этнофилософская и социокультурная концепция Н. С. Трубецкого»
15.97kb.
1 стр.
Нормативных документов по охране труда
7201.5kb.
30 стр.
Ученые записки университета имени П. Ф. Лесгафта Выпуск: 2 (72) 2011, 03 марта 2011 Страницы: 109-112
73.9kb.
1 стр.