Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4
Праздник Пятидесятницы, День Святой Троицы

Оглавление:


Свт.Феофан Затворник 1

Дух Божий ведет принимающих Его к предназначенному совершенству. Начало всему – покаяние, середина – труды и подвиги в очищении сердца от страстей, конец – священнотайное Богообщение 1

Если будем возгревать дар Божий – дух, он не угаснет, если не оскорбим его, он пребудет в нас. А для этого надо пребывать в молитвенном и подвижническом труде 3

А живет ли в нас Дух Божий? – Живет и действует, когда есть в нас жизнь духовная. Дух, сочетанный с телом, поставлен в мире Божием быть жрецом, чтобы не только самому жить в Боге, но и все вещественное ввести через себя в общение Божественной жизни 5

Свт. Иннокентий Херсонский 7

 Истинный последователь Христов есть только тот, в ком живет и действует благодать Святого Духа 7

О сошествии Святого Духа 10

О чудесах и добродетельной жизни 15

Праздник Пятидесятницы, День Святой Троицы 21



Свт.Феофан Затворник

(Выдержки из бесед)
Дух Божий ведет принимающих Его к предназначенному совершенству. Начало всему – покаяние, середина – труды и подвиги в очищении сердца от страстей, конец – священнотайное Богообщение

Дух Святой для всех есть жизнь и животворящий (1Кор.15,45): через Него подобает родиться свыше всякому, приходящему в мир; тем созидаемся в нового человека через обрезание «обрезанием нерукотворенным» (Кол.2,11). Его же таинственное в нас действие соделывает жизнь нашу сокрытою «со Христом в Боге» (Кол.3,3). «Святым Духом всякая душа оживляется, и чистотою возвышается, и священно-таинственно Троицею Единосущною просвещается» (Степенна 4-го гласа).

«Святым Духом всякая душа оживляется». Оживление души есть первое в нас действие благодати Всесвятого Духа. Пока грех царствует в нас, душа наша мертва для Бога и жизни по Богу. Как от холода зимнего оцепеневает жизнь в растениях, так замирает дух человека, когда он предан греху и рабствует страстям: не видит очами ума, не слышит ухом доброго произволения и не разумеет сердцем ни Бога, ни Божественного порядка вещей и своей в нем участи. «Слеп, закрыл глаза» (2Пет.1,9) и ходит «по суетности ума», в нерадивое о спасении «дойдя бесчувствие», с окаменелым и бесчувственным ко всему духовному сердцем (Еф.4,17-19). Оживут ли такие кости? – Не оживут если не проречено будет о Духе, если Дух Божий, «проникающий все умные, тончайшие духи» (Прем.7,23) и дышащий, «где хочет» (Ин.3,8), не проникнет путями, для нас неведомыми, к омертвелому духу человека и не оживотворит его. В посеянном семени есть росток жизни, и в растениях, замирающих на зиму, есть жизнь; но если Господь не пошлет живительного духа весны, то они не созиждутся и не обновится лицо земли (Пс.103,30). Так не оживет и дух человека, если не коснется его огонь Духа Божия, не согреет его Божественною теплотою Своею и не разрешит облежащих его угнетающих и обуревающих стихий греха и страстей. Не можем сказать, как совершается это спасительное действие в нас Духа Божия; но знаем, когда, именно в покаянии, первом решительном обращении ума и сердца нашего к Богу, когда Дух Божий возводит дух человека в чувство полной зависимости от Бога и своей пред Ним ответственности, поражает страхом суда и неизбежного осуждения и, извлекая из бездны отчаяния в себе, благонадежием спасения в Господе Искупителе поселяет твердую решимость работать единому Богу всем сердцем, всею душою и всем помышлением, с полным отвращением от прежнего порядка жизни. С этой только минуты начинается в нем помышление о Боге и другой жизни и попечение о Богоугождении и спасении. Но этим только и свидетельствуется, что дух ожил и пробужден от усыпления. Вот почему Иоанн Предтеча проповедует покаяние, Спаситель начал свое служение благовестием покаяния, и первое слово из уст апостолов при принятии Святого Духа, было: «покайтеся» (Деян.2.38). Покаяние отверзает дверь дальнейшим в нас действиям Духа Божия, равно как нераскаянность затворяет ее. Сухая земля не плодородит: и в сердце, не орошенном слезами покаяния, не взращиваются плоды духовные. Металл, не умягченный действием огня, не способен к обделке: такова и душа, не сокрушенная огнем покаяния. Покорись Духу, умягчись сокрушением, – и Дух Божий соделает из тебя сосуд в честь, чистый и светлый, благоугодный Домовладыке.

«Святым Духом всякая душа», оживленная в покаянии, и «чистотою возвышается». Оживление души, свидетельствуемое ревностию о Богоугождении и спасении, с готовностию на всякие жертвы, есть только начало духовной жизни. Это зерно горчичное, которому предлежит еще возрасти в древо, или квас, вложенный в трех мерах муки которым надлежит еще вскиснуть во всей их массе и во всех частях. Бог сотворил человека правого, исполненного смирения, кротости, любви страха, веры, благосердия, воздержания и всех добрых чувств и расположений. Когда же пришел грех и овладел сердцем, то поселил в нем вместо смирения гордость, вместо кротости гнев, вместо любви злобу, вместо бескорыстия любостяжание, вместо страха бесстрашие, вместо веры богозабвение, вместо всякой другой добродетели противную ей страсть, так что этот страстный, плотской и греховный человек подавил и заморил собою того внутреннего, духовного, правого человека и, содержа его в нечистых оковах рабства греху на вечную пагубу, не давал ему свободы действовать и обнаруживаться. Благодать Всесвятого Духа в покаянии и обращении разрешает эти оковы, собирает раздробленные части добра, оживляет внутреннего духовного человека и поставляет его на ногах своих. Дух ожил, но и грех со страстями и похотями еще не умер, еще остается действующим в членах наших и противоборствует закону ума. Начинается брань. «Плоть желает противного духу, а дух – противного плоти» (Гал.5.17). Прежде страсти действовали во всех членах души и тела, «чтобы приносить плод смерти»; теперь предлежит отнять их у страстей и соделать благопотребными орудиями всякой Правды Божией к обновлению жизни (См.Рим.7,5-6); предлежит исторгнуть страсти и насадить в сердце противные им благорасположения, исторгнуть гордость и насадить смирение, исторгнуть скупость и насадить милосердие, исторгнуть плотоугодие и насадить воздержание, и прочее, и таким образом очистить себя от всякой скверны плоти и духа. Но кто это может? При мысли об ином законе в членах наших, противоборствующем закону ума и пленяющем законом греховным, апостол Павел взывал: «Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?» Но потом, указывая на помощь Божию, всякий раз подаваемую к победе, присовокупил: «благодарю Бога моего Иисусом Христом, Господом нашим» (Рим.7,24-25). Только «Духом умерщвляются в нас дела плотские» и взращиваются плоды духовные (Рим.8,13).

Он научает руки на брань и персты на ополчение против греха и страстей, и Его же плод – «любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал.5,22-23).



Все, что мы можем и должны, это посильное, но усердное противление злу и принуждение себя на добро, с молитвою о помощи бессильным силам нашим: «Прииди и вселися в нас и очисти нас от всякой скверны, сердце чистое созижди и дух правый обнови». И это при всяком приражении страсти, при всяком добром преднамерении. Мы не свободны от труда и подвигов над очищением сердца от худых помыслов и движений, не свободны от попечения об украшении его всякою добротою, но своими силами ничего не достигнем, если не придет благовременно помощь свыше. Боремся; но страсть отходит и заменяется добрым чувством только тогда, как приосенит благодать Духа.

Мы в плену: надлежит прийти сильнейшему Освободителю и связать пленившего нас, чтобы мы получили свободу. И Он близ есть всем призывающим Его: «воззовет ко мне и услышу его – избавлю его и прославлю его» (Пс.90,15). Сердце, сокрушенное в покаянии и смиренное в трудах и подвигах, Бог не уничижит. Как попечительный садовник охраняет, напояет и очищает благонадежное дерево, так Дух Божий питает и очищает душу трудящуюся и в трудах своих предающую себя Его водительству. Мало-помалу, действием Его, слабеют и исчезают страсти, и на место их внедряются и крепнут добрые расположения, ветхий человек тлеет, и созидается новый, и черты образа Божия открываются яснее и яснее, пока, наконец, душа явится чистою и неповинною, «как чадо Божие непорочное, среди строптивого и развращенного рода», и возсияет «как светило в мире», разливая повсюду свет к прославлению Отца своего Небесного (Флп.2,15).

И тогда-то оживленная и очищенная Святым Духом душа просвещается Троическим единством священно-таинственно. Просвещается не только так, как светится солнце в чистой воде или чистом зеркале, то есть не явлением только Богоподобных свойств, но живым и приискренним соединением Бога с духом человека и таинственным в него вселением, по неложному обетованию: «вселюсь в них и буду ходить в них» (2Кор.6.16), и по силе искупительной молитвы Господа: «как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин.17,21). Мы не можем постигнуть, как совершается это дивное дело Божия к нам благоволения, но слово Божие верно. «Дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью» (2Пет.1,4). И это не от нас, дар Бога, богатого в милости, соразмеряемый только с силою сыновней к Нему преданности в ищущих Его и очищающих себя, как и Он чист есть. Очистительными действиями Духа Божия душа «созидается в жилище Божие» (Еф.2.22), «в храм Бога живаго» (2Кор.6.16), в храм духовный (1Кор.6,19), который не останется пуст. Бог приходит и творит Себе в нем обитель, как говорит Господь: «кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин.14,23). Так, «блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф.5,8). Бог упокоевается в них и упокоевает их от всех дел и трудов (Евр.4.10), водворяя мир, превосходящий всякий разум, в безмятежной тишине которого с алтаря сердца возносятся непрестанные «духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом» (1Пет.2,5). Тогда «соединяющийся с Господом становится один дух с Господом» (1Кор.6,17), «и жизнь его сокрыта со Христом в Боге» (Кол.3.3), тогда «открытым лицом, взирая на славу Господню, преображается в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа» (2Кор.3.18), и тогда уже «Бог производит в нем, и хотение и действие по [Своему] благоволению» (Флп.2,13), открывающемся, кроме, внутренних духовных озарений и утешений, и разными явлениями Духа на пользу или словом премудрости и разума, или дарованиями исцелений, или действиями сил, или пророчеством, или различения духов (См.1Кор.12,7-11). Высоко и непостижимо это предназначение держащихся за предлежащее упование! Велик и неизречен этот дар достигшим «в меру полного возраста Христова» (Еф.4,13). Но да не отметает благодати Божией, исповедуя, что «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор.2,9). «Тому, Кто действующею в нас силою может сделать несравненно больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем, Тому слава в Церкви во Христе Иисусе во все роды, от века до века» (Еф.3.20-21).

Вот путь, которым Дух Божий ведет принимающих Его к предназначенному совершенству, и вместе очертание лиц «живущих не по плоти, но по духу!» (Рим.8.4). Начало всему – покаяние, в котором дух наш обращается к Богу и воспламеняется ревностию о Богоугождении и спасении, середина – труды и подвиги в очищении сердца от страстей насаждением в нем добродетелей, конец – священнотайное Богообщение. Положившие доброе начало «бегут, чтобы получить» (1Кор.9,24), и, не почитая себя достигшими чего, «забывая заднее и простираясь вперед, с усердием бегут к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе» (Флп.3,13-14). Не бегущие, не гонящие с усердием, еще не начинали, еще не вступали на поприще. Достигшие входят в покой и успокоились «от дел своих, как и Бог от Своих» (Евр.4.10). И сии имеют «свидетельство в себе» (1Ин.5.10); для всех же других верным свидетельством того, что приняли обетование Духа верою и водятся им, служит заботливое старание, теплое усердие и ревность о Богоугождении и спасении. Где равнодушие, нерадение, беспечность, там нет Духа. Спящему надлежит пробудиться, чтобы начать действовать. Дух Божий, хотя «где хочет, дышит», но дышит всюду и всем дает слышать глас свой в совестях: «Встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос» (Еф.5,14). Если есть не пробужденные, то не от недостатка пробуждающих призываний, но от своего ожесточения. «Ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших! Для народа Божия еще остается субботство. Посему будем опасаться, чтобы, когда еще остается обетование войти в покой Его, не оказался кто из вас опоздавшим» (Еф.4,7,9,1), помня, что «что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную» (Гал.6,7,8). Аминь.



(Свт.Феофан Затворник, “Сборник слов на Господские, Богородичные и торжественные дни”, гл.27, Слово на Пятидесятницу).
Если будем возгревать дар Божий – дух, он не угаснет, если не оскорбим его, он пребудет в нас. А для этого надо пребывать в молитвенном и подвижническом труде

Светло и торжественно празднует Святая Церковь сошествие Святого Духа на апостолов. И как ей не праздновать? Потому что Духом Святым собственно создана Церковь Божия на положенном в Господе Иисусе Христе основании; Им окончательно открыты и уяснены апостолам тайны Царствия и все учение христианское, Им побеждены все народы и приведены в послушание вере, Им дарованы все силы, которые к жизни и благочестию, Им изречены все уставы и учреждения к взращиванию, укреплению и ограждению верующих, Им доселе хранится целым и неповрежденным залог нашего спасения. Воспоминая это великое дело Божие, Святая Церковь не может не ликовать и не воспевать.

Но, братия, не забудем, что и всякая душа Святым Духом живится, что и всякий из нас соделался причастником благодати Его, принял дар и печать дара Святого Духа. Что же принесем мы ныне в дар Господу, столько благодеющему нам? Хорошо, конечно, спраздновать и сликовствовать Святой Церкви, воссылая благодарение Господу о неизреченном Его даре ниспослания Святого Духа, хорошо благодарно воспоминать и свое собственное облагодатствование. Но и только ли? – Нет. Не довольно сознать дар и видеть красоту его, надобно приложить еще и надлежащее употребление дара по намерению Дароподателя. Не затем призваны мы, чтобы только именоваться духовными, но и быть действительно таковыми, чтобы Дух Божий жил и действовал в нас, преисполнял нас, обладал нами…

Присутствие Духа Божия в сердце и действие Его благодати в нас свидетельствуется сердечною теплотою к Богу – трезвенною, умиленною, благоговейною. И так нам надобно делать все, что может возбуждать и поддерживать сию теплоту, и удаляться от всего, что может рассеивать и охлаждать сердце наше к Богу, повинуясь заповеди Апостола, который говорит! «Духа не угашайте» (1Сол.5.19), «не оскорбляйте Святого Духа Божия» (Еф.4,30), а в другом месте повелевает «возгревать дар Божий» (2Тим.1,6). Если будем возгревать, Он не угаснет, если не оскорбим Его, Он пребудет в нас, а с Ним и все обилие и вся полнота жизни духовной…

Как естественные силы слабеют и расстраиваются от неупражнения их, так и благодать Духа сокращается и совсем отходит, когда мы не будем упражняться в свойственных ей делах, не будем давать ей простора действовать в нас и проникать нас и, что еще хуже, если делами, противными ей, будем отгонять ее от себя. Ибо как пчелы отлетают от дыма, так отлетает и благодать Духа от дыма порочных дел и страстей. Посему-то Апостол, сказавши: «не оскорбляйте Святого Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления», потом прибавляет: «Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас» (Еф.4.30-31), указывая дела, какими оскорбляется Дух Божий. Благодать Духа Божия пречиста. Чтобы удержать ее при нас, надобно содержать дом сердца своего в чистоте и приличном ему убранстве, а убранство это составляет союз разнообразных добродетелей... «Итак облекитесь, заповедует Апостол, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу... Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства. И да владычествует в сердцах ваших мир Божий… и будьте дружелюбны... Слово Христово да вселяется в вас обильно... И все, что вы делаете, словом или делом, все делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца» (Кол.3.12-17). Вот приличное для обитания Духа Божия убранство храма сердечного. Будем ходить в этих делах, и благодать всегда будет присуща нам, и огонь ее никогда не угаснет в нас…

Посмотрим повнимательнее на наши дела, и увидим, что еще недостает нам. Творим мы молитвы и добро какое-нибудь делаем; но тут же встреться только случай, сейчас готовы сделать и что-нибудь недоброе, поблажаем страсти, поддаемся похоти плоти или похоти очей: и выходит в нашей жизни смесь добора со злом. А это то же, что поджигать дрова и потом заливать их водою: загорятся ли они когда? Видимо, что у нас недостает ревности или самоотверженной решимости работать Господу во всей полноте, без поблажки и саможаления, с готовностию на все труды и пожертвования. Также стоим мы на молитве, а мысли блуждают туда и сюда: кто книги читает, кто счета сводит, кто предприятия строит, кто житейские домашние дела разбирает; и выходит, что мы стоим как на ветре, а на ветре будет ли гореть свеча! Видимо, у нас недостает внимания к себе, трезвенности и собранности. Не слушаем мы апостольских предписаний: препоясывать чресла помышлений, трезвиться и бодрствовать и себе внимать; и благодать Духа Божия не внедряется в нас. И еще, творим мы какое-либо дело доброе, а сердце при этом увлекается или тщеславием, или человекоугодием, или корыстным каким расчетом и оскверняет наше доброе дело, отнимает его цену и отвращает от него лицо Божие. Сердце наше в эту пору походит на место, издающее смрад, от которого всякий бежит. Пребудет ли в таком сердце благодать Божия?! Видимо, у нас недостает наблюдения за движениями сердца, готовности отвергать все неправые чувства и все дела посвящать во славу Божию, недостает страха Божия, памяти о Его вездеприсутствии и хождении пред лицом Его.

Видите, чего недостает часто у нас при молитвенном труде и доброделании. Восполним же эти недостатки. Не довольно иметь дела; надобно еще при делах иметь и добрые помышления и чувства, иметь искусство управлять движениями своего сердца, которое святые отцы называют вниманием, трезвением, внутренним деланием. Оно сосредоточивает все силы наши воедино и есть посему самое сильное средство к возгреванию в нас благодати Духа Божия. Рассеянные лучи солнца не зажигают сами собою; но когда посредством зажигательного стекла соберут их в одну точку, они зажигают скоро всякое горючее вещество. То же делается и в нас. Когда мы не внимаем себе, наши мысли и чувства находятся в рассеянии, а когда внимаем, они собираются воедино, и в сердце нашем возжигается тогда теплота от помышления о Господе вездесущем и все наполняющем.



(Свт.Феофан Затворник, “Сборник слов на Господские, Богородичные и торжественные дни”, гл.28, Слово на Пятидесятницу).
А живет ли в нас Дух Божий? – Живет и действует, когда есть в нас жизнь духовная. Дух, сочетанный с телом, поставлен в мире Божием быть жрецом, чтобы не только самому жить в Боге, но и все вещественное ввести через себя в общение Божественной жизни

«Пятидесятницу празднуим и Духа пришествие» (Стихира на Господни воззвах), празднуем не только как основоположительное событие Церкви Божией, но и как дар от Бога, каждому из нас усвояемый и существенный в жизни нашей христианской…

Но, братия, сколько несомненно, что получать Духа есть Богом определенное преимущество христиан, столько же верна возможность, когда Он уже получен, потерять или заглушить его в себе невниманием или обращением деятельности нашей на предметы, противные Ему. Апостол и предостерегает: «Духа не угашайте» (1Сол.5.19). «Не оскорбляйте Святого Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления» (Еф.4.30). Приводя себе при этом на мысль тот закон, что кто Духа Христова не имеет, тот и не Христов (Рим.8,9), а кто не Христов, тот не Божий, невольно придешь к заботливому и боязливому расследованию, живет ли и действует ли в нас Дух Божий?!

Ответим на это в коротких словах так: живет и действует, когда есть в нас действия духовные, или жизнь духовная. Можно бы после сего всякому самому определить, в каком он отношении к Духу. Но та беда, что слова: духовный человек, жизнь духовная, духовная деятельность, не имеют у нас определенности. То понимают их слишком просто и тем расширяют их область до того, что они могут заключать в себе всех без изъятия, то понимают их слишком высоко и тем сокращают область их до того, что найдется ли кто, кого можно было бы достойно почтить титлом духоносца. То и другое, полагаю, вы сами встречали в речах и писаниях. Чтобы рассеять эту неопределенность и доставить вам возможность определительно судить о своей духовности, очерчу вам сколько можно проще жизнь духовную в ее возможных видах и проявлениях.

Отрешитесь несколько от существующих порядков, вознеситесь туда, где нет вещества, вообразите, что вы сами без тела и поставлены жить и действовать в области бестелесной. В этом виде вы – дух. Мир этот и все мирское вам неведомо. Объемлемые Богом, от единого Бога принимаете озарение и к Нему единому влечетесь всем существом своим. Его созерцаете, Его вкушаете, по Его мановению движитесь. Это погружение в Бога, эта Богодвижимость и Богоблаженство и есть истинная жизнь чистого Духа. Таково состояние бесплотных сил!

Но Богу – Источнику всякого бытия, угодно было, оставив Ангелов чистыми духами, дух человека сочетать с телом, и вот что произошло! Как чистый луч света, отражаясь в каплях дождевых, или проходя сквозь призму, разлагается на семь радужных цветов, так чистый по себе и простой дух, сочетанный с этим многосоставным организмом, при всей простоте и неизменности своей природы, явился обладающим разнообразием способностей и облеченным множеством потребностей, обращенных к веществу и миру. К простой жизни духа привилась другая жизнь, многосложная, к жизни, обращенной к Богу, жизнь имеющая дело с миром. В то же время и тело жило своею жизнию, давая знать о себе духу, но не завися от него в том, что составляет существо этой жизни. И явился человек в мир, обладатель тройственной жизни: духовной, духовно-телесной или душевной, и телесной.

Намерение Божие в таком устроении человека было не то, чтобы дух принести в жертву телу, веществу, миру, но чтобы дух, принимая в себя вещественное через тело, все возносил в жертву Богу. Дух, сочетанный с телом, поставлен в великом мире Божием быть жрецом, чтобы не только самому жить в Боге, но и все вещественное ввести через себя в общение этой Божественной Жизни. Жизнь в Боге, отрешенная от вещественного, властная над ним, и при этом осталась характеристическою чертою жизни духа человеческого.

Но привзошли зависть и злоба, запутали неопытную мысль человека ложными понятиями увлекли прелестию вещества, ослепили сердце обманчивыми, хотя блистательными, надеждами и дух пал, из области Божией – в вещественность, в телолюбие и миролюбие. Вместо связи с телом законной он сорастворился с ним сознанием и сочувствием, – и стал из чистого страстным, из отрешенного – погруженным в тварь, из властного – рабом. Жизнь душевно-телесная пришла в беспорядок и поглотила собою духовную, которая стала проявляться только в неотразимом сознании Божества, в требованиях совести и в возникающем по временам томительном недовольстве всем тварным. Богосозерцание, Богодвижность и Богоблаженство исчезли. Дух онемел.

Дух чистый Бога созерцает и от Него принимает ведение тайн. Но и дух, сочетаемый с телом, и после того, как через чувства открыто было ему разнообразие тварей видимого мира, просвещаясь тем же внутренним озарением свыше, должен созерцать в них отражение тех тайн Боговедения и тайн Божествненого миротворения и мироправления, чтобы и при этом многоведении невозмутимо пребывать в том же Богосозерцании едином. Но, падши, он увлечен разнообразием тварей и даже подавлен множеством впечатлений от них, вытесняющих у него саму мысль о Боге. Изучая тварь, он не идет далее того, что видит в них, – их состава и взаимоотношений, и, не получая озарения свыше, не видит в них ясно отражения Бога и Божественных тайн.

Мир стал для него тусклым зеркалом, в котором ничего не видно, кроме самого его (зеркала). Отчего многоведение заглушает в нем ведение единого, отвращает от него и охлаждает к нему. Такова цена и таков плод научности в падшем.

Дух чистый – Богодвижен. Внутренно принимает он мановения Божии и соответственно им устрояется и действует. И дух, сочетанный с телом, после того, как введен в соотношение с тварями многими, принял силы действовать на них и сам поставлен в необходимость подлежать их действию, должен так же, не иначе, как принимая Божие мановение, действовать вовне и проводить намерения Божии в порядок течения тварной жизни, не ему подчиняясь, а его по-своему учреждая, чтобы, таким образом, несмотря на внешнюю многообразную деятельность, пребывать в той же единой Богодвижности, очерчиваемой волею Божией. Но, падши, он поглощен внешними отношениями, не ими управляет, а сам ими управляется. Текущий порядок вне и движения в себе самом считает он законом, которому поперечить даже на мысль ему не приходит. Не принимая мановений Божиих, он не видит, чего хочет Бог, не умеет и сам не смеет установиться по намерению Божию, а влечется как влекомый и ведется как ведомый. Вместо единой Богодвижности, качествует в нем разволоченность многим, которое отучает его и охоту у него отбивает действовать по воле Божией.

Такова цена всей разнообразной деятельности падшего в государственной, общественной и семейной жизни.

Дух чистый – Богоблаженствует. Он вкушает Бога и блаженствует в Нем. Но и дух, сочетанный с телом, после того, как открыты ему разнообразные красоты тварей видимого мира, в Боге едином должен иметь свое блаженство, и, созерцая видимые красоты, не на них останавливаться, а сквозь них проникать до красоты Божией и ее вкушать, чтобы, таким образом, при всем множестве обещающих блаженство внешних красот пребывать в едином неизменном Богоблаженстве – от вкушения Бога непосредственно и посредственно. Но, падши, он потерял эту способность Боговкушения, и даже вкус к Божественному, и начал искать наслаждения в тварях вместо того, чтобы через них восходить к Богонаслаждению. Нельзя было не заметить, что это не то, и как память о Богоблаженстве осталась в нем, то, руководясь ею, он созидает вокруг себя новый мир, искусственный, и собирает в нем возможные красоты, надеясь заменить этим то, о чем помнит, но чего не имеет. Но и это не то. Все эти наслаждения, утехи, искусственные красоты только разжигают жажду, а не дают того, чего ищет дух. Вместо наслаждения единым Богом, которое ублажает, в нем качествует наслаждение многим, которое томит и не дает покоя, и еще более утверждает его в отчуждении от Богонаслаждения. Такова цена всех естественных и искусственных утех падшего.

Я намеренно изобразил вам состояние духа, с телом сочетанного, такое, каковым оно должно быть по намерению Божию, и такое, каким стало оно по падении, чтобы тем подойти к ответу на предложенный вначале вопрос. – Итак, ведайте, кто таков, каким изображен у нас дух чистый и дух, с телом сочетанный, но действующий по намерению Божию, тот имеет Дух; а кто таков, каким изображен у нас падший, тот не имеет Духа. Ибо Божественный Дух затем сошел, затем обитает в Церкви и сообщается всем верующим, чтобы восстановлять падших, возвращать им первобытное совершенство, воссоединять с Богом и утверждать в них жизнь по Боге.

В ком качествует Богосозерцание, кто обладает ведением тайн Божиих через непосредственное озарение или через посредственное откровение, кто в познании самих видимых тварей не на них одних останавливается, а в них ищет узреть отражение тайн Боговедения, миротворения и мироправления, в том есть жизнь духовная, тот имеет и Духа Святого. Кто же погряз умом своим в тварях и не знает Бога, тот, как бы ни был учен, не живет Духом.



Кто сознает в себе действие мановений Божиих и приобрел навык действовать по указанию воли Божией откровенной и по ней устроять жизнь свою, несмотря на противление тому внутри или трудности и скорби вне, тот живет Духом. Кто же в устроении дел своих не имеет в мысли Бога, тот, какою бы правильностию ни отличались дела его, не имеет Духа.

Кто вкушает блаженство в едином Боге и всем тварным наслаждается только постольку, поскольку оно не только не мешает, но еще способствует Богонаслаждению, тот живет Духом. Кто же в одних наслаждениях тварями находит вкус и страдает безвкусием к Божественному, тот, какою бы ни обладал утонченностию вкуса, не имеет Духа.

Не распространяюсь более в объяснении подробностей в проявлениях в нас Духа, чтобы не утомить внимания вашего. Потрудитесь сделать это сами. Приложу, однако ж, одно. – Живущие Духом знают, как началась в них жизнь Духа, знают, как Дух Божий, коснувшись их духа, поселил в них недовольство собою и всем, что вокруг, как затем зародилось желание переменить все и устроить жизнь по указанию Духа, как обрадован дух их в самой перемене этой и какое благопоспешение встречал во всех трудах своих по духовной жизни, как начало оживать закоснелое чувство и тепло прилежать к Божественному, как мало-помалу злые навыки отпадали и укоренялись добрые нравы, как вселялась в уме истина за истиною и умножалось Боговедение, как вообще больше и больше входил человек внутрь себя, установился в сердце и стал в себе, чтобы в Боге быть вниманием и ходить непрестанно в присутствии Его не мыслимом только, но и ощущаемом. Эта краткая история духовной жизни в человеке, может быть, есть, более чем другое что, осязательное свидетельство обладания им Духа Божия.

Еще одно слово: духу нашему свойственно жить в Боге. Падши, он отвратился от Бога к твари и в ней стал жить. Приходит Дух Божий, исторгает его из уз тварного и снова устремляет к Богу. Устремление духа к Богу есть молитва. – Итак, действие молитвы в нас есть плод Духа Божия. Есть молитва, есть и Дух Божий. Нет молитвы, нет Духа Божия.

Удостоверившись в обладании Духом, возрадуйтесь, Духоносцы. Но и нам, не видящим в себе явных действий Духа, хотя горько, но отчаиваться не должно. Дух Святой, сошедши, не оставляет земли. Входы к нему открыты. Приступим, и Он придет и вселится в нас…



(Свт.Феофан Затворник, “Сборник слов на Господские, Богородичные и торжественные дни”, гл.29, Слово на Пятидесятницу).


следующая страница >>
Смотрите также:
Праздник Пятидесятницы, День Святой Троицы
563.25kb.
4 стр.
День святой троицы
31.41kb.
1 стр.
Кредо 5 (153)/ май 2008г. От редакции икона любви
892.2kb.
4 стр.
Праздник вознесения и троицы
212.65kb.
1 стр.
25 января Татьянин день
53.63kb.
1 стр.
Сценарий «Любовь это самое ценное!»
30.99kb.
1 стр.
Почему было принято понятие Троицы?
128.76kb.
1 стр.
Щёлковского муниципального района щёлковский районный культурный комплекс
27.87kb.
1 стр.
Церквиволосовскогорайон а раскулицы во имя Преображенья(1861,1778г)
303.75kb.
1 стр.
Святитель Николай Сербский Молитвы на озере
1541.79kb.
9 стр.
День Петра́ и Февро́нии православный праздник, с
21.71kb.
1 стр.
1 апреля Международный день смеха (День дурака)
18.64kb.
1 стр.