Главная
страница 1
С.И. Мотков (Москва)

ИЗ ИСТОРИИ ЮЖНЫХ СЁЛ АЛЕКСИНСКОГО УЕЗДА ТУЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ



Посвящается моему деду,

Петру Георгиевичу Баранову,

уроженцу дер. Берники на р. Упе
Исторические места Тульской области, расположенные западнее Тулы в среднем течении реки Упы, на современной карте находятся на стыке трёх районов — Ленинского, Алексинского и Дубенского, для которых Упа — естественная граница между ними. В этой местности в деревнях Берники и Гремячево на рубеже XIX и XX веков родились мои дед с бабушкой по линии матери. Туда в конце 50-х – начале 60-х годов нас с братом неоднократно вывозили из Москвы на летние и зимние каникулы. Там в нескольких деревнях ещё остались родственники, к которым автор в последние три года приезжал на несколько дней в летние отпуска. За это время я совершил несколько поездок по здешним местам с фото­аппаратом (один раз на велосипеде), отсняв своих родственников, наиболее интересные виды и разру­шенные в разной степени храмы. Много интересных материалов по Алексинскому уезду, по дореволю­ционному и советскому периодам его истории я обнаружил в Москве в ГПИБ (Историческая библиоте­ка), а также в Тульском облархиве, Краеведческом музее города Алексина и в редакции газеты “Загородные вести” в посёлке Ленинском Ленинского района Тульской области.

Тульская губерния была учреждена 19 сентября 1777 года указом Екатерины II в составе 12 уездов, в том числе Алексинского. Земли юго-восточного угла бывшего Алексинского уезда в среднем течении Упы впоследствии, примерно к концу 30-х годов XX столетия вошли в состав трёх районов Тульской области — Алексинского, Ленинского и Дубенского (Тульская область образована 26 сентября 1937 г.).

Село Поповка Алексинского района находится примерно в 40 км от Тулы. По данным подворной переписи 1912 года в селе, входившем тогда в состав Извольской волости, проживало 410 жителей, из них 196 мужского пола и 214 — женского.

Первые упоминания о Поповке, как и обо всех окрестных сёлах и деревнях по среднему течению Упы, встречаются уже в писцовых книгах XVII века. Так, в тексте “Стан Извольской за поме­щики” за 1650–1652 годы находим записи о местных хозяевах, собственниках земли: “За Савельем Захарьевым сыном Михневым в поместье деревня Поповка, в живущем полъосмины пашни” и далее: “За вдовою Огрофеною Михайловскою женою Боучарова да за сыном ея за Микитою в поместье полсела Изволи, в живущем полъосмины без получетверика пашни” [5: 261]. В те далёкие времена Поповка ещё не стала селом, здесь не было собственного храма и административно она входила в Извольский стан Алексинского уезда. Село Изволь в пяти километрах от Поповки, вероятно, тогда было не только круп­нее её, но уже имело свой храм.

Если от Алексина ехать на юг, к автомагистрали Тула—Калуга, то за Богучаровом... новая до­рога, круто обогнув старинный липовый парк и пройдя по земляной дамбе пруда, выведет на просто­рную сельскую площадь. На ней стоит монументальная ампирная Смоленская церковь, выстроенная в 1835 г. на средства П.И. Раевской. Так начинают краткий очерк об исторических достопамятностях Поповки М. Дунаев и Ф. Разумовский [2: 142–146]. И далее: “Храм невелик, но полон почти соборного величия, напоминая созданные В.П. Стасовым столичные пятиглавые соборы. Однако идейно-образная сторона Смоленской церкви по-своему сложнее, оригинально сочетая героизм и гражданственность с человечностью и тонким лиризмом” [2: 142]. К сожалению, в наши дни этот памятник, образец высокого уровня развития архитектуры первой трети XIX века, постепенно разрушается и пока не нашёлся хозяин в лице тульского духовенства и местных жителей, которые решили бы общими усилиями восстановить былое величие храма, зажечь в нём тёплый и радостный свет божественной литургии.

В 1848 году Прасковья Ивановна Раевская завещала усадьбу с многочисленными хозяйственными постройками и обширным плодовым садом своей родственнице, княгине В. А. Львовой (здесь и далее использованы материалы упомянутых книг [2; 6; 3]).

Недалеко от церкви стоял деревянный барский дом. Расположенный поблизости большой овраг был использован для устройства каскада прудов. На противоположной стороне одного из них был разбит регулярный парк. Львовы подолгу жили в усадьбе. Муж Варвары Александровны, князь Е.В. Львов, за­нимал должность управляющего палатой государственных имуществ в Туле, несколько лет подряд изби­рался алексинским уездным предводителем дворянства. Евгений Владимирович в Туле познакомился с Л.Н. Толстым, между ними возникли дружеские отношения, о чем свидетельствуют дневники Софьи Андреевны и письма Л.Н. Толстого к Е.В. Львову.

21 октября 1861 года у Львовых в Дрездене родился младший сын Георгий, которому суждено было стать известным общественным и политическим деятелем. Вскоре после его рождения родители переехали в Россию, “...всё моё детство протекло в деревне в Тульской губернии, с которой связана и вся последующая моя жизнь. Село Поповка было колыбелью всей нашей семьи”, писал в воспоминаниях о Поповке будущий министр-председатель Временного правительства [3: 20].

В 1885 году Георгий Евгеньевич окончил юридический факультет Московского университета. В начале 90-х годах он активно занимается общественной деятельностью, участвует в работе Тульского земства. Человек либерального образа мыслей, честный и образованный, в земстве Львов находит реаль­ную связь со многими сторонами крестьянской жизни. “Его привязанность к народу и восторженные отзывы о русском крестьянине не имели ничего общего с народничеством — в основе их лежал опыт и вера в то, что русский мужик должен сам активно участвовать в строительстве собственной судьбы и государственного устройства России. Он всегда понимал неготовность народа к республиканскому строю, но был противником абсолютизма и стоял за конституционную монархию” [3: 14].

Во время русско-японской войны (1904–1905) деятельность Львова приобретает всероссийский масштаб. Будучи председателем Земгора, он становится организатором помощи раненым, участником местных съездов и депутации земских и городских деятелей к царю. В 1906 году Г.Е. Львов как депутат участвует в работе Первой Государственной Думы. Особую известность и авторитет он приобретает сво­ей деятельностью на посту главноуполномоченного Всероссийского союза помощи больным и раненым воинам, созданного в 1914 году после начала первой мировой войны.

С марта по июль 1917 года Г.Е. Львов — министр-председатель и министр внутренним дел Вре­менного правительства первых двух составов. В марте 1925 года он скончался в Париже. Хорошо знав­ший его Н.И. Астров выступил с речью памяти князя 15 марта в Париже на заседании, созванном вре­менным Главным комитетом Всероссийского союза городов: “Наступила революция. Образовалось Вре­менное правительство и во главе его — опять совершенно бесспорно — занял место Львов. И в эту от­ветственную минуту не оказалось другого кандидата. Но он не был политическим деятелем. Он оказал­ся в чуждой ему стихии, и эта стихия победила его. Он не выдержал и ушел...

Уйдя из Временного правительства, Львов исчез. Никто не знал, где он. Уже после стало извест­но, что он провел некоторое время в Оптиной Пустыни. В этом сказалась его религиозность. Затем случайный арестуже при большевиках — в Тюмени и, казалось, верная гибель. Но тут спасло его умение подойти к мужику, к солдату. Никто не умел так просто говорить с простым народом, как князь Львов. Он очаровал своих тюремщиков и был освобожден. Затем Сибирь и эмиграция, где он занял малозаметный для широких кругов эмиграции, но чрезвычайно ответственный пост главы земской ор­ганизации. Снова началась кипучая работа. Только его энергии, его авторитету у иностранцев обязана русская эмиграция всем тем, что удалось добиться Земскому союзу в деле защиты ее интересов” [3: 275–276].

После революции в Поповке была организована коммуна земледельцев. Во время войны сгорел деревянный барский дом, лишь остатки регулярного парка сохранили в шелесте ветвей отзвуки тех дале­ких лет да заболоченные пруды, объединённые некогда в каскад, напоминают нам об усадьбе и её быв­ших владельцах. Сохранилась краснокирпичная школа, построенная на средства Г.Е. Львова, о чём сви­детельствует мемориальная табличка перед её входом.

От Поповки, проехав по шоссе на юг в сторону Першина два километра, сворачиваем влево на грунтовую дорогу и через два-три километра оказываемся среди высоких холмов, перерезанных оврага­ми, на которых раскинулось село Изволь, ныне в стороне от столбовых дорог. Здесь видны аллеи бывше­го старого парка и следы барской усадьбы; каскадом спускается несколько прудов. Поодаль возвышается колокольня без креста местной Никольской церкви. От села с вершин холмов в ясную погоду открывает­ся великолепный вид на долину Упы. Именно в этом месте река, сделав большую петлю, поворачивает русло от Тулы с востока на юг и образует широкую пойму, покрытую летом заливными лугами. Вот как описывает извольские луга и усадьбу своих соседей Домашневых князь Львов: “На повороте этом в полую воду задерживался и осаживался мягкий ил. Луга хорошо удобрялись, и на них рожались дивные травы, изволъские сена считались лучшими по Упе. Луга эти дозволяли держать много скотины, и при малой запашке все поле под озимое сильно удобрялось, хлеба в Изволи всегда были великолепные.

Барская усадьба, большой старый деревянный дом с большим балконом и белыми колоннами сто­ял на склоне высокого бугра. С балкона был чудный вид на все луга вплоть до Тулы... В половодье это было целое море” [3: 82].

Помимо лугов по обеим сторонам реки в восточном направлении вдоль правого берега раскину­лась по холмам деревня Гремячева, родина моей бабушки (родилась в 1898 г.), далее — Костино с дей­ствующим около него карьером и уже за ним — село Пятницкое, бывшее до революции центром мест­ного прихода, который относился тогда к Варфоломеевской волости (сейчас — к Варфоломеевскому сельсовету Ленинского района).

Юго-восточнее Изволи вдоль левого берега реки видны небольшие деревни Селиховое и Площанки, станция Берники на железной дороге Тула — Суворов — Козельск (построена в самом конце 30-х – начале 40-х годов XX в.), деревни Занино прямо у реки и тут же рядом Берники, где в 1899 году в семье крестьянина Георгия Зиновьевича Баранова родился мой дед по линии матери, Пётр Георгиевич Баранов (1899–1991). За Берниками в стороне от реки виднеется колокольня Медведковской церкви и само село. Рядом с ним по дороге в Тулу деревни Старопетрищево и Рыдомо. В двух-трёх километрах южнее этих селений на высоком холме просматривается шпиль церкви села Алёшин.

Вернёмся теперь в село Изволь, которое “занимает возвышенное местоположение при реке Упе, в расстоянии 30-ти верст от Тулы и 20-ти от Алексина. О времени возникновения прихода сведений не сохранилось. В настоящее время он состоит из села и деревень: Малышева, Скороварова, Глебова, За-нина, Плоского и Демшинки. Всех жителей числится 998 м. п. и 1021 ж. п.; кроме земледелия многие занимаются отхожими промыслами на фабриках и заводах. Существующий в приходе каменный храм во имя чудотворца Николая построен неизвестно когда и кем; в храме имеется теплый придел во имя священномученика Евтиха. ...Особенно чтимая икона в храме св. Николая, древняя по своему происхож­дению. Причт состоит из священника и псаломщика. Церковной земли имеется: усадебной 4 десятины 1739 саженей, полевой 60 д. 1531 с. С 1867 года в приходе существует церковно-приходская школа” [4: 49–50].

Сейчас церковь уже давно не действует, а над входом со стороны колокольни красуется надпись “Дискоклуб “Колхозник” села Изволь. Зимой в селе остаются, в основном, одни старики, а летом на от­дых приезжают их родственники из Тулы, дачники оттуда же и из Москвы. Ведь природа-то здесь ис­ключительная по своей живописности, приволью и разнообразию. Примерно то же характерно для большинства окрестных селений.

Из Изволи на юг пять километров до села Першина. В этом месте пересекаются две крупные ав­томагистрали с бетонным мостом через Упу: Алексин — Першино — Дубна и Тула—Калуга. Подобно Изволи Першино занимает возвышенную местность на правом берегу Упы в 30-ти верстах от Тулы и 25-ти от Алексина. Как полагал П.И. Малицкий, время возникновения прихода и происхождение названия села неизвестны1; несомненно только, что приход этот, хотя и в другом составе, существовал уже в кон­це XVII столетия. На высоком холме, возвышаясь над всей окружающей местностью, стоит церковь во имя Казанской Божией Матери, построенная в 1696 году. В 1802 году с правой стороны её трапезной части устроен придел во имя св. Алексея, митрополита Московского. В 1813 году храм был капитально обновлён на средства помещика И.И. Арапетова; на его же средства и жены Елизаветы Иоакимовны вновь устроены были иконостасы — в 1833 году в приделе и в 1848 году в самой церкви. В приходе с 1870 года была земская школа.

За последние два года представители Тульской епархии обследовали уже давно заброшенный храм и даже завезли кирпичи для его ремонта, но до сих пор дело так и не сдвинулось с места. Располо­женный не только в живописном, но и довольно бойком месте, он быстро оправдал бы лучшие ожидания не только церковных властей, но и жителей всей округи, фактически не имеющих в радиусе 10–15 кило­метров вокруг Першина ни одной действующей церкви.

В конце XIX – начале XX веков Першино прославилось в России и Европе псовой охотой вла­дельца здешней усадьбы Великого князя Николая Николаевича. О ней в 1913 году была издана замеча­тельно оформленная книга Дмитрия Вальцова “Псовая охота е.и.в. Великого князя Николая Николаевича в селе Першине Тульской губернии. 1887–1912” (СПб, 1913). После 1917 года во дворце усадьбы от­крыли музей охоты и быта, но по письменному доносу одного из селькоров, писавшего о том, что в Першине сохраняется царское гнездо, в 1927 году музей был закрыт. Всю обстановку дворца, пo расска­зам очевидцев, погрузили на 36 подвод и увезли в Тулу, а то, что осталось, растащили местные жители. Здание дворца было разрушено. Так уничтожили ещё одно уникальное “гнездо”, которым могла бы гор­диться не только алексинская земля (более подробный очерк об усадьбе села Першина и псовой охоте Великого князя Николая Николаевича см. 6: 108–112).

В двух километрах южнее Першина по шоссе Алексин — Першино — Дубна находится старинное село Новое Павшино, приход которого был “расположен при реке Упе, в местности, обильной болота­ми и озерами, в расстоянии 30-ти с половиной верст от Тулы и таковом же расстоянии от Алексина. По местному преданию, приход с. Павшина образовался из переселенных сюда жителей Тулы для работ на бывших тогда в этой местности заводах Демидова. При этом для работ высылались сюда как бы в наказание худшие люди, низко падшие в нравственном отношении, отсюда и название села Павшино” [4: 5]2.

Сначала образовалось во 2-ой половине XVII века село Павшино, рядом с которым в начале XVIII-го появилось Новое Павшино. После революции 1917 года оба села слились в одно с названием Новое Павшино.

Кроме земледелия многие жители, как и во всем Алексинском уезде, занимались слесарным ре­меслом и отхожими промыслами на стороне. От когда-то существовавшего здесь храма во имя Воздви­жения Креста Господня (был построен в 1731 г.) сохранилась колокольня, привлекающая путешествен­ников красотой, высотой и стройностью. В 1969 году новопавшинская колокольня была включена в пе­речень архитектурных памятников Тульской области. Восстановление храма и ремонт колокольни пока, к сожалению, не предполагаются.

Примерно в полукилометре от Нового Павшина вдоль реки Упы по дороге на Дубну на том же правом берегу расположено село Панковичи. В его центре на бугре в окружении зарослей деревьев и кустарников сохранился остов когда-то действовавшего здесь храма во имя чудотворца Николая, постро­енного в 1735 году на средства бригадира Стефана Лукича Вельяминова. Уединенное расположение церкви и окружающая её таинственность придают руинам романтическое очарование седой старины и погружения в прошлое. Разумеется, вопрос о её восстановлении еще не ставился и неизвестно, когда и кем будет поставлен.

Выехав из села Панковичи на большак, едем назад в сторону Першина и сворачиваем направо на шоссе. Переехав Упу и железную дорогу, поворачиваем налево и, проехав 200 метров, останавливаемся. Справа от шоссе Калуга—Тула, недалеко от указателя на Берники в лесу находится старообрядческое кладбище, где до сих пор хоронят своих родственников жители окрестных деревень (в первую очередь деревни Берник) — потомки старообрядцев, поселившихся в этих местах примерно в середине XIX века. При описании прихода села Медведок, к которому принадлежала деревня Берники, упоминается, что “в дер. Берниках есть раскольники беспоповщинского толка” [4]. Наиболее ранние захоронения на кладбище датированы последней четвертью XIX – началом XX веков.

В двух-трёх километрах от кладбища на пригорке сохранилась луковка колокольни с покосившимся на ней крестом церкви села Медведок. Рядом с храмом расположено кладбище, где похоронено большинство родственников моего деда — его отец и мать, братья и сёстры, их потомки. Некоторых могил уже невозможно найти — на них нет крестов и надписей... Столетие назад было иначе: “Приход с. Медведок находится в 25-ти верстах от Тулы и в 30-ти от Алексина. Большая часть прихода, как и самое село, расположена при р. Упе, меньшая часть при речке Песочне, притоке Упы. Приход ... перво­начально состоял из села и деревни Брусова, но в 1802 году к нему присоединена была соседняя деревня Берники, в 1804 г. дер. Рыдомо и в 1842 г. сельцо Старо-Петрищево. Из этих деревень, с присоединением к ним деревень Остриков и Леонтъевских выселок, приход состоит и в настоящее время. Главное заня­тие жителей земледелие, но многие занимаются слесарным промыслом, плотничеством, выделкою ящиков для гармоний, пилкою леса и копаньем камня. В дер. Берниках есть раскольники беспоповщинско­го толка. Существующий в приходе храм во имя св. Троицы построен вместо бывшего деревянного хра­ма во имя преподобного Сергия Радонежского, находившегося саженях в 200-х от настоящего храма [4: 52], который построен в 1795 году на средства вдовы надворного советника Екатерины Александров­ны Вельяминовой. По данным клировых ведомостей за 1915 год (хранятся в Тульском облархиве), в хра­ме было два престола: во имя Св. Троицы и в приделе во имя преп. Сергия Радонежского. В 1888 году церковь была украшена стенною живописью на средства помещика И.А. Баташева. В приходе были к концу XIX века две школы: с 1888 года земская в дер. Старопетрищеве и с 1894 года школа грамоты в самом селе.

Священником Троицкой церкви с конца 1890 года и, вероятно, до революции 1917 года был Пётр Яковлевич Корсунский. Именно он в 1899 году крестил моего деда, Петра Георгиевича Баранова, о чём имеется выпись из метрической книги. П.Я. Корсунский по назначению епархиального начальства по­мимо должности священника с 31 января 1905 года был также благочинным 2-го округа Алексинского уезда. С 1 сентября 1914-го и с 1 сентября 1915 годов он становится законоучителем Берниковской зем­ской школы. К 1915 году священник овдовел, имел двух сыновей, Дмитрия 1891 г. р. и Сергея 1893 г. р. Старший обучался в Императорском филологическом институте, а младший состоял в военной службе.

По данным “Ведомости о приходе” в родной деревне моего деда Берниках к концу 1915 года было 773 жителя, 374 мужского пола и 399 женского, живших в 118 домах (хозяйствах). Из них в 30 домах проживало 140 раскольников- беспоповцев, 83 мужчины и 57 женщин. Многие жители помимо земледе­лия занимались кустарными и отхожими промыслами (в частности, мой дед с малых лет учился слесар­ному делу у мастера по замкам, а позже работал слесарем на Тульском оружейном заводе).

Церковь в селе Медведках уже давно не действует, но вполне заслуживает восстановления, нахо­дясь как бы в центре своего бывшего прихода и рядом с крупной магистралью, на значительном протя­жении которой почти нет действующих храмов.

В 4-х км юго-западнее Медведок, в наибольшем удалении от Упы, на старом, уже давно не дейст­вующем Калужском тракте (Тула—Калуга), находится большое село Алёшня центр бывшей Алёшенской волости Алексинского уезда, а ныне центр Алёшенского сельсовета Ленинского района Тульской области. Село возникло не позднее первой половины XVII века. При Петре I тульский купец Иван Лугинин выстроил в Алёшне на реке Песочне, притоке Упы, парусную фабрику, которая впоследствии сменила производство парусов на армейское сукно. Ткацкие станки приводились в движение с помощью водяного двигателя. На фабрике работали крестьяне, которых называли фабричными. Улица Фабричная осталась в Алёшне и сегодня. В 1832–1834 годы здесь недовольные работники проявили серьезные вол­нения, подавленные силами военных и полиции. Но во второй половине XIX века производство Лугининых совершенно заглохло [1: 56–57]. После отмены крепостного права владелец поместья в Алёшне Ф.Ф. Лугинин устроил у себя в имении конный завод. К началу XX века семейство Лугининых почти разори­лось, а местные крестьяне помимо земледелия занимались слесарным ремеслом и ещё более выделкой печных приборов, гармонным промыслом, а также столярным, плотницким и штукатурным. Еженедель­но по воскресеньям в Алёшне бывали базары, а 14 сентября ежегодно — Воздвиженская ярмарка, про­должавшаяся неделю. В 90-е годы прошлого века в Алёшне открылись земское училище и, при непо­средственном участии уездного Комитета попечительства о народной трезвости, библиотека-читальня.

По данным П. Малицкого, каменный храм в селе во имя Покрова Пресвятой Богородицы построен в 1756 году на средства купца Иллариона Ивановича Лугинина с придельным алтарём во имя Максима Исповедника. Местно чтимая икона — Божией Матери “Всех скорбящих Радость”. Причт состоял из священника и псаломщика [4: 45]. Колокольня и весь храм, стоящие на высоком холме, в ясную погоду как бы парят над землёй, привлекая внимание своими светлыми классическими архитектурными форма­ми и изяществом. В настоящее время это единственный храм, который реально стал восстанавливаться с лета 2000 года. По воскресным и праздничным дням здесь проводит службы священник Александр. Ему помогает молодой алтарник Вадим Шитов, проживающий вместе с отцом Александром на квартире в Алёшне. В восстановлении храма посильную помощь оказывает местная сельская администрация. Так, всем миром постепенно возрождается одна из духовных и архитектурных жемчужин Тульской земли.

Л и т е р а т у р а

1. Возбранный В.В. Ленинский район: история и современность. — Тула, 2000.

2. Дунаев М., Разумовский Ф. В среднем течении Оки. — М., 1982.

3. Князь Львов Г.Е. Воспоминания. — М., 1998.

4. Малицкий П.И. Приходы и церкви Тульской епархии. — Тула, 1895.

5. Писцовые книги Тульского края. Часть 1. Алексинский уезд. — Тула, 1914.

6. Пономарева В.М. Алексин (страницы истории города и района). — Тула, 1998.


Опубликовано в сборнике «Сельская Россия: прошлое и настоящее». Доклады и сообщения IX Российской научно-практической конференции. Москва, декабрь 2004. Выпуск 3. Изд-во «Энциклопедии российских деревень» М., 2004.

1 От ред.: Название Першино образовано от фамилии Першин, которая, в свою очередь, возникла от личного имени Перша (из Перфилий + суффикс -ша).

2 От ред.: Название Павшино от личного имени Павша (из Пав- ел + суффикс -ша).





Смотрите также:
Из истории южных сёл алексинского уезда тульской губернии
141.29kb.
1 стр.
Отдел записи актов гражданского состояния Сотинского волостного комитета Алексинского уезда Тульской губернии 1919 г
18.4kb.
1 стр.
Монаенский волостной исполком Белевского уезда Тульской губернии
30.4kb.
1 стр.
Лучанский волостной исполком Белевского уезда Тульской губернии
29.83kb.
1 стр.
Бобровский волостной исполком Белевского уезда Тульской губернии
26.95kb.
1 стр.
Ивановский волостной исполком Белевского уезда Тульской губернии
48.38kb.
1 стр.
Литвиновский волостной исполком Белевского уезда Тульской губернии
26.74kb.
1 стр.
Воловский волостной исполнительный комитет Богородицкого уезда Тульской губернии 1919г
235.95kb.
1 стр.
Сведения о селе Побитом Юхновского уезда, к описанию Смоленской Епархии1
35.39kb.
1 стр.
Лальск (Энциклопедия Земли Вятской – т )
114.45kb.
1 стр.
Биография Родился в Костромской губернии в семье сельского священника
20.61kb.
1 стр.
Чернского района тульской области ответы на вопросы заочного тура v-й областной краевеческой олимпиады
76.93kb.
1 стр.