Главная
страница 1

Электронное научное издание «Труды МГТА: электронный журнал»

Фастунов Андрей Тимофеевич

старший преподаватель

кафедры юриспруденции МГТА

Из истории российского предпринимательства

и семейного архива

В статье рассматриваются основные особенности развития российского предпринимательства в 19 веке, экономические, а также морально-этические аспекты деятельности (благотворительность) купеческой династии Карзинкиных.

Ключевые слова: предпринимательство, предприниматель, купечество, гильдия, торгующие крестьяне, экономические крестьяне, мануфактура, купеческая династия.

Предпринимательство как одна из конкретных форм проявления общественных отношений способствует повышению материального и духовного потенциала общества, создает благоприятную почву для практической реализации способностей и талантов каждого индивида, ведет к единению нации, сохранению ее национального духа и национальной гордости.

Предпринимательство – это особый вид экономической активности, которая основана на самостоятельной инициативе, ответственности и инновационной предпринимательской идее. Феномен предпринимательства выступает в качестве неотъемлемого атрибута рыночного хозяйства.

Хотя история предпринимательства уходит вглубь веков, современное его понимание сложилось в период становления и развития капитализма.

Понятие «предприниматель» появилось в 18 веке и часто ассоциировалось с понятием «собственник». У его истоков стоял Р. Кантильон, впервые внесший термин «предприниматель» в экономическую теорию. По Кантильону, предприниматель – это человек с неопределенными, нефиксированными доходами. Главная отличительная черта предпринимателя – риск, а его основная общественная функция состоит в приведении предложения в соответствие со спросом на различных товарных рынках.

А. Смит также характеризовал предпринимателя как собственника, идущего на экономический риск ради реализации какой-то коммерческой идеи и получения прибыли. Предприниматель сам планирует и организует производство, распоряжается его результатами.

Аналогичного взгляда на функцию предпринимателя в рыночной экономике придерживался и крупный французский экономист конца 18 – начала 19 века Ж.-Б Сэй, характеризовавший его как лицо, которое берется за свой счет и на свой риск и в свою пользу произвести какой-нибудь продукт. Он подчеркивал активную роль предпринимателя как экономического агента, комбинирующего факторы производства как посредника, обладателя знаний и опыта.

Исторически исходным пунктом приложения предпринимательской инициативы была торговая деятельность. Поскольку производство в своей массе еще не было ориентировано для работы на рынок, деятельность купцов была нацелена на использование существовавших несоответствий между спросом и предложением, а источником их дохода служила разница в ценах перемещаемых с рынка на рынок товаров. По мере углубления товарного характера общественного хозяйства, особенно с переходом к индустриальной стадии производства, приоритетной сферой приложения предпринимательства становятся отрасли материального производства. Теперь уже не поиск наиболее привлекательных рынков, а поиск наиболее рациональной комбинации применяемых факторов производства становится условием предпринимательского успеха. Усложнение деятельности повлекло за собой усложнение и предпринимательской функции, обусловившее ее рассредоточение. Предпринимательская функция перестает быть монополией собственника.

Постиндустриальная стадия с характерным для нее ростом роли нематериальной деятельности, динамичностью и социализацией производства установила иные ориентиры и приоритеты хозяйствования. Важнейшим в предпринимательской деятельности становится не приспособление к постоянно меняющимся условиям, а способность преобразовывать сами условия хозяйствования, предугадав перспективу развития общественного производства. Не просто рациональное использование ресурсов, а рационализация самой формы и способа хозяйствования выступает ключевым моментом предпринимателя.

Предпринимательство все в большей мере охватывает сферу финансов и научной деятельности, где его инновационная функция может раскрыться наиболее полно, становясь, в то ж время, коллективно выполняемой функцией.

Ко времени ликвидации крепостного права в России процесс первоначального накопления капиталов заканчивается. Это проявилось в падении купеческой прибыли. С развитием транспорта, а, следовательно, и торговых связей, исчезает разница в ценах на товары в разных городах. Появляется мощный слой торгующих крестьян, которые конкурируют с купцами, сбивая цены. Производство товаров дает теперь более высокую прибыль, чем торговля, и купеческие капиталы перемещаются в промышленность. В середине века свыше 90% купцов 1-й гильдии владели промышленными предприятиями. Естественно, тот отражался на составе предпринимателей и положении разных его групп. Реальный состав предпринимателей этого времени состоял из трех групп: купцов, торгующих крестьян и дворян-промышленников.

В положении купечества в это время происходят существенные изменения. Его численность сокращается абсолютно и относительно. Если в середине 18 века купцы составляли 2,5 податного населения России, то в 30г.г. 19 века – только 1,8% (и 6% горожан). Причин тому несколько.

Еще в 1775 году Екатерина II провела очередную реформу гильдий: купцы, которые не имели капитала в 500 рублей, переводились в состав мещан, а мещане, имеющие такой капитал, переводились в состав купцов. В начале 19 века этот минимальный капитал, необходимый для вступления в гильдию, был повышен до 8 тысяч рублей. Соответственно, увеличивалась и плата за свидетельство принадлежности к гильдии, т.е. налог с капитала (свидетельство надо было покупать заново каждый год). Если в 1775 году за свидетельство надо было заплатить всего 5 рублей, то в начале 19 века – уже 500 рублей.

Таким образом, если в 18 веке купечество было сословием, купеческое звание передавалось по наследству, и половина купцов существовала за счет ремесла или найма, то теперь звание купца, в сущности, покупалось.

Но если теперь купеческое звание не передавалось по наследству, то это означало, что купечество превращалось из сословия в класс. Повышение налога с капитала « очистило» купечество от людей, которые не имели отношения к предпринимательской деятельности.

Произошло и другое изменение в отношении государства к купцам. Если в 18 веке государство защищало монополию купцов в торговле, ограничивая торговлю крестьян, мещан и промышленников, то теперь происходило обратное. В начале 19 века у купцов отбирают монополию на розничную торговлю.

Промышленникам в начале 19 века тоже было разрешено иметь собственные лавки и вести розничную торговлю.

Второй группой предпринимателей этого времени были торгующие крестьяне. Торгующие крестьяне – это официально признанная сословная группа, которая, как и купцы, занимались не только торговлей, но и промышленностью

Начинали торгующие крестьяне с провинции, с сельских районов, с того, что скупали сельскохозяйственные продукты у своих односельчан для перепродажи в городе, были коробейниками, разносили городские товары по деревням. В этих видах торговли они занимали монопольное положение. Накопив таким образом капиталы, они начали в городе покупать лавки и теснить купечество.

Но правительство, которое прежде защищало монополию купцов и ограничивало торговлю крестьян, теперь дает им все больше прав. В 1804 году была разрешена мелочная торговля крестьян из лавок, только «отнюдь не оптом». В 1806 г была разрешена и оптовая торговля. А указом 1824 года крестьянам уже дозволялось « производить торговлю и промышленность, купечеству предоставленные.. но не иначе, как со взятием особых свидетельств».

Так же, как купцы, торгующие крестьяне делились на разряды. Первый разряд давала право купца 1-й гильдии, второй соответствовал 2-гильдии третий – 3-й. Только платить за свидетельство крестьянин должен был больше, чем купец. Так, купец 3-й гильдии платил 220 рублей, а крестьянин 3-го разряда 4000 рублей.

Правительство перестало защищать купцов, потому что феодальное государство в первую очередь защищало интересы помещиков, а помещики были заинтересованы в предпринимательстве крестьян: оброки с торгующих крестьян иногда доходили до нескольких тысяч рублей в год.

Торгующие крестьяне занимались и промышленным предпринимательством. Еще в 60-е годы 18 века крепостной Шереметьевых основал первое ситценабивное предприятие в селе Иванове. В 1825 году здесь было уже 125 хлопчатобумажных предприятий, и на некоторых было занято до 1,5 тысяч рабочих. Крепостные фабриканты покупали землю с крепостными и имели 600-700 собственных крестьян. Например, крестьянину-промышленнику Гарелину принадлежало село Спасское с крепостными крестьянами. Конечно, земли с крепостными были графа, и граф Шереметьев мог в любой момент отобрать их у крестьян.

По закону 1848 года крестьянам было разрешено покупать недвижимость и на свое имя, но они и после этого продолжали совершать сделки на имя помещика, потому что такие сделки можно было совершать только с разрешения помещика, а имущественный иск крестьянина против своего помещика не допускался.

Графская контора Шереметьева взыскивала определенный процент со сделок и доходов крестьян, а за это предоставляла им свободу экономических действий. Зато оброки с крепостных предпринимателей доходили до 7000 рублей в год.

Село Иваново не было исключением. Фабрикант ситцев Гусков, табачный фабрикант Жуков начинали дело крепостными. Из крепостных помещика Рюмина вышла знаменитая семья Мосоловых. Конечно, зависимость от произвола помещика мешала предпринимательской деятельности крестьян. Лучшим выходом был выкуп на волю. Савва Морозов выкупился от помещика за 17 тыс. рублей, основатели крупнейших ивановских фабрик – за десятки тысяч рублей.

Не случайно Рябушинские , Прохоровы, Морозовы и другие фабриканты из крепостных крестьян заняли господствующие позиции в промышленности: чтобы выбиться из крепостных, требовались исключительные способности и энергия.

Московский купеческий род Карзинкиных известен с начала XIX века в торговле, в основном чаем и сахаром.

Как и большинство известных купеческих династий, Карзинкины (в ходу было и другое написание фамилии – Корзинкин) перебрались в Москву во второй половине XVIII в. Родоначальник ‒ Андрей Сидорович Карзинкин (ок. 1760—1822) – был выходцем из экономических крестьян деревни Труфаново Ноской волости Борисоглебской округи Ярославского наместничества. В 1791 г. он стал купцом третьей гильдии и имел торг «в яблошном ряду», а уже в 1810-х гг. перешёл в первую гильдию московского купечества. Андрей Сидорович имел двух сыновей – Ивана (1790 – 1869) и Александра (1792 – 1835). После кончины отца братья получили равный капитал и числились первогильдейскими купцами. Совместно они занимались оптовой чайной торговлей с Китаем через Кяхту.

Иван Андреевич Карзинкин – Почетный гражданин (это означало то, что к этому времени он пробыл беспорочно в 1-й купеческой гильдии десять лет) – в 1857 году покупает «Ярославскую Большую мануфактуру» и сразу же строит новую фабрику на 40 тысяч веретен, постоянно увеличивая ее мощность.

18 декабря 1887 г. была высочайше утверждена организация Торгово-Промышленного товарищества "Ярославской Большой мануфактуры", основными владельцами которой оставались члены большой семьи Карзинкиных, хотя среди совладельцев в разные годы были и другие купеческие фамилии: Н. В. Скобеев, А. Ф. Грязнов, С. А. Федоров, Н. В. Игумнов (13). В начале 1914 г. товарищество мануфактуры имело 309.945 прядильных и 10.804 крутильных веретен при 1912 ткацких станках. По количеству веретен прядильная фабрика занимает 2-е место в России. Годовая выработка пряжи около 850 тысяч пудов, а тканей около 500 миллионов аршин стоимостью приблизительно 18 миллионов рублей. Число рабочих доходит до 11300 человек.

Первые годы «Ярославская Большая мануфактура», как и все тогдашние русские фабрики, работала на иностранных хлопках, по преимуществу американских. Но после присоединения к России Туркестанского края и покорения Хивы (в 1873г.) Товарищество сразу начало применять у себя на фабриках среднеазиатский хлопок, для чего завязало непосредственные отношения с торговцами в Хиве, Бухаре, Ташкенте, Коканде. Это была первая в России попытка создания крупнейшего «отраслевого» дела с собственными хлопковыми плантациями, сетью хлопкоочистительных заводов, контор, покупных и складовых пунктов, а также всей цепочки переработки хлопкового сырья.

И. И. Карзинкин – сын основателя "Ярославской Большой мануфактуры" – основал рядом с Ярославлем на реке Которосль совместно с купцом П.Г. Шелапутиным «Торгово-промышленное товарищество Ярославской Большой мануфактуры бумажных изделий. Позже Товарищества докупали земли, дома, лесные участки, в результате чего оказались владельцами значительной части Ярославской губернии.

В Москве И.И. Карзинкин в Старом Гостином дворе имел два магазина, в которых основал торговлю чаем. С 1873 года он служил выборным от московского купечества, а в 1876 году был назначен экспертом в Московской таможне по определению качества чая, нередко контрабандой попадавшего в столицу.

После смерти И. И. Карзинкина дело продолжали его племянник Андрей Александрович Карзинкин, его внук Сергей Сергеевич Карзинкин и Николай Васильевич Игумнов.

Городская квартира Карзинкиных находилась в центре Москвы « в Мясницкой части 3-го квартала, в приходе церкви святых Косьмы и Дамиана на Покровке». Немалые деньги приносили семье и так называемые доходные дома, расположенные в центре города в Тверской части.

Вступив во владение усадьбой Троицко-Лыково, И.И. Карзинкин немедленно принял все меры к сохранению древнего (еще Лыковского) деревянного храма во имя Успения Пресвятой Богородицы, которому грозило полное разрушение. Понимая значение храма не только как места религиозных отправлений прихожан, но и памятника архитектуры, он начинает хлопотать о ремонте церкви. Но, к сожалению, смерть 22 января 1879 года не позволила ему привести в исполнение свои начинания. Эстафету подхватил его сын – Сергей Иванович Карзинкин (1847 – 1886), женатый на Юлии Матвеевне (урожденной Королевой).

Сергей Иванович продолжает все дела, начатые отцом, но торгует чаем и сахаром в Старом Гостином дворе на Варварке уже под вывеской фирмы «Иван Карзинкин – наследник и К». В то же время он состоит сотрудником Пречистенского отделения попечительства и заведующим хозяйственной частью при Александро-Мариинском училище, а с 1879 года (плюс к этому) – членом Совета Московской глазной больницы. Много усилий Сергей Иванович прилагает к восстановлению деревянной церкви и поддержанию в должном состоянии двух каменных храмов – Троицкого (который возвели Нарышкины) и Успенского (поставленного Бутурлиным).

Очень сложны и хлопотны были работы по реставрации храмов, не говоря уже о значительных потребных денежных средствах. И, конечно, больше всего забот требовала деревянная, почти 200-летняя церковь. Надо было подвести под цоколь каменный фундамент, «вывесить» ее, т. к. она значительно покосилась на бок, переменить в ней немало гнилых бревен, ради сохранения здания обшить тесом снаружи, окрасить, покрыть железом, водрузить новый крест и т. д. Внутренний ремонт церкви касался переделки в ней пола, устройства нового престола и жертвенника, реставрации иконостаса, а сверх того надо было снабдить эту церковь утварью... Но и Сергею Ивановичу не суждено было завершить еще отцом начатые работы, т. к. 30 апреля 1886 года совсем еще молодым (ему было лишь 39 лет) он умирает. Похоронили его в усадьбе рядом с Троицким храмом.

Огромная тяжесть всех забот падает на плечи 38-летней вдовы его - Юлии Матвеевны. Кроме всех проблем с поддержанием финансовых семейных операций, продолжения дела мужа и контроля за торговлей в Гостином дворе, она, теперь уже одна, должна была заботиться об... одиннадцати детях, младшему из которых был лишь год и семь месяцев.

Но, несмотря на огромное горе, свалившееся на нее, Юлия Матвеевна завершила 10-летние работы по реставрации деревянной церкви Успения Пресвятой Богородицы, и 4 октября 1886 года произошло освящение вновь открытого храма. "Московские Церковные ведомости» писали: «Особенное внимание обращают на себя здесь паникадила и подсвечники, устроенные из дерева прекрасной токарной работы. Вообще мысль, которая имелась при возобновлении Успенского храма, – сохранить его как памятник, особенно дорогой по многим причинам местным крестьянам, проглядывает во всех подробностях обстановки храма и выдержана с достаточной полнотой и рельефностью. Ведь это храм, где в прежние времена молились их отцы и деды».

Через год, в 1887 году, Юлия Матвеевна оплачивает свое купеческое свидетельство и достойно заменяет мужа, получив титул «потомственной Почетной гражданки» и все состояние мужа. Она имеет «жительство в Мясницкой части 2-го участка на Покровке, где в доме своем торгует чаем и сахаром». Здесь же, при доме, имелся и склад товаров.

А «3 октября 1891 г. в селе Троицкое-Лыково Хорошевской волости, под Москвой, – писали «Церковные ведомости», - произошло открытие лечебницы для приходящих больных близлежащих сел и деревень. Это доброе дело всецело принадлежит Ю. М. Карзинкиной, вдове потомственного Почетного гражданина С.И. Карзинкина, главы известной фирмы чайной торговли, умершего 5 лет назад. Ю.М. Карзинкина, отличавшаяся и ранее многими добродетелями, почтила день памяти ее покойного мужа основанием лечебницы. Больница находится в сосновом парке... Доктор будет принимать приходящих больных 2 раза в неделю, здесь же будут отпускаться бесплатные лекарства».

Летом 1892 года в Подмосковье появились случаи азиатской холеры, и Юлия Матвеевна приносит в храм Успения «...икону Святого Великомученика Пантелеймона (размер 1 аршин 10 вершков), написанную на горе Афонской и украшенную сребропозлащенною ризою, эмалью и драгоценными камнями». Стоимость иконы превышала 2000 рублей. «18 октября 1892 года в храме Успения Пресвятой Богородицы при многочисленном стечении молящихся происходило торжественное освящение иконы в благодарность Богу за избавление нашей местности от угрожавшей страшной болезни», – сообщали «Московские новости».

В самой усадьбе велось большое строительство. На самом обрыве над Москвой-рекой строится огромный 3-этажный дом с двумя пристройками, которые расходились влево и вправо от главного здания. В доме было 47 комнат, всегда заполненных гостями и странниками. Очень много сил и внимания требовала к себе и усадьба. Хотя, кажется, и не очень далеко от Москвы, да 12 верст – тоже дорога. Еще содержали Карзинкины и переправы через реку, а также паром, лодки и перевозчиков. Можно подъехать по Ильинскому шоссе – оно всего в четырех верстах, а потом переправиться через реку на пароме или лодке и подняться на крутой берег – и дома!

Угодья усадьбы довольно обширные, но в аренду ничего не сдается, разве иногда остатки сенокоса по болотам или кусты (тальник) для корзин срезать позволяли местным крестьянам. Сажали картофель, капусту, лук, свеклу; сеяли рожь, овес да гречиху, но из продуктов полеводства ничего не продается – все расходуется на огромную семью. Лес никогда не рубили, «так как особенной надобности нет», а для отопления, если не хватало валежника, немного прикупали дров.

Кроме дома, флигелей и сараев, в усадьбе были еще конюшни, свинарник, птичник, овчарня, скотный двор, кузница с мастерской и водокачкой, каретный сарай, зернохранилище, амбар с подвалом, баня деревянная, оранжерея каменная, а при ней лабаз и теплица и даже биологическая станция. В Троицком-Лыкове-Бутурлине тогда было земское училище, конный завод, лавка, трактир и 88 дворов, мужского пола 371 и женского 397 душ. Карзинкины, обосновавшись в подмосковном селе надолго, решили и имение назвать по-своему – «Карзинкино», и почти полвека соперничали два названия усадьбы – старое и новое, причем на картах и путеводителях они часто сменяли друг друга.

В 1899 году старший сын Юлии Матвеевны – Сергей Сергеевич женился на Елизавете Васильевне Сидневой и принял на себя все заботы об усадьбе. Он был купцом 2-й гильдии, потомственным Почетным гражданином, имел собственный дом на Маросейке во 2-м участке Мясницкой части, вел торговлю в фирме «С.С. Карзинкин, М.В. Селиванов и К», которая содержала гостиницу и ресторан в Тверской части, во 2-м участке на Воскресенской площади, в доме Карзинкиных (на месте сегодняшней гостиницы «Москва»).

Кроме церквей и амбулатории, семья Карзинкиных содержала в Троицком школу, а дочь Сергея Сергеевича – Мария Сергеевна учительствовала в ней. Людям, работавшим у Карзинкиных, при вступлении в брак оказывали помощь при постройке дома и давали приданое. Сергей Сергеевич помогал деньгами и тем крестьянам, у которых случилась беда: пала корова или лошадь. Он взял на себя и обязанности церковного старосты Успенской церкви, следя за сохранностью церковного имущества.

А село становилось все больше. К 1904 году в 125 избах проживало 610 человек.

В 1901 году, отметив 50-летие постройки и через 15 лет после реставрации Успенского храма, Юлия Матвеевна затевает новые работы по его расширению. Решено было увеличить трапезную и над ней устроить два придела: во имя Казанской Божией Матери и Святого мученика Сергия. Работы велись по плану архитектора Кулагина, и 23 ноября 1902 года произошло освящение древней церкви.

К этому дню «был заново вызолочен иконостас, все иконы отреставрированы известным художником Софиновым, утварь заново отделана и приобретено много новой утвари, повешены два новых, редкостных по красоте хрустальных паникадила, сделаны замечательные по рисунку мозаичные полы, проведено пароводяное отопление. Над трапезной высится чудная, изящная колокольня, а над ней устроен подобранный по тонам гармоничный звон весом около 600 пудов завода Финляндского», – восторженно писали «Московские церковные ведомости» осенью 1902 года. А 19 октября 1904 года тот же источник сообщает, что в Успенском храме Троицкого-Лыкова «сегодня был освящен придел в честь иконы Казанской Божией Матери, сооруженный усердием владелицы этого имения госпожи Карзинкиной. Вновь освященный придел помещается в теплой Успенской церкви, на хорах, с южной стороны, отделан внутри весьма благолепно. Иконостас художественно исполнен из дуба. Ко дню освящения госпожою Карзинкиной пожертвована была ценная утварь и облачения».

Открыла Юлия Матвеевна при Троицкой церкви на собственные средства и богадельню для престарелых обоего пола. По «Ведомости о благотворительных заведениях, находящихся в приходе церквей Благочиния 5-го округа Московского уезда за 1913 г.», в общине проживало 111 человек (34 мужчин и 77 женщин) из местного прихода и из отдаленных мест.

В своем особняке Юлия Матвеевна создает домовую церковь с дивной красоты росписью, а затем, объединив Троицкую и две Успенские церкви, организует на территории собственной усадьбы Свято-Троицкую женскую общину, для чего недалеко от Успенских соборов на свои средства строит двухэтажный «дом с большими квадратными окнами». Сюда Юлия Матвеевна собирает убогих и престарелых со всех окрестностей.

Селяне, конечно, не уходили от таких хозяев, и по описи села Троицкое-Лыково к 1904 г. картина была следующая: в 125 избах проживало 610 чел., из них 269 мужчин и 341 женщина, причем в рабочем возрасте (от 18 до 60 лет) 122 мужчин и в возрасте от 16 до 55 лет 178 женщин. Грамотных мужчин было больше (мужчин 203, а женщин только 88 чел.). Постепенно селяне обзаводились собственным инвентарем: 58 семей имели собственный инструмент для работы, а в 11 семьях был свой плуг. Сеяли рожь, немного овса и ядрицы, много сажали картофеля и капусты, сена накашивали по 65 пудов с душевого надела. Лошадей в селе было немного: на 125 изб 66 лошадей и 8 жеребят. Зато корова почти в каждой избе – 103 головы, а вот коз и свиней в селе не держали совсем.

В 107 семьях занимались различным промыслом (188 мужчин и 194 женщины). При этом в селе работали 54 мужчины и 182 женщины, а остальные уходили на промыслы на сторону. Промысел был самый разный: и мужчины, и женщины занимались вязкой платков, носков, рукавиц, скатертей и салфеток, разводили для продажи цветы; были в селе и свои кузнецы, легковые и ломовые извозчики. Многие торговали молоком, всевозможными молочными продуктами и овощами.

Юлия Матвеевна скончалась в 1915 году, завещая детям завершить организацию Свято-Троицкой женской общины, «которая должна быть в центре богоугодных, благотворительных и просветительских дел». Определением Святого Синода от 6-8 февраля 1917 года N720 постановлено: «При селе Троицком-Лыкове Московского уезда учредить женскую общину с наименованием «Свято-Троицкая женская община».

Как видно из документов, владелица имения распорядилась своей собственностью вполне ясно. Общине наряду с ценными бумагами перешло и недвижимое имущество - имение в Хорошевском уезде Московской губернии при селе Троицком-Лыкове. Разумеется, Юлия Матвеевна не могла предвидеть, что спустя всего полгода многое в России переменится.

У Сергея Сергеевича и Елизаветы Васильевны Карзинкиных было 9 детей. Для них в глубине сада был построен отдельный дом по проекту модного и знаменитого тогда архитектора И. П. Ропота (Иванова). Дивный резной дом в псевдорусском стиле простоял до наших дней, но, так и не дождавшись все откладываемой реставрации, сгорел осенью 1990 года.

Карзинкины были образованными людьми, большими поклонниками искусства, музыки и живописи, широко занимались благотворительной деятельностью и являли собой замечательный пример русского меценатства. В парке с тенистыми липовыми аллеями, разбитом ими в имении, бывали братья Васнецовы (и дети играли в сказочных домиках, построенных по эскизам Виктора Васнецова), Третьяковы, Гнесины, а большая семья Шаляпиных гостевала в знаменитой усадьбе на крутом берегу Москвы-реки целыми летними сезонами.

Состояние семьи Карзинкиных было очень большим. Они имели текстильные фабрики, магазины, отары овец, доходные дома, гостиницы (в том числе «Метрополь» и «Гранд-отель» на Воскресенской площади). Они владели жилыми домами в Москве на Большой Никитской, 1-й Мещанской, Покровке, в Столешниковом переулке; имели дома в тех городах, где располагались их фабрики.

В обустройстве усадьбы активную помощь матери оказывал сын – Сергей Сергеевич. В 1899 г. он женился на Елизавете Васильевне Сидневой (в браке у них родилось 9 детей) и принял на себя все заботы о Троице-Лыковом. Он числился во второй гильдии московского купечества, был гласным городской Думы, потомственным почётным гражданином города. В Москве его знали как владельца гостиницы и ресторана в самом центре города – на Воскресенской площади напротив здания Думы (впоследствии на месте карзинкинского здания в 1935 г. появилась гостиница «Москва»).

Продолжив семейную традицию чаеторговли, Сергей Сергеевич создал фирму «С.С.Карзинкин, М.В.Селиванов и Ко».

С Ярославлем Карзинкиных связывало не только происхождение их старинного купеческого рода, но и новая стезя – текстильное дело. Нажив значительные капиталы на чаеторговле, в 1857 г. Иван Андреевич Карзинкин купил Ярославскую Большую мануфактуру. Это старейшее российское текстильное предприятие было основано в 1722 г. купцом Затрапезновым. Полотняная фабрика (это первоначальное название мануфактуры) отличалась от других наличием прогрессивных инженерных конструкций, приводимых в движение сложной системой гидротехнических сооружений. Приобретя фабрику совместно с петербургским купцом Г.М.Игумновым за 85 000 руб., владельцы учредили паевое Товарищество, что позволило уже в первый год ввести на фабрике 40 000 веретён, а в 1878-м и последующих годах прибавить 127 000 веретён. Начиная с 1880-х гг. фабрика постоянно расширялась, так что к 1914 г. Товарищество имело около 2000 ткацких станков и занимало второе место в России по количеству веретён среди прядильных фабрик. Годовая выработка пряжи осуществлялась на сумму 18 млн. руб., а число занятых рабочих доходило до 11 000.

Первые годы Ярославская мануфактура работала на иностранном хлопке, но после установления протектората России над Туркестанским краем и Хивой (1873 г.) Карзинкины сделали ставку на среднеазиатское сырьё. Вначале вся торговля хлопком производилась через Оренбург и Нижний Новгород. Но с 1880-х гг. для нужд фабрики приобретаются земельные участки в хлопкосеющих районах, главным образом в Ферганской долине. Там же появляется целая сеть хлопкоочистительных заводов (к началу XX в. – 11), контор, покупных и складских пунктов. Шесть заводов располагалось в Фергане, два – в Бухаре и Хиве, заводы товарищества появились в Ташкенте, Коканде, Намангане. Каждое предприятие имело машины для очистки хлопка и винтовые прессы для прессовки сырья в кипы при отправке в Ярославль. Параллельно с организацией в Средней Азии хлопкоочистительного дела Карзинкины принимают участие в селекции американского хлопка: товарищество Ярославской мануфактуры предоставило свои плантации для посева иностранных семян и распространения их среди местного населения.

К 1900 г., по прошествии 18 лет со времени начала деятельности Карзинкиных в Средней Азии, площадь их земель, занятых хлопковыми плантациями, составляла 2750 десятин; продукция всех заводов в 1910 г. доходила около 6000 пудов чистого волокна в сутки.

В состав правления товарищества Ярославской Большой мануфактуры входили члены большой семьи Карзинкиных.

Карзинкины осуществляли широкую социальную программу для рабочих мануфактуры. Большие средства тратились на жильё, устройство школы, детского сада, больницы. В 1908 г. к 50-летию начала работы фабрики Товарищество построило новую церковь, освящённую в честь Андрея Критского (архитектор А.В.Иванов). Мануфактура участвовала и в жизни Ярославля. Например, при тушении сильных пожаров добровольцы фабрики прибывали первыми на лучшей в городе пожарной машине. Когда в 1900 г. в Ярославле пустили трамвай, никто не удивился, что одна из трёх веток связала центр города именно с мануфактурой.

Ярославская мануфактура связана и со второй ветвью рода Карзинкиных, которая шла от Александра, второго сына родоначальника Андрея Сидоровича.

Александр Андреевич получил в 1834 г. потомственное почётное гражданство, а его сын Андрей (1823 – 1906) уже числился коммерции советником, входил в первую гильдию московского купечества, являлся экспертом по освидетельствованию контрабандного чая. Именно при нём особенно расцвело семейное дело чаеторговли. Андрей Александрович владел четырьмя амбарами в Старом Гостином дворе и десятью магазинами в центре Москвы. Он принимал активное участие в деятельности товарищества Ярославской мануфактуры.

Андрей Александрович активно занимался благотворительной деятельностью. В период с 1857 по 1866 г. пожертвовал около 70 000 руб. Мещанским училищам, Николаевскому дому призрения вдов и сирот, где состоял членом попечительского совета, и во вспомогательную кассу московского купеческого сословия. Был благотворителем коммерческого училища, попечителем богадельни им. Д.А.Морозова; в 1880-х гг. выбирался старостой церкви Трёх Святителей на Кулишках.

В 1860 г. в этой же церкви состоялось венчание Андрея Александровича и дочери богородского купца Рыбникова – Софьи Николаевны. Шафером на свадьбе был Сергей Михайлович Варенцов, влюблённый в Софью, но отвергнутый её родителями. Эта история послужила основой для написания картины «Неравный брак» известным русским художником В.В.Пукиревым (1862 г.). Живописец изобразил драму молодой девушки, выданной замуж за нелюбимого старого жениха. Однако разница в возрасте прототипов картины составляла 13 лет. Искусствоведы установили, что образ жениха писался совершенно с другого человека, да и невесты – тоже. Вопреки тому, что изображала картина Пукирева, Андрей Александрович и Софья Николаевна были счастливы. У них родилось трое детей – Софья, Александр и Елена, правда, дочь Софья умерла в юном возрасте. Мать в её память пожертвовала 20 000 руб. на открытие корпуса для женщин, больных туберкулёзом, Бахрушинской больницы (открыт в 1908 г.). Также Софья Николаевна оказывала попечительство 1-му Таганскому женскому начальному училищу.

Семейное дело в конце XIX в. перешло в руки Александра Андреевича Карзинкина (1863 – 1931), он являлся заметной фигурой московской деловой и культурной жизни. С 1886 г. был директором товарищества Ярославской Большой мануфактуры, членом советов московского Учётного банка, Российского взаимного страхового союза, Московского банка (совместно с Рябушинскими и другими предпринимателями).

Александр Андреевич слыл щедрым благотворителем. В 1908 г. он пожертвовал 50 000 руб. Московскому городскому общественному управлению и Купеческому обществу на образование фондов имени покойного отца для выдачи пособий бедным. Построил и оборудовал на свои средства лечебницу для грудных детей имени своей матери, открытую в 1914 г. при Морозовской больнице. Состоял одним из четырёх членов попечительского совета Третьяковской галереи, вложив в неё немалые деньги и громадный труд. После смерти отца заступил на его место старосты церкви Трёх Святителей на Кулишках.

После смерти родителей Александр Андреевич стал крупнейшим домовладельцем: унаследовал три дома в Москве, дачу в Сокольниках и имение в Звенигородском уезде. Два московских адреса сохранились до сегодняшнего дня – это Столешников пер., д. 14, так называемый доходный дом А.А. Карзинкина (построен в стиле эклектики в 1900-1901 гг., архитектор В.В.Барков), и Покровский бульвар, д. 18/15. Этот дом со временем стал более известен как «Дом Телешова». В начале 1910-х гг., когда Александр Андреевич остался один в огромном доме, он предложил своей сестре, известной художнице Елене Андреевне (1869–1943) вместе с её мужем – писателем Николаем Дмитриевичем Телешовым (1867–1957) переехать к нему. Сюда же были перенесены знаменитые в Москве «среды» – журфиксы, на которых бывали И.А. Бунин, А.П. Чехов, М. Горький, А.И. Куприн, А.М. Васнецов, И.И. Левитан, Ф.И. Шаляпин, С.В. Рахманинов и другие выдающиеся деятели русской культуры. Сегодня в этом доме размещается Московское городское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Ушли в былое имена предпринимателей, торговцев и благотворителей Карзинкиных, забыт их «красненький» чай, переименована Ярославская мануфактура. Но история о некогда очень влиятельной старомосковской купеческой семье осталась и может послужить примером современным предпринимателям для доброго подражания.



Литература

  1. Конотопов М.В., Сметанин С.И. История экономики России М, 2003.

  2. Галагин А.А. История российского предпринимательства. От купца до банкира: Пособие для вузов. М;1997.

  3. Новиков А.А. История российского предпринимательства. МИЭМП, 2010.

  4. Архивы семьи Карзинкиных.

Интернет-ресурсы:

  1. http://his.1september.ru/view_article.php?ID=200900308

  2. http://www.tea.ru/d-1239.html

  3. http://genobooks.narod.ru/Ros_burzhuazia_1914/Ros_burzh_1914-21e.htm

  4. http://www.shkin.ru/bookinfo-platonov-o/platonov-o-1000-let-russkogo-predprinimatelstva-razdel-3.html?start=58



Фастунов А.Т. Из истории российского предпринимательства и семейного архива


Смотрите также:
Из истории российского предпринимательства и семейного архива
221.88kb.
1 стр.
Исследовательская работа акция: «Пишем историю вместе» «из семейного архива»
287.51kb.
1 стр.
Сайт Российского государственного исторического архива (ргиа) На сайте ргиа представлена единая база данных архива «каиса-архив»
11.81kb.
1 стр.
Источниковая база Объединённого государственного архива Челябинской области по танковой промышленности. 1940-1960 гг
119.11kb.
1 стр.
Методические рекомендации по выполнению самостоятельной внеаудиторной работы по дисциплине «История Российского предпринимательства»
703.26kb.
3 стр.
Путь к успешной в целом педагогической деятельности был конечно, нелёгким
92.27kb.
1 стр.
Н. М. Карамзин (1766 1826) Историограф, писатель и поэт. Создатель «Истории государства Российского»
40.85kb.
1 стр.
Этика в православии Православная этика труда Особенности православной трудовой этики Черты православной этики Православие и этические принципы российского предпринимательства
178.52kb.
1 стр.
Инструкция о порядке заполнения паспорта архива организации
27.1kb.
1 стр.
Формирование бизнес-среды для развития инновационного предпринимательства в краснодарском крае
96.3kb.
1 стр.
Оценка тепловой энергии при решении задач теплофизики резания
51.51kb.
1 стр.
Рекомендации по заполнению Паспорта архива организации, хранящей управленческую документацию на 1декабря20 года в организациях-источниках комплектования архива администрации мо «Онгудайский район»
56.18kb.
1 стр.