Главная
страница 1
Шелестюк Е. В. Манипулятивное убеждение как средство речевого воздействия // Актуальные проблемы лингвистики: Уральские лингвистические чтения-2006: Материалы региональной научной конференции. – Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т, 2006. – С. 164-165.

Манипулятивное убеждение как вид речевого воздействия


В аргументации одним из его признаков манипуляции является замаскированность тезиса аргументирования, которая проявляется в несовместимости иллокутивного содержания конкретного типа речевого акта с когнитивной направленностью тезиса [Речевое воздействие в сфере… 1990: 41-42]. Иллокутивное содержание речевых актов, представляющих тезис аргументации явно, не может противоречить когнитивному аспекту аргументирования, более того, оно должно эксплицировать его в тех или иных отношениях. В минимальном аргументативном диалоге естественно использовать речевые акты с иллокутивной функцией пояснения, экспликации, доказательства, экземплификации, толкования, постулирования, определения и пр. — цель которых в когнитивных терминах может быть описана как обеспечение изменения онтологического статуса знания (неэксплицитное — эксплицитное; непонятное — понятное; неточное — точное и т.п.). В манипулятивном аргументировании оказывается существенной связь аргументирования с воздействием на модель мира адресата и на процесс принятия им решений. Выделяются две основные группы речевых актов, наиболее приспособленных к скрытому аргументированию (точнее, к введению тезиса в неявной аргументации). Первая группа “императивы” в широком понимании — включает речевые акты, непосредственно затрагивающие процесс принятия решений: приказ/ повеление, совет, пожелание, желание и т.п.; вторая группа, “эпистемическая” - ограничена речевыми актами утверждения, предположения, выражения мнения и др., ориентированными на модель мира и знания адресата. Также, при необходимости сокрытия истинной сущности диалога тезис аргументации может вводиться речевыми актами, влияющими в определенной степени на представления адресата, однако не соотносимыми прямо с его решениями и акцентирующими характер действий слушающего - обязательство, согласие; факт отсутствия у него интереса — вопрос, недоумение; оценку говорящим определенного факта - выражение сожаления, радости и т.п. Здесь также находят широкое применение намеки.

Особым приемом манипулятивного аргументирования является намеренное сокрытие эксплицитного модуса там, где его присутствие необходимо (например, ни лексически, ни грамматически не эксплицируются модусы спорности, предположения, мнения). Так, введение тезиса аргументации без эксплицитного модуса с глаголами мнения нейтрализует различие между знанием и мнением, что позволяет более успешно воздействовать на слушающего [Болинджер 1987]. К числу примеров скрытого аргументирования могут быть отнесены риторические фигуры, зачеркивающие те или иные смыслы когнитивного содержания аргументирования. Однако особенно велика в скрытой аргументации роль эксплицитного модуса с нехарактерными, неприспособленными для выражения когнитивного содержания аргументирования типами глаголов, представляющих, например, речевые акты обязательства, вопроса, согласия и т.п. Использование таких модусов дает возможность отвлечь внимание адресата от аргументативной сущности диалога.

Например, в романе Гоголя «Мертвые души» Чичиков аргументирует необходимость покупки мертвых душ по-разному: обращаясь к Манилову и имея в виду личные качества, он вводит тезис в самом начале, используя при этом приемы явной аргументации, однако, излагает тезис в три приема — в пропозициях трех высказываний с эксплицитными модусами желания и мнения. В беседе с Собакевичем тезис тщательно скрывается: он излагается после общего места, в косвенной форме - указывается псевдопричина сделки, в дополнение используется речевой акт обязательства.

Приведем также пример из политической пропаганды, а именно, сокрытие тезиса об агрессии США против Ирака, камуфлирование его высказываниями с иллокуцией предположений (а затем утверждений) о наличие в Ираке ядерного оружия, утверждений об антигуманном режиме Саддама Хусейна, оправданий (вынужденность обороны), опасения за национальные интересы США и проч.

Помимо несоответствия речевого акта, вводящего тезис аргументации, когнитивной направленности тезиса, или маскировки иллокуции тезиса (нейтрализация мнения и знания) используется «управляемое умозаключение», когда коммуникант «рассчитывает» на догадку адресата, используя психический автоматизм определенных логических переходов [Доценко Е. Л. 2003: с. 144]. Например, в эпоху «холодной войны» сообщение о покушении Джона Хинкли на жизнь президента США Р. Рейгана в 1981 г. вызвало в американской прессе предположения о присутствии «руки Москвы» и даже о возможности атомного нападения СССР на США.

Дополнительные логические приемы манипулятивного речевого воздействия можно отобрать из многочисленных психолингвистических и психологических классификаций РВ, в частности, П. Б. Паршина [2002], В. Н. Панкратова [2001], Сергеечевой В. [2002]. К приемам манипулятивного аргументирования («способам подачи информации») можно отнести следующие:



  1. Селекция приемлемых фактов и аргументов.

  • Специальный подбор фактов для усиления или ослабления значимой для формирования мнения информации.

  • Полуправда, когда сообщается лишь информация, которая выгодна манипулятору и умалчивается та, которая невыгодна говорящему и которую не должен знать реципиент.

  1. Сознательная ложь.

  2. Умелое оперирование сравнительными данными, изменение истинных масштабов событий и явлений.

  3. Дробление подачи информации, приводящее к ситуации неопределенности.

  4. «Двойная бухгалтерия», она же «готтентотская мораль», когда одни и те же доводы признаются убедительными, когда они высказываются в защиту своей позиции, и неприемлемыми, когда их высказывает оппонент.

  5. Использование софизмов, логических ловушек и подтасовок.

Помимо логических приемов РВ существуют многочисленные приемы эмоционального воздействия речью в совокупности с суггестивным воздействием («правила суггестивного речевого внушения»), а также собственно лингвистические инструменты РВ, однако, их описание не входит в задачи данной статьи.


Литература:

Болинджер Д. Истина – проблема лингвистическая // Язык и моделирование социального взаимодействия: Переводы / Сост. В.М.Сергеев и П.Б.Паршин; Общ. ред. В.В.Петрова. М.: Прогресс, 1987. С.23-43.

Доценко Е. Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. - СПб.: Речь, 2003. – 304 с.

Панкратов В. Н. Психотехнология управления людьми: Практическое руководство. – М.: Изд-во Института психотерапии, 2001. – 336 с.

Паршин П. Б. Речевое воздействие: основные формы и разновидности //Рекламный текст: Семиотика и лингвистика. М., 2000.

Речевое воздействие в сфере массовой коммуникации Речевое воздействие в сфере массовой коммуникации. Ред. Ф.М. Березин, Е.Ф. Тарасов. М.: Наука, 1990. – 136 с.



Сергеечева В. Приемы убеждений. Стратегия и тактика общения. – СПб.: Питер, 2002.


Смотрите также:
Манипулятивное убеждение как вид речевого воздействия
46.04kb.
1 стр.
Интенциональность грамматических значений в аспекте речевого воздействия
93.85kb.
1 стр.
Общение План Категория общения, его структура и функции
240.13kb.
1 стр.
Политический дискурс как коммуникативное явление с манипулятивным потенциалом
62.21kb.
1 стр.
Данное издание представляет собой введение в проблематику, связанную с теорией и практикой речевого воздействия – науки об эффективном общении
3179.89kb.
16 стр.
Краткий словарь основных понятий
212.25kb.
1 стр.
Правила, которыми можно руководствоваться при работе со скороговорками
41.21kb.
1 стр.
Андрей в. Кудин. Как выжить в тюрьме
2753.1kb.
20 стр.
Речевой жанр «вопрос»: функционирование и манипулятивное воздействие в субдискурсе ток-шоу
41.22kb.
1 стр.
Велимир Хлебников
337.56kb.
1 стр.
Книга рассчитана на научных работников, инженеров и студентов, специализирующихся по технической кибернетике и теории информации
1803.56kb.
9 стр.
Профессорская библиотека рудольф отто
2259.01kb.
10 стр.