Главная
страница 1
КОНЦЕПЦИЯ «2020»: ОБЩЕСТВЕННАЯ ДИСКУССИЯ

(Продолжение публикации материалов пленарного заседании Общественной палаты РФ 4 июля 2008 года. Начало см. в №2 «ГД»)




ФЕОФАН, архиепископ Ставропольский и Владикавказский, член Общественной палаты РФ:

– Сейчас мы часто слышим слова «человеческий капитал, человеческий фактор, инновационный прорыв». А как можно задействовать этот человеческий капитал и человеческий фактор – нигде в концепции об этом не говорится. Говорится о том, что мы будем строить новые энергоемкие системы, но как сделать, чтобы не воровали и не разбирали для сдачи в металлолом чуть ли не целиком заводы, чтобы завтра новое инновационное оборудование потихоньку по карманам не выносили? Какая-то часть общества будет задействована в этих инновациях, а остальная даже понятия не будет иметь об этом. Поэтому я думаю, что параллельно с экономическими программами, политическими шагами, необходимо сразу же по всей России начать программу воспитания человека, думать о том, как мы будем ориентировать наше общество на совершенно новый образ жизни, мышления и поведения. Здесь не последнюю роль может сыграть и религиозный фактор.



АЛЕКСЕЙ ЧАДАЕВ, политолог, член Общественной палаты РФ:

– Мне кажется, есть два основных способа обсуждать стратегию «2020». Первый – когда ты выступаешь в качестве эксперта, специалиста в какой-то узкой сфере и говоришь: по моему направлению в таком-то параграфе, в таком-то пункте меня не устраивает то-то и то-то. Или, наоборот, устраивает.

Второй – когда ты выступаешь с позиции профессионального дилетанта, который говорит в целом, просто как гражданин, имеющий право голоса, свою точку зрения на какие-то глобальные процессы, общее состояние дел в стране. И мы, как Общественная палата, гораздо ближе ко второму варианту. У нас, собственно, профессиональной дискуссии почти нет, а есть общегражданская, и она явно лучше получается. С этой позиции я поделюсь с вами своими сомнениями.

Мое знакомство с различными версиями концепции насчитывает не первый год. За это время у меня сложилось стойкое ощущение, что этот документ не отражает реальных проблем и реальных вызовов, которые стоят перед страной, что там содержатся неверные оценки, неверные методы и что сам подход может оказаться катастрофическим.

Там есть несколько вопросов принципиальных, без ответа на которые невозможно понять, как вообще этот механизм работает. Один из них – а просчитано ли это по кадрам? В стратегии говорится о создании огромного количества фактически новых отраслей экономики. Я спрашиваю: кто их будет создавать? У нас в 2008 году 22 миллиона человек в возрасте от 18 до 27 лет, а в 2020 году, к которому мы все теперь устремились, таковых остается 14 миллионов. И это уже не изменишь ничем. Даже если мы с этого заседания все отправимся дружно увеличивать демографический потенциал страны, то тем, кто родится к 2020 году, будет в лучшем случае 12 лет. А ведь в стратегии ничего не говорится о сворачивании каких-то производств, отраслей экономики, ликвидации каких-то населенных пунктов. Там говорится, что все останется и еще добавится. Я спрашиваю: кем добавится? Говорится о том, что люди должны активно создавать новые бизнесы, внедрять инновации, а нашим корпорациям нужно, чтобы на уже существующих предприятиях кто-то работал. И им нужны не специалисты в высокотехнологичных областях, а рабочие с ПТУ-шным хорошим образованием. И когда сегодня «Норникель» платит 80 тысяч рублей человеку только за то, что он приходит (правда, в Норильске) на завод работать, я спрашиваю: есть ли у государства силы перешибить эту тенденцию? Мне кажется, что крупные структуры, борющиеся за выживание, аффилированные с государством, но, по большому счету, преследующие свои цели и задачи, они и заберут эти кадры. И кто останется изобретать и внедрять инновации? Где эти будущие Кулибины?

Следующая ошибка. У нас в стране, действительно, есть проблема с кадрами. И поэтому, говорят, надо вкладываться в систему образования. Но любая реформа в системе образования даст результат через 20–25 лет, то есть намного позже 2020 года, к которому мы сейчас пишем стратегию. То есть это значит сказать существующим немногочисленным кадрам: вы не те кадры, мы вас списали, мы сейчас понастроим новых вузов, изменим образовательные программы, туда пойдут дети, и через какое-то время что-то будет, а вы пока доживайте…

Кадровая катастрофа – это не только количественный аспект, это и ситуация с качеством кадров. У нас национальный проект «Образование» стоит 70 миллиардов, а бизнес тратит на дообучение людей, приходящих после вузов, 450 миллиардов, то есть стоимость шести с половиной национальных проектов образования! Это означает, что система высшего образования в ее нынешнем виде процентов на 80 подлежит демонтажу, должна идти под снос, потому что потребностям нашего рынка она не соответствует.

Еще в стратегии нет внешнего компонента. Есть раздел «Внешняя политика» и все. Ничего там не сказано про ситуацию длинных трендов с ценами на горючее и продовольствие, про надвигающийся мировой финансовый кризис. Нет этих факторов, мы как бы вне всего этого, в пустоте стратегируем.

И нужно либо садиться писать новую стратегию, альтернативную, либо, по крайней мере, поставить эти вопросы..

ИРИНА ГОРБУЛИНА, президент Общероссийской общественной Академии бизнеса и предпринимательства, член Общественной палаты РФ:

– Когда я ознакомилась с концепцией, первое эмоциональное впечатление было: не верю. Каким образом, за счет чего мы можем достигнуть этих замечательных цифр? Вы верите, что через 12 лет средняя продолжительность жизни в России будет 75 лет? Я уже не говорю об остальных направлениях.

Оценка итогов за 15 лет – то, что в стране появился широкий слой инвесторов и акционеров, преодолены тенденции социальной конфронтации в обществе, снизились политические и экономические риски ведения предпринимательской деятельности и т.д. – говорит о том, что это взгляд из власти. Мы же с вами находимся на земле и знаем, что это не так.

Согласна с мнением, что начинать разрабатывать концепцию нужно со схемы территориального развития. Нужно взять кадастровые оценки земли, недвижимости, чтобы понять, что мы имеем. Только получив эти данные, можно что-то планировать. А концепция представляет то, что нам просто хочется, чтобы было там то-то и то-то. Есть такой опыт, когда Минрегионразвития запрашивал социально-экономические стратегии регионов. В Туле эту стратегию готовили сами, и регион хочет уйти от грязных производств, которых у него достаточно. Он хочет развивать инноватику, а ему опять вписывают развитие химической промышленности. Почему? Говорят: у вас есть вузы, специалисты, для того чтобы развивать это направление. Такое впечатление, что региональные концепции никто не читает.

Теперь о финансовой основе концепции. Доходы федерального бюджета должны составить к 2010 году 8 триллионов рублей. А для того чтобы реально улучшить ситуацию только в пенсионной сфере, требуется тратить каждый год порядка 1 триллиона рублей. А где мы возьмем средства на все остальное, что написали в концепции, непонятно. Такой документ должен опираться на четко просчитанные финансы.

В концепции говорится об увеличении производительности труда, приводятся цифры этого увеличения. Но кто и как увеличит эту производительность? Ко мне приходят устраиваться на работу, и я понимаю, что, если будем платить этим людям 10, 20 тысяч долларов в месяц, они работать от этого лучше не будут. Это наша реальность.



ЕВГЕНИЙ ЯСИН, научный руководитель ГУ-ВШЭ, член Общественной палаты РФ:

– Представленная концепция – это хороший, качественный документ. А вот на что, мне кажется, нужно было бы обратить внимание.

Образование. Установка на то, что мы строим инновационную экономику и что для этого мы должны делать упор на человека, на человеческий капитал, на таланты, – все это абсолютно правильно, действительно, никакого другого варианта у нас нет. Но теперь давайте прикинем: люди, которые должны учить людей, которые станут соответствовать требованиям инновационной экономики, должны сегодня прийти в педагогический вуз. Сегодня педагогические вузы соответствующей привлекательностью для талантливых молодых людей не обладают, они сегодня идут в другие места. Мы должны восстановить значимость учителя, профессора, ученого, улучшить условия для педагогического образования и сделать его привлекательным. После этого нужно принять этих людей, и пройдет время, пока они выучатся и сами будут учить. То есть переход России на инновационную экономику – это цивилизационная проблема, мы ее еще не решали никогда

Об экономике. Мне кажется, что мы должны принять закон не просто о конкуренции, а о защите конкуренции. Но в стране нет настроения для этого, никто не хочет конкурировать. Все стараются прекратить ее, а даже если она есть, то какая-то непроизводительная, непродуктивная. Значит, надо отрабатывать и законодательство, и что-то делать в плане пропаганды, потому что, если не будет конкуренции внутри страны и с зарубежными конкурентами, у нас никакой инновационной экономики не будет. Инновации принимаются бизнесом для того, чтобы побеждать конкурентов, – поэтому это ключевой вопрос.

О малом и среднем предприятии. Мы провели исследование «Жизненный цикл малого предприятия», из которого стало видно, что малый бизнес практически не переходит в средний, между ними стоит как бы непроходимая стена, а ведь должен быть постоянный поток из среды малых предприятий. У нас этот лифт не работает, потому что, как только малое предприятие начинает переходить в среднее, у него заканчиваются все привилегии для малых предприятий. Этот вопрос тоже нужно поднимать.

ЕВГЕНИЙ ВЕЛИХОВ, президент Российского научного центра «Курчатовский институт», секретарь Общественной палаты РФ:

– Предположим, мы создадим экономику, построенную на знаниях. На кого она будет работать? Она будет работать на чужие знания. А продавать сырые знания – еще хуже, чем продавать сырую нефть. Во-первых, дешевле, во-вторых, меньше прибыль, и обратного хода нет.

Если мы не стремимся дать на рынок – мировой или собственный – конечный продукт, что же мы будем создавать? Мы говорим, что у нас само все вырастет путем конкуренции. Ничего не вырастет, нас нет на рынках и не будет.

Где же есть место, которое мы можем занять к 2020 году? Место, где мы имеем сильные позиций, которые можем защитить, – это энергетическое машиностроение. Энергетический рынок – наш, но мы сейчас поддерживаем весь мир, потому что не имеем технологий добычи, переработки угля, нефти, газа и т.д.

И что предлагается? Предлагается договориться с нефтяными и газовыми компаниями Запада, которые к нам придут со своими технологиями, с помощью этих технологий добудут нашу нефть и газ. Нам при этом останется что-то. Если в концепцию мы закладываем эту схему, тогда это конец суверенитета России.

Сейчас что у нас? Энергетическую турбину в 160 мегаватт мы делаем по лицензии «Сименс». «Сименс» продает все лопатки к этой турбине. Лопатки – это то же самое, что к станку для бритья покупать лезвия, постоянно, всегда. Так они нас и других «сажают» на свой продукт. И не надо их ругать, они нормально работают в своем бизнесе.



Экспертное управление президента вычеркнуло из программы информатизации России, которая будет рассматриваться на Госсовете, предложение о том, чтобы делать конечный продукт. Это, мол, не нужно, нужно делать компоненты. Какие компоненты?! Если мы не поможем встать на ноги нашим крупным компаниям, которые займут свое место на рынке, не найдем это место и не защитим его всеми способами, тогда нам не на что будет рассчитывать в 2020 году. Только, может быть, на то, что из сырьевых придатков не успеют исключить.


Смотрите также:
Продолжение публикации материалов пленарного заседании Общественной палаты РФ 4 июля 2008 года. Начало см в №2
73.19kb.
1 стр.
Доклад о деятельности Общественной палаты
76.88kb.
1 стр.
Решение девятого пленарного заседания Общественной палаты Ивановской области по вопросу
445.63kb.
2 стр.
Е. В. Джириковой на мероприятии Общественной Палаты РФ 24 сентября 2010 года гуманитарно-благотворительный центр "сострадание" программа
76.49kb.
1 стр.
Отчёт по прессе 21 января 11 публикации, 4 печатные
105.94kb.
1 стр.
Публикации маоу гимназии №32 2008 – 2012 г г
152.19kb.
1 стр.
Заседание Общественной палаты России, посвященное проблемам малых народов России
29.72kb.
1 стр.
«Region plus». 2011.№1(117). S. 14-17. «Армянам есть что скрывать» К. Чичек: «Если они так уверены в своих архивах, то зачем противиться формированию совместной комиссии историков»
70.64kb.
1 стр.
Члены Общественной палаты Ульяновской области 2 созыва
115.93kb.
1 стр.
Доклад о деятельности Общественной палаты и состоянии гражданского общества в Алтайском крае в 2012 году
307.79kb.
1 стр.
Закон о внесении изменения в статью 11 закона новосибирской
14.51kb.
1 стр.
Доклад о состоянии гражданского общества в Волгоградской области и деятельности Общественной палаты
298.3kb.
1 стр.