Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4



Крис Картер

Конец игры. Файл №225
Секретные материалы – 225
http://publ.lib.ru
Крис Картер

Конец игры. Файл №225
Теперь я прошел по мосту, к переходу через который нас не готовили ни на каких тренировках, и иду неведомо куда, Я не знаю, куда ведет этот мост.

Специальный агент Дэйл Купер
Начало в файле №224 «Колония»
ПРОЛОГ
Мемориальный мост Река Бетезда, штат Мэриленд

Снайпер Джерри Хэнке (специальное подразделение ФБР по борьбе с терроризмом и захватом заложников) снова отхлебнул из фляжки. Обязательный глоточек кукурузного виски — чтобы не дрожали руки и не пробирался внутрь холод остывшего металла. Джерри лежал на решетчатом багажнике, на крыше тяжелого «Доджа», подложив под грудь и живот толстую циновку из вспененного полипропилена.

И все таки холод находил лазейки. Скорее всего потому, что это был внутренний холод.

Семь лет Хэнке считался снайпером. Вернее, сначала он был просто отличным стрелком спортсменом. Потом, завербовавшись в морскую пехоту, прошел курсы снайперов и все пять лет службы стрелял, стрелял, стрелял по всяческим мишеням, из любого положения, в любую погоду, днем и ночью… Он был превосходным стрелком. Поступив в ФБР, он зарекомендовал себя с самой лучшей стороны — как надежный товарищ, прекрасный специалист и т.д. Конечно, снайпер морской пехоты и полицейский снайпер — это два разных снайпера. Но эту специфику он очень быстро понял и, что называется, «выбрал слабину». Долгое время Хэнке был уверен, что все идет правильно и как надо.

До прошлого сочельника.

Тогда ему впервые в жизни пришлось стрелять в человека. И он понял, что не может этого сделать.

Там было вроде бы просто. Ошизевший от грязного героина торчок пытался ограбить магазин, не сумел — и захватил в заложники двенадцати летнюю девчушку. Он прикрывался ею, приставив ей к груди здоровенный разделочный нож. Хэнке выбрал позицию, откуда видел этого ублюдка сбоку, в профиль, с жалких сорока ярдов.

Двенадцатикратный прицел приближал изображение вплотную, можно было стрелять в упор: в висок или в ухо, или в плечевой сустав, — тогда он выронит нож… но пуля пройдет глубже, тяжелая длинная девятимиллиметровая пуля «ремингтона», разнося в мелкие осколки ребра, разрывая верхушки легких, пищевод, аорту… Их хорошо готовили на курсах, и анатомию — с точки зрения убивающего — Хэнке знал отлично. И сейчас он просто не мог заставить себя нажать спуск…

Он все таки выстрелил. Пуля прошла перед глазами подонка, сорвав кожу с переносицы. Этого хватило, чтобы тот бросил нож, бросил девочку и схватился за лицо — и куда то побежал. Его расстреляли трое других снайперов.

К Хэнксу претензий не было. Никто тогда не понял, что именно произошло. Никто, кроме самого Хэнкса.

С тех пор он жил в постоянном страхе: когда нибудь совершенно неизбежно дело обернется так, что от его выстрела будет зависеть жизнь человека или многих людей, а он… он не сможет этот выстрел произвести.

Не сможет.

Следовало что то делать. Так нельзя. Так — опасно…

Он колебался, он не решался признаться в своей слабости никому и тем более начальству… и была еще одна операция, в которой ему стрелять не пришлось, и теперь — вот…

Он ведь уже почти решился сегодня утром… уже набрал текст прошения об отставке, но тут вдруг начисто отказал принтер. И Хэнке решил, что это рука судьбы и ему откуда то сверху рекомендуют повременить.

Если бы знать, что так обернется, он десять раз написал бы злосчастную бумагу от руки…

Он глотнул еще. Для снайпера спиртное — лучший допинг. На соревнованиях оно было под запретом, и тем не менее все норовили тайком глотнуть чего нибудь.

На этой операции он работал в одиночку. Он должен был убить того человека. Только убить. Не ранить, не обездвижить. Убить. Причем попасть нужно строго в одну точку: в подзатылочную ямку на шее…

Странное требование. Если даже на теле бронежилет, то. — есть ведь еще и вся остальная голова? Или там сплошная кость?..

Он кое что слышал об этих искусственных черепах из титана, которые ребята из ЦРУ монтируют на своих особо необходимых агентах, но был уверен, что это, уж это то полный фольклор…
* * *
Семью часами ранее Море Бофорта, около семидесяти миль севернее поселка Деадхорз.

Глубина 1000 футов

Субмарина «Ориноко» — старинная, шестьдесят седьмого года постройки, дизель электрическая, уже трижды вырабатывавшая ресурс и все равно раз за разом возвращаемая после капремонта в строй, когда то предназначенная для охоты за русскими ракетоносцами, а потом, когда стало ясно ее глубокое моральное отставание, переведенная сначала в учебные суда, а затем во вспомогательные, — скользила сейчас почти бесшумно в абсолютной темноте, неся в своем нержавеющей чреве сорок одного моряка, троих штатских специалистов картографов и шесть самонаводящихся торпед «Маффин» в четырех носовых и двух кормовых торпедных аппаратах. Так или иначе, корабль хоть и не нес боевого дежурства, но охранял границы территориальных вод; торпеды были положены ему, как вышедшему в отставку капитану — пистолет и кортик.

И не только как почетный знак, но и на всякий случай…

Капитан Розенблатт умел плавать по настоящему. Другому просто нечего было бы делать здесь, в полярных водах, когда никакие приборы не помогут найти полынью, в которой можно всплыть, продуть все системы и зарядить аккумуляторы; или вдруг найти в себе мужество идти подо льдом на весь запас хода, зная откуда то, что запаса этого хватит.

В штабах этого не понимали. Моряки же понимали и ценили. Розенблатт умел плавать, и это значило многое, а то и все.

— Капитан, сэр! — окликнул его первый помощник. — Тут есть кое что интересное.



Розенблатт обернулся:

— Что такое?

— Я не вполне уверен, сэр, но… Мы вроде бы что то засекли. Минуты две назад.

Розенблатт наклонился к экрану эхолокатора. Долго всматривался.

— Похоже, эта штука висит неподвижно… Что вы скажете, Люк?

— Это субмарина, сэр. Или батискаф. Висит неподвижно на глубине семьсот футов.

— Я тоже так считаю. Приблизимся. Скорость четыре и семь десятых узла, подняться до семисот футов. Есть у нас тут поблизости радиобуй?

— Да, сэр, «К 75/35». Шестнадцать миль к северо северо западу.

Хорошо. Ага…— он прикинул курс — Шесть миль на север, разворот на юго востоко восток… Прокладывай, Люк, я сейчас вернусь…

Примерно через полчаса стало ясно: неопознанное плавающее тело имело форму чечевицы, высотой около пятидесяти и диаметром около двухсот футов. Оно издавало очень тихое низкое гудение и испускало слабый мерцающий свет в фиолетовом и ультрафиолетовом диапазонах. Что самое интересное, иногда тело пропадало с экрана, как будто поверхность его на несколько секунд переставала отражать звуковые колебания, испускаемые эхолокатором.

Наконец, «Ориноко» приблизилась к радиобую достаточно близко, чтобы можно было установить связь со штабом. Некоторое время ушло на технический обмен данными, а затем — заработала голосовая линия.

— Адмирал, сэр! Это капитан Розенблатт, субмарина «Ориноко». Мы обнаружили некое плавающее тело. Координаты переданы. Данные: пятьдесят футов в высоту, двести в поперечнике. Висит неподвижно на глубине семисот футов, под слоем температурного скачка. Полностью интактно, на сигналы не отвечает. Прием.



Первый помощник со своего места видел, как переменилось лицо капитана.

— Да, сэр. Я понял, сэр. Но, должен сказать, сэр, субмарина оборудована для картографии, экипаж не прошел должной подготовки. Прием.



Да. Лицо превращалось в маску. Первый похолодел. Предстояло что то жуткое.

— Да, сэр. Прием.



Капитан встретился взглядом с первым помощником. Покачал головой.

— Так точно, сэр. Понял, сэр… Прогудел сигнал завершения связи. Ро— зенблатт с силой вогнал трубку в гнездо.

— Люк.

— Да, сэр?

— Рассчитать торпедную атаку. Долгую секунду первый помощник, он же штурман, переваривал сказанное.

— Торпедную атаку. Так точно. Сэр… — деревянным голосом.

— Спокойнее, Люк. Работай. И, переключая интерком:

— Торпедный отсек. Подготовка к торпедному залпу. Это не учебная тревога, ребята…



Снова переключая:

Всем отсекам! Боевая тревога. Стоять по местам…

Капитан, это торпедный отсек. Готовность ноль.

— Отлично.



Капитан, это акустик. Резкое нарастание…

И что он сказал раньше, уже невозможно стало услышать: пронизывающий скрежет обрушился на лодку, и каждый успел подумать: конец. Не выдержал корпус, и сейчас ворвется вода, твердая, как режущая сталь…

Кто то упал. Кто то кричал. Кто то просто закрыл глаза.

Но происходило что то другое. Сначала погас свет, потом загорелся вновь, но уже какой то другой: омерзительно белый, как брюхо рыбы. Сквозь продолжающийся скрежет слышны были характерные звуки останавливающихся моторов…

И вдруг все стихло.

Что это было? — сипло спросил первый помощник.

Ему не ответили.

— Торпедный отсек! Здесь капитан. Отмена готовности к залпу. Торпедный!..

— Все обесточено, капитан, сэр. Связи тоже нет.

— Где энергетик? Томсон, найдите энергетика и помогите ему забраться в аккумуляторный отсек. Мне нужен ход.

— Мы всплываем, капитан, сэр!

— Разумеется. Аварийный сброс чугунного балласта.

— Скорость всплытия — двенадцать футов в минуту.

— А наверху нас ждет ледяное поле толщиной тридцать футов…

— Здесь энергетик, сэр! Он говорит…

— Джейк, мне нужен ход. Хотя бы один узел. И эхолокатор. Все остальное — на фиг.

— Так точно, сэр!
Германтаун, штат Мэриленд Мотель «Деревенские каникулы»

— …Это я, Молдер, — сказал голос в трубке. — Ты где сейчас?



Скалли непроизвольно обернулась. Молдер стоял и смотрел на нее с недоумением.

— Что ты молчишь? — продолжал голос в трубке.



Она, может быть, и хотела бы что то сказать, но слова боялись появиться на свет.

Другой Молдер, в дверях, стоял и ждал, когда она закончит столь странный разговор…

Вы ошиблись, очень отчетливо сказала Скалли и дала отбой.

Потом постаралась улыбнуться. Кто это был?

— Ошиблись номером… Где ты был? Я сутки пытаюсь дозвониться до тебя.



Забавно — я тоже. Вообще оказалось очень трудно застать тебя. Я заходил к тебе домой…

— Ты что, не получил моего сообщения?



Я… я пытался дозвониться потом, но не мог…

Уже все было ясно, и тем не менее Скалли понадобилось сделать огромное усилие над собой, чтобы выхватить пистолет и, резко развернувшись, взять на прицел того, кто нанес ей визит.

— Лицом к стене!

— Скалли, что с тобой?

— Лицом к стене, руки на стену! Или — стреляю!

— Да в чем дело?

— Ну же!!!



Молдер, который пах не так, как Молдер, нехотя и как бы с иронией повернулся и оперся о стену широко расставленными руками.

Я правильно стою?.. Скалли, кончай валять дурака. Это же я.

— Не уверена.

— Ну вот, дожил… Хорошо. Залезь сама в мой плащ, в правый карман и вытащи удостоверение. Только не стреляй, хорошо? В меня уже один раз стреляли, и никакого удовольствия, знаешь ли…

Скалли заколебалась. Если кто то сумел вот так подделать и внешность, и голос… что ему стоит подделать и удостоверение? С другой стороны, хоть какой то шанс отделить истину от лжи.

Она перехватила пистолет левой рукой и, готовая в любой момент нажать спуск, потянулась правой к карману плаща…

Нельзя сказать, что Скалли была искушена в рукопашных схватках, но обязательные тренировки посещала аккуратно и достигла кой каких успехов. Во всяком случае, заблокировать внезапный удар локтем — а именно его обычно пытаются провести обыскиваемые — она могла бы автоматически. И уже, тем более, — она успела бы выстрелить…

Ни черта она не успела. Когда черно красная завеса перед глазами чуть раздвинулась, Скалли поняла, что сидит на полу в дальнем углу комнаты. Тела она почти не чувствовала — вернее, чувствовала как нелепую замороженную тушку с огромной дырой в левом боку. И было страшно — что будет, когда тушка разморозится и за дело возьмется боль…

Тяжело ступая, подошел Молдер. Он был ненормально огромный под потолок. Двумя пальцами он взял ее за отворот куртки и поднял в воздух.

— Где он?

— Кто?.. — прохрипела Скалли.

— Не зли меня. Ведь это он звонил по телефону?

— Я не… знаю…

Он отшвырнул ее почти брезгливо. Скалли на этот раз приземлилась на журнальный столик. Брызнули осколки  . крышка столика была стеклянной.

И снова — медленные, тяжелые шаги. Как в кошмаре. Не убежать, потому что ноги — чужие. Вот он… навис…

А потом — как в кошмаре у Молдера стало меняться лицо. Проступили скулы, надбровные дуги, обесцветились глаза…

Ну и ладно, с облегчением подумала Скалли и потеряла сознание.

Молдер нетерпеливо постучал в дверь и тут же, не дожидаясь ответа, толкнул ее. Дверь приоткрылась. В номере было темно. Он пошарил рукой по стене, нашел выключатель и щелкнул.

Так…

— Он был здесь, сказала Саманта, протискиваясь сбоку. Совсем недавно.

— Уже догадался… выдохнул Молдер.

— Она жива, — сказала Саманта, как будто прочитав его мысль. — Она нужна ему живой. Чтобы обменять ее на меня.

— Не понимаю, почему она его впустила? Саманта несколько секунд молчала, как бы прислушиваясь к чему то.

— Я думаю, она не поняла сразу, кто это. Возможно, она приняла его за тебя…

— Ты хочешь сказать…

Молдер начал говорить — и остановился. В конце концов, если этот ассасин способен имитировать внешность Чапела или Вайса — в первом случае Молдер не сомневался абсолютно, во втором — не сомневался почти, — то почему его собственная, молдеровская, внешность должна быть неприкосновенной? Если подходить строго логически…

— Пойдем, сестренка, — вздохнул он и покрутил на пальце ключи от машины. — Если уж на то пошло — зачем ему ты?

— Во первых, свидетель. Очень важный свидетель. Во вторых, я могу почувствовать его в любом обличии — как ты понимаешь, для него это достаточно опасно.

Кстати, чтобы ты знал: когда дело дойдет до… до столкновения… Короче, убить его можно одним только способом: выстрелив или ударив ножом вот сюда, в ямку под затылком.

— Ну, сюда можно убить кого угодно…

— Конечно. Но его только и исключительно сюда. Все остальные раны для него не смертельны.

— Ни черта себе…

— Вот такие монстры водятся у них там, на далеких планетах. Впрочем, шучу. Он — искусственное существо.

— Терминатор.

— Вот именно. Только не из железа, а из какой то гнусной органики. Кстати, ранить его опасно для ранящего — выделяется какой то газ…

— Знаю. Глотнул однажды…

— Ого. Расскажешь?

— Потом…



Они сели в машину. Молдер завел мотор. Потом машинально включил дворники: ему казалось, что сквозь стекло ничего не видно. Но это просто была ночь.

— Что будем делать дальше, сестренка? Где искать?

— Возвращаемся домой, сказала Саманта со странным выражением. — Он сам найдет нас…

Александрия, штат Вирджиния Квартира Молдера

Звонок раздался в четверть первого пополуночи. Молдер, мерявший полутемную (горела только настольная лампа под коричневым абажуром) комнату мягкими и почти бесшумными шагами, остановился, стремительно взглянул на Саманту и поднял трубку.

— Слушаю!



Тишина.

— Говорите же.



На том конце дали отбой.

— Как думаешь, это он? — негромко спросил он Саманту.



Та пожала плечами:

— Возможно. Он ведь намерен получить то, что хочет. Любой ценой.

— А если не получит?

— Мне бы не хотелось быть жестокой, Фокс…

— При чем здесь жестокость? Это просто невозможно, вот и все.

— Ты все еще не веришь в меня, — она слабо улыбнулась.

— Я просто никак не привыкну. Двадцать два года…

— Фокс, я же объясняла…

— Я не об этом, сестренка. Ты все как то о себе да о себе… А кто эти люди или не люди, — за которыми охотится наш приятель? И кто он сам?

Саманта встала, подошла к окну. Сказала, не оборачиваясь:

— Они — потомки тех, кто высадился здесь в сорок шестом году. Кто пытался основать колонию…

— Колонию?!

— Они так это называли. В действительности это были беглецы… Они намеревались как то затеряться, забиться в щели. В общем, им это удалось. Почти в каждом штате живут потомки тех, кто высадился тогда…

— Клоны?

— Неправильно называть их клонами. Совсем другая физиология…

— И чего же они хотят? Действительно колонизировать Землю?

— Видишь ли… Из опыта им известно, что цивилизации, подобные нашей, часто оказываются недолговечными. И тогда они становятся законными наследниками, преемниками…

— А до тех пор?

— Прежде всего они работают над адаптацией, мимикрией… Им нужно замаскироваться так, чтобы ничем не отличаться от нас. То есть… вообще ничем. Пока что они достигли только внешнего сходства и психологической совместимости.

— Все погибшие врачи работали в клиниках, где производят аборты. Для чего?

— Чтобы иметь доступ к зародышевой ткани. Только так можно добиться… назовем это гибридизацией. Хотя и это название достаточно условно. Должно быть достигнуто как бы сосуществование в одном теле двух организмов, совершенно несовместимых по своей биохимии.

— А почему прислали терминатора?

— Опыты не были санкционированы. Там, — Саманта кивнула наверх, — с этим очень строго. Подобное действие рассматривается сейчас как загрязнение генофонда…

— Сейчас? А раньше?

— Раньше было иначе. Там… там все очень сложно. Потом расскажу. Сейчас просто не хочется. Не обижайся.

— Что ж обижаться? Я и так слышал много всяких веселых историй за последнее время…

— Фокс… — Саманта вздохнула. — Неужели ты думаешь, что я нашлась только для того, чтобы рассказывать тебе всякие веселые истории?



Он не нашелся, что ответить — и тут вдруг раздался звонок в дверь!

Молдер быстро взглянул на Саманту. Та в недоумении пожала плечами. Молдер шагнул к стеллажу, взял пистолет и, держа его за спиной, шагнул к двери.

— Кто там?

— Скиннер.

Обернувшись, Молдер стволом пистолета показал Саманте — на кухню!.. Она бесшумно исчезла. Молдер отпер дверь.

Скиннер вошел и, близоруко щурясь, осмотрелся.

— Почему в темноте, Молдер? Что случилось?

— Ничего. Рекомендации офтальмолога… Проходите. Будьте как дома.

— С вами все в порядке? Не могу дозвониться ни до вас, ни до агента С кал л и…

— Возможно. Я не проверял сообщения…

— Вы в курсе, что агент Скалли поместила четверых мужчин под опеку федерального маршала по программе защиты свидетелей — и все четверо исчезли?

— Нет, я не в курсе…

Наверное, Скиннер перехватил его взгляд, хотя Молдер старательно смотрел ему в левую скулу, — и обернулся. Саманта как раз возникла из мрака, держа в руках острый шпатель для колки льда.


следующая страница >>
Смотрите также:
Крис Картер Конец игры. Файл №225 Секретные материалы – 225
581.23kb.
4 стр.
Крис Картер Падший ангел Секретные материалы – 109
1067.71kb.
6 стр.
Атланта тур сервис г. Москва, Верхняя Красносельская, д. 11А, стр. 3 Тел: (495) 225-18-48 Факс: (495) 225-18-48
50.29kb.
1 стр.
Агентство путешествий «На семи холмах» 8-499-251-55-02, 8-499-251-35-60, 698-48-35, 225-33-50 График однодневных экскурсий на декабрь
61.81kb.
1 стр.
Приказ №225 от 17. 10. 2011г.
62.89kb.
1 стр.
Краны-штабелеры
132.3kb.
1 стр.
Тел: 225-90-33 (многоканальный)
70.41kb.
1 стр.
Гора креветок (300гр.) 230 р. Гора куриных крыльев с сырным соусом (300/50гр.) 225 р
35.75kb.
1 стр.
Самообследование гбоу сош с этнокультурным русским компонентом образования №225 по направлениям деятельности
2125.81kb.
8 стр.
Путеводитель по кадровым вопросам трудовая книжка
817.93kb.
3 стр.
Крылья россии
283.93kb.
1 стр.
Базовый перечень предприятий, во владении которые находятся опасные производственные объекты, попадающие под действие 225-фз
153.48kb.
1 стр.