Главная
страница 1
На правах рукописи

Демиденко Анна Анатольевна




Гендерная теория

как предмет социально-философского исследования
Специальность 09.00.11 – «Социальная философия»

Автореферат


диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Новосибирск - 2011

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Новосибирский государственный технический университет».




Научный руководитель:

доктор философских наук, доцент

Зиневич Ольга Владимировна


Официальные оппоненты:


доктор социологических наук, доцент

Осьмук Людмила Алексеевна;
кандидат философских наук

Мадюкова Светлана Александровна


Ведущая организация:


Новосибирский государственный университет, г. Новосибирск

Защита состоится 25 февраля 2011 г. в 14:00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.173.12 при Новосибирском государственном техническом университете по адресу 630092, г. Новосибирск, пр. К. Маркса, 20, корп. 5, ауд. 302.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Новосибирского государственного технического университета.


Автореферат разослан «24» января 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук

доцент Вальдман И. А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. ХХ век стал веком принципиальных изменений в сфере отношений полов, которые выразились в трансформации ценностей и норм гендерных отношений на основе принципов равенства. Движение к равноправию и равенству в общемировых масштабах в ХХI веке остается основным социальным трендом. Феминистские движения середины прошлого века внесли вклад в кардинальный пересмотр основ и устоев общества, который привел к получению женщинами избирательных прав в политической сфере, к их массовому вовлечению в оплачиваемую занятость в экономической сфере и к существенному изменению модели поведения в семье.

Новый этап феминистского активизма корректирует требования в соответствии с вызовами и проблемами современности. В настоящее время распространены социальные движения, которые уделяют внимание не только положению женщин в обществе, но и проблематизируют положение мужчин и сексуальных меньшинств. К проблемам пола как социального феномена сегодня проявляется интерес и на государственном уровне, и на уровне межгосударственных отношений. Социальный интерес к проблемам пола стимулирует появление и стремительное развитие новой междисциплинарной области – гендерных исследований, в рамках которых развивается теория гендера.

Страной возникновения и оформления гендерной теории являются Соединенные Штаты Америки (США). Именно здесь гендерная теория, существующая сначала в рамках женских, а затем гендерных исследований, получила пространство и ресурсы для своего развития, была инкорпорирована в важнейшие сферы общественной жизни и способствовала их изменению. В США женские и гендерные исследования представлены в системе науки и образования, а также активно используются в обосновании программ и в деятельности различных общественно-политических движений – феминистских, маскулинистских, движений квир-идентичности.

В конце прошлого века гендерная теория вышла за пределы США. Проблемы отношений полов стали рассматриваться в международном масштабе. Бурное развитие информационных технологий позволило легко преодолевать государственные границы и многократно увеличивать скорость распространения новых дискурсов. Все это помогло теории гендера стать заметным направлением развития гуманитарного знания не только в Америке и Западной Европе, но и в странах Африки, Азии, Восточной Европы.

Динамика изменений гендерной теории в различных странах и регионах мира по форме тождественна процессам, проходившим в США. Однако по содержанию гендерная теория в других странах может значительно отличаться. Иной социальный и культурный контекст, который выражается в особых отношениях между властью и обществом и в особом менталитете, накладывает отпечаток на развитие гендерной теории. Так, динамика изменений импортированной в Россию в 90-х гг. XX столетия гендерной теории обнаруживает двойственность и противоречивость, которые состоят в том, что формально гендерная теория развивается, и внешние атрибуты развития соблюдены – в научном и образовательном пространстве формируется новое междисциплинарное направление гендерных исследований, в публичном дискурсе артикулируются идеи равноправия и равенства. Тем не менее, социальный эффект от ее развития, сравнимый с США, не наблюдается, то есть гендерная теория в ее американском варианте скептически воспринимается частью научного сообщества, не становится феноменом общественного сознания и не участвует в трансформации гендерных отношений.

Классическая американская гендерная теория видоизменяется в зависимости от национального контекста, в связи с чем важно проанализировать те формы, которые она принимает, то, как она развивается, попадая в иную социокультурную среду.

Россия является той отдельной социокультурной средой, в которую попадают гендерные теоретические дискурсы. Российская наука определенным образом восприняла западные гендерные теоретические дискурсы, которые дали толчок развитию гендерных исследований на российской почве. Чтобы понять специфику развития гендерной теории в России необходимо рассмотреть политическую систему и уровень демократии в качестве правовых, экономических, культурных условий способствующих или препятствующих построению эгалитарных отношений.

Анализ динамики изменений гендерной теории в зависимости от социокультурной специфики российского общества обычно производится в терминах институционализации гендерных исследований в научном и образовательном пространстве. Соглашаясь с важностью институционализации гендерных исследований для создания и распространения гендерной теории, следует отметить, что все это в значительной степени зависит от неинституционализированных форм гендерных представлений, присутствующих в массовом сознании. Более того, сама институционализация гендерных исследований как научного направления зависит от процессов осознания и восприятия гендерного знания в сферах политики, науки, образования. Поэтому изучение динамики изменений гендерной теории и ее влияния на гендерные отношения не может ограничиться изучением институционализации гендерных исследований, а требует выявления и описания механизмов внедрения и проникновения теоретического знания в массовое сознание и наоборот.

Этим механизмом и опосредствующим звеном, связывающим гендерную теорию, массовое сознание и гендерные отношения, является дискурс. Поскольку именно дискурсы способны существовать независимо от системы теоретического знания, их значения могут внедряться в общественное сознание как фрагмент теории и участвовать в формировании идеологий и стереотипов массового сознания, следовательно, теоретически актуально рассмотреть гендерную теорию как дискурс, так как введение понятия «теоретический гендерный дискурс» позволяет выявить механизмы распространения гендерной теории и ее реализации в различных социокультурных системах.

Американская гендерная теория часто воспринимается российскими исследователями в качестве образца. Считается, что, сравнив ее создание и распространение с созданием и распространением гендерной теории в России, можно понять специфику и проблемы российского варианта. Российские исследования, посвященные развитию отечественной гендерной теории, акцентируют внимание на причинах, по которым гендерная теория в ее американском варианте не получила широкого распространения. На наш взгляд, это неправильная постановка задачи. Американская гендерная теория является одной из специфических разновидностей гендерного дискурса. В отечественной науке она заняла свое скромное место, но она не единственная возможная гендерная теория. Американская гендерная теория дала импульс актуализации и развитию гендерной проблематики, вопросов пола как социального феномена на почве российской действительности и науки.

Гендерная теория в США и странах Западной Европы развивается на основе существующих в данном обществе представлений о демократии и правах человека, не всегда соответствующих ценностям отдельных национальных государств, в которые она попадает. В результате распространение гендерной теории на почве национального государства может сопровождаться утратой основных значений гендерного дискурса, а создание собственной гендерной теории может стать формальным. Объяснить особенности российского гендерного дискурса можно проанализировав взаимосвязанные факторы зависимости гендерной теории от российского социокультурного контекста в качестве детерминант создания и распространения гендерной теории и выявив влияние теории на создание условий для своей собственной динамики. Необходим анализ динамики гендерной теории и социокультурных механизмов, порождающих создание социальной теории в отдельном обществе.

Степень научной разработанности проблемы. Гендерная теория, ее возникновение, распространение в различных обществах, связь с практикой, влияние на изменения в отношениях полов была и остается предметом пристального внимания. Она изучается в различных ракурсах.

Ряд ученых исследует развитие гендерной теории и теорий пола в странах Америки, Европы и Азии – это С. Бэм, Э. Оукли, Д. Зиммерманн, Г. Рубин, Н. Чодороу, К. Уэст, Р. Коннелл, Дж. Лорбер, С. Фаррелл, К. Миллет, Д. Хэрэуэй, Дж. Батлер, Р. Брайдотти, Т. де Лауретис, Дж. Скотт и др. Ч. Моханти, Г. Спивак, Б. Хукс, Д. Харауэй, А. Гупта, Дж. Фергюсон, И. Гревал, К. Каплан, Дж. Фридман, Н. Юваль-Дейвис активно обсуждают вопрос о специфике развития гендерных исследований на различных национальных почвах и в различных культурных традициях. В научном пространстве представлены труды ученых, рассматривающих развитие гендерных теорий в качестве этапа и продолжения феминистских исследований. Это публикации таких авторов, как Дж. Батлер, Р. Брайдотти, С. Бордо, Н. Фрезер, М. Антони, К. Беркин, Г. Гриффин, Э. Джинсберг, Дж.  Пинч, К. Аппель, М. Боксер, Р. Хоф, Л. Аусландер, Г. Мур, П. Элиот, Н. Менделл, К. Клингер, Е. Ярская-Смирнова, И. Жеребкина, Т. Клименкова, В. Суковатая, В. Успенская, Н. Блохина.

Гендерная теория и ее аппарат используются в различных областях знания в рамках отдельных наук. К. Дельфи, Х. Хартман, Р. Баррон, Г. Норрис, П. Ингланд, Р. Листер, М. Малышева, О. Исупова, И. Калабихина, Л. Ржаницына, М. Баскакова, З. Хоткина, Е. Мезенцева, И. Тартаковская, Н. Римашевская обсуждают вопрос о применении аппарата гендерной теории и методологии гендерного анализа в области экономических наук. Развитием гендерной проблематики в социологии занимаются Э. Гидденс, П. Бурдье, Г. Зиммель, Ю. Хабермас, Р. Гароди, У. Мюллер, Г.-А. Кнапп, И. Гофман, Г. Гарфинкель, М. Коли, А. Вейманн, В. Хайнц, У. Бек, Р. Леви, А. Тёмкина, Е. Здравомыслова, М. Малышева, Н. Римашевская, И.Тартаковская, Т. Гурко.

Рефлексия об использовании теоретического аппарата в изучении отношений полов в области психологических наук представлена в трудах таких зарубежных ученых, как Г. Рубин, Д. Геллоп, М. Мид, К. Хорни, Н. Чодороу, Д. Диннерстайн, К. Гиллиган, Дж. Митчелл, Дж. Бенджамин, Дж. Галлоп, Ш. Фельман, Ю. Кристева, Г. Поллок. В России этими вопросами занимаются И. Жеребкина, Е. Иванова, И. Кон, И. Клецина. Вклад в разработку вопроса о развитии гендерной проблематики в исторических науках внесли Дж. Скотт, З. Айзенстайн, Л. Николсон, Н. Пушкарёва, Н. Козлова, Л. Репина, В. Успенская, О. Хасбулатова, Л. Попова, О. Шнырова, И. Юкина.

Ряд исследований посвящен проблемам адекватности применения различных теоретических и методологических подходов к предмету гендерной теории. Эпистемологические основания гендерных исследований анализируются в работах Э. Оукли, С. Рейнхарц, Дж. Батлер, Е. Здравомысловой, А. Тёмкиной.

Все ракурсы изучения развития гендерной теории обращают внимание на проблему связи гендерной теории с практикой. Предметом исследований Ш. Муффа, Л. Аусландер, П. Эллиот, Р. Конелла, Д. Гилмор, И. Седжвик, И. Кона, М. Рыклина и других является практика социальных движений, не только феминистских, но и маскулинистских, и движений квир-идентичностей.

Такие авторы, как М. Розальдо, Д. Голдторп, Р. Эриксон, Д. Эйкер, Т. Гурко, З. Баскакова, Е. Балабанова, М. Малышева, проводят конкретно-научные исследования с позиций гендерного подхода, осуществляя описание и анализ явлений неравенства, дискриминации, гендерной стратификации, проявляющихся в определенных национальных и культурных контекстах.

Исследования связи гендерной теории с политической практикой проводились Дж. Батлер, Ш. Муффом, Н. Фрейжер, С. Хардинг, С. Айвазовой, Г. Силласте, Е. Гаповой, И. Чикаловым, С. Полениной, Л. Попковой, И. Жеребкиной, В. Успенской, В. Кочкиной, С. Ушакиным.

Образовательное пространство с позиций гендерной теории анализировали О. Воронина, Л. Штылёва, Н. Козлова, И. Клецина, И. Костикова, В. Суковатая, Е. Ярская-Смирнова.

Влияние гендерной теории на индивида как субъекта деятельности и отношений представлено в трудах Т. де Лауретис, Дж. Батлер, А. Усмановой, А. Альчук, З. Айзенстайн, С. Жижека, М. Киммела, Ш. Бёрда, К. Силверман.

Влияние дискурсивных механизмов на развитие представлений об отношениях полов, то есть той предметной области, которую концептуализирует гендерная теория, изучали М. Фуко, Ж. Деррида, Ж. Лакан, Ш. Муфф, Э. Лакло, К. Клеман, Л. Иригарэй. Дискурсивный подход связывает дискурсы с отношениями власти, что позволяет рассматривать субъекта как носителя дискурсов равенства или неравенства полов – это исследовали А. Джардин, Д. Фасс, С. Фридман, С. Кофман.

Развитие гендерной теории в России изучали Е. Здравомыслова, А. Тёмкина, З. Хоткина, Т. Дашкова, О. Воронина, И. Жеребкина, Н. Пушкарёва, Е. Гапова, И. Савкина, Н. Блохина, Е. Гапова, А. Посадская, М. Литовская, О. Ключко, Л. Лунякова, Г. Зверева, О. Шнырова, Е. Кочкина, Т. Барчунова, С. Ушакин, О. Зиневич, а также зарубежные исследователи Дж. Скотт, Ш. Банч, И. Гревал, К. Каплан. Е. Здравомыслова, А. Тёмкина в своих работах предложили институциональную модель динамики гендерной теории.

Анализ гендерной теории с социально-философских позиций, с позиций философской антропологии проводился в работах Г. Брант, О. Зиневич, С. Ушакина, С. Жеребкина, И. Жеребкиной. Внимание к социокультурным детерминантам развития гендерной теории было привлечено в работах О. Ворониной.

Проблема субъекта создания и распространения гендерной теории обсуждалась в трудах таких зарубежных исследователей, как Дж. Батлер, Р. Брайдотти, Дж. Лорбер, К. Дэвис, М. Эванс, Т. де Лауретис, Л. Николсон, Л. Иригарэ, К. Ди Стефано, М. Боксер, В. Пламвуд, М. Гейтенс, Э. Гросс, Ш. Фельман, С. Бордо, и отечественных авторов – И. Жеребкиной, О. Зиневич, С. Ушакина.

Причем, И. Жеребкина, С. Ушакин, Е. Здравомыслова, А. Тёмкина, Т. Барчунова, О. Воронина, занимаясь проблемой динамики изменений российского гендерного теоретического дискурса, обращали внимание на такие явления, как утрата гендерным подходом его социально-критической направленности, имитация гендерных исследований в силу подмены значений основных понятий, маргинализация, эклектизм методологической базы, отсутствие разработанной методологии междисципдлинарных гендерных научных исследований.

В целом, в исследованиях, посвященных развитию междисциплинарной по своему характеру гендерной теории, распространению и трансформации значений гендерного дискурса в зависимости от социокультурного конекста, рассматриваются отдельные аспекты социального бытия гендерного знания. Вместе с тем, уделяется недостаточно внимания комплексному изучению гендерной теории в социально-онтологическом ключе. Гендерная теория до сих пор не представлена как предмет социально-философского анализа.

Необходимо изучить состояние гендерной теории как духовной компоненты, элемента социальных связей и отношений конкретных обществ. Гендерную теорию, как предельно общую концептуализацию социальных и культурных различий полов, необходимо рассмотреть как вариант социально-философской теории – в качестве совокупности взаимосвязанных исходных положений, утверждений, гипотез и выводов, описывающих общие характеристики и закономерности регулярно наблюдаемых социальных явлений в сфере отношений полов. Вместе с тем, как любая социальная теория, теория гендера присутствует в социокультурном пространстве конкретных обществ, и именно от способов ее присутствия – бытия в социуме – зависит содержание гендерной теории и влияние на гендерные отношения, существующие в данном обществе. Концептуализация гендерной теории как социально-философского феномена в онтологическом аспекте является той научной проблемой, которая недостаточно изучена в отечественных и зарубежных исследованиях.

Объектом исследования избрана гендерная теория как специализированный способ отображения гендерных отношений конкретных обществ.

Предметом является социально-онтологический ракурс в изучении гендерной теории - способы существования теоретического гендерного знания как духовного феномена, присутствующего в различных сферах социальной реальности.

Целью диссертационного исследования является отображение в социально-философском дискурсе специфики существования теоретического гендерного знания в конкретных обществах.

Достижение указанной цели предполагает необходимость решения следующих взаимосвязанных задач:



  1. Проанализировать гендерную теорию как когнитивную составляющую социальных связей и отношений конкретных обществ.

  2. Выявить особенности институционального способа существования гендерной теории.

  3. Рассмотреть гендерную теорию как совокупность дискурсов присутствующих в различных сферах жизни общества.

  4. Проанализировать специфику существования (развития) гендерной теории в различных социокультурных контекстах;

  5. Выявить особенности развития гендерных исследований в России.

Теоретико-методологические основания исследования. Исследование выполнено на основании следующих подходов:

  • гендерный подход, объясняющий логику создания отношений «власти – подчинения», организованных на основании культурно-символического определения пола. Культурно-символическое определение пола (то, что называется гендером) – это комплексная характеристика статуса, которая возникает на пересечении множества признаков индивида и/или группы. Гендерный подход – представляет собой вариант стратификационного подхода, в котором присутствует тезис о неравном распределении ресурсов по признаку приписанного пола, об отношениях господства-подчинения, исключения-признания людей, которых общество относит к разным категориям пола;

  • конструктивистский подход, определяющий социальную реальность как сформированную участниками деятельность, которая затем воспринимается ими как объективная;

  • дискурсно-аналитический подход, согласно которому механизмом производства социальной реальности выступает дискурс. Действительность создается в дискурсах так, что она кажется объективной и естественной, между дискурсами идет борьба за право формировать реальность. Производство и изменение значений дискурсом является политическими актами;

  • концепция власти М. Фуко, раскрывающая связь дискурса, знания и власти и показывающая роль дискурса в производстве субъекта и общества;

  • деятельностный подход к анализу социальной реальности, разработанный в отечественной философии (В. П. Фофанов), согласно которому общество представляет собой диалектическое единство социальных отношений и социальной деятельности; сознание субъекта как элемента социальной деятельности присутствует на двух уровнях – специализированном (теоретическом) и массовом (практическом).

Научная новизна результатов исследования:

1. Осуществлено изучение социально-философского содержания гендерной теории как духовного феномена, присутствующего в структурах социальной реальности. Выявлены основные аспекты ее социального бытия - когнитивный, институциональный и дискурсивный, взаимосвязь и взаимообусловленность которых является предметом социально-философского исследования.

2. В качестве когнитивного аспекта социального бытия гендерной теории предложено понимать комплекс эпистемологических подходов и онтологических схем гендерных отношений, отображающих специфику социокультурного пространства данного общества.

3. Установлено, что при переносе гендерных теоретических схем из одного социокультурного контекста в другой, образуется несоответствие между эпистемологическими подходами и основанными на них онтологическими схемами реальности.

4. Показано, что институционализация гендерных исследований как научного направления, в рамках которого существует гендерная теория, является основным способом легитимации гендерной теории, что способствует внедрению теоретических дискурсов в массовое сознание, следствием чего становится утрата их первоначальных значений.

5. Выявлена специфика существования гендерной теории как дискурса в локальных дискурсивных пространствах социума: научном, политическом и образовательном. Показано, каким образом динамика изменений гендерного дискурса в каждом из пространств определяется с борьбой с другими конкурирующими дискурсами – феминистским и традиционным, которые, наряду с гендерным, претендуют на область значений в сфере отношений полов.

6. Доказано, что создание и распространение гендерной теории в России определяется следующими детерминантами: конструированием концептуальных оснований теории на базе деятельностного подхода; реализацией академической стратегии институционализации гендерных исследований; выявлением и реализацией гендерных измерений образовательных практик, связанных с развитием инноваций в образовательном процессе.

Положения, выносимые на защиту:

1. Динамика изменений гендерной теории зависит от степени поддержки научной деятельности по ее созданию и распространению субъектами политической деятельности в условиях противостояния гендерного дискурса традиционному и феминистскому дискурсам в научном, политическом и образовательном дискурсивном пространствах.

2. Значения теоретического гендерного дискурса, функционирующего в научном пространстве, зависит от проникающих в это пространство политических дискурсов и дискурсов массового сознания. Существует противоречие между проникающими в научную теорию политическими дискурсами, требующими полного отказа от изучения влияния биологического фактора и научными дискурсами конкретных дисциплин, в рамках которых такие факторы рассматривать необходимо.

3. Субъект политической деятельности, используя теоретический гендерный дискурс, привносит изменения в область его значений исходя из собственных политических интересов. В результате дискурс гендерной теории, сохраняя терминологическую оболочку, наделяется новым содержанием и смыслом, которые могут противоречить значениям, произведенным субъектом научной деятельности.

4. Динамика изменений гендерного дискурса в образовательном пространстве осуществляется как процесс, способствующий формированию субъекта дискурсов пола, которые имеют различные области значений. С одной стороны, субъект формируется на основе дискурсов, воспроизводящих полоролевые стереотипы, а с другой – ориентирующих на достижение гендерного равенства.

5. В российском социуме развивается академическая стратегия развития гендерной теории, которая заключается в инкорпорировании анализа властных отношений в изучение проблем пола в рамках различных социальных и гуманитарных дисциплин без изменения их институциональных рамок и привнесения ценностей борьбы за равноправие и равенство.



Теоретическая значимость работы.

В ходе диссертационного исследования была проанализирована гендерная теория как социально-философский феномен - отображение в предмете социальной философии гендерного теоретического знания как элемента социальных отношений, существующего в обществах различного типа на разных уровнях общественного сознания.

Представленное в работе понимание гендерной теории является синтезом понимания теории как духовной компоненты системы социальной деятельности и дискурсивного подхода к анализу теории, согласно которому социальная теория является набором дискурсов, «дискурсивной формацией».

В диссертационном исследовании показано, что теоретические гендерные дискурсы присутствуют как на уровне специализированного, так и на уровне массового сознания, в системе практической деятельности. Раскрыта динамика значений гендерных дискурсов в научном, политическом и образовательном пространствах социума; обоснованы когнитивные и институциональные стратегии развития гендерного теоретического знания в российском обществе, где конкурируют гендерные, феминистские и традиционные дискурсы пола.



Практическая значимость работы.

Материалы исследования могут быть применены при разработке учебных программ, учебно-методиче­ских пособий, чтении лекционных курсов в вузах по таким дисциплинам как «Философия», «Социология» «Политология» «Культурология» «Социальная антропология». Материалы исследования внедрены в учебный процесc и используются в спецкурсах «Гендер и общество», «Гендер в международных отношениях», «Гендерные стереотипы и развитие личности».

Результаты социально-философского анализа гендерной теории могут быть использованы в разработке мер по достижению гендерного равенства.

Апробация результатов исследования.

Научные результаты и основные положения работы были представлены автором в выступлениях на межрегиональных научных конференциях: ХLV Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс» (10–12 апреля, 2007, Новосибирск); Всероссийской научной конференции молодых ученых «Наука. Технологии. Инновации» (4–7 декабря, 2008, Новосибирск), III Всероссийских Копыловских чтениях «Социальная онтология России» (3–7 марта, 2009, Новосибирск).



Публикации. Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в 6 научных работах, 2 из которых опубликованы в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией, 2 опубликованы в сборниках научных статей, 2 опубликованы в качестве материалов научных конференций. Общий объем публикаций – 3 п. л.

Структура диссертации. Сформулированные выше цель и задачи определили логику изложения материала и структуру диссертационного исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 136 наименований. Общий объем диссертации составляет 145 страниц.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень разработанности проблемы, формулируются цель, задачи, объект, предмет, методологическая основа исследования, приводятся положения, выносимые на защиту, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, соответствие диссертации паспорту специальности, описываются формы апробации результатов, приводится структура работы.

Первая глава «Гендерная теория в структурах социальной реальности» посвящена анализу различных аспектов (способов) существования гендерной теории как социального феномена – когнитивного, институционального и дискурсивного.

В первом параграфе «Гендерная теория как научное знание: эпистемологические подходы и онтологические модели» анализируется когнитивная составляющая социального бытия гендерной теории. В параграфе отмечается, что в построении гендерной теории, используется ряд эпистемологических подходов, определяющих онтологические концептуальные схемы, различие которых приводит к многообразию гендерных теорий.

В концептуализации понятия «гендер» противопоставляются модернистский и постмодернистский эпистемологические подходы. Анализ данных подходов позволяет утверждать, что в качестве эпистемологического основания развития гендерной теории в российском контексте возможно обратиться к теории деятельности, разработанной в рамках марксистской концепции, которая позволяет использовать преимущества и модернистского, и постмодернистского эпистемологических подходов.

Высказано предположение о том, что наиболее адекватным задачам создания гендерной теории является подход, основанный на марксистском понятии «социальная деятельность» и дополненный понятием «практика» в конструктивистской и постструктуралистской трактовке, который можно назвать «деятельностным». Социальные теории, в основании которых лежат различные версии постмарксизма и постструктурализма, отходят от радикального эссенциализма, что позволяет прослеживать все многообразие общественных отношений, а также социальные связи отдельного субъекта (человека), его зависимость от социальных взаимодействий и микросоциальные практики.

Во втором параграфе «Институционализация гендерных исследований как способ существования гендерной теории» анализируется институциональный способ существования гендерной теории. Показано, что представленные в социологии науки теории институционализации подходят для анализа гендерной теории в узком смысле как системы знаков, существующей в научном пространстве, но не всегда пригодны для анализа создания гендерной теории как духовного феномена. Для анализа гендерной теории как духовного феномена предлагается социально-философская трактовка институционализации, которая позволяет рассмотреть теоретическое знание в онтологическом ключе его развития в социуме, и показать, каким образом теория вписана в социум как элемент общественного сознания. Научная теория в социально-философской перспективе рассматривается как важнейшая составляющая сознания общества в целом.

Трактовка гендерной теории с позиций деятельностного подхода дополняется трактовкой институционализации в русле концепции Бергера и Лукмана, согласно которой институционализация научной теории завершается ее легитимацией в массовом сознании. В качестве важнейшего фактора институционализации рассматривается ее политическая поддержка.

Западная гендерная теория институционализировалась в рамках гендерных исследований и получила широкое распространение, грантовую и государственную поддержку, стала частью университетских научных и образовательных программ. В России институционализация западной феминистски ориентированной гендерной теории сделала ее маргинальной по отношению к основному руслу развития социальных и гуманитарных наук, а попытка освобождения гендерной теории от феминистской риторики привела к потере ее специфического содержания и игнорированию неравенства в отношениях полов.

Перспектива институционализации гендерной теории в России возможна в случае отказа от западного феминистски-ориентированного дискурса, отказа от автономной институционализации на основе этого дискурса и сосредоточения усилий на проведение междисциплинарных (как в рамках отдельных дисциплин, так и на стыке наук) исследований на основе специально разработанной методологии, учитывающей проявления власти в отношениях полов. Это третий путь, который заключается в инкорпорировании постструктуралистской методологии анализа властных отношений в изучение проблем пола без привнесения ценностей борьбы за равноправие и равенство.

В третьем параграфе «Гендерная теория как дискурс» анализируется дискурсивный фактор развития гендерной теории, которая рассматривается в качестве дискурса об отношениях полов, способного выходить за пределы собственно теоретического дискурсивного пространства и внедряться в массовое (практическое) сознание, участвовать в преобразовании действительности.

В дискурсивном пространстве, в котором оформляется область значений, связанная с отношениями полов, доминируют три основных конкурирующих дискурса – традиционный, феминистский и гендерный. В России доминирует традиционный, феминистский маргинален, положение гендерного противоречиво: частично легитимен, частично получает негативную оценку. В конфликте дискурсов решающую роль играет политическая власть, от нее зависит победа конкретного научного дискурса в дискурсивной борьбе.

Гендерная теория наряду с другими теориями пола в форме дискурса циркулирует в дискурсивном пространстве социума. Степень ее развития зависит от степени создания и распространения гендерного дискурса. Дискурсивное пространство в соответствии со специализированной деятельностью и практиками условно разделяется на три локальных пространства – научное, политическое и образовательное. Дискурсы, оформляющие значениями эти специфические локальные пространства, способны как пересекать их, так и проникать в дискурсивное пространство массового сознания.

Во второй главе «Гендерная теория в научном, образовательном и политическом дискурсивных пространствах социума» автор рассматривает развитие гендерной теории как дискурса в трех выделенных дискурсивных пространствах.

В первом параграфе «Теории пола в научном дискурсивном пространстве и специфика гендерной теории» выявлено, каким образом формируется различие между гендерной теорией и породившими ее традиционной и феминистской теориями. В интерпретации сущности пола принято выделять три онтологических схемы – биологическую, структурную и символическую. Считается, что разделение онтологических схем соответствует разделению теорий пола.

Автор приходит к выводу, что границы онтологических схем не всегда четко соответствуют границам теорий пола, на них опирающихся. Онтологические схемы – биологический, структурный и символический фундаментализм – не могут служить критерием для разделения теорий пола на феминистские, гендерные и традиционные.

В основе разделения на различные теории пола лежит предметная дифференциация научного знания, при которой в рамках отдельных предметов строится своя предметная онтологическая схема с разной степенью обязательности обращения к природным основаниям социальной жизни и с разной степенью внимания к роли природных факторов.

Значения теоретического гендерного дискурса, функционирующего в научном пространстве, зависят от проникающих в это пространство политических дискурсов и дискурсов массового сознания.

Во втором параграфе «Гендерный дискурс в политическом пространстве» показывается, что политическое пространство, наряду с научным и образовательным, представляет собой область существования – создания и распространения гендерного дискурса. Динамика произведенного субъектом научной деятельности гендерного дискурса заключается в его артикуляции субъектом политической деятельности, в ходе которой гендерный дискурс подвергается трансформации. Субъект политической деятельности интерпретирует гендерный дискурс, трактует его, наделяет собственными значениями в зависимости от своих политических интересов. Адаптируя научный терминологический аппарат теоретического гендерного дискурса к восприятию массовым сознанием, субъект политической деятельности видоизменяет его и тем самым участвует в создании гендерного дискурса.

Субъектами конструирования гендерного дискурса в политическом пространстве являются субъекты политической деятельности. На макро-уровне – это, прежде всего, государство. Кроме государства макро-уровень политического пространства представлен таким субъектом политической деятельности как общественное движение.

На микро-уровне субъектом политической деятельности является субъект массового сознания, которого можно рассматривать с позиций постструктуралистского анализа как множественного субъекта, множественность которого определяется его деятельностью и практиками. Субъект массового сознания является субъектом политической деятельности, поскольку он своими повседневными гендерными практиками конструирует социальную реальность в сфере отношений полов, то есть принимает участие в создании гендерного порядка.

Решения власти, определяющие гендерный порядок в целом, могут основываться и в настоящее время во многих странах продолжают основываться на традиционном дискурсе отношений полов, закрепляющем гендерное неравенство. Тем не менее, намечается тенденция, когда помимо дискурсов традиционной теории в основе политических решений при проведении социальной политики оказываются и дискурсы гендерной теории.

Автор делает вывод, что специфика реализации гендерной теории в политическом пространстве состоит в трансформации ее дискурса. Субъекты политической деятельности, артикулируя гендерный дискурс, привносят изменения в область его значений исходя из собственных политических интересов. Подмена значений в дискурсе гендерной теории, которая происходит в политическом пространстве, приводит к тому, что дискурс гендерной теории, сохраняя терминологическую оболочку, меняет свою когнитивную составляющую, наделяется новым содержанием и смыслом, которые могут противоречить значениям, произведенным субъектом научной деятельности.

В третьем параграфе «Инновационная деятельность в образовании как условие развития гендерной теории» проанализировано образовательное пространство, которое, наряду с научным и политическим, является областью существования создания и распространения гендерной теории. Основными субъектами образовательной деятельности являются преподаватель как субъект, артикулирующий гендерный дискурс в процессе передачи знания и обучаемый (обучающийся) как субъект, воспринимающий гендерный дискурс и осуществляющий на его основе собственную субъективацию.

Образовательное пространство как место производства множественной субъективности, множественность которого определяется различными видами деятельности и включает в себя субъекта научной, образовательной, политической деятельности и субъекта массового сознания в целом, играет важную роль в динамике гендерной теории. От того, как сложится судьба гендерного дискурса в образовательном пространстве, во многом зависит будущее гендерной теории.

Возможность введения гендерного дискурса в образовательное пространство предоставляется инновационными процессами в современном российском образовании. Рассмотрены два подхода в образовании – поло-ролевой и гендерный. Гендерный подход к содержанию и методам образования приводит к формированию позитивной гендерной субъективности, свободной от гендерных стереотипов, отрицательная роль которых заключается в том, что они жестко предписывают качества, нормы поведения, сферы реализации представителям обоих полов, что лишает индивида выбора.

В третьей главе «Специфика развития гендерной теории в России» анализируются содержательные и институциональные особенности развития и функционирования гендерного теоретического дискурса в научном, образовательном и политическом пространствах российского общества.

В первом параграфе «Когнитивные и институциональные аспекты развития гендерных исследований в российском обществе» автор приходит к выводу, что гендерная теория по многим параметрам остается не легитимной в научном и образовательном пространстве. Российский гендерный дискурс сталкивается с рядом проблем: релевантность западных теорий для анализа российского гендера, негативное восприятие феминизма, с которым ассоциируются гендерные исследования.

Констатируется, что эти проблемы не привели к исчезновению гендерной проблематики, а, наоборот, происходит ее расширение, осмысление теоретических и методологических основ изучения пола как российского социального феномена. Гендерный дискурс развивается как междисциплинарный, когда специалисты различных дисциплин объединяют усилия по изучению общего объекта.

Институционализация междисциплинарных гендерных исследований находится в зависимости от социального заказа (со стороны женского движения или государства), который может формироваться с разными целями, либо с целью минимизации происходящих изменений и возвращения к прежним, традиционным схемам равенства и различий, либо с целью выявления и поддержки происходящих изменений.

Во втором параграфе «Гендерный дискурс в российском политическом пространстве» выявлено, что динамика изменений гендерного дискурса в политическом пространстве происходит благодаря активности двух субъектов политической деятельности – государства и женского движения, которые создают и распространяют гендерный дискурс. Дискурсы о поле, артикулированные в политическом пространстве, через субъекта научной деятельности, который является множественным субъектом и находится на пересечении многих дискурсивных пространств, попадают в научное пространство и участвуют в конструировании гендерной теории.

В России женское движение как субъект гендерного дискурса развито слабо. Сама гендерная теория, произведенная на российской почве, также не способна побуждать к действию и социальному активизму, то есть результаты гендерных исследований являются мало пригодными для проведения политики по изменению отношений полов в русле гендерного равенства. Социальный заказ, со стороны государства, формируется на исследования, из которых можно извлечь коммерческую прибыль, либо гендерное знание используется государством в манипулятивных целях на уровне декларативных риторик, например, для оказания влияния на женский электорат на выборах.

Новое российское государство как субъект гендерного дискурса, оформляя значениями область отношений полов, основывается как на традиционных, так и на эгалитарных идеях. Эгалитарный гендерный дискурс исходит из советского наследия. Государство признает базовые права женщин на труд, образование, репродуктивные, избирательные права, и по этим параметрам провозглашенные права соответствуют действительности и укоренены в общественном сознании. Традиционный дискурс усиливает свои позиции в связи с переходом к буржуазным отношениям.

В третьем параграфе «Формирование субъекта гендерного дискурса в российском образовательном пространстве» проанализировано образовательное пространство как одна из основных областей формирования субъекта гендерных отношений. Рассмотрено влияние гендерного подхода в образовании и гендерной практики на формирование субъекта гендерного дискурса.

Автор делает вывод, что степень влияния гендерного подхода в образовании на формирование субъекта гендерного дискурса в России остается низкой. Гендерная практика противоречива: субъект ориентируется на гендерную реальность, в которой присутствуют разнообразные варианты отношений полов, основанные как на гендерных стереотипах, так и на эгалитарных представлениях об отношениях полов. Это дает возможность субъекту в разных ситуациях ориентироваться на различные ценности. Отмечается, что ориентация такого «множественного» субъекта на доминирующую модель гендерных отношений в русле традиционного дискурса в российском обществе часто сталкивается с невозможностью осуществления гендерных практик на ее основе.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются выводы в соответствии с проведенным анализом по главам и параграфам и намечаются перспективы дальнейшей разработки данной проблемы.



Основные публикации по теме диссертации

  1. Демиденко А. А. Институционализация гендерных исследований в России с позиции дискурсивного подхода // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Философия. – 2009. – Т. 7, № 4. – С. 66–70.

  2. Демиденко А. А. Инновационный потенциал гендерного образования // Философия образования. – 2009. – № 4 (29). – С. 270–276.

  3. Демиденко А. А. Дискредитация гендерного дискурса о дискриминации // Гендерная дискриминация: проблемы, подходы, решения : сб. науч. ст. – Иваново : Ивановский государственный университет, 2008. – С. 61–72.

  4. Демиденко А. А. Становление и развитие гендерных исследований в России // Материалы международной науч. студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс»: Философия / Новосиб. гос. ун-т. – Новосибирск, 2007. – С. 31.

  5. Демиденко А. А. Гендер и власть. Наука. Технологии. Инновации // Материалы всерос. науч. конф. молодых ученых в 7-ми частях. Новосибирск : Изд-во НГТУ, 2008. – Ч. 7. – С. 64–65.

  6. Демиденко А. А. Онтологическая модель гендера и специфика институционализации гендерных исследований в России // Социальная онтология России: сб. науч. ст. по докладам III Всероссийских Копыловских чтений / Новосибирский гос. техн. ун-т. – Новосибирск, 2009. – С. 56–70.




Смотрите также:
Гендерная теория как предмет социально-философского исследования
283.89kb.
1 стр.
Предмет исследования
179.18kb.
1 стр.
Бессмертие как цель человека и как предмет научного исследования 8 Часть Теория бессмертия 11 Глава Что такое бессмертие? 11
4862.04kb.
27 стр.
Планы семинарских занятий «Теория социально-экономической географии» тема №1 : Предмет и объект социально-экономической географии. Социально-экономическая география (сэг) в системе наук
86.2kb.
1 стр.
Тема 1 Предмет и метод теорий мирохозяйственных связей Вопрос Предмет исследования теории мирохозяйственных связей
880.71kb.
4 стр.
Природа как предмет философского осмысления жизнь как ценность
137.65kb.
1 стр.
1. Программа курса «теория вероятностей и математическая статистика» Раздел I. Теория вероятностей. Тема Основные понятия теории вероятностей. Предмет курса
1432.57kb.
5 стр.
Темкина А. Женское движение как общественное движение: история и теория // Гендерная реконструкция политических систем / Ред сост. Н. М. Степанова и Е. В. Кочкина. Спб., 2004. С. 41-75
52.99kb.
1 стр.
Социума из списка экз вопросов
193.87kb.
1 стр.
Департамент культуры новосибирской области
803.54kb.
5 стр.
Онтология и теория познания Формула специальности: Содержанием специальности 09. 00. 01 «Онтология и теория познания»
84.22kb.
1 стр.
Самостоятельная работа 07. Социум как предмет философского осмысления. Что представляет собой современный этап развития цивилизации?
184.72kb.
1 стр.