Главная
страница 1страница 2страница 3
На правах рукописи

Перелыгин Анатолий Иванович



Русская Православная Церковь в Орловском крае (1917-1953гг.)

Специальность – 07.00.02. – Отечественная история




АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Орёл – 2009


Работа выполнена на кафедре истории России

ГОУ ВПО «Орловский государственный университет»


Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Минаков Сергей Тимофеевич


Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор



Одинцов Михаил Иванович
кандидат исторических наук, профессор

Ливцов Виктор Анатольевич

Ведущая организация: Российская академия государственной



службы при президенте РФ,

кафедра государственно-конфессиональных

отношений

Защита состоится «___» _____________ 2009 года в __ часов ___минут на заседании диссертационного Совета Д.212.183.03 в ГОУ ВПО «Орловский государственный университет» по адресу: 302026 г.Орел, ул. Комсомольская, д. 95.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Орловский государственный университет».

Автореферат разослан « __ » ____________ 2009г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук, Кононова Т.И.

доцент
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. В новейшей истории России существует еще немало «белых пятен», которые ждут своих исследователей. Одним из таких вопросов является история Русской Православной Церкви советского периода, на которую выпали самые широкомасштабные в Европе политические гонения. Сегодня, когда открыт доступ к ранее секретным архивам, историки имеют возможность не только получить сведения о жестоких гонениях на Русскую Православную церковь, но и понять скрытые от посторонних глаз механизмы государственно-партийной работы, направленной на ликвидацию Русской церкви, как самой крупной и влиятельной конфессии в Советском Союзе. Особую актуальность эта проблема приобрела в свете современного положения РПЦ, которая в наши дни переживает период своего возрождения, происходит второе крещение Руси. Проводимые в стране социологические исследования показывают, что, начиная с 1990г., авторитет церкви среди россиян неизменно растёт. На Русскую Православную Церковь многие россияне возлагают надежды в решении духовно-нравственных и социальных проблем стоящих перед нашим обществом. Поэтому интересы этих людей государство не должно игнорировать или упускать из вида. В связи с этим, возникает необходимость переосмысления и более основательного изучения политики Советского государства в отношении религии, церкви, верующих на различных этапах истории. Утвердившаяся сегодня российская государственность формирует новую модель отношений с религиозными организациями, которая по словам Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла должна строиться на основе, «симфонии» государства и церкви. Этот процесс может пойти тем успешнее, чем полнее и объективнее будут изучены уроки прошлого. Это поможет выработать правильную линию в области государственно-религиозных отношений на основе гуманистических принципов свободы совести: предполагающих действительное, а не декларированное, удовлетворение интересов верующих и неверующих. Создание новой модели государственно-церковных отношений позволяет также расширить базу социальной поддержки политического курса Российского государства, что в настоящее время стоит как никогда остро.

Существующий ныне плюрализм мнений о религии в жизни общества, её значения в духовном, нравственном и эстетическом воздействии на людей со всей остротой ставит задачу правдивого анализа и объективного освещения истории установления и развития взаимоотношений Советского государства с РПЦ в период правления большевиков. В настоящее время возрастает необходимость дальнейшего углубленного изучения вопросов государственно-церковных отношений и истории Русской Православной Церкви в новейший период не только в масштабах всей страны, но и на региональном уровне.



Объектом исследования являются государственно-религиозные отношения с 1917 по 1953годы: выявление общих тенденций политики партийных и советских органов в церковном вопросе; исследование репрессивных акций по отношению к священно-церковнослужителям и верующим, степени самостоятельности руководства церкви, настоятелей приходов, а также внутрицерковной жизни в послевоенное время. Важной задачей данной работы является изучение патриотической деятельности Русской церкви в годы Великой Отечественной войны. Одновременно освещаются формы и методы работы партийных органов по организации атеистического воспитания и борьбы с «религиозными пережитками». Отмечается, что партийные органы по сути дела монополизировали решение вопроса в области религиозных отношений и на все проводимые мероприятия наложили отпечаток наступательной воинственности. Данные исследования подготовлены на примере центральных регионов нашей страны.

Предметом исследования является осуществление государственной религиозной политики в Орловском крае, действия властей против Русской церкви, рост антицерковных настроений и их последствия, ликвидация церквей и монастырей, изъятие церковных ценностей, обновленческое движение, политические репрессии и преследования церкви, патриотическая деятельность Церкви и состояние внутрицерковной жизни.

Хронологические рамки исследования охватывают с 1917 по 1953 год ХХ столетия. Это был один из самых сложных и противоречивых периодов отечественной истории. Именно тогда были заложены и созданы основы мобилизационной, командно-административной модели социализма, которые в условиях тоталитарного режима привели к дегуманизации принципов свободы совести. Лишение церковных организаций статуса юридических лиц и государственной поддержки, связанное с проведением Декрета об отделении Церкви от государства, закрытие монастырей и духовных учебных заведений, вскрытие и «ликвидация мощей» - всё это было первым сильным ударом по Церкви, сделавшим ее противником Советского государства. Второй удар был нанесён в процессе насильственного изъятия церковных ценностей, когда голод был использован как предлог для очередной расправы с духовенством и верующими.

Декларация митрополита Сергия позволила верующим в СССР надеяться на признание их достоинства и прав в своей стране, которых они были в немалой степени лишены ранее. Однако в 1930-е годы репрессии духовенства приобретают форму религиозно-классового геноцида.

Государство было вынужденно признать существование Церкви в стране не только формально, юридически, а и по существу, как неразрывную составную часть советского общества, только во время Великой Отечественной войны, когда было восстановлено Патриаршество, работа Синода, епархиальных управлений и др.

В то же время, начиная с 1948 года, государственная политика в отношении Церкви вновь ужесточается. В определённой степени происходит возврат к довоенной внутренней политике. Вводятся новые ограничения, производятся аресты и высылки духовенства, а ходатайства верующих об открытии церквей отклоняются.

Повсеместно происходит вмешательство Уполномоченных Совета по делам Русской Православной Церкви во внутрицерковную жизнь православных епархий, нарушается их право на подбор, профессиональную подготовку и расстановку церковных кадров.

Таким образом, для осмысления сложившейся идеологии и практики государственно-церковных отношений и всей политики Советского государства в отношении к РПЦ, на примере Орловского края, исследуемый период является определяющим.



Территориальные рамки исследования ограничены Орловским краем, куда входили земли бывшей Орловской губернии, и сохранявшиеся в её границах вплоть до победы Великой Октябрьской социалистической революции. В ХХ веке на его бывшей территории были образованы Орловская и Брянская области. Часть земель была передана Калужской и вновь образованной Липецкой областям. Ряд районов, входивших ранее в Орловскую область, были возвращены из Курской и Тульской областей.

Степень изученности проблемы. Новейшая история Русской Православной Церкви и государственная религиозная политика в СССР в теоретическом плане рассматривалась в трудах наших ученых.

Однако тема государственно-церковных отношений рассматривалась в основном не столько с научных позиций, сколько с точки зрения политической и идеологической целесообразности. Нередко обращение к данной проблематике вызывалось потребностями в «разоблачении» религии и духовенства, организации и проведении партийными органами атеистической пропаганды. Отсюда в большинстве вышедших в 1920-е годы трудах соратников В.И. Ленина религия рассматривается как «опиум для народа», проявляется нетерпимость и «воинственность» к духовенству и верующим.1 Поэтому вполне справедливо мнение В.И. Гараджи о том, что Е.М. Ярославский, А.В. Луначарский, И.И. Скворцов-Степанов и другие атеизм укладывали в рамки сталинской теории обострения классовой борьбы по мере продвижения к социализму.1 К ним следует отнести многочисленные антирелигиозные книги и брошюры с конца 20-х и в 30-е годы, которые были небольшие по объему, но отличались набором фактов и политической заостренностью.2 В литературе тех лет практически господствовала официальная точка зрения, носившая «разоблачительный» и «угрожающий» стиль во всех публикуемых материалах. Советские историки не признавали гонений на церковь, оправдывали аресты священнослужителей борьбой с их контрреволюционностью. Однако, такие утверждения вполне убедительно опровергает в своём трёхтомном труде священник Владимир Степанов (Русак).3 Сданным вопросом тесно связанна дискуссия о политической позиции Русской Церкви в период гражданской войны. В советской историографии подчеркивалось, что она выступала как самостоятельна антисоветская сила. Однако опубликованные документы и Акты Святейшего Патриарха свидетельствуют о том, что патриархия стремилась не допустить кровавой гражданской войны.4 Миротворческая позиция Патриарха особенно аргументировано показана в книге Л. Регельсона.5

Необходимо отметить большой вклад в изучение данной темы русских эмигрантов и зарубежных исследователей.6 Через все их работы проходит основная мысль о том, что для большевиков религия была главным врагом, потому что она отнимала у безбожной власти сознание и душу человека. Недостатком этой литературы является то, что в них в силу объективных причин ограничена источниковая база, документы российских архивов либо вообще не использовались или же в небольшой степени.

Отдельно следует выделить работы, написанные церковными деятелями, являвшимися непосредственно участниками и свидетелями тех процессов, которые проходили в сфере государственно-церковных отношений того времени или же, посвятившие свои работы этой проблеме, а также вопросам поиска нового церковного курса по отношению к советскому государству.1 Особенно следует отметить работы протоиерея, профессора Московской Духовной Академии Владислава Цыпина, автора многих книг и статей, посвящённых новейшей истории Русской Церкви.2 В своих последних работах он дает достаточно объективный и взвешенный анализ событий церковной истории советского времени. Как и в трудах других священнослужителей и мирян Московской Патриархии автор большое внимание уделяет политическим репрессиям духовенства. Однако, вероятно, отсутствие доступа к архивным документам карающих органов не позволило ему дать более полную картину и масштаб гонений. До сих пор не создано специальных монографий, посвящённых всей истории репрессий Церкви и духовенства в советский период.

Начиная с публикаций 1989г. В.А.Алексеевым и М.И. Одинцовым статей о встрече И.В. Сталина с руководством Московской патриархии, в сентябре 1943г. открылась новая страница в отечественной историографии. 3 С тех пор тема государственно-церковных взаимоотношений, в том числе в период Великой Отечественной войны, стало предметом специальных исторических исследований.1 Сегодня большое внимание обращается на патриотическую деятельность Русской православной церкви, вопросам укрепления ее положения и структуры управления в годы войны.2 Получило новое звучание проблема положения и деятельности РПЦ на оккупированных фашистами территориях, причём большинство авторов признают, что возрождение там религиозной жизни оказало определённое влияние на изменение религиозной политики Советского руководства в военный период.3 Появились публикации о внешне- политической деятельности Московской патриархии в сороковые годы.4 Однако, работ посвященных деятельности партийных и государственных органов власти по ограничению и борьбе с влиянием Русской церкви в советском обществе, а также внутрицерковной жизни православных приходов в послевоенное время ещё довольно мало. Поэтому исключительное значение для понимания проблематики государственно-церковных отношений, патриотической и внешнеполитической деятельности того периода имеют труды О.Ю.Васильевой.

В послевоенной литературе до конца 70-х годов церковная политика советского государства оценивалась только положительно и не выходила за рамки общепринятых взглядов, сформировавшихся в довоенный период.5 Во многом это объяснялось идеологическими установками партии на построение «бесклассового и безрелигиозного общества», на расширение атеистической пропаганды и административное давление на верующих и церковь.

С конца 80-х годов и по настоящее время по данной теме формируется новая отечественная историография. Плодотворно работают российские ученые - М.И. Одинцов, О.Ю. Васильева, Кашеваров А.Н., Шкаровский М.В., Якунин Н.В. и др., которые в процессе изучения ранее засекреченных документов дают объективную оценку церковной политике советского государства.1

Особо следует отметить докторскую диссертацию Одинцова М.И. в которой дана систематизация разнообразного и многоаспектного исторического и современного материала, позволяющая дать обобщённое представление о сущности эволюции государственно-церковных отношений и их роли в политической истории России ХХ столетия.2

При всём многообразии литературы, следует отметить работу М.В. Шкаровского «Русская православная церковь при Сталине и Хрущёве».3 В ней одной из первой в отечественной истории даётся попытка представить перед нами обобщённую картину церковно-государственных отношений в СССР в период правления Сталина и Хрущёва. Однако, комплексных региональных исследований до настоящего времени за некоторым исключением практически нет.4

Цель данного исследования заключается в том, чтобы на основе изучения ранее секретных и неопубликованных, впервые введённых в научный оборот источников по данному вопросу, раскрыть сущность политики советских и партийных органов, проводившейся по отношению к Русской Православной Церкви и верующим в условиях формирования командно-административной системы и её крайнего проявления – культа личности, а также, показать патриотическую деятельность церкви в годы войны, её положение в период оккупации территории Орловского края фашистскими захватчиками и в послевоенное время. Кроме того, особое внимание обращается на внутрицерковную жизнь православных приходов и влияние государственных органов на подбор и расстановку кадров духовенства, их стремление к вмешательству во внутренние дела церкви и её управление.

Достижение поставленной цели связано в решением следующих задач:

1. Проследить специфику государственно – правового регулирования взаимоотношения с Русской Православной Церковью в ходе реализации партийных и правительственных постановлений.

2. Проанализировать механизм проведения в жизнь партийных принципов свободы совести по мере укрепления тоталитарной власти и культа личности.

3. Показать механизм взаимодействия субъекта и объекта церковной политики Советского государства, государственных органов и религиозных организаций.

4. Показать масштаб репрессий по отношению к духовенству и верующим.

5. Выявить роль факторов религиозной политики Советского государства, таких как идеологический, экономический и внешнеполитический.

6. Показать патриотическую деятельность церкви в годы Великой Отечественной войны.

7. Проанализировать антицерковную и антирелигиозную работу партийных и советских органов власти.

8. Проанализировать причины неустройства внутрицерковной жизни и влияния Совета по делам РПЦ в этом вопросе.



Источниковую базу исследования составили архивные документы, которые ранее не публиковались и не были изучены, нормативные акты советского государства, документы и материалы РПЦ, а так же материалы периодической печати.

Первую группу источников составляют опубликованные документы, характеризующие политику советского государства и партии по отношению к религиозным организациям. Сюда относятся материалы партийных съездов, конференций, пленумов ЦК, постановления и циркуляры центральных органов партии, посвященных проведению антирелигиозной работы. Изучались документы В.И. Ленина, Л.Д. Троцкого, И.В. Сталина и других руководителей коммунистической партии. Прослеживалось государственно-правовое регулирование деятельности Русской Церкви актами законодательных и исполнительных органов советского государства с 1917 года, которые собраны в «Декретах Советской власти» и в «Собрании узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства РСФСР». Вторую группу составляют опубликованные документы Московской Патриархии. Первые сборники их вышли в годы Великой Отечественной войны или сразу после ее окончания. Они содержали послания иерархов, постановления Священного Синода, патриотические воззвания, письма, телеграммы.1 Ценным источником является появившийся в 1994 году сборник документов Русской Православной Церкви за 1917-1943гг., собранный Н.Е. Губониным.2

С 1991года в журналах, исторических альманахах начали публиковаться и подборки архивных документов по истории и религиозной политике Советского государства, деятельности патриархов Русской Церкви, а также периода войны.1 Здесь использованы в основном материалы Государственного архива РФ, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории и архива Московской Патриархии. Не меньшую ценность представляет собой сборник документов по истории государственно-церковных отношений России 1917-1941гг. составленный О.Ю Васильевой.2 Документы сборника в своём большинстве публикуются впервые. Ценность собранных материалов в том, что они показывают выполнение акций государственной власти против церкви комплексно: и решения центральных органов – Политбюро ЦК, Комиссии по отделению церкви от государства, комиссии по изъятию церковных ценностей и др., и действие властей на местах по выполнению этих решений, и наконец, реакцию местных жителей, духовенства на эти действия. Следует отдать должное усилиям петербургского ученого М.В. Шкаровского за подготовленный им сборник по теме «Германский нацизм и Православная Церковь».3

Третью группу источников составляют архивы Орловской и Брянской областей, куда входили все земли бывшего Орловского края. В них хранится документация как центральных, так и местных органов власти. К этой группе относятся архивы УВД и ФСБ по Орловской, Брянской, Белгородской и Курской областей. Благодаря налаженности делопроизводства, в них сохранилось много различных материалов по проблемам контроля за деятельностью религиозных организаций и борьбы с ними: руководящие указания партийных и государственных органов, сводки о религиозной ситуации на местах, информационные материалы, составлявшиеся уполномоченными Совета по делам РПЦ, органами НКВД-МГБ и т.д.

Автором исследованы документы государственных архивов Орловской и Брянской областей, в которых содержатся оригиналы и копии постановлений и инструкции центральных органов власти и РПЦ, а также им использованы архивные материалы УВД и УФСБ. Ранее секретные документы фондов Р-1, 1917-1928гг. Исполнительный комитет Орловского губернского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (Губисполком); Р-79, 1922-1928. Административный отдел Орловского губернского исполнительного комитета (Губадмотдел); Р-483, 1922-1930 (Окрадмотдел); Р-27, 1918-1928 (ГУБсуд); Р-470, 1918-1928 (Губфинотдел, Губфо); Р-15, 1917-1933, 1938, 1940, 1943-1991 (Горисполком); Р-1591, 1937-1991 (Облисполком); Р-3660, 1943-1991. Отдел Орловской областной администрации по связям с религиозными общественными организациями; Р-159, 1941-1943. Орловская городская управа; Р-691, 1941-1949. Орловская областная комиссия по установлению и расследованию злодеяния немецко-фашистских захватчиков и сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР; П-52 (Обком КПСС); фонд 4, д.1, 2, 3, 76–а. Архив Информационного центра (ИЦ) УВД Орловской области и др. Привлечены также материалы фондов Государственного архива Брянской области. Это фонд 1650, оп.1. Брянский штаб партизанского движения (БШПД) 1941-1943гг., фонд 28-89, оп.2. Уполномоченный Совета по делам религий Брянской области; документы УМБ РФ Белгородской, Курской и Орловской областей.

Таким образом, из архивов получены ценные сведения о деятельности центральных органов, осуществляющих «церковную политику», переписки, отчётах местных органов власти о проведённой антирелигиозной работе, разработанных и принимаемых решениях по Русской Православной Церкви. Анализ документов разных фондов, их систематизация и обобщение позволили восстановить картину состояния и положения Российской Православной церкви не только в условиях власти большевиков, но и в период нацистской оккупации.



Четвёртой группой источников по исследуемой теме является периодическая печать 1920-1950-ых годов, а также брошюры и журнальные статьи, освещающие события, связанные с церковной историей Орловского края. В них содержатся интересные сведения о борьбе властей с влиянием Русской церкви на жизнь общества. Наиболее ценным источником для изучения церковной жизни и политики властей является епархиальный вестник, а также советские газеты «Труд», «Земледелец и рабочий», оккупационная газета «Речь». Интересные и познавательные материалы содержатся в брошюре Соколова В.1, работа которого выполнена в антицерковном духе, но имеет довольно много фактических данных. Особенность материалов центральной и местной печати состоит в том, то они позволяют почувствовать атмосферу того времени. Хотя в них и содержатся субъективные оценки, противоречивые суждения и оскорбительные выпады против верующих. В работе использованы и воспоминания очевидцев событий того времени, как устные, так и взятые из опубликованной литературы. Взятые в совокупности численные источники составили необходимую основу для решения исследовательских задач.

Методологической основой исследования являются принципы историзма, целостности и объективности, а также комплексный характер изучения и анализа всей совокупности исследуемых документов, метод сравнительного анализа, сопоставление исходных и итоговых данных различных аспектов изучаемой проблемы. В исследовании применялся комплексный подход, проявившийся во взаимосвязанном изучении исторических, политических, экономических, социальных, идеологических и культурных факторов, а также идей, выработанных отечественной и зарубежной науками.

Научная новизна диссертации заключается в том, что тема, положенная в её основу, впервые подвергается научному исследованию не только на местном, но и на общероссийском уровне. В рамках её изучения впервые дается целостная картина государственно-церковных отношений и внутрицерковной жизни Русской Православной Церкви в пределах Орловского края. Кроме того, для раскрытия темы настоящей диссертации в научный оборот были введены новые документы из фондов нескольких архивов.

следующая страница >>
Смотрите также:
Русская Православная Церковь в Орловском крае
372.94kb.
3 стр.
Православная Церковь Америки: От духовной Миссии к Поместной Церкви
151.07kb.
1 стр.
Научно-практическая конференция для обучающихся «православие и современность» советское государство и русская православная церковь в период с
212.82kb.
1 стр.
Курсовая работа российская православная церковь как субъект социальной работы студентка I курса группы сор-01-1
227.16kb.
1 стр.
Православие в России. Церковь и русская армия
120.58kb.
1 стр.
Русская Православная Церковь во время Великой Отечественной Войны Церковь на оккупированной территории
146.39kb.
1 стр.
Историко-культурный контекст дихотомии «русская православная церковь л. Н. Толстой»
871.29kb.
8 стр.
Русская Православная Церковь
779.64kb.
5 стр.
Русская православная церковь в 1943-2000 гг.: Внутрицерковная жизнь, взаимоотношения с государством и обществом
714.82kb.
3 стр.
Сборник материалов и документов Москва 2012 Русская православная Церковь Отдел религиозного образования и катехизации
2737.66kb.
16 стр.
Русская православная Церковь традиционно считает годом рождения Сергия Радонежского (в миру Варфоломей) 1314 год
31.83kb.
1 стр.
Креститель Руси
23.45kb.
1 стр.