Главная
страница 1




А.Ю.Воронин

зам. Министра энергетики РФ,

к.э.н., доцент

Государственное регулирование структурных преобразований в ТЭК в условиях глобализации мировой экономики
Мировой опыт убедительно доказал, что при современном уровне развития производительных сил высокоразвитая, гибкая, эффективно функционирующая экономика не может быть реализована без наличия рынка, социально ориентированного и органически вписанного в соответствующую социально-экономическую модель.

В российской практике 90-х годов прошлого столетия сложились различные подходы к определению роли рынка в экономических процессах. Официальной политикой правительств этого периода стала теория макроэкономического регулирования на основе ультралиберальной концепции западных монетаристов.

При проведении макроэкономической политики, основанной на принципах монетаризма, приверженцев теории рациональных ожиданий и экономики предложения (сторонников М.Фридмена, Р.Лукаса, Т.Сержента и др), предполагается активное вытеснение государства из экономики, либерализация цен и внешней торговли, массовая приватизация государственной собственности, достижение макроэкономической стабилизации посредством сжатия денежной массы, снижения государственных расходов. «Рынок сам, автоматически все расставит по своим местам», - главный лозунг, принципиальная позиция сторонников монетаристской экономики.

Всеобщее разгосударствление и вытеснение государства из экономики, осуществленное в период так называемых «либеральных реформ» в России, обернулось, как известно, целым рядом негативных социально-экономических последствий.

Между тем богатый многовековой опыт свидетельствует, что рынок, особенно в период своего становления и развития, эффективен при условии действия "сознательно функционирующих" механизмов, "учреждения централизованного контроля" (по терминологии Дж.М. Кейнса - А.В.). 1 Поскольку рынок не может служить во всех случаях регулятором экономики, то государство, сознательная деятельность людей играют активную роль в регулировании этого процесса.

Именно в этом заключается одна из главных заслуг Дж.М. Кейнса, который в условиях экономической депрессии конца 20-х, начале 30-х годов предложил новую экономическую стратегию, направленную на сочетание частного интереса с интересами общества. Кейнсианская экономическая теория исходит из того, что «капитализм не является саморегулирующейся системой, способной к бесконечному процветанию; нельзя полагаться на то, что капитализм развивается сам по себе….. «Саморегулирующий рынок», - пишет Дж.М.Кейнс, - за руки нас не возьмет и к вершине прогресса не поведет»2.

"…я защищаю его (расширение функций государства - А.В.), - подчеркнул Дж.М. Кейнс, - как единственное практически возможное средство избежать полного разрушения существующих экономических форм и как условие для успешного функционирования личной инициативы".3

Государство, по-Дж. М. Кейнсу, должно оказывать решающее влияние на склонность к потреблению путем установления соответствующей системы налогов и фиксирования нормы процента, а также другими способами.

Жан Моннэ сразу после второй мировой войны разработал для Франции Германии и Западной Европы систему «индикативного планирования», предполагающую активное участи государств в экономических процессах.

«Отрасли промышленности и государства, - оценивает вклад Ж.Моннэ в мировую экономику лауреат Нобелевской премии Дж. Тобин, - сотрудничали на базе согласованных и разумных планов с тем, чтобы расширить производственные мощности, необходимые в мирное время. Эти планы оптимистично, но вполне реалистично намечали довольно высокие уровни спроса на уголь и продукцию черной металлургии, достижению которых как раз и должно было способствовать ускоренное развитие соответствующих отраслей. Упрощенно говоря, угольные компании получали стимулы к инвестированию в расширение производственных мощностей, поскольку они были убеждены, что металлургические компании будут покупать больше угля; точно также последние расширяли свои мощности, поскольку они убедились в том, что угольная промышленность будет приобретать больше стали. Ожидания всех фирм возросли по сравнению с тем уровнем, который имел бы место в отсутствии координации».4

В переживаемый российским обществом период – перехода к рынку и упрочения рыночных отношений - также приходится сталкиваться с названными проблемами, в том числе и применительно к сфере ТЭК. Действительно, переход от административно-командных механизмов управления (для которых было характерным практически стопроцентное огосударствление собственности во всех сферах экономики) к рыночным и связанная с этим крупномасштабная децентрализация экономики и общественного устройства сужают сферу непосредственного государственного управления экономическими процессами и обусловливают переход к опосредованному их государственному регулированию. В новых условиях управление экономическим развитием общества со стороны государства выражается в первую очередь в определении стратегии и тактики экономической и финансовой работы, выработке на этой основе соответствующей экономической политики и ее реализации посредством установления единых правил организации экономических связей в обществе и неукоснительного контроля за их исполнением. Другими словами, во избежание хаоса и развала, рыночные отношения должны быть высокоорганизованными, регулируемыми и контролируемыми, в том числе и со стороны государства.

Мировая практика свидетельствует, что государственный сектор экономики служит базой для сглаживания циклических колебаний рыночной конъюнктуры, стабилизации динамики экономического роста как для экономики в целом, так и для отдельных ее крупных отраслей. Именно с учетом этой практики появилась теория экономической динамики (Р. Харрод и др.), существенное значение придающая регулирующей роли государства, а также институциональное направление, в рамках которого исследовались возможности инстуциональных воздействий, в том числе и посредством государственного долга (Е. Домар и др.).

Функционирование государственной собственности, государственного регулирования в отдельных странах и отдельных отраслях сравнительно давно осуществляется не только с позиции доходности, но и исходя из функционального назначения и значимости для общества. Участие государства в решении общесистемных задач порой дает больший эффект, чем прямое финансирование, осуществляемое коммерческими структурами.

В течение десятилетия рыночных реформ, согласно данным Госкомстата, в России наблюдалась устойчивая тенденция к сокращению доли государственных предприятий и увеличению числа частных во всех отраслях промышленности. В 1999 году в государственной собственности осталось 3,1% общего количества предприятий, на которых было занято около 14% производственного персонала. Аналогичные показатели для частного сектора составили соответственно 88,4 и 39,9%.

Госкомстат России произвел сравнительный анализ эффективности работы предприятий государственной и частной форм собственности. Вывод оказался следующим: история развития рыночных отношений в России свидетельствует о том, что доминирование частной собственности в промышленности не привело к росту объема выпускаемой продукции, не обеспечило повышения эффективности производства в краткосрочной перспективе и не способствовало технологической модернизации производства.5

Ни в одной развитой стране мира не существуют чисто рыночные отношения. Масштабы государственного регулирования, его конкретные формы и методы существенно различаются по странам. Они отражают масштабы стран, их геополитическое положение, национальные особенности. И все - таки общую картину могут дать сопоставления доли государственных расходов в ВВП (см. таблицу 1).

Таблица 1.

Динамика доли государственных расходов

в объеме ВВП индустриальных стран

( в %)

Страна


1880 г

1929г.

1960г

1970г

1980г

1990г

1998г
США

8,0

10,0

27,8

32,2

31,4

32,8

33,1

Япония

11,0

19,0

18,3

19,3

32,0

31,3

35,5

Англия

10,0

24,0

32,6

39,3

43,0

39,9

39,7
Германия

10,0

31,0

32,0

37,6

47,9

45,1

47,4

Франция

15,0

19,0

34,6

38,9

46,1

49,8

53,2

Швеция

6,0

8,0

31,1

43,8

60,1

59,1

60,8

Источники: World Development Report 1991/ Washington. 1991. Р. 139; OECD. Economic Outlook. 1998. June. P.31. Журнал «Экономист», №9, 2000г., с.67.

После 1998 г. существенных изменений в динамике доли государственных расходов в странах, представленных в таблице, не произошло.


Как видно из данных таблицы 1, в США после 1929 года доля государственных расходов в объеме ВВП увеличилась в два раза и неуклонно росла, превысив к концу 90-х годов тридцати процентный рубеж. В других индустриальных странах эта доля также достаточно весома, а в некоторых странах – Франции и Швеции - даже превышает 50%.

В России в 2003 году через консолидированный бюджет перераспределяется немного меньше одной трети ВВП. В этом отношении Россия замыкает ряд развитых стран. Но при этом очень важна не только доля государственных расходов объеме ВВП, но и величина ВВП и государственных расходов. Вследствие существенного сокращения в результате реформ объема ВВП объем величина государственных расходов в России оказалась несравненно малой.

Данные таблицы 1 также отчетливо свидетельствую, что в реальности как в национальном, так и в мировом масштабах сложилась смешанная экономика. И это обоснованно не только теоретически, но и с точки зрения практики. Любое национальное хозяйство опирается на многообразие форм собственности, на сочетание различных видов экономического регулирования (рыночного, корпоративного, государственного, международного). В этих многообразных условиях государство выступает и как внутренний элемент национальной системы, и как составная часть мировой экономики, и как гарант их существования и функционирования.

Обобщение различных мнений отечественных и зарубежных специалистов по рассматриваемой проблеме позволяет сделать вывод, что разделить их на правых и неправых нельзя. Не соглашаясь с теми, кто абсолютизирует и преувеличивает роль рынка, автор не преувеличивает и возможности современного государства. Он относит себя к сторонникам поиска взвешенного, рационального соотношения в регулировании социально-экономических процессов, поскольку экономические процессы

находящейся на конкретном отрезке кривой циклического экономического развития и решающей в основном сугубо специфические задачи. Это тем более важно в условиях глобализации мировой экономики.

В этом аспекте мы согласны с профессором А.Пороховским, который считает, что «если исходить из того, что современная рыночная экономика – это экономика смешанная, ракурс рассмотрения роли государства должен опираться не на принцип его «вмешательства» в хозяйственную жизнь, а на фактор органичного включения государственных институтов в социально-экономические процессы».6 Это тем более важно в условиях глобализации мировой экономики.

В экономической литературе последних лет концепция объективной необходимости государственного регулирования экономики, ее отраслей, в том числе и сферы ТЭК, находит все большее распространение.7 Обосновываются причины и цели государственного воздействия на экономику, основные экономические функции государства. Среди главных целей государственного регулирования особо выделяют достижение устойчивого экономического роста, повышение экономической эффективности, оптимизацию структурной перестройки экономики, справедливое распределение доходов и др.

Вместе с тем практически во всех научных публикациях проблема государственного регулирования экономики рассматривается лишь как составляющая экономической политики, нацеленная на решение внутренних задач страны. В частности, государственное регулирование структурных преобразований ТЭК обычно рассматриваются как отраслевой (укрупненный) аспект механизма структурной политики России и его ресурсного подкрепления. Такая постановка вопроса правомерна, необходима, но в условиях глобализации экономики уже недостаточна. Научная постановка проблемы функционирования любой отрасли национальной экономики с учетом ее роли в развитии всемирного хозяйства предполагает определение не только региональных и национальных целей и задач структурных преобразований экономики, в том числе и в сфере ТЭК (внутренняя составляющая), но и определение внешнеэкономической деятельности государства, исходя из роли и места России в мировой экономике (внешняя составляющая). Взаимосвязь этих аспектов стратегии развития ТЭК в условиях его органичного включения в мирохозяйственные связи, для которых характерно функционирование национального рынка как сегмента мирового, до настоящего времени недооценивается. В основе этого лежит недостаточная, к сожалению, теоретическая разработка проблемы государственного регулирования экономики как целостной подсистемы мировой экономики. Это находит одностороннее отражение в и нормативно-правовых актах, и в практических мерах государства и отчетливо проявилось, например, в «Энергетической стратегии России на период до 2020 года».8

Научной и практической ценностью «Энергетической стратегии…» является то, что в ней недвусмысленно заявлено о необходимости «прямого государственного регулирования» при реализации государственной энергетической политики. Предполагается, что это регулирование будет осуществлено в два этапа.

На первом этапе одним из главных приоритетов госрегулирования «Энергетической стратегией…» определено формирование рыночной среды, развитие рыночной инфраструктуры, обеспечение экономике страны возможности использования для устойчивого экономического роста относительно более низких (по сравнению с мировыми) внутренних цен на энергоресурсы. Это предполагает формирование целостной нормативно-законодательной базы в сфере энергетики, в том числе принятие ряда базовых законов ( «Об энергетической безопасности Российской Федерации», «О нефти и газе» и др).

На втором этапе реализации государственной энергетической политики предусматривается формирование качественно нового топливно-энергетического комплекса, который будет характеризоваться высокой научно-технической и инновационной базой энергетического сектора страны, обеспечивающей переход к энергетике будущего.

И все - таки анализ раздела «Этапы реализации государственной энергетической политики» (раздел 4.8) «Энергетической стратегии…» показывает, что меры государственного регулирования в сфере ТЭК, предложенные при реализации долгосрочной энергетической политики, касаются, в основном, проблем реформирования энергетического сектора в связи с переходом «от «локомотивной» роли ТЭК в экономике страны к роли эффективного и стабильного поставщика топливно-энергетических ресурсов для нужд страны и населения».9 Другими словами, главной сутью стратегии государственного регулирования в сфере ТЭК являются вопросы внутренней (для национальной экономики России) энергетической политики, решение которых необходимо для проведения в стране в ближайшие 6-7 лет социально-экономических реформ (железнодорожного транспорта, электроэнергетики, налоговой реформы, реформы межбюджетных отношений, реформы ЖКХ и др). Это важный аспект рассматриваемой проблемы, правомерность которого не вызывает сомнений. Однако очевидна и односторонность такого подхода, ибо национальные интересы в свете глобальных проблем энергетики, стоящих перед человечеством в начале ХХ1 века, требуют формирования дальновидной единой государственной политики интеграции России в мировую систему оборота энергоресурсов, использования и освоения новых энергетических рынков. При этом цель достижения экономикой страны динамичного экономического роста (внутренняя составляющая госрегулирования) должна быть максимально эффективно адаптирована к достижению цели укрепления позиций России в мировой экономике (внешняя составляющая государственного регулирования, постоянно исключительно значимая ).

Следовательно, в условиях интенсивного встраивания России в систему международного разделения труда, объективной необходимости достижения высоких темпов экономического роста требуется тщательно обоснованная, имеющая заданный, но в то же время адаптационный характер активная государственная политика. Она должна быть направлена как на стимулирование прогрессивных структурных сдвигов в сторону менее ресурсоемких отраслей и секторов, так и на реализацию мер, обеспечивающих повышение энергоэффективности и конкурентноспособности в самом ТЭК - в том числе и для значительного увеличения экспортного потенциала страны. Эти задачи не являются простыми, для их решения на современном уровне требуется совокупность условий, в связи с чем они не могут быть решены в короткие сроки и будут являться приоритетными в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Сложность названных задач связана также с высокой динамичностью как экономической среды глобализированной системы, так и внешнеполитической ситуации.

Исходя из предложенного методологического подхода представляется приемлемым и реально возможным решение сформулированной проблемы по концептуальной схеме, учитывающей следующие реалии.

1. В процессе использования механизмов государственного регулирования ТЭК должна учитываться его роль как сферы вовлечения в экономический оборот не только в значительной степени невоспроизводимых, но и незаменимых ресурсов. ТЭК России был и остается фундаментом развития экономики страны. Доля отраслей ТЭК в объеме ВВП на начало 2003 года составлял 25,4% (более 1,6 трлн. руб.), в том числе – 14,1% - нефтяная подотрасль, 6,9% - газовая, 3,7% - электроэнергетика и 0,7% - угольная. В 2000 году в консолидированный бюджет Российской Федерации поступило платежей на сумму 450,9 млрд. рублей, в том числе в федеральный бюджет – 235 млрд. рублей. Доля ТЭК в доходах федерального бюджета составляла 37%.10

2. С учетом того, что отрасли ТЭК представляют так называемую естественную монополию, предопределяющую необходимость государственной монополии, а также особенности организационных структур управления в этой сфере, в ней остается жесткая необходимость особого организационного - правового статуса предприятий и корпоративных структур.

Государственный сектор в ТЭК России на начало ХХ1 века, по данным Минэнерго РФ, занимает весомый удельный вес – 40% в общем объеме производства и добычи топливно-энергетических ресурсов, в том числе по выработке электроэнергии – 90%, в добыче и переработке нефти – 27,8%, добыче угля – 28%, добыче газа – 35%.

Корпоративный каркас ТЭК России на начало 2003 года представлен 24 крупными корпорациями. Ведущими недропользователями являются вертикально-интегрированные нефтяные компании: ОАО «Тюменская нефтяная компания», ОАО «НК «ЮКОС», ОАО «НК «ЛУКОЙЛ», ОАО «НК «Сургутнефтегаз», ОАО «НК «Роснефть», ОАО «Татнефть», ОАО «НК «Сибнефть», ОАО «СИДАНКО», ОАО «НГК «Славнефть», АНК «Башнефть», ОАО «Газпром». На их долю приходится около 77% запасов нефти. Основным недропользователем природного газа является ОАО «Газпром» (68,6% от общероссийских запасов газа), обеспечивающее около 93% всей добычи газа России. Сырьевые отрасли практически приватизированы (кроме нефтяной компании «Роснефть»).

В состав ТЭК входят 27 нефтеперерабатывающих заводов суммарной мощностью по первичной переработке 258,3 млн.т. нефти в год.

3. ТЭК занимает особое положение в национальной экономике – его донорская роль для консолидированного бюджета известна. Но ТЭК оказывает и мультипликативное влияние на экономику страны. Расчеты показывают, что каждый рубль дополнительного объема производства в ТЭК обеспечивает рост ВВП на 1,5-1,6 рублей.11 С учетом реальных возможностей государства проводить по отношению к приоритетным отраслям гибкую селективную, структурную, технологическую политику, ТЭК может стать, особенно на этапе вывода страны на траекторию устойчивого экономического роста, решающим фактором повышения эффективности производства в экономике России в целом.

Анализ экономического и финансового состояния естественных монополий, проведенный Счетной палатой РФ в 1999-2003 годах, показал, что эффективность деятельности предприятий госсектора в ТЭК не ниже, а в ряде случае даже выше частных кампаний.12 Так, если среднеотраслевая загрузка мощностей по первичной переработке нефти составляет 67,1% (что само по себе является низкой величиной), то в компаниях с участием государства она составляет: в ОАО «НК «Роснефть» - 83,9%, ОАО «НГК «Славнефть» - 81%. В то же время в ОАО «ТНК» этот покзатель равен 53,6%, в ОАО «НК «ЮКОС» -58,8%, ОАО «Башнефть» - 60,6%. Недозагрузка мощностей НПЗ увеличивает и без того высокие издержки переработки нефти.

4. Сохранение сложившегося положения отраслей ТЭК, как показывает анализ, в процессе решения проблем активизации факторов экономического роста, неизбежно обострит проблему сбалансированности потребления и производства энергетических ресурсов как для решения внутренних задач, так и внешних. Это связано прежде всего с низкой производительностью труда и высокой ресурсоемкостью в реальном секторе экономики, состоянием и темпами развития сырьевой базы ТЭК.

Более того в стране качественно меняется экономика добычи и производства энергоресурсов, в том числе альтернативных, что требует серьезных трансформаций структуры топливно-энергетического баланса и новых подходов к формированию источников инвестиций, потребности в которых в складывающихся условиях во всех отраслях комплекса резко возрастает.

Сырьевую базу нефтегазового комплекса России на современном этапе ее геологического изучения и промышленного освоения составляют 2734 нефтяных, нефтегазовых, газовых и газоконденсатных месторождений, которые открыты в недрах, а также на континентальном шельфе Российской Федерации. Прогнозные ресурсы нефти оцениваются в 44 млрд.т, природного газа – 127 трлн. м³. На долю России приходится 13-15% мировых текущих запасов нефти и газового конденсата и около 35% запасов газа.

Сырьевая база угольной промышленности страны оценивается в 4450 млрд. т – 30% мировых запасов угля. Реально разведано 105 млрд. т. Однако запасы углей распределены весьма неравномерно: свыше 80% всех запасов сосредоточено в Сибири, на долю Европейской части России приходится лишь 10%.

В результате обвального спада геологоразведочных работ, начавшегося в 1992 году, одной из причин которого является та, что государство перестало активно заниматься этой проблемой, разведанные запасы нефти к 2001 году уменьшились в целом по стране на 13%, а в основном нефтедобывающем регионе – Западной Сибири - на 17,5%.

Начиная с 1994 года, наметилась негативная тенденция снижения темпов восполнения ресурсной базы углеводородного сырья. Так, прирост запасов нефти и конденсата не компенсирует объемы их добычи и остается на уровне 200-295 млн. тонн. Это отчетливо видно из данных таблицы 2 – динамики воспроизводства углеводородных ресурсов за 1996-2002 годы. В целом же невосполненная пока потеря добыча нефти за 1994 - 2002 годы превысила 800 млн. тонн.
Таблица 2.

Воспроизводство

углеводородных энергоресурсов в России.





1996г.

1997г.

1998г.

1999г.

2000г.

2002г.

Нефть и газовый конденсат


прирост (млн.т)

% от объема добычи



216,7

72


276

92


232

77


199

65


295

91


260

68

Природный газ


прирост млрд.м³
% от объема добычи

180

30


398

70


338

22


210

35


450

77


447

75



Уголь

прирост (млн.т)


% от объема добычи

590

229


255

104


252

109


250

100


240

100


260

103


Источник: Данные Минэнерго РФ
Доля низкорентабельных запасов нефти возросла с 36% до 55%. Объемы поисково-разведочного бурения нефти за 10 лет уменьшились более чем в 4 раза, а эксплуатационного – в 7 раз, произошло пятикратное сокращение ввода новых скважин. Разведанные запасы нефти за 1997-2000 годы сократились на 613 млн. тонн, а в Западной Сибири - на 528 млн. тонн.

Основные приросты запасов нефти были получены в основном за счет доразведки открытых нефтяных залежей, а также перевода запасов нефти, ранее оцененных – в разведанные. Ввод новых производственных мощностей сократился в 2-5 раз. По существу, в эти годы был упущен важный период подготовки новых регионов к проведению широкомасштабных поисково-оценочных работ, а в дальнейшем – и к разработке промышленных запасов нефти.

Оценка прироста запасов нефти и конденсата промышленных категорий в 2002 году составляет 260 млн. тонн, при добыче 379 млн. тонн, т.е. восполняемость добычи нефти составляет 68%. Таким образом, и в 2002 году продолжалось сокращение текущих разведанных запасов нефти и конденсата.

При сложившейся ситуации с развитием минерально-сырьевой базы, уже к 2010 году можно ожидать, что доля рентабельных при разработке запасов нефти в объеме запасов, числящихся на государственном балансе, может снизиться до 30%. Снижение суммарных текущих запасов нефти угрожает экономической и энергетической безопасности страны, поскольку выбывает наиболее рентабельная часть запасов, которая не может быть в полной мере возмещена новыми приростами.

Между тем «Энергетическая стратегия…» для удовлетворения внешнего и внутреннего спроса не нефть предполагает увеличение ее добычи до 445-490 млн. т в 2010 году и до 450-520 млн.т в 2020 году. Отсюда объективно возникает задача повышения роли государства в расширенном воспроизводстве сырьевой базы нефтедобывающей промышленности, углубления переработке нефти на основе высоких технологий, ресурсо- и энергосбережения как внутри ТЭК, так и в реальном секторе экономики в целом. Энергоэффективность, наряду с необходимостью повышения геологоразведочных работ, становится важнейшим фактором экономических реформ в стране.

Не менее сложные задачи стоят в подотрасли газовой промышленности. По разведанным запасам газа Россия занимает первое место в мире (32% мировых запасов) и обеспечивает до 30% его мировой добычи.

В связи с резким сокращением объемов геологоразведочных работ в 1994 - 2002 годах, прирост запасов свободного газа также не компенсировал его добычу. Это видно и из данных таблицы 3. В результате с 1993 года отмечается тенденция уменьшения запасов свободного газа как в целом по России, так и по основному газодобывающему району – Западной Сибири, что выдвигает проблему сырьевой обеспеченности газовой промышленности России на передний план.

Между тем, обладая почти одной третью мировых разведанных запасов природного газа, Россия, при активной роли государства в создании благоприятного инвестиционного климата в сфере ТЭК, могла бы поддерживать его добычу в течение десятилетий на уровне, удовлетворяющим потребностям внутреннего и внешнего рынков.

5. Очевидно, что оптимально сбалансированным должно быть использование методов и форм прямого и косвенного, в том числе с помощью инструментов рынка, государственное регулирование ТЭК. Не следует преувеличивать стихийной роли рыночных регуляторов. Как показывает анализ отечественной практики структурных изменений в сфере ТЭК - они во многом идут с немалыми потерями. Рыночный механизм, как оказалось, не смог обеспечить решение многих проблем оптимизации пропорциональных и структурных преобразований комплекса. Это обусловлено рядом причин, в том числе:

а) стихийными процессами разгосударствления и формирования энергетического комплекса;

б) различными интересами субъектов рынка и общества в целом в переходный период развития экономики;

в) несогласованностью подходов к ценообразованию в различных подотраслях ТЭК (нефтегазовый сектор, электроэнергетика, угольная промышленность и др), других естественных монополиях и социальной сфере страны.

К сожалению, государство не смогло оказать своего активного влияния на решение проблем, связанных с развитием сырьевой базы страны, фактически устранилось от контроля за выполнением законодательных норм и нормативов и управлением государственным фондом недр.

Рассматриваемый период совпал с введением законодательных актов по вопросам недропользования - «О недрах» и «О соглашениях о разделе продукции». В основе указанных законов заложен принцип совместного и платного пользования недрами, лицензионного порядка предоставления недр в пользование и расчетов с государством на основе соглашения о разделе продукции (СРП). Предполагалось, что законы будут способствовать активному притоку инвестиций (в том числе иностранных) в поиск и разведку нефти, способствовать высоким темпам развития сырьевой базы и подготовки запасов к эксплуатации.

Финансирование воспроизводства минерально-сырьевой базы (ВМСБ) нефтегазового комплекса осуществлялось из федерального бюджета в объемах 50-60 млрд. руб. в год из целевого бюджетного фонда воспроизводства минерально-сырьевой базы (ВМСБ). Однако в 2001 году этот целевой бюджетный фонд был упразднен, имея в виду, что в рыночных условиях – это проблема не государства, а недропользователей. Однако практика выявила, что большинство нефтяных компаний оформляют лицензии лишь на добычу природного сырья и редко берет на себя риск поиска и разведки ее запасов, что негативно сказалось на темпах развития сырьевой базы и еще более усложнило проблему пополнения сырьевых запасов страны.

Кроме того, проводимая с 2000 года реформа налогообложения не только не усилила, а наоборот ослабила рентный характер бюджетно-налоговой системы. Были отменены плата за недра, отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы, платежи за загрязнение окружающей среды. Роль рентных платежей, взимаемых государством-собственником природных ресурсов, еще более снизилась и фактически сведена к нулю.

Вместо рентных платежей был введен единый налог на добычу полезных ископаемых, не дифференцированный по месторождениям. При этом природная рента – сверхприбыль, получаемая нефтяными компаниями благодаря уникальным свойствам месторождений полезных ископаемых, остается у недропользователей, хотя собственником недр является государство.

Все вышеприведенные меры привели к тому, что объемы геологоразведочных работ в основных нефтедобывающих регионах России упали в 1,5-1,8 раза, прирост промышленных запасов нефти с газовым конденсатом резко снизился.

Так, если в 2001 году общий объем финансирования геологоразведочных работ на нефть и газ на территории Российской Федерации составлял 46198,4 млн. рублей, то в 2002 году он сократился на 31,2% и составил 31766,2 млн. рублей.

Оценивая потребности страны в разведанных запасах, степень восполнения сырьевой базы и возможные уровни добычи нефти на перспективу, необходимо иметь в виду сложившуюся тенденцию ухудшения качественной структуры разведанных запасов. Это происходит, в частности, вследствие возрастания в них доли трудноизвлекаемых запасов.

Особенно остро эти факторы сказываются в газовой промышленности, где за ближайшие 15-20 лет добыча газа на основных разрабатываемых месторождениях снизится из-за исчерпания запасов на 75-80%, а освоение новых месторождений, расположенных в экстремальных природных условиях, требует кратного роста инвестиций, увеличения затрат на добычу и транспортировку газа.

Таким образом, ресурсный потенциал добывающих субъектов Российской Федерации уже недостаточен для воспроизводства экономически эффективных в разработке запасов, требует новых подходов к инвестиционной деятельности.

6. Активизация процесса совершенствования государственного регулирования ТЭК возможна при условии радикального улучшения действующего российского законодательства и, в первую очередь, системы налогообложения нефтедобывающей отрасли, которая ориентирована на налогообложение высокодебитных месторождений и не учитывает объективно обусловленного роста издержек добычи по мере уменьшения дебитов скважин и роста обводненности.

Для преодоления сложившейся ситуации считали бы целесообразным разработать единый пакет соподчиненных законодательных и нормативных актов, обеспечивающих:

- гибкое (стимулирующее) налогообложение в части эксплуатации истощенных запасов, ввод в разработку трудноизвлекаемых запасов с помощью новых технологий;

- ввод в эксплуатацию бездействующих, законсервированных и контрольных скважин;

- применение высокотехнологичных методов повышения нефтеотдачи пластов.

Так, на наш взгляд, разработка и принятие федерального закона «О налоговом режиме добычи нефти из низкопродуктивных участков недр» позволит стимулировать развитие нефтедобывающей отрасли. Если не ввести льготы по налогам для низкорентабельных месторождений, то можно ожидать, что не менее чем на трети действующих месторождений добыча нефти может прекратиться, при этом пополнится и так достаточно высокий объем «замороженных» месторождений, который может возрасти до 50% от распределенного фонда участков недр.

В содержательном плане совершенствование законодательной базы должно быть подчинено неотложной практической реализации системы рентных платежей, которая наиболее полно учитывала бы геолого-экономические особенности месторождений. Механизм изъятия природной ренты мог бы предусматривать дифференциацию поступлений в бюджет в зависимости от уровня рентабельности разрабатываемого пользователем недр конкретного месторождения.

Наряду с этим, для изменения сложившейся ситуации с состоянием минерально-сырьевой базы в нефтегазовом комплексе страны и повышения роли государства в регулировании структурных преобразований в сфере ТЭК было бы целесообразно:

- усилить полномочия и ответственность государственных органов, отвечающих за количественную и качественную оценку запасов углеводородного сырья при постановке их на государственный баланс;

- усилить контроль исполнительных органов за выполнением основных условий лицензий на пользование недрами, использования новейших технологий, повышения коэффициента извлекаемости сырья и углубленной его переработки;

- сформировать единую законодательную базу в области недропользования в части стимулирования эффективного выполнения геологоразведочных работ за счет собственных средств нефтяных компаний, увязав их с объемами извлечения сырья; законодательно закрепить штрафные санкции за невыполнение сроков и объемов работ, определенных в лицензионных соглашениях;

- создать благоприятные условия для привлечения инвестиций, направленных на повышение извлекаемого потенциала ресурсов нефти из разрабатываемых месторождений и снижения издержек производства при добыче природного сырья.

7. Особой заботой государства за последние годы становится атомная энергетика. Это обусловлено тем, что многофакторный и многоцелевой анализ оптимизации топливно-энергетического баланса на перспективу определяет целесообразность покрытия увеличения потребности в электроэнергии как для внутренней экономики страны, так и расширения экспортных возможностей в значительной степени за счет ее выработки атомными электростанциями (особенно в Европейской части).

Это связано с многими объективными процессами и особыми возможностями России. Прежде всего Россия обладает ресурсами урана достаточными как минимум для четырехкратного увеличения мощности энергопроизводства (без учета топлива из демонтированных объектов специального назначения). Возможности стать нетто-экспортером урана и ядерного топлива позволяет интенсифицировать ядерные программы на собственной инвестиционной базе.

Основные направления развития атомной энергетики страны определены в Стратегии развития атомной энергии в первой половине ХХ1 века и в Подпрограмме «Безопасность и развитие атомной энергетики Российской Федерации на 2002-2005 годы и на перспективу до 2010 года» Федеральной целевой программы «Энергоэффективная экономика». 13

«Энергетической стратегией…» предполагается увеличение выработки электроэнергии на АЭС со 130 млрд. кВт/ч в 2000 году (140 млрд. кВт/ч в 2002г.) до 195 мрлд. кВт/ч в 2010г. и до 300 млрд. кВт/ч к 2020 году. В результате доля производства электроэнергии на АЭС возрастет от 16% в 2000 году до 23% к 2020 году.

При сценарии более быстрого экономического роста, чем это заложено в «Энергетическую стратегию…» (прирост ВВП 5-6% в год), начало которому положит удвоение ВВП в ближайшие 10 лет, объемы ввода АЭС на основе реакторов на тепловых нейтронах с уран-ториевым циклом, реакторов на быстрых нейтронах и модульных газовых реакторов с гелиевыми теплоносителями, могли бы ворасти как минимум в 4 раза.

8. Положение России в мировой экономике в условиях ее глобализации остается двойственным: с одной стороны, под влиянием роста внутренних потребностей в валютных ресурсах Россия заинтересована в наращивании экспорта энергоресурсов. В этом заинтересованы и их импортеры. С другой стороны, невоспроизводимость и незаменимость ресурсов ТЭК в условиях усиления напряженности баланса их производства и потребления в перспективе требует ограничения экспорта энергоресурсов и первичного сырья, существенного повышения энергетической эффективности экономики, что предполагает осуществление крупномасштабных инвестиций. При этом инвестирование в сферу ТЭК в стратегическом плане должно исключать усиление контроля над формированием ее потенциала со стороны иностранного капитала.

К сожалению, должное внимание разработчиков программных документов к задаче выработки специфически отраслевых, внутриотраслевых и внешнеэкономических подходов к регулированию инвестиций, как показывает анализ, пока отсутствует. Это касается и ТЭК, совершенствование инвестиционной политики в котором особенно значимо.

9.Совершенствование механизма государственного регулирования развития ТЭК должно быть комплексным, иметь системный характер. Только комплексное решение вопросов наращивания сырьевого потенциала ТЭК и достижения конечных результатов в экономике позволит решить сложные внутренние и внешние задачи, стоящие перед государством в условиях глобализации мировой экономики. Необходимая комплексность, однако, не обеспечена. Это проявляется по ряду позиций.

В «Энергетической стратегии….» предполагается, что для сочетания благоприятных внутренних и внешних социально-экономических условий и факторов экономического роста (оптимистический вариант) добыча нефти должна составить порядка 490 млн. т в 2010 году и возрасти до 520 млн. т к 2020 году, или увеличиться в 1,5-1,6 раза по сравнению с 2000 годом. Если, как показывают наши расчеты, удвоения ВВП в течение ближайших 10 лет (темпах прироста ВВП не менее 7,15% в год) экономика достигнет уровня 1989 года в 2007 году, то даже при оптимистическом сценарии социально-экономического роста, заложенным Минэкономразвития России на среднесрочную перспективу и принятым в «Энергетической стратегии…» за основу при расчетах добычи нефти, Россия достигнет максимальной добычи 1987 года (569 млн.т) далеко за пределами 2020 года. При этом, как показывают расчеты, в зависимости от темпов и направления развития мировой экономики, конъюнктуры цен на нефть, перспектив вовлечения в производство новых месторождений экспорт российской нефти может изменяться от 140 до 310 млн.т в год.

На мировом рынке угля Россия занимает восьмое место В начале 90-х годов экспорт российского угля сократился более чем в два раза, с 1994 года начал постепенно расти, достигнув в 2002 году 38,9 млн. т. Это связано с активизацией угледобывающих компонентов на европейских и азиатских рынках, где Россия исторически имеет транспортное преимущество.

В «Энергетической стратегии…» предполагается рост добычи угля с 258 млн.т в 1,45-1,7 раза к 2020 году (по умеренному и оптимистическому сценарию социально-экономического развития страны и внешнеэкономической деятельности). При этом только при оптимистическом варианте социально-экономического развития страны в 2018 году будет достигнут уровень добычи 1988 года – 425 млн.т; при умеренном варианте – за пределами прогнозного периода.

Дальнейшее наращивание экспортного потенциала связано с повышением качества углей, производительности, пропускной способности российских портов, использованием судов, обладающих большой грузоподъемностью, а это, вполне естественно, требует значительных инвестиций.

Россия является экспортером электроэнергии как в дальнее зарубежье, так и в страны СНГ. В 1999 году экспорт достиг 22,5 млрд. кВт/ч, что составило 2,7% от общего объема производства. В страны Европы экспортируется примерно 5 млрд. кВт/ч, или 22% общего объема производства электроэнергии.

«Энергетической стратегией….» планируется объем электроэнергии на экспорт увеличить к 2010 году до 35 млрд. кВт/ч, большую часть которой предполагается направить в Западную Европу. Однако здесь уже существует достаточное количество генерирующих мощностей, что делает потребность в импорте электроэнергии из России весьма проблематичным. Но решение этой задачи невозможно без крупных инвестиций.

10. Структурные преобразования в сфере ТЭК, как составной части единого комплекса страны, на данном этапе могут оптимально развиваться в русле целей, принципов и задач, сформулированных в разделах государственной инвестиционной политики, создания благоприятного предпринимательского и инвестиционного климата, государственной политики в области науки, изложенных в «Основных направлениях социально-экономического развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу».14 К ним, в частности, относятся: государственные инвестиции и государственные гарантии коммерческого кредитования приоритетных проектов в сфере ТЭК, выделение объектов ТЭК общефедерального значения, в том числе связанных с поддержанием национальной экономической безопасности, бюджетное финансирование НИОКР и содействие формированию рыночной инфраструктуры по обслуживанию НИОКР, льготные кредиты и содействие малому инновационному предпринимательству, обеспечение инвестиционно-иновационной деятельности основных хозяйственных структур ТЭК и, наконец, целый комплекс мер энергетической дипломатии.

11. Основной проблемой комплексного развития сферы ТЭК остается недостаточный объем инвестиций. Период благоприятной мирохозяйственной конъюнктуры, обусловленный высокими мировыми ценами на нефть и исключительную прибыльность ее экспорта, пока максимально эффективно не используется для решения приоритетных инвестиционно-воспроизводственных проблем развития ТЭК.

Результаты выполнения федеральной целевой программы «Топливо и энергия» на 1996-2000 годы, на которую возлагалась задача стабилизации нефтегазового комплекса и модернизации предприятий нефтеперерабатывающей промышленности, оказались крайне низкими.

Программа не стала основным механизмом реализации энергетической стратегии России. Суммарные фактические затраты за 1996-2000 годы по 19 подпрограммам составили 410 млрд. рублей в ценах 2000 года, или 21% от предусмотренных объемов инвестиций.

Между тем основные фонды нефтяного комплекса имеют высокую степень износа. Динамика степени износа оборудования в отраслях сферы ТЭК приведена в таблице 3.

Таблица 3.



Степень

износа оборудования в сфере ТЭК

(%)




1995г.

2000г.

Нефтедобывающая промышл.

51

61

Нефтеперерабатывающая пром.

75

80

Газовая промышленность

59

73

Угольная промышленнсть

52

64

Электроэнергетика

58

63

Источник: Данные Минэнерго РФ.

Как видно из данных таблицы 4, износ активов энергетического сектора весьма высок. Амортизировано более чем 50% оборудования в нефтедобыче, в нефтепереработке этот показатель достиг 80%, в газовой промышленности – 70%. Более 50% магистральных нефтепроводов эксплуатируются свыше 25 лет при нормативе 30 лет, 13% газопроводов используются свыше 30 лет, 20% -20-30 лет, 35% - 10-20 лет. Все это чревато угрозой техногенных катастроф.

За последние годы переработка нефти на росских нефтеперерабатывающих заводах (НПЗ) и производство различных видов моторного топлива сократилось почти вдвое, а продукции нефтехимии – в 7 раз. Среднеотраслевая загрузка мощностей по переработке нефти составила 57% вместо рационального значения – 80-85%; средняя глубина ее переработки на отечественных НПЗ не превышает 65%, тогда как в США она равна 90%. Все это приводит к высоким издержкам производства, уменьшает среднюю цену нефтепродуктов, получаемых в расчете на тонну нефти.

Деградация основных фондов предприятий отрасли существенно влияет на темпы ввода новых месторождений нефти. Это вызвано тем, что разведочное бурение и обустройство новых нефтяных месторождений являются весьма капиталоемкими операциями. Так, разработка одного месторождения с запасами нефти от 100 до 300 млн. тонн требует инвестиций в размере 2-3 млрд. долларов США, с длительным циклом окупаемости - от 5 до 7 лет.

Отрасли ТЭК были и остаются самыми капиталоемкими, на их долю в 2001- 2002 гг. приходилось 28-30% инвестиций в основной капитал.15

В 2002 году объем инвестиций в основной капитал за счет всех источников финансирования в сфере ТЭК достиг 346,9 млрд. рублей и составляет 25,5% всех вложений по России в целом, хотя они к уровню 1990 года и составляют чуть более 45,0%.16

Основным источником инвестиций в нефтяном комплексе продолжают оставаться собственные средства. Их доля, включая заемные средства, доходит до 90%, из которых более 3/4 приходится на амортизацию и 1/8 часть – на прибыль. Государственное финансирование развития крупных энергетических проектов снизошло на нет и вряд ли это правомерно не только с точки зрения внутренних потребностей страны, но и внешнеэкономических. Низкий уровень иностранных инвестиций также свидетельствует о непривлекательности российского инвестиционного климата.

Государственное регулирование комплексных инвестиций в ТЭК, как нам представляется, предполагает, что именно государство призвано определять и обеспечивать приоритетность обновления технологически взаимосвязанные производства, которые способны приносить наибольший доход в краткосрочной перспективе. В последующем государство должно перераспределять его в направлении активного инвестирования наукоемких производств, которые во втором цикле (волне) облегчат научно-технологические преобразования всех сфер экономики.

Расчеты, произведенные автором, показывают, что за пределами 2005 года экономический рост в России невозможен без значительного ввода новых мощностей и кардинального обновления производственного аппарата в сфере ТЭК как ключевой сферы проведения экономических реформ страны. Уже на первом этапе – 2001-2005 годы - следует обеспечить максимально возможное увеличение капитальных вложений, чтобы к началу следующего пятилетия величина валового накопления основного капитала в используемом ВВП достигла как минимум 30% (в 2000г. она была равна 17%).

Прогноз потребностей в инвестициях в сферу ТЭК России, произведенный Минэнерго РФ с учетом внутренних и внешних особенностей развития экономики страны до 2020 года, приведен в таблице 4.


Таблица 4.

Потребность в инвестициях

в российском энергетическом секторе

(млрд. долларов США)







2000г.

(факт)


2002г.

(факт)


2001-2005гг.

2006-2010гг.

2011-2020гг.

Всего

2001-2020гг.



Нефтяная пром.

5,5

6,9

28-32

34-43

98-122

160-197

Газовая пром.

1,8

2,3

34-35

37-39

94-98

165-172

Угольная пром.

0,3

0,5

2,5

4,5

11,2

18,2

Электроэнергет.

1,5

2,2

18-19

25-42

105-156

148-217

Общая потребность

в инвестициях



9,1

11,9

89-98

110-148

350-455

520-697

Источник: Россия в цифрах 2003. Краткий статистический сборник. М., 2003,с.324, 326, 391. Использованы также данные Минэнерго РФ. В общей потребности прогноза учтены инвестиции в нетрадиционные источники энергетики, теплоснабжение и энергосбережение.

В крупном плане реализация инвестиционной стратегии в сфере ТЭК России в условиях глобализации экономики должна обеспечить решение следующих задач:



  • сохранение наиболее ценных элементов накопленного научно-технического потенциала и использование его для комплексного развития топливно-энергетической сферы;

  • развитие и использование сравнительных конкурентных преимуществ российской природно-сырьевой базы ;

  • преодоление сложившихся деформаций в отраслевой, внутриотраслевой и производственной структуре, выражающихся в техническом и технологическом отставании отечественных основных фондов в сфере ТЭК;

  • насыщение внутреннего рынка продукцией отрасли в соответствии с объемами и структурой спроса;

  • создании собственной ниши на мировом рынке.

Как видно из приведенных в таблице 4 данных, потребности страны в инвестициях в сферу ТЭК до 2020 года составляют от 520 до почти 700 млрд. долларов США. Если учесть фактические вложения в сферу ТЭК за 2001 и 2002 годы в объеме 23,7 млрд. долларов США, то на оставшиеся до 2006 годы, чтобы оставаться в рамках расчетных потребностей в инвестициях в сферу ТЭК для обеспечения экономического роста страны, необходимо увеличение вложений как минимум в два раза. Расчеты же прогнозных потребностей сделаны исходя из темпов экономического роста (прирост ВВП 5-6 % в год) никак не обеспечивающего экономического прорыва экономики России в условиях глобализации. Если даже ориентироваться на среднегодовой прирост ВВП в 7,15%, обеспечивающего его удвоение в ближайшие 10 лет, то объемы инвестиций должны быть увеличены не в два раза, а значительно.

12. Важнейшим принципом комплексного подхода к осуществлению структурной перестройки экономики России в рыночных условиях и ее базовых составляющих, к которым относится ТЭК, является обеспечение перелива капитала. Но только через участие государства в разработке и внедрении инвестиционных и инновационных решений на всех уровнях может быть реализована политика государственных приоритетов в сфере ТЭК (геологоразведка, энергосбережение, комплексность обогащения и глубины переработки природного сырья, развитие НИОКР, высокотехнологичные стадии воспроизводственных процессов в ТЭК).

Этому во многом способствовало бы введение существенных налоговых преференций для инвесторов, которые должны обрести сильные (перекрывающие опасения, связанные с наличием инвестиционных рисков) стимулы к вложению средств в сферу ТЭК.

С учетом сформулированных выше положений в среднесрочной перспективе и на период до 2020 года основными задачами структурной политики государства в сфере ТЭК должно стать:

- увеличение инвестиционного потенциала предприятий ТЭК и доведение объемов инвестиций до уровня, достаточного для активного обновления физически и морально изношенных основных фондов;

- повышение инновационной активности и опережающее развитие высокотехнологичных направлений в подотраслях (сегментах) комплекса;

- государственный контроль деятельности естественных монополий, предприятий-монополистов и ФПГ, оптимизация государственной составляющей в комплексе при росте в нем эффективности управления государственным имуществом;

- повышение эффективности естественных монополий путем обеспечения большей информационной прозрачности и ужесточения контроля за их издержками;

- формирования конкурентной среды и обеспечения равного доступа к транспортным сетям.

Радикальное улучшение активного государственного регулирования структурных преобразований ТЭК в условиях глобализированной экономики должно исключать всеобщее и повсеместное вмешательство государства в дела хозяйствующих субъектов на основе не апробированных практикой теоретических схем, ведущих порой к гипертрофированному разрастанию государственного аппарата.




1 См. Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. В сб.: Антология экономической классики". В 2-х томах.Т.2.-М.: "Эконов", 1993, с.367.

2 Там же, с.430

3 Там же, с.430.

4 Реформы глазами американских и российских ученых (Под ред. акад. О.Богомолова). М., «Росс. экон. журнал», Фонд «За экон. грамотность», 1996, с.68.

5 См.: К сравнению эффективности функционирования государственных и частных предприятий. // Российский экономический журнал, 2001, № 3, с. 93-96.

6 Пороховский А. Россия на пути оптимизации экономической роли государства. Российский экономический журнал. 2002, № 5-6, с.86.

7 См.: Роль государства в становлении и регулировании рыночной экономики. Материалы научно-практической конференции. М.,1998; Государственное регулирование экономики в современных условиях (Отв. ред. И.И.Столяров). М., 2001; Абалкин Л.И. Россия: поиск сомоопределения. М., «Наука», 2002; Пороховский А.А. Вектор экономического развития. М., ТЕИС, 2002; Абдуллаев Н.А. Государственный сектор экономики переходнрго периода. М., «Финансовый контроль», 2003.

8 См.: Энергетическая стратегия России на период до 2020 года. М., 2003, с.38-41.

9 Там же, с.41.

10 Нефтяной комплекс России. Москва. 2002. Изд. «Финансовый контроль», 2002, с.12.

11 См.: Промышленность России. 2000, № 12, с.36.

12 Об экономическом и финансовом состоянии естественных монополий. Аналитическая записка. Бюллетень Счетной палаты РФ, М., 2003, № 7.

13 См. также: Федеральный справочник. М.: «Родина-ПРО», 2003,с. 387-388.

14 См.: Основные направления социально-экономического развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу. М., Минэкономразвития РФ, 2001.

15 Россия:экономическая конъюнктура. М.,2003.Выпуск 2.,с.113.


16 Россия в цифрах 2003. Краткий статистический сборник. М., 2003, с.324,326.


Смотрите также:
Государственное регулирование структурных преобразований в тэк в условиях глобализации мировой экономики
379.16kb.
1 стр.
Эволюция стратегий деятельности транснациональных банков в условиях глобализации мировой экономики 08. 00. 14 Мировая экономика
318.85kb.
1 стр.
Теоретическое вопросы устойчивого развития экономики россии в условиях глобализации
213.41kb.
1 стр.
Урок обществознания «Государственное регулирование экономики»
146.69kb.
1 стр.
Учебная программа по учебной дисциплине: «Конкурентоспособность национальной экономики»
122.35kb.
1 стр.
Системный анализ комплексной эффективности и оптимизация функционирования региональной энергетической системы в условиях структурных преобразований
342.23kb.
2 стр.
Инвестиционный климат
90.46kb.
1 стр.
Проблемы включения рынков строительных услуг стран европейского союза в систему мирохозяйственных связей в условиях глобализации
299.83kb.
1 стр.
Процесс перехода общества из постиндустриального в информационное в условиях глобализации мировой экономики
127.75kb.
1 стр.
Вопросы к экзамену по дисциплине «государственное регулирование экономики»
17.25kb.
1 стр.
О экологии туризма на Западном Кавказе в условиях глобализации
107.29kb.
1 стр.
Семинар «Актуальные проблемы экономики невозобновляемых ресурсов»
188.4kb.
1 стр.