Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4

ДОКЛАД
О ПОЛОЖЕНИИ С ПРАВАМИ ЧЕЛОВЕКА
В МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ В 2009 ГОДУ

ВВЕДЕНИЕ

Составитель доклада


Общественная региональная организация «Кольская Ассоциация женщин-юристов»

Адрес: г. Мурманск, Театральный бульвар, д. 6, кв. 7, e-mail: kawlirin@online.ru

Основные направления деятельности – защита и мониторинг соблюдения прав человека, просвещение в области прав человека, деятельности Европейского Суда по Правам Человека, мониторинг прав человека, юридическое сопровождение судебного и внесудебного ведения дел по защите прав человека, содействие развитию институтов гражданского общества, народной дипломатии.

Создана в 1995 году, ИНН 5191113097

Зарегистрирована Управлением юстиции Администрации Мурманской области 18 января 1996 г.

Свидетельство о регистрации № 432

ОГРН 1025100871179. Дата регистрации 26.12.2002 г.

Руководитель – Ирина Пайкачёва

В подготовке данного доклада принимали участие партнерские правозащитные организации, входящие в Мурманский Региональный Правозащитный Совет: Комитет солдатских матерей Мурманской области, Мурманский Мемориал, ХБО «Друзья осужденных», ОРО «Дети Чернобыля», Ассоциация общественных наблюдателей Мурманской области; Общественная наблюдательная комиссия по контролю за обеспечением прав человека в местах лишения свободы Мурманской области;

в предоставлении материалов участвовали: Кировско-Апатитский Мемориал, Кризисный центр «Алла», ОРО «Зелёная ветвь»; «Природа и молодежь», «Гуманистическое движение молодежи»; «Еда вместо бомб», Движение «Солидарность»;

правозащитники: Любовь Булаева, Людмила Григорьева, Анжела Елькина, Юрий Игнатьев, Андрей Капитонов, Анжела Карпенко, Вячеслав Пайкачёв, Глеб Пайкачёв, Ольга Смоленчук, Евгений Уткин;

экологи и молодежь: Александр Друк, Татьяна Кульбакина, Виталий Серветник, Наталья Степакова;

представители коренного малочисленного народа Мурманской области саами: Лариса Авдеева, Александра Артиева, Нина Афанасьева, Андрей Данилов, Александр Кобелев, Иван Матрехин, Анна Прахова, Валентина Совкина.

Краткая характеристика субъекта Российской Федерации

Мурманская область расположена на северо-западе европейской части России, ее площадь 144,9 тысячи квадратных километров. Наибольшая протяженность с запада на восток – около 550 километров, с севера на юг - 400. Почти вся территория лежит за Северным Полярным кругом и располагается на Кольском полуострове. Население МО на 01.09. 2009г. – 845,2 тыс. чел., удельный вес городского населения: 91,5 %. Коренным малочисленным народом России в Мурманской области официально является народ саами – 1791 человек.

На I квартал 2009 года: прожиточный минимум в расчёте на душу населения составлял 7482 рубля для трудоспособного населения – 7729 рублей, для пенсионеров – 6287 рублей, для детей 7431 рубль. Зарплата средняя, руб. – 25700, что на 13,5% превышает показатель прошлого года.

Трехсторонним соглашением от 9.12.2009г. минимальная заработная плата с 1 января 2010 г. установлена в размере 7903 руб.

Мурманская областная Дума, состоит из 32 депутатов, председатель Мурманской областной Думы Никора Евгений Викторович избран 26 марта 2007 года.

Губернатор Мурманской области с марта 2009 г. Дмитриенко Дмитрий Владимирович.

Председатель Мурманского областного суда: Пивцаев Игорь Николаевич.

Политическая ориентация избирателей:



результаты выборов в МОД в декабре 2007 г. и в ГД в декабре 2006 г. по Мурманской области:


Партии

МОД

ГД

1.Политическая партия «Аграрная партия России»




8777 2.13%

2.Всероссийская политическая партия «Гражданская Сила»




6610 1.61%

3.Политическая партия «Демократическая партия России»




589 0.14%

4.Политическая партия «Коммунистическая партия Российской Федерации»

37958 17.47%

45811 11.14%

5.Политическая партия «СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ»




2791 0.68%

6.Политическая партия «Партия социальной справедливости»




1191 0.29%

7.Политическая партия «Либерально-демократическая партия России»

27353 12.59%

53267 12.96%

8.Политическая партия «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ: РОДИНА/ПЕНСИОНЕРЫ/ЖИЗНЬ»

35157 16.18%

48161 11.71%

9.Политическая партия «ПАТРИОТЫ РОССИИ»

10952 5.04%

4762 1.16%

10.Всероссийская политическая партия «ЕДИНАЯ РОССИЯ»

91663 42.19%

226582 55.11%

11.Политическая партия «Российская объединенная демократическая партия «ЯБЛОКО»

6396 2.94%

8093 1.97%

Общая оценка ситуации с правами человека в Мурманской области в 2009 году


В Мурманской области отсутствует официальная региональная статистика по правам человека: нет официальных региональных докладов и официального мониторинга соблюдения прав человека. Результаты настоящего независимого мониторинга позволяют сделать вывод о том, что ситуация с правами человека в нашей области, по сравнению с 2008 г. не только не улучшилась, но стала еще сложнее.
В области нет регионального уполномоченного по правам человека, возможность его избрания продолжает оставаться лишь продекларированной нормой Устава Мурманской области (п. 4 ст. 20), отсутствует соответствующий закон Мурманской области, устанавливающий правовой статус регионального уполномоченного по правам человека.
В последние годы приходится констатировать свертывание и ранее немногочисленных и слабых демократических институтов гражданского общества. В 2008 году Постановлением Губернатора Мурманской области от 01.09.2008 г. № 116 – ПГ «О формировании общественной палаты Мурманской области» была создана общественная палата Мурманской области, заменившая Мурманское областное общественное собрание. В общественную палату Мурманской области треть представителей общественных организаций (15 человек) назначается Губернатором, еще одна треть избирается Мурманской областной Думой, оставшаяся часть – сформированными 2/3 членов палаты. К сожалению, в 2009 году она не стала открытой публичной площадкой для обобщения регионального мониторинга прав человека, в том или ином виде проводимом общественными организациями.

.

В Мурманской области создана и с момента вручения мандатов 12 марта 2009 г. действует общественная наблюдательная комиссия (ОНК), образованная в порядке, установленном Федеральным законом от 10.06.2008 № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». Комиссия состоит из 4 человек. В ее состав вошли представители региональных правозащитных организаций: Хибинское общество Мемориал и Мурманский Мемориал, Мурманский областной комитет солдатских матерей, Кольская ассоциация женщин-юристов. Председателем комиссии избрана Пайкачева Ирина Владимировна. Организации, сформировавшие ОНК, а также представители общественной организации «Дети Чернобыля» (руководитель Булаева Любовь Николаевна) и христианской благотворительной организации «Друзья осужденных» (руководитель Григорьева Людмила Федоровна) создали Мурманский региональный Правозащитный Совет, который работает на базе Мурманского областного комитета Солдатских Матерей (Руководитель Игнатьев Юрий Викторович, имеется помещение по ул. Володарского,4, на 3-4 рабочих места). Факт начала действия общественной наблюдательной комиссии и вручение мандатов ее членам на заседании Общественной Палаты Мурманской области местные СМИ обошли стороной.


Единственным коренным малочисленным народом России в Мурманской области официально является народ саами. 14 декабря 2008 г. на Первом Съезде саамов Мурманской области впервые в современной истории был избран единый независимый представительный орган народа саами – Совет уполномоченных представителей саамов Мурманской области. Совет состоит из 9 человек. В него были избраны руководители самых многочисленных саамских общественных организаций, общин, национально-культурных автономий. Руководителем Совета избрана Совкина Валентина Вячеславовна. Этот Совет своими историческими корнями уходит в существовавший на Кольском полуострове еще до революции 1917 года саамский Суйм/Соббарь. В своей современной основе Совет соотносит свою деятельность с существующими в Швеции, Финляндии и Норвегии Саамскими Парламентами. Постановлением Правительства Мурманской области от 11.02.2009 N 57-ПП (ред. от 01.09.2009) был назначен Совет представителей коренных малочисленных народов Севера при Правительстве Мурманской области, являющийся альтернативным избранному съездом органом.
В 2007–2009 годах проходили акции правозащитных организаций, которые были отражены в СМИ (журналисты Ольга Зайцева, газета «Полярная Правда» и др.) в отношении ограничения права граждан на доступ к правосудию и открытому разбирательству дела во всех судах (ст. 123 Конституции РФ). Это положение Конституции нарушается официально не опубликованными Правилами поведения граждан в суде, которые размещены на информационных стендах судов Мурманской области. Выдержка из этих правил размещена, в частности, прямо на входной двери в помещение Ленинского районного суда г. Мурманска и извещает посетителей о том, что проход в помещение суда осуществляется по судебной повестке. На практике в 2009 г. ситуация с доступностью судов выглядела следующим образом: судебные приставы, в отличие от прошлых лет, хотя и спрашивали у посетителей о наличии у них судебной повестки, но, как правило, допускали граждан в здание суда и при отсутствии таковой. Суды чаще стали принимать меры для допуска на судебное заседание всех посетителей, желающих присутствовать на нем, а не ограничиваться числом посадочных мест в зале заседания (что нередко случалось в прошлые годы). Реальной стала возможность присутствия посетителей на выездных заседаниях суда, проходящих в местах лишения свободы. Развивается система дистанционного рассмотрения судами Мурманской области дел осужденных, находящихся в местах принудительного содержания.
С 2005 г. в Мурманской области имеется возможность нетравмирующего опроса детей и подростков – несовершеннолетних жертв и свидетелей насилия. В отделении милиции № 1 по городу Мурманску (Ленинский округ) благодаря спонсорской помощи российского представительства международной организации «Спасем Детей» (Норвегия) оборудовано специальное, разделенное перегородкой с двухсторонним стеклом и снабженное видеокамерами помещение. В подобных помещениях специалисты по работе с детьми, после всестороннего предварительного выяснения вопросов среди всевозможных ведомств и правоохранительных структур, которые имеются к ребенку в связи с совершенным в отношении него насилием, задают эти вопросы ребенку практически «в присутствии» всех заинтересованных сторон, допущенных правоохранительными органами к опросу несовершеннолетнего. Такая процедура позволяет исключить необходимые в подобных случаях многочисленные опросы/допросы ребенка. И, хотя случаи насилия, в том числе сексуального, имели место, данное помещение в указанных целях использовано не было, что могло привести к неоправданной психологической травме детей и нарушению их прав.
Права несовершеннолетних правонарушителей, в том числе находящихся в спецучреждениях Мурманской области, зачастую нарушаются непредставлением им в предусмотренных законом случаях бесплатной квалифицированной юридической помощи (адвоката).
Нужно отметить, что в последние годы в регионе практически не наблюдается деятельность организаций националистского толка, изменилась в целом на толерантную риторика политиков и общественных деятелей, которые ранее были более склонны к националистическим и «антиконфессиональным» высказываниям.
Нельзя сказать, что в регионе отсутствует межконфессиональное противостояние. В областном центре сталкивались с трудностями при выборе места для строительства своего храма или молельного дома мусульмане, Свидетели Иеговы, евангелисты, но не РПЦ. Продолжается препятствование в строительстве храма евангелистов-пятидесятников Кольского Христианского Центра. Эта группа верующих подвергается постоянным нападкам: в почтовые ящики жителей в районе строительства храма опускаются листовки, содержание которых население воспринимает как негативное в отношении верующих этой конфессии. В 2009 году Первомайским районным судом Мурманска рассматривался иск евангелистов-пятидесятников, ставивших вопрос о разжигании религиозной розни. Ответчиками были один из сторонников православной церкви и журналист мурманского регионального выпуска газеты «Аргументы и факты». Эта газета и в предыдущие годы публиковала материалы, которые верующими нетрадиционных конфессий и неагрессивно настроенным населением воспринимались как выражение ненависти и вражды. Положительным моментом в жизни региона является то, что в областном центре построен и начал свою деятельность католический храм. Продолжается активное строительство в регионе православных храмов.
Сложной остается ситуация с проведением в областном центре пикетов и митингов. В Мурманске – областном центре, как и в других городах области, отсутствуют требуемые действующим законодательством «нормы заполняемости» потенциальных мест проведения публичных акций. Должностные лица администрации города Мурманска, как правило, не соглашаются с заявляемыми организаторами местами проведения акций, особенно протестных, продолжая «маневры» с местами проведения публичных акций. УВД Мурманской области и главой местного самоуправления города Мурманска периодически издаются нормативные акты, не соответствующие Конституции РФ, незаконно ограничивающие права граждан на проведение публичных акций. На эти нормативные акты ссылаются представители власти, ставя препятствие в проведении публичного мероприятия, заявленного в уведомительном порядке его организаторами. Следствие этому – многочисленные задержания в г. Мурманске участников публичных акций в 2009 году. Насчитывается более десятка случаев задержаний участников различных публичных акций. Положительные изменения в этом вопросе наметились к концу 2009 года. По инициативе молодежных («Гуманистическое движение молодёжи», руководитель Наталья Степакова; «Природа и Молодежь», руководитель Виталий Серветник) и правозащитных («Мурманский Мемориал», исполнительный директор Вячеслав Пайкачёв; «Мурманский областной комитет солдатских матерей», руководитель Юрий Игнатьев) организаций были проведены круглые столы с участием представителей администрации города Мурманска, отделов милиции и регионального Центра по противодействию экстремизму. На них обсуждались вопросы об исключении произвола в действиях официальных лиц и приведения локальных нормативных актов, в первую очередь распоряжений УВД МО и администрации города Мурманска (например, письмо УВД МО «Об определении мест для проведения публичных мероприятий на территории г. Мурманска» от 03.08.2009 №83/1-1948), в соответствие с действующим законодательством. К сожалению, эти встречи прошли практически без внимания СМИ.
Ситуация со свободой собраний, на взгляд докладчика, ухудшается. Примером тому может служить неоднократное вмешательство в 2008-2009 г.г. представителей государственных и муниципальных служб в деятельность Мурманского областного комитета солдатских матерей.
В регионе в массовом порядке нарушаются права лиц, задержанных за административные правонарушения: они содержаться в спецприемнике УВД, расположенном в подземелье (подвал по адресу ул. Лобова, 37 в г. Мурманске). Камеры спецприемника лишены окон, отсутствует возможность прогулок. Граждане иностранных государств, в случаях, когда у них не было документов, удостоверяющих личность, содержались в этом спецприемнике до года и более. С учетом рекомендаций ОНК летом 2009 года для таких лиц было временно оборудовано наземное помещение, снабженное прогулочным двориком.
Грубейшим нарушением прав человека был перевод несовершеннолетнего иностранного гражданина при отсутствии документов, удостоверяющих его личность, в день его совершеннолетия из Центра временного содержания несовершеннолетних правонарушителей в г. Мончегорске (ЦВСНП является структурным подразделением УВД) в спецприемник УВД в г. Мурманске. Сотрудникам ЦВСНП, исполнявшим решение суда о помещении несовершеннолетнего в спецприемник УВД заведомо было известно о пыточных условиях дальнейшего содержания их подопечного. Указанный гражданин около десяти месяцев провел в подземной камере без свежего воздуха и естественного освещения.

Известны случаи избиения задержанных сотрудниками региональной милиции.


Как положительные моменты можно отметить проведение в 2008, 2009 гг. ремонта большинства ИВС, относящихся к системе УВД Мурманской области с учётом международных стандартов содержания осужденных, на ближайшие годы запланирован ремонт остальных ИВС, относящихся к системе УВД Мурманской области. Однако во вновь ремонтируемых ИВС стала возрождаться практика так называемых «стаканов» - камер, не имеющих освещения размерами, ненамного превышающими размеры человека. Эти камеры предназначены для ожидания доставленными своей очереди на прохождение процедуры оформления в ИВС. Подозреваемые и обвиняемые, находящиеся в изоляторах временного содержания Мурманской области, лишены права на свидания с родственниками и иными лицами из-за отсутствия оборудованных комнат для краткосрочных свиданий.
Достоверными сведениями об ИВС, расположенных в закрытых территориальных образованиях (ЗАТО) и возможностью проведения в них общественного контроля в соответствии с ФЗ № 76 от 10.06.2008 г., региональная общественность не располагает. Однако уже сегодня поступают сведения об их плачевном состоянии. Не имея списка таких учреждений в ЗАТО, ОНК региона не может обратиться за оформлением пропуска в ЗАТО для своих членов.
Вопреки принципу гуманизации наказания в истекшем году имелись случаи водворения в следственный изолятор в качестве подозреваемых/обвиняемых беременных женщин. В ряде случаев как минимум сомнение вызывает необходимость применения такого водворения по сравнению с угрозой рождения недоношенного/нездорового ребенка. Вопросы также вызывает и необходимость применения наказания в виде помещения в штрафной изолятор (ШИЗО) женщины на позднем сроке беременности (24-25) недель за сим-карту, обнаруженную в привезенном ею в колонию КП - 24 электрочайнике. При этом никакими доказательствами, что женщина знала о размещенной в чайнике сим-карте, оперативные сотрудники колонии не располагали. В учреждениях УФСИН Мурманской области продолжаются случаи освобождения осужденных без документов, удостоверяющих личность (не оформивших за период отбывания наказания паспорт и другие документы), а также имеются значительные просрочки оформления (по 2, 3 года и более лет) утраченного паспорта, документов по имеющейся инвалидности и т.д.
Поступают сообщения о том, что администрациями ИУ не принимаются письменные жалобы осужденных, принимаемые жалобы либо не регистрируются, либо осужденным невозможно получить исходящий номер документа или отметку о его поступлении в администрацию ИУ на соответствующей его копии. Существует практика немотивированного наложения взысканий на заключенных. Зачастую это происходит в отместку на жалобы заключенных. Продолжается практика немотивированного перевода заключенных из камеры в камеру, из отряда в отряд и из колонии в колонию. Большие вопросы вызывает и осуществляемый в регионе массовый перевод осужденных из колонии в колонию, в соответствии с которым в ИК-17 направляются осужденные, имеющие одну судимость, а в ИК-18 и ИК-23 – осужденные, имеющие неоднократную судимость. Цель такого перемещения – учет предшествующего содержание в местах лишения свободы и исключение за счет раздельного содержания влияния отбывающих уголовное наказание «старожилов» на «новичков». На практике эта цель, зачастую, не может быть достигнута, поскольку не учитываются погашенные и снятые судимости. Так, например, из ИК-18 в ИК-17 перемещается юридически несудимый осужденный, имеющий многолетний опыт отбывания наказания начиная с колонии для несовершеннолетних и имеющий судимость за заказное убийство, а из ИК-17 в ИК-18 – молодой осужденный, дважды судимый за кражу мобильных телефонов.
Поступают сообщения о применении сотрудниками пыток в отношении заключенных в исправительных учреждениях и следственных изоляторах уголовно исполнительной системы. Заключенные, как правило, имеющие в исправительном учреждении низкий социальный статус, заявляют об опасности неконтролируемого администрацией учреждений применения насилия со стороны других заключенных. В колониях региона, вместо дежурств, стала привычной практика привлечения заключенных, как правило, имеющих низкий социальный статус, к уборке помещений отрядов, санузлов и других мест общего пользования за 2-3 пачки сигарет в месяц, т.е. фактически применения рабского труда. Причем расчет с ними ведут, зачастую, представители секций дисциплины и порядка. Представители этих секций (советов и старост отрядов), в колониях региона, где существует дефицит комнат длительных свиданий, бывают вовлечены и в процесс распределения предоставления длительных свиданий.
В регионе в последние годы полностью отсутствует практика предоставления отпуска заключенным, трудоустроенным в учреждениях УИС, даже не поднимается вопрос о возможности предоставления таких отпусков, а также длительных свиданий за пределами исправительной колонии. В основном вопросы гуманизации исполнения наказаний в регионе поднимаются только членами Мурманской ОНК и не являются сколько-нибудь популярной темой обсуждения для официальных структур.
Как положительный момент можно отметить увеличение в регионе примерно на 5-6% по сравнению с 2008 годом судебных решений о предоставлении условно досрочного освобождения от отбывания наказания (УДО). Этот процент резко снизился (с 92% в начале второго тысячелетия до 25-30 в начале 2007 года), но к концу 2007 года, за счет активной деятельности УФСИН по Мурманской области, администраций ИУ, комиссии по вопросам помилования, ряда правозащитных организаций, он повысился и в 2008 году его показатели составляли 45-50%, а в 2009 году этот показатель составляет уже примерно 48-55 процентов.
В связи с отсутствием в Мурманской области воспитательной колонии (имеющаяся Апатитская ВК, находится на консервации) и женской колонии, несовершеннолетние и женщины Мурманской области направляются в колонии, расположенные за 1000-3000 км от нашего региона, что является массовым нарушением прав человека.
В то же время сотни заключенных, имевших заболевание ВИЧ и/или туберкулез, в массовом порядке регулярно прибывают в Мурманскую область (на Крайний Север) из регионов, являющихся для них местностью с более благоприятным климатом, что нарушает их право на здоровье.
Мурманская область и Мурманск продолжают оставаться единственными на европейском севере России регионом и областным центром, где региональные и муниципальные власти так и не приняли мер к открытию домов ночного пребывания для бездомных. Принятое несколько лет назад промежуточное решение об открытии реабилитационного центра для бездомных в Мурманске по адресу ул. Заречная, 34, так и остается не реализованным. Не известна численность в регионе ночующих вне жилых помещений «членов домохозяйств бездомных», которая должна быть отражена, в частности, в результате переписи населения, что не позволяет адекватно планировать работу органов власти с этой категорией населения. В регионе наиболее систематическую работу с бездомными ведет общественная организация «Улица» (руководитель Бабурин Валерий Васильевич), которая продолжила в 2009 году проведение в разных городах Мурманской цикла круглых столов «Проблема реабилитации и адаптации бездомных». В областном центре в местах преимущественного пребывания бездомных во всех трех административных округах города активисты этой организации более пяти лет осуществляют раздачу пищи бездомных, параллельно проводят с ними профилактическую и социальную работу: оказывают помощь в прохождении медицинских мероприятий, в оформлении документов.
В 2009 году группа молодежи выступила с инициативой «Еда вместо бомб» (лидер Друк Александр Григорьевич). Выражая протест против милитаризма и бедности, группа проводила раздачу пищи.
В поселке Зеленоборский Мурманской области осуществляется социальная реабилитация нарко- и алкозависимых на базе общественного регионального фонда «Шаг за шагом» (директор Уткин Николай Борисович).
Вопросы гендерного равенства поднимаются в регионе женскими общественными организациями. Лидером в этом направлении является НКО «Конгресс женщин Кольского полуострова» (руководитель Штылева Любовь Васильевна).
В регионе существует сеть кризисных центров для женщин, в том числе на базе НКО: «Приют» (руководитель Штылева Мария Владимировна), «Алла» (руководитель Калинина Альфия Гумаровна), Общественная юридическая приемная для переживших насилие Апатитского кризисного центра (руководитель Смоленчук Ольга Петровна).

Защитой прав инвалидов в регионе занимаются несколько активных общественных организаций. Около пятнадцати лет права родителей и детей инвалидов защищает Клуб «Надежда» (Председатель Кислякова Валентина Михайловна). Организация ставит, в частности, вопросы о правах инвалидов и добивается равенства прав на образование, на доступность для инвалидов окружающей среды.


Общественная организация «Дети Чернобыля» (руководитель Булаева Любовь Николаевна) поднимает вопросы борьбы с бедностью и отстаивает право на здоровье для пострадавших от радиационного воздействия.
Наиболее активной среди довольно многочисленных экологических организаций региона в 2009 году была НКО «Природа и молодежь» (руководитель Серветник Виталий Владимирович), ставившая, в частности, вопросы радиационной безопасности и добивавшаяся реализации права высказывать мнение и влиять на принимаемые властью решения через участие в пикетах и других публичных акциях.
Право на увековечение памяти жертв политических репрессий отстаивают Мурманский Мемориал и Хибинское общество Мемориал. Еще в 2002 г. Мурманским Мемориалом был установлен закладной камень памяти жертв массовых репрессий на Мурмане в центральном сквере областного центра, где ежегодно 30 октября в День памяти жертв политрепрессий проводятся митинги, зачитываются имена расстеленных из Книги Памяти Мурманской области. В 2009 г. муниципалитетом г. Мурманска был проведен очередной конкурс на лучший эскиз памятника политрепрессированным на месте закладного камня. Но и в 2009 г. памятник так и не был установлен.
Защита права на свободу от пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращение или наказание (статья 23 Конституции РФ), в 2009 г. в регионе осуществлялась НКО «Кольская ассоциация женщин-юристов» (руководитель Пайкачёва Ирина Владимировна) и Мурманским областным комитетом солдатских матерей (руководитель Игнатьев Юрий Викторович). Эти организации добиваются и реализации права на альтернативную гражданскую службу (пункт 3 статьи 59 Конституции РФ).
В Мурманской области действует ряд независимых профсоюзов и региональных политических партий, ставящих вопросы по защите прав человека, но их деятельность выходит за рамки настоящего доклада.
Правозащитными организациями отмечаются многочисленные нарушения прав молодых людей призывного возраста со стороны военкоматов и призывных комиссий. Традиционно нарушается процедура вызова на заседание призывной комиссии (по телефону, без предоставления повестки) и выдачи призывнику решений призывной комиссии. Поступают сведения о нарушениях прав военнослужащих срочной службы из воинских частей армии и флота, расположенных в нашей области. Из других регионов в большом количестве поступают сведения о нарушениях прав военнослужащих, призванных из Мурманской области. Не единичны случаи самовольного оставления воинских частей в результате неуставных отношений, доведения до самоубийства, смерти военнослужащих в результате неоказания или несвоевременного оказания медицинской помощи. Представители военкоматов региона продолжают требовать от призывников, подающих заявления о замене военной службы по призыву на альтернативную гражданскую службу, доказательства их убеждений. Эту точку зрения военных и других официальных лиц, входящих в призывные комиссии, на необходимость доказывания убеждений продолжают транслировать региональные СМИ. Одному из призывников – Глебу Пайкачёву, удалось добиться реализации в 2009 году его права на АГС. В 2007 и 2008 годах военный комиссар города Мурманск Олег Каминский требовал от призывника доказательств его убеждений. Г. Пайкачёв обжаловал действия военкома в военную прокуратуру, которая защитила права призывника, утверждавшего, что он не намерен проходить военную службу по антимилитаристским, экономическим и политическим убеждениям. С 26 июня 2009 г. Глеб проходит АГС на Мурманском Почтамте. Надо сказать, что в Мурманской области (и в целом по Северо-западу России, включая Санкт-Петербург) это первый случай предоставления АГС по убеждениям, не связанным с религиозными. Следующий региональный прецедент по реализации права на АГС был создан представителем молодых экологов Виталием Серветником. В. Серветник в мае 2009 г. восстановил через суд пропущенный срок подачи заявления на АГС. В июне этого года призывной комиссией г. Мурманска было вынесено заключение о праве В. Серветника на замену военной службы на альтернативную гражданскую службу.
В сравнении с Россией в целом, ситуация с правами человека в Мурманской области выглядит как примерно одинаковая. Что же касается соседних, северных регионов РФ, мурманская ситуация отличается не в лучшую сторону. Ощущается отсутствие в Мурманской области регионального уполномоченного по правам человека, слабость других институтов гражданского общества: немногочисленность НКО, в том числе правозащитных. В частности, только две из них – Кольская ассоциация женщин-юристов и Хибинское общество Мемориал, подали свои заявки на участие в формировании региональной наблюдательной комиссии в соответствии с ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». В сравнении с другими регионами Севера и Дальнего Востока России можно отметить слабость и, в основном, декларативный характер законодательства и практики соблюдения прав коренного малочисленного народа Мурманской области – саами. Как уже упоминалось, Областное Общественное собрание, свободно формировавшееся из представителей общественных организаций, в регионе упразднено. Практически вся деятельность третьего сектора, в т.ч. по правам человека «заорганизовывается» управлениями и отделами по общественным связям при администрациях муниципальных образований области и регионального правительства. Очень часто они «подменяют» собой НКО, не «допускают» некоторые активные в сфере прав человека НКО и их представителей к публичным мероприятиям/площадкам и региональным ресурсам. Деятельность встроенных в органы исполнительной власти структур зачастую направлена на выявление «деструктивных» общественных объединений и поддержку «лояльных» по отношению к действующей власти.
В регионе наблюдается бум роста тарифов на жильё и коммунальные услуги. При этом для жителей региона механизм формирования тарифов остаётся «тайной за семью печатями», часто защищаемой коммерческой тайной, что недопустимо для сферы, являющейся, по сути, монопольной.
В предвыборный период практически все без исключения СМИ региона четко разделяются по принципу поддержки одного из кандидатов (в депутаты, губернаторы, главы муниципальных образований) и критики, вплоть до «черного РR» других, чаще – другого кандидата.
После избрания 14 декабря единого коллегиального представительного органа коренного малочисленного народа региона – Совета уполномоченных представителей саамов Мурманской области, не нашлось СМИ (в том числе федеральных), которое бы отметило это событие, как достижение демократии и прав человека (ведь в соответствии с действующим законодательством избранный орган имеет решающие полномочия по участию народа саами в принятии решений органов государственной власти). Но многие СМИ усиленно подавали точку зрения официальных лиц из правительства региона, старавшихся нивелировать это событие в жизни единственного коренного народа Мурманской области. Официальные лица, с помощью журналистов, подававших их точку зрения как единственную, пытались объявить прошедший съезд нелегитимным, пытались представить избранный съездом Совет как очередную общественную организацию, не обладающими особыми полномочиями представительства от всего народа саами Мурманской области. Областная исполнительная власть с помощью подконтрольных СМИ активно демонстрирует, что намеревается взаимодействовать только с подконтрольными ей уполномоченными представителями саами.
Общественные слушания, организуемые в регионе в 2009 г., в том числе муниципальной властью или компаниями, называющимися независимыми, как правило, не имели сколь бы то ни было значимого количества участников. Основная причина – отсутствие мониторинга вопросов, интересующих население, процедур участия заинтересованных представителей и четкого механизма учета мнения населения. Не может не сказаться на результатах общественных слушаний неразвитость институтов гражданского общества как в целом в регионе, так и в отдельных муниципальных образованиях.
В Мурманской области проводится и предполагается реализация проектов в сфере освоения нефтяных и газовых месторождений, ближайшим из которых является Штокман. Данный проект уникален в связи со значительными экологическими рисками при его реализации как на суше, так и в акватории Баренцева моря, особенно в его прибрежной части в районе поселка Териберка. Существенным недостатком для последствий проведенных в 2009 г. общественных слушаний, в первую очередь по стартовым этапам наиболее ресурсоемкого Штокмановского проекта, является отсутствие оценки воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на условия выживания человека, отсутствие понимания со стороны как заказчиков, так и организаторов общественных слушаний понимания необходимости привлечения к постановке задач и оценке результатов общественных слушаний специалистов в области прав человека. С точки зрения соблюдения базовых принципов прав человека необходимо подходить и к оценке рассматриваемого воздействия на условия выживания и традиционного природопользования коренного населения Мурманской области саами, причем на всей ее территории учитывая, что весь регион является исконной территорией проживания этого народа.
Выводы:

На состояние с правами человека негативно влияет отсутствие регионального уполномоченного по правам человека.

В Мурманской области в 2009 году произошло формирование новых институтов гражданского общества:

В соответствии с Федеральным Законом от 10.06.2008 № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» сформирована Общественная наблюдательная комиссия (ОНК) Мурманской области.

В соответствии с Федеральным Законом от 30.04 1999  N 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» создан на основании решения съезда единый выборный представительный орган народа саами – Совет уполномоченных представителей саамов Мурманской области.

Сформирован Региональный Правозащитный Совет.

Вместе с тем наблюдается:

- усиление вмешательства государства в деятельность организаций и активистов гражданского общества;

- уменьшение числа НКО;

- значительное увеличение неравенства НКО по возможностям доступа к ресурсам для своей деятельности и уменьшение возможности контроля за их распределением;

- отсутствие организационной государственной/муниципальной поддержки новых институтов гражданского общества, сформированным на основании Федеральных законов (общественным наблюдательным комиссиям, органу, избранному съездом саами – Совету уполномоченных представителей саамов Мурманской области), в ряде случаев наблюдается противодействие их деятельности со стороны органов власти и местного самоуправления;

- продолжение произвола представителей власти: нарушение ими принципа «все, что не разрешено, то запрещено», выражающееся в превышении должностных полномочий (ст. 286 УК РФ);

- усиление расслоения регионального сообщества по многим направлениям, в первую очередь в связи с бедностью большого числа граждан, чьи доходы не достигают прожиточного минимума;

- происходит практически бесконтрольное со стороны общества распределение региональных природных ресурсов. В этом процессе не учитываются интересы населения региона в целом и коренного малочисленного народа Российской Федерации, проживающего в Мурманской области – саами;

- в регионе, впрочем как и в целом по России, отсутствуют образовательные учреждения, готовящие специалистов в области прав человека и некоммерческого права.

Сформировавшиеся условия способствуют продолжающимся нарушениям прав человека, которые в ряде случаев носят массовый характер.


Основные рекомендации:

- принятие закона и избрание уполномоченного по правам человека в Мурманской области;

- содействие существующим и вновь создаваемым по инициативе общественности региональным институтам гражданского общества;

- развитие диалога всех региональных структур органов государственной власти/местного самоуправления и институтов гражданского общества, минуя посредников в виде отделов по связям с общественностью или пресс-служб;

- привлечение общественных экспертов, в том числе в области прав человека в рамках законотворческого процесса;

- развитие региональных условий для благотворительности, включение в число социально ориентированных организаций НКО, оказывающих правовую/юридическую помощь маргинализированным и слабозащищённым слоям населения: бездомным, бывшим заключенным, призывникам и военнослужащим по призыву, инвалидам, лицам, подвергавшимся пыткам и другому, унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию, и др., таким, например, как кризисные центры, организации солдатских матерей, общественные организации, члены которых входят или входили в общественные наблюдательные комиссии по контролю за обеспечением прав человека;

- предоставление широких возможностей в регионе для получения низкопороговой оперативной квалифицированной правовой защиты для маргинальных групп населения Мурманской области;

- создание в образовательных учреждениях региона факультетов по подготовке специалистов в области прав человека и по некоммерческому праву;

- введение курсов по правам человека в учебных центрах правоохранительных органов;

- соблюдение чиновниками/представителями силовых структур принципа «запрещено все, что не разрешено»,

- отмена местных нормативных актов, противоречащих конституции РФ;

- создание регионального Министерства по делам коренного малочисленного народа саами;

- принятие закона о Саамском Парламенте.

- обращение к органам федеральной власти по упрощению процедуры гос. регистрации НКО, отмене госпошлины за регистрацию и внесение изменений в учредительные документы НКО.


Общая характеристика региональной нормативной базы

Региональные, местные и локальные нормативные акты Мурманской области в целом соответствует российскому законодательству и международному праву в области прав человека и общей правовой ситуации в регионе.

Однако в отношении третьего сектора отмечается практическое отсутствие нормативных актов, закрепляющих партнерский характер взаимоотношений органов власти и организаций, представляющих гражданское общество. Исключение из общего правила составляют, пожалуй, лишь российские представительства международных/иностранных общественных организаций.

Патерналистский и декларативный характер носит и большинство законов Мурманской области, касающихся некоммерческого сектора.

Отсутствует определенный нормативными документами механизм учета мнения населения при организации общественных слушаний.

Отсутствует определенный нормативными документами механизм участия коренного малочисленным народом Российской Федерации в Мурманской области – саами в проведении экологической и этнологической экспертизы, на участие в которой им дает право Федеральный Закон от 30.04 1999  N 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации». В настоящее время саами разделяют судьбу тех коренных малочисленных народов, чьи территории входят в состав нескольких национальных государств и являются меньшинством не только по отношению к населению национальных государств, но и по отношению к населению территорий их исконного проживания.

Действующее законодательство РФ, международные обязательства нашей страны предусматривают ряд специфических прав для коренных малочисленных народов в местах их традиционного проживания и хозяйственной деятельности (образование общин и территорий традиционного природопользования (ТТП); установление особого правового режима использования земель; особенностей водо- и лесопользования в местах исконного проживания их предков и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов РФ; получение согласия этих народов на изъятие земель для целей, не связанных с традиционной хозяйственной деятельностью; обеспечение их приоритетного доступа к промысловым угодьям; получение налоговых льгот, лимитов на использование объектов животного мира и квот на вылов объектов водных биологических ресурсов; безвозмездное пользование земельными участками и т.п.). Однако отсутствие нормативно-правовых актов, в том числе регионального уровня, препятствует реализации народа саами своих прав, закрепленных в Конституции и федеральных законах РФ.

Отмечается несоответствие положений основного закона – Устава Мурманской области положениям российского законодательства и международного права в области прав человека.

На основании законодательства РФ российские саами обладают исключительным статусом коренного малочисленного народа на всей территории Мурманской области (постановление Правительства РФ от 24.03.2000 N 255 "О Едином перечне коренных малочисленных народов РФ").

В Уставе Мурманской области указано, что саами, «пользуются правами на традиционные виды природопользования и промыслов» не «на исконной территории проживания их предков, а «в исторически сложившихся районах проживания» (ч.3 ст. 21 Устава).

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 30 апреля 1999 г. N 82-ФЗ "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации" коренные малочисленные народы РФ - это народы, проживающие на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющие традиционные образ жизни, хозяйствование и промыслы, насчитывающие в РФ менее 50 тысяч человек и осознающие себя самостоятельными этническими общностями. Согласно статье 8 названного Закона малочисленные народы, объединения малочисленных народов в целях защиты их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов имеют право безвозмездно владеть и пользоваться в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов землями различных категорий, необходимыми для осуществления их традиционного хозяйствования и занятия традиционными промыслами, и общераспространенными полезными ископаемыми в порядке, установленном федеральным законодательством и законодательством субъектов РФ.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 08.05.2009 N 631-Р утвержден перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации. В соответствии с данным перечнем в Мурманской области районами проживания коренных малочисленных народов Севера являются:

- городской округ Ковдорский район;

- Кольский муниципальный район;

- Ловозерский муниципальный район;

- Терский муниципальный район.

По статистическим данным, по состоянию на 01.01.2007 в Мурманской области проживало 1792 саами, 106. По районам проживания саами:

- Ловозерский район - 936 человек;

- Кольский район - 218 человек;

- Ковдорский район - 132 человека;

- Терский район - 98 чел.

В других городах и поселках области проживало 408 саамов.

Такое расселение саами сложилось в 60 - 80-е годы XX века, когда репрессивная государственная политика была направлена на выселение саами с их исконных мест обитания путем переселения в более крупные населенные пункты, коренную ломку хозяйственного и бытового уклада, нарушение системы традиционного воспитания детей, преобразование индивидуальных хозяйств в колхозы и совхозы. Закрепление такого перечня, сформированного без учета мнения саами, является закреплением массового нарушения прав человека саами - коренного народа, чьей исконной территорией проживания является вся Мурманская область.
В качестве примера несоответствия положений подзаконных региональных нормативных актов положениям российского законодательства и международного права в области прав человека можно привести письмо УВД МО "Об определении мест для проведения публичных мероприятий на территории г. Мурманска" от 03.08.2009 №83/1-1948. Подобные нормативные акты, ограничивающие права граждан на участие в публичных акциях, в 2009 году периодически издавались и мэром г. Мурманска. Вместе с тем, в областном центре отсутствуют нормативные акты, которые определяют требуемые действующим законодательством «нормы заполняемости» потенциальных мест проведения публичных акций.

В регионе существует практика изменения нормативных актов в связи с их несоответствием праву в области прав человека под давлением общественности: частично были изменены Правила поведения граждан в суде.



следующая страница >>
Смотрите также:
Доклад о положении с правами человека
897.64kb.
8 стр.
Доклад о положении с правами человека
756.62kb.
5 стр.
Доклад о положении с правами человека
1007.45kb.
6 стр.
Доклад о положении с правами человека в Республике Мордовия за 2004 год
355.21kb.
5 стр.
Доклад о положении с правами человека
767.03kb.
4 стр.
Доклад о положении с правами человека
1586.22kb.
7 стр.
Доклад о положении с правами
818.07kb.
4 стр.
Доклад о положении с правами
1661.18kb.
9 стр.
Доклад о положении с правами человека
696.5kb.
6 стр.
Доклад о положении с правами человека в Липецкой области за 2009 г
458.75kb.
3 стр.
Доклад о положении с правами человека в Воронежской области в 2005 году
1206.87kb.
11 стр.
Доклады Госдепартамента Political Asylum Research and Documentation Service (pards) llc
42.37kb.
1 стр.