Главная
страница 1
Женская инициация, или как принять Снежную Королеву

Авторы: Белова Мария, Бисенова Ляйля

Почему для анализа женской инициации мы взяли именно сказку Г. Х. Андерсена Снежная Королева? Во-первых, потому что эта сказка была очень популярна в нашей стране, эта сказка, на которой мы выросли, которая нам близка. Во-вторых, мы считаем, что в основу этой сказки легла народная архетипическая история о прохождении женщиной инициации, а Г.Х.Андерсен сделал ее литературную обработку.

Мы надеемся, что этой статьей откроем серию статей о женской инициации, т.к. женская инициация имеет множество граней и способов ее прохождения.

Следуя традиции аналитической психологии в нашем анализе, мы будем придерживаться той точки зрения, что персонажи сказки являются внутренними интроектами психики.

В сказке довольно чётко обозначены два мира: обыденный мир главных героев сказки, символизирующий Сознание, и мир волшебный, символизирующий Бессознательные аспекты психики.



Жил-был тролль, злющий-презлющий, он смастерил такое зеркало, в котором все доброе и прекрасное уменьшалось донельзя, все же негодное и безобразное, напротив, выступало еще ярче, казалось еще хуже.

- Теперь только, — говорили ученики тролля, — можно увидеть весь мир и людей в их настоящем свете!

И вот они бегали с зеркалом повсюду; скоро не осталось ни одной страны, ни одного человека, которые бы не отразились в нем в искаженном виде.

Напоследок захотелось им добраться и до неба, и вдруг зеркало так перекосило, что оно вырвалось у них из рук, полетело на землю и разбилось вдребезги. Миллионы, биллионы его осколков разлетелись по белу свету, попадали, случалось, людям в глаза. Человек с таким осколком в глазу начинал видеть все навыворот или замечать в каждой вещи одни лишь дурные стороны.

Некоторым людям осколки попадали прямо в сердце, и это было хуже всего: сердце превращалось в кусок льда. Но по свету летало еще много осколков зеркала..

В психике, где разворачивается наша история, есть трикстер-тролль. И, как и всякий трикстер, он появляется в тот момент, когда в психике возникает застой, он переворачивает все с ног на голову, заставляет все видеть в другом свете, и, конечно же, этим самым вызывает движение.

МАЛЬЧИК И ДЕВОЧКА или «идеальный» мир детства.

В большом городе, где столько домов и людей, жили двое бедных детей. Родители их жили в мансардах смежных домов. Они любили друг друга, как брат и сестра. Однажды зимою на дворе перепархивал снежок.

Это роятся белые пчелки! — говорила старушка бабушка.



- А у них тоже есть королева? — спрашивал мальчик; он знал, что у настоящих пчел есть такая.

Есть! — отвечала бабушка. — Часто по ночам пролетает она по городским улицам и заглядывает в окошки; вот оттого- то они и покрываются ледяными узорами, словно цветами!

Видели, видели! — говорили дети и верили, что все это сущая правда.

А Снежная королева не может войти сюда? — спросила раз девочка.

Пусть-ка попробует! — сказал мальчик. - Я посажу ее на теплую печку,вот она и растает!

Но бабушка погладила его по головке и завела разговор о другом.

Наступило лето, у родителей детей было по большому деревянному ящику; в них росли коренья и небольшие кусты роз, они поставили эти ящики таким образом, что от одного окна к другому тянулись словно две цветочные грядки. Кай и Герда сидели и рассматривали книжку с картинками.

Ай! — вскрикнул вдруг мальчик. — Мне кольнуло прямо в сердце, и что-то попало в глаз!



Девочка обвила ручонкой его шею, он мигал, но в глазу ничего как будто не было.

Должно быть, выскочило! — сказал он.



Но в том-то и дело, что нет. В сердце и в глаз ему попали два осколка Зеркала. Теперь сердце его должно было превратиться в кусок льда. Забавы его стали теперь совсем иными, такими мудреными. Раз зимою, когда шел снежок, он явился с большим зажигательным стеклом и подставил под снег полу своей синей куртки.

Погляди в стекло, Герда! - сказал он. — Видишь, как искусно сделано! Это куда интереснее настоящих цветов! И какая точность! Ни единой неправильной линии! Ах, если бы они только не таяли!



Немного спустя Кай явился в больших рукавицах, с санками за спиною крикнул Герде в самое ухо:

Мне позволили покататься на большой площади с другими мальчиками! — и убежал.



На площади каталось множество детей. Те, что были посмелее, привязывали свои санки к крестьянским саням и уезжали таким образом довольно далеко. В самый разгар его на площади появились большие сани, выкрашенные в белый цвет. В них сидел человек, весь ушедший в белую меховую шубу и такую же шапку. Сани объехали кругом площади два раза: Кай живо привязал к ним свои санки и покатил. Большие сани понеслись быстрее и затем свернули с площади в переулок. Кай несколько раз порывался отвязать свои санки, но человек в шубе кивал ему словно знакомому, и он ехал дальше. Большие сани остановились в них была высокая, стройная, ослепительно белая женщина — Снежная королева; и шуба и шапка на ней были из снега.

Славно проехались! - сказала она. — Но ты совсем замерз? Полезай ко мне в шубу!



И, посадив мальчика к себе в сани, она завернула его в свою шубу; Кай словно опустился в снежный сугроб.

Все еще мерзнешь? — спросила она и поцеловала его в лоб.



У! Поцелуй ее был холоднее льда, пронизал его холодом насквозь и дошел до самого сердца, а оно и без того уже было наполовину ледяным. Одну минуту Каю казалось, что вот-вот он умрет, но нет, напротив, стало легче, он даже совсем перестал зябнуть. Снежная королева поцеловала Кая еще раз, и он позабыл и Герду, и бабушку, и всех домашних.

- Больше я не буду целовать тебя! - сказала она. — А не то зацелую до смерти!

Кай взглянул на нее; она была так хороша! Более умного, прелестного лица он не мог себе и представить. она казалась ему совершенством.

История главной героини сказки Герды, символизирующей Эго девочки, находящейся на пороге инициации, начинается с описания невинного мира детства. Это мир в котором царят гармония, покой и уют.У нее есть родители, но они практически не проявляются в сказке. Важным персонажем в сказке является старая, добрая бабушка, символизирующая хорошую деализированную мать. Она рассказывает детям сказочные истории, в том числе историю о Снежной Королеве, символизирующую еще непринятый негативный материнский объект. Хотя Снежная Королева находится за окнами их уютного мира, она может заглянуть в окно. Это намек на то, что их стагнирующему, инфантильному миру угрожает опасность. Это значит, что Герда не может оставаться больше маленькой девочкой. В норме все женщины проходят такую инициацию, во время вторичной половой идентификации. В этот период девочка, становясь женщиной, должна приобрести свою идентичность не через ожидания матери или борьбу с ней, а, отбросив иллюзии, приняв ее негативный образ, тем самым укрепить Эго и стать самостоятельной личностью. Эта инициация состоит из нескольких этапов, следующих один за другим.

Часто случается так, что женщине не удается пройти все эти этапы успешно, по тем или иным причинам она «застревает» на каком-то из них, ей не удается в полной мере отделиться от матери и стать самостоятельной. Она проживает свою жизнь в постоянном внутреннем конфликте, в зависимости от не прекращающегося соперничества со своей внутренней матерью. Такой тип личности имеет истероидную структуру характера.

В начале сказки, в идеальном мире Герды, есть «названный братец» Кай, представляющий Анимус. Именно он спрашивает у бабушки про Снежную Королеву, и обещает защитить от нее Герду, растопив ее. Именно ему попадают осколки зеркала в глаз и сердце. Это говорит нам о том, что Бессознательное с помощью трикстера, запускает механизмы внутрипсихических изменений, и Эго, развиваясь, переходит на новый уровень взаимоотношений с мужским объектом. Анимус, удовлетворявший детское Эго, не справляется с внутренними требованиями зарождающейся сексуальности, он уже не воспринимается как свой, но как плененный еще не расщепленной «мертвой» матерью. Герда воспринимает Анимус в новом свете: отвергающим и холодным. «Потеря» Анимуса заставляет ее встать на путь героини. И это является нормальным процессом, потому как внутренний мужской объект девочки формируется через интереорезацию материнского внутреннего объекта. Но, в связи с естественным развитием, нужно расщепить материнский объект и вдохнуть жизнь в Анимус, сделав его тем самым своим.

ЦВЕТНИК ЖЕНЩИНЫ, УМЕВШЕЙ КОЛДОВАТЬ, или регрессия.

Никто не знал, куда девался Кай. Много было пролито о нем слез; горько и долго плакала Герда. Наконец порешили, что он умер, утонул в реке, протекавшей за городом. Но вот настала весна, выглянуло солнышко. И с кем бы не говорила Герда, с солнечным ли лучом, с ласточками все не верили, что Кай умер. Под конец и сама Герда перестала этому верить. Она решила надеть свои новые красные башмачки. пойти к реке спросить про Кая.

- Правда, что ты взяла моего названого братца? Я подарю тебе свои красные башмачки, если ты отдашь мне его назад!

И девочке почудилось, что волны как-то странно кивают ей; тогда она сняла свои красные башмачки и бросила их в реку. Волны возвращали их на берег тогда, чтобы забросить их подальше она села в лодку. Лодка не была привязана и оттолкнулась от берега. Лодку уносило все дальше. «Может быть, река несет меня к Каю?» — подумала Герда, повеселела.

Но вот она приплыла к большому вишневому саду, в котором приютился домик. Из домика вышла, старушка в большой соломенной шляпе, расписанной чудесными цветами. Герда стала рассказывать ей обо всем. Но вот девочка кончила и спросила старуху, не видала ли она Кая. Та ответила, что он еще не проходил тут, но, верно, пройдет, так что девочке пока не о чем горевать — пусть лучше попробует вишен да полюбуется цветами, что растут в саду. И тут Старушка стала расчесывать ей волосы золотым гребешком.

И она продолжала расчесывать кудри девочки, и чем дольше чесала, тем больше Герда забывала своего названого братца Кая. Затем она пошла в сад, дотронулась своей клюкой до всех розовых кустов и они ушли глубоко-глубоко в землю, и следа от них не осталось. Старушка показала Герде цветник. И позволила играть там на солнышке. Вскоре Герде стало казаться, что в цветнике недостает чего-то, она случайно увидела на шляпе Старушки розы. И вспомнила о Кае. Тогда девочка опустилась на землю и заплакала. И куда падали ее слезы там выросли розы. Розы сказали ей, что Кай не умер.

И она стала спрашивать у других цветов в саду не знают ли они о нем.Но каждый цветок грелся на солнышке и думал только о собственной своей сказке или истории; их наслушалась Герда много, но ни один из цветов( подснежник, вьюнок,нарцисс,лилия) не сказал ни слова о Кае. И она ушла из сада старушки-лето.

Время пришло, путь начинается, и Герда решает отправиться на поиски Кая, своего Анимуса. Она подходит к реке. В символдраме течение реки символизирует жизнь человека. Подходя к реке, Герда выходит в реальный мир, она начинает свой жизненный путь. Она отдает реке свои новые красные башмачки, одетые специально для Кая, это нам говорит о том, что она не готова сознательно вступить на путь инициации, она пытается откупиться от естественного развития жизни этими красными башмачками. Красный цвет символизирует жизнь, сексуальность, энергию. Герда, как и многие девочки в период вторичной половой идентификации, пугается своей сексуальности, отказываясь от нее. И это первый сигнал о том, что она уйдет в более знакомое для нее состояние — регрессивное, в состояние омнипотенции, близкое по ощущениям к состоянию ребенка, находящегося в материнской утробе. Так и происходит в сказке — она садится в лодку, которая за нее должна отнести ее к Каю, и лодка уносит ее в сад к старушке Лето, туда, где спокойно, где можно уйти в свои фантазии, в состояние полного умиротворения, в котором ничего не надо делать.

Когда девочка проходит инициацию по такому сценарию, временный регресс естественен и нормален. Психика стремится к стабильности, и, в начале нового жизненного этапа, хотим мы того или нет, какие-то аспекты нашего внутреннего мира тянут нас назад. Мы регрессируем к тому, что известно, привычно, безопасно. Часто мы ищем спасения в инфантильных мечтах об идеальной матери. И, как и должно быть в начале каждого странствия по ландшафтам души, мы попадаем во временное забвение, состояние полудремы, где кажется все спокойным и умиротворенным, мы попадаем под забвение материнского объекта, и в этом состоянии очень хорошо и комфортно. Но это спокойствие мнимое, за ним скрывается ложь самой себе. Ведь если быть честным с самим собой, не всякому захочется двигаться в сторону непонятого, холодного мира. Вырастать и становиться самостоятельным. Но, в любом случае, мир и естественное стремление психики к развитию, заставит нас это сделать. Как и Герду, когда она увидела шляпу, а ней розы, которые не росли в саду. Это заставило ее понять, что в жизни чего-то не хватает.

Но и в этом состоянии есть свои плюсы. Герда набирается там сил. Регрессивное состояние не только утягивает нас назад, лишая свободы и самостоятельности, мы можем набираться там сил, и, кроме того, «возвращаясь в утробу матери», мы как бы перерождаемся. Выходя из этого состояния невозможно остаться таким, как прежде. Герда становится сильней,выходя из сада Лето, она уже знает, что путь не будет легким. И действительно « серым и унылым кажется белый свет », когда мы начинаем понимать, что материнский объект внутри нас, и нам предстоит не самый легкий путь по его пониманию и принятию.

В этом состоянии можно и застрять, и тогда намного сложнее, будет покинуть сад. Случается так, что женщина так и не решается «выйти в мир», расстаться с материнским объектом, стать самостоятельной. Она может состояться в социальном плане, у нее может быть семья, но она так и не сможет расстаться со своими инфантильными мечтами, с ощущением себя ребенком, находящемся под опекой и контролем матери.

Что же заставляет нашу героиню продолжить свой путь? Как нам кажется, разговор с цветами замечательно иллюстрирует на символическом уровне сущность состояния женщины, находящейся в регрессе и способы выхода из него. Мы думаем, что символика цветов в сказку привнесена Г.Х.Андерсоном. С одной стороны символика цветов все больше и больше утягивает Герду в омнепатентное состояние, с другой стороны их рассказы заставляют нашу героиню вспомнить о своей собственной истории.

Роза упоминается как во многих народных сказаниях, так и в алхимических трактатах, и имеет множество амплификаций, однако мы хотим отметить только один ее аспект, который прекрасно вписывается в контекст нашей сказки. Роза, как цветок любви и сексуального желания. В Древней Греции роза служила эмблемой греческой богини любви Афродиты (в Риме — Венеры), и символизировала любовь и желание. Это говорит о том, что в регрессивном состоянии женщина не осознает ни свою чувственность, ни сексуальность, ни желания, пряча их глубоко в Бессознательном, отказываясь от них, как от красных башмачков. Рано или поздно женщина или девочка почувствует неудовлетворенность этим состоянием, и, как Герда, она заплачет, и ее сексуальность и желания, ее знание того, что ей нужен именно Кай, выйдут на поверхность. Она начнет спрашивать у тех, кто ее окружает, как же его найти. Она спрашивает у цветов, каждый из которых занят своей историей.

Образ Лилии, в классической мифологии символизирующий чистоту, восходит к изображению молока, льющегося из груди Геры. Христиане считали, что Лилия проросла из слез Евы, когда та покидала рай. И при этом Лилия рассказывает историю о том, как вдова, сгорая на огне костра, говорит, что пламя огня не сможет потушить пламя в ее сердце. Напоминая каждой из нас, что мы живые, и каким бы очищающим не считался огонь в ритуальных мистериях, он не сможет погасить наше желание жить, чувствовать, любить.

Вьюнок- покорность. И как не парадоксально при таком значении, вьюнок тоже говорит о любви молодой девушки к юноше. О ее страхах, терзаниях и сомнениях. Как бы позволяя Герде, принять свои страхи, покориться им. Говоря ей, что она жива, и тоже может бояться.

Подснежник от греческого – «gala» – молоко, «anthos» — цветок. И подснежник ей поет нежную песню про детство, пускание мыльных пузырей, качели, это песня о простых желаниях и удовольствиях.

Каждый из них рассказывает о желаниях, мечтах, фантазиях людей, одобряя и побуждая Герду пробудить свои желания. И последний разговор с Нарциссом, символизирующим эгоизм и самолюбование, наконец заставляет Герду сказать самой себе: — « Да, это истории других людей, и они имеют право быть, и многое из этих историй есть и во мне. Но все-таки, какая же моя история?» Или сакраментальный вопрос, ответ на который мы ищем на протяжении всей жизни — « Кто Я?»

Часто ощущение внутренней неудовлетворенности заставляет нас вспомнить о своей собственной истории, и о цели пути, но для того, чтоб пуститься в путь, нам необходимо достаточно сил и энергии, которые мы черпаем из образа хорошей матери.

Если девочка удачно прошла этот этап, осознала его плюсы и минусы, она научается пользоваться своим умением отдыхать в мире грез, книг, фантазий. И в критические для себя периоды жизни, на какое-то время входить в сад Лето, чтобы отдохнуть там перед новым этапом пути. Главное — уметь это делать осознанно. Отдавая себе отчет в том, что хочет там получить, неся ответственность за свои потребности.

ПРИНЦ И ПРИНЦЕССА, или фантазии уводящие от реальности.



Герда отправилась в путь и увидела большого ворона, который внезапно заговорил с ней. Рассказав ворону всю свою жизнь, девочка спросила, не видал ли он Кая? Она пожалела, что рядом нет бабушки, которая умела говорить по вороньи.

Хоть они и не очень хорошо понимали друг друга, Ворон рассказал Герде о том, что их принцесса вышла недавно замуж.

- Я думаю, что это был твой Кай! Но теперь он, верно, забыл тебя со своей принцессой!, — сказал ворон.

С наступлением ночи, они вошли во дворец. О, как билось сердечко Герды от страха и радостного нетерпения! И в ту же минуту мимо нее с легким шумом промчались какие-то тени: лошади с развевающимися гривами и тонкими ногами, охотники, дамы и кавалеры верхами. Это были сны.

Наконец они дошли до спальни: потолок напоминал верхушку огромной пальмы с драгоценными хрустальными листьями; с середины его спускался толстый золотой стебель, на котором висели две кровати в виде лилий. Одна была белая, в ней спала принцесса, другая — красная, и в ней Герда надеялась найти Кая. Девочка слегка отогнула один из красных лепестков и увидела темно-русый затылок…. Ах, это был не Кай! Герда заплакала и рассказала всю свою историю упомянув и о том, что сделали для нее вороны.

Принц и Принцесса пожалели Герду. На другой день ее одели с ног до головы в шелк и бархат и позволили ей оставаться во дворце, сколько она пожелает. НО Герда отправилась в путь, ей дали и башмаки, и муфту, и чудесное платье, карету и прислугу.

Выходя из регресса, признав свои цели и желания, Герда встречает Ворона, который плохо говорит по человечески, и Герда сожалеет что бабушки нет рядом, ведь она — то умеет говорит по-вороньи. Эта ситуация показывает нам, что Герда уже начинает справляться сама, ей уже не нужна бабушка, у Проводника-Ворона (он - тоже внутренний объект Герды) уже хватает сил объясниться с ней. Выходя из состояния регресса, переставая идеализировать материнский объект, нам не стоит бояться, что мы не справимся сами. Находясь в «материнской утробе» мы переродились, и мать уже не должна символизировать нам внешний мир, благодаря ей мы научились сами понимать символы. В мифологии Ворон помимо трикстерского начала, несет в себе функцию соединения двух миров, и, как нам кажется, в этой главе он помогает поднять собственные фантазии Герды из сферы Бессознательного.

Трикстер – Ворон возвращает Герду к ее, по видимому, не разрешенным инфантильным бессознательным фантазиям. Как писала Джойс Макдугалл , младенец фантазирует себя одновременно и супругом матери, и супругом отца. В результате половой идентификации, ребенок, в нашем случае девочка, приобретает половую принадлежность и, одновременно с этим, теряет свои фантазии по поводу матери. Но у нее остаются иллюзии по поводу отца. В случае адекватной семейной ситуации, родители девочки ясно дают ей понять, что супругом матери является отец девочки. Это, с одной стороны, заставляет ее горевать по утраченным иллюзиям, а с другой избавляет от тяжелого психологического бремени. Случается и так, что застывшая « мертвая » мать девочки и ее отстраненный отец не снимают с нее этот груз. В своих бессознательных фантазиях она остается супругой отца, за которого ей необходимо конкурировать с матерью, но ее внутренний образ матери настолько холодный и пустой, что с ним невозможно конкурировать. Во время вторичной идентификации у нее появляется возможность избавиться от следов этих инфантильных фантазий. И пройти очередную ступень инициации.

Герда только что вышла из сада Лето, она смогла это сделать благодаря принятию своей сексуальности, что помогло ей вспомнить, кто она, и зачем идет. Теперь ей предстоит найти своего Кая. Говоря другими словами, ей необходимо сформировать взаимоотношения со своим внутренним мужским объектом.

В поисках Кая, она готова увидеть его в любом, кто хоть как-то его напоминает. Она готова узнать его в Принце, которого не видела, ее даже не смущает, что Принц уже живет с Принцессой, она согласна принять эту иллюзию за реальность. Калшед, вслед за Винникотом, разводит понятия « воображение » и « фантазирование », где воображение является естественной психической функцией, налаживающей связь между внутренним миром и реальностью, в противовес которому фантазирование разрушает эту связь, уводя человека прочь от реальности в мир фантазий. Герде нужно научиться налаживать связь между ее фантазийным миром и реальностью. У нее есть искушение войти в этот опять «слишком идеальный» мир, наполненный снами, ей хочется сделать его своим. К счастью, она понимает, что принц — это не Кай. Она отказывается от своих инфантильных фантазий, от бессознательного желания занять чужое (материнское) место, она готова искать свой Анимус, представление о котором у нее уже есть в воображении.

Герда рассталась со своими инфантильными фантазиями, но у нее остались фантазии о себе самой, ее идеализированное представление о себе, о своей Персоне, в которой очень много заложено от идеализированного материнского Эго. Что это именно так, нам подсказывает то, как Герда покидает королевский дворец – в золотой карете, со слугами, прекрасно одетая. Чем сильнее мы идентифицируемся с идеализированной персоной, тем больше в нас непринятых теневых аспектов, и тем меньше нам хочется с ними встретиться. И тем больше мы уходим в фантазии и иллюзии по поводу нашего представления о себе, и тем больше мы отрываемся от реальности. Случается, что женщина настолько сильно идентифицирует себя с идеальными представлениями о своей Персоне, что уходит в фантазирование, и у нее уже не хватает сил выйти в реальный мир.

Но нужно учитывать, что нам необходима энергия наших фантазий, они дают возможность отдохнуть, собраться с силами, еще раз вспомнить, куда и зачем мы идем. Но эти иллюзии могут быть опасными, они могут привести к искушению отказаться от движения вперед, желанию остаться в этом красивом , полном снов мире, где все так доброжелательны и готовы помочь, в нашем представлении о себе — принцессе.

Главное — не оставаться надолго в этом состоянии. Позволить себе пофантазировать, отдохнуть, ведь так тяжело понимать, что путь — не закончен. Пережить разочарование, и начать движение вперед, взяв с собой часть фантазий о себе (карета, муфта и т.д.), с которыми придется вскоре расстаться, как и с Проводником, который на этой части пути выполнил свое предназначение.



МАЛЕНЬКАЯ РАЗБОЙНИЦА, или принятие своих теневых аспектов.

Вот Герда въехала в темный лес, но карета блестела, как солнце, и сразу бросилась в глаза разбойникам. Они не выдержали и налетели на нее с криками: «Золото! Золото!» Схватили лошадей под уздцы, убили маленьких форейторов, кучера и слуг и вытащили из кареты Герду.

Старуха разбойница с длинной жесткой бородой и мохнатыми, нависшими бровями, решила съесть Герду. Но вдруг: ее укусила за ухо ее собственная дочка, которая сидела у нее за спиной и была необузданна и своевольна.

- Она будет играть со мной! — сказала маленькая разбойница. — И будет спать со мной в моей постельке. Они приехали в логово разбойников.

Девочек накормили, напоили, и они ушли в свой угол, где была постлана солома, накрытая коврами. Повыше сидело на жердочках больше сотни голубей., Их надо держать взаперти, не то живо улетят!,- сказала разбойница.

К стене был привязан северный олень.

- Его тоже нужно держать на привязи, иначе удерет!

Разбойница попросила рассказать Герду ее историю. Вдруг лесные голуби проворковали:

- Курр! Курр! Мы видели Кая! Белая курица несла на спине его санки, а он сидел в санях Снежной королевы. Курр! Курр!

- Что вы говорите? — воскликнула Герда. — Куда же полетела Снежная королева?

- Она полетела, наверно, в Лапландию, — там ведь вечный снег и лед! Спроси у северного оленя, что стоит тут на привязи!

- Да, там вечный снег и лед, чудо как хорошо! — сказал северный олень. — Там прыгаешь себе на воле по бескрайним сверкающим ледяным равнинам! Там раскинут летний шатер Снежной королевы, а постоянные ее чертоги — у Северного полюса, на острове Шпицберген!

Тогда разбойница сжалилась и когда ее мать напилась и заснула, отвязала оленя, отдала Герде теплую одежду, огромные матушкины рукавицы, оставив себе Гердину муфту . Они попрощались и северный олень пустился во всю прыть, не останавливаясь ни днем, ни ночью. Хлебы были съедены, ветчина тоже, и вот Герда очутилась в Лапландии.

Отказавшись от мира иллюзий, Герда неизбежно сталкивается с реальностью, которая, после рафинированных фантазий, представляется ей жестокой и не справедливой. Первая, и самая пугающая фигура, которая встречается ей на пути – это Старуха — Разбойница. Ее можно отнести к теневым аспектам внутреннего материнского объекта. Уже после знакомства с ней, Герда узнает свою собственную тень, или, будет вернее сказать, ее части. В некоторой мере парадоксально, что встретиться со своей непринятой теневой фигурой мы можем только после знакомства с материнской тенью. Это хорошо было описано в книге Л.Л.Шапиро « Комплекс Кассандры», которая говорит, что в тени у девочки, как правило, находится негативная мать. Важным моментом в этой части рассказа является то, что Герда сначала знакомиться с самой Старухой — разбойницей, а потом уже с ее дочерью, которая по мере повествования встает на ее сторону. Как нам кажется, молодая разбойница символизирует личные теневые аспекты Герды. Можно предположить, что встреча со Старухой — Разбойницей, это принятие в свой внутренний мир каких-либо негативных материнских аспектов, и это дает ей возможность принять собственную тень. В некотором смысле, взаимодействие с дочерью Старухи- Разбойницы, является отождествлением с некоторыми аспектами негативной матери. Как упоминала Л.Л. Шапиро, без такого отождествления невозможно укрепление Эго.

Это говорит нам о том, что в жизни, пока мы находимся в состоянии идентификации себя с идеализированной персоной, мы не сможем встретиться со своими теневыми аспектами. Но когда мы начинаем взрослеть, и расстаемся с частью иллюзий, мы уже пережили разочарование в жизни, и кажемся себе достаточно умудренными опытом, верим, что после переживаний все пойдет легче. Мы имеем некоторое представление о себе, как о личности, хотя сами себя еще не знаем. Вот тогда мы и встречаем наши теневые части, наших разбойников в лесу. Которые обращают на нас внимание, потому что мы находимся в золотой карете, при уверенности, что мы обладаем определенными качествами, принципами, и т.д., и ни в коем случае не будем себя вести и чувствовать прямо противоположно. ( Предложение предлагаю переделать. Звучит очень плохо)

Иногда не просто принять собственную тень. Герда, которая до сих пор встречала на пути инициации доброжелательно настроенные к ней аспекты личности, сталкивается с чем-то опасным, грубым, страшным. Она вынуждена признать это, а так же есть и спать вместе с разбойницей. Именно благодаря этим процессам обмена энергиями и пониманию постулата « да, я оказывается не такая уж хорошая », совершается принятие своей тени. Это помогает высвободить большой пласт энергии, которая ранее была направлена на удержание Тени в Бессознательном. И тогда в рассказе непосредственное участие начинают принимать питомцы разбойницы, которые символизируют инстинктивные силы. Голуби, как символы скорого обновления жизни, вестники мира, подсказывают Герде, где находится Кай. Олень, одна из амплификаций которого — Проводник, отправляется в дальнейший путь вместе с Гердой.

Когда женщина застревает на этом этапе, она идентифицирует себя с собственной тенью, бывает склона к вызывающему, часто аддитивному поведению. Но этот этап крайне важен в жизни каждой из нас, так как личностной целостности можно достичь только после принятия собственных теневых аспектов.

Герда после принятия Тени становится взрослее, она приходит к пониманию, что лучше иметь теплые варежки, чем красивую, но не совсем подходящую для холодного климата Лапландии муфту. Так часто и происходит в жизни, принимая себя, со всеми своими плюсами и минусами, здраво оценивая свои силы, мы признаем необходимость действительно важных вещей и ценностей, а не тех которые были неосознанно переняты у общества или собственных родителей.

ЛАПЛАНДКА И ФИНКА, или встреча с достаточно хорошей матерью.

Олень остановился у жалкой избушки; крыша спускалась до самой земли. Дома была одна старуха лапландка. Северный олень рассказал лапландке всю историю Герды. Герда же так окоченела от холода, что и говорить не могла.

- Ах вы бедняги! — сказала лапландка. — Долгий же вам еще предстоит путь! Придется сделать сто миль с лишком, пока доберетесь до Финмарка, где живет Снежная королева . Я напишу пару слов на сушеной треске, а вы снесете ее финке, которая живет в тех местах и лучше моего сумеет научить вас, что надо делать.

Когда Герда согрелась, поела и попила, лапландка написала пару слов на сушеной треске, велела Герде хорошенько беречь ее, потом привязала девочку к спине оленя, и тот снова помчался. Так добежал олень с Гердой и до Финмарка и постучался в дымовую трубу финки. Финка, низенькая грязная женщина, ходила полуголая. Живо стащила она с Герды все платье, рукавицы и сапоги — иначе девочке было бы чересчур жарко. Она прочла письмо на треске, она сказала, что Кай в самом деле у Снежной королевы, но он вполне доволен и думает, что лучше ему нигде и быть не может. Причиной же всему осколки зеркала, что сидят у него в сердце и в глазу. Их надо удалить, иначе он никогда не будет человеком и Снежная королева сохранит над ним свою власть. Олень спросил у Финки не поможет ли та Герде. На что финка ответила: « Сильнее, чем она есть, я не могу ее сделать. Не видишь разве, как велика ее сила? Не видишь, что ей служат и люди и животные? Ведь она босая обошла полсвета! Не у нас занимать ей силу!». С этими словами финка подсадила Герду на спину оленя, сказала, чтоб тот оставил ее у куста с кранными ягодами. И тот бросился бежать со всех ног.

- Ай, я без теплых сапог! Ай, я без рукавиц! — закричала Герда, очутившись на морозе.

Но олень не смел остановиться, пока не добежал до куста с красными ягодами; тут он спустил девочку, поцеловал ее в самые губы, и из глаз его покатились крупные блестящие слезы. Затем он стрелой пустился назад. Бедная девочка осталась одна-одинешенька, на трескучем морозе, без башмаков, без рукавиц. И тогда Герда начала читать «Отче Наш». Из холода и тумана стали появляться маленькие ангелочки которые после с соприкосновения с землей превращались в ангелов со шлемами и копьями. Они согревали ее, и она могла идти дальше не боясь ничего. Так она добралась до чертогов Снежной королевы.

Эти женщины символизируют положительные аспекты материнского комплекса героини. Нужно отметить, что обе женщины живут в землянках, что может нам говорить об их близости к земле, к реальности. Хоть они и проявляют заботу о девочке, но делают это в меру, они позволяют ей нести ответственность за себя, за свои поступки. Они далеко не идеальны, к примеру, Финка забывает дать Герде рукавицы и сапоги. Это говорит нам о том, что Эго героини достаточно укрепилось, чтоб заботиться о себе, во внутрипсихической структуре героини появляется уже не идеализированный, а реальный материнский образ со своими достоинствами и недостатками. Герде уже не нужны помощники, она сама добирается до чертогов Снежной Королевы с тем, чтобы забрать у нее Кая.

Оказавшись одна, без обуви и рукавиц, против отрядов Снежной Королевы, Герда начинает молиться. Как часто в безвыходной ситуации, когда не остается надежды ни на собственные силы, ни на помощь других, когда все средства уже исчерпаны, когда нет ни физических сил, ни способности понять, помощь приходит из Трансцендентного. Можно считать ее Божьей помощью, можно, вслед за Марией Луизой фон Франц, помощью Бессознательного, но, в такие моменты, она дает силы идти дальше и дойти до конца.

С точки зрения диалектического закона «Отрицание отрицания», процесс принятия чего-либо начинается с отрицания. В начале, объект отвергается, как не приемлемый, затем благодаря отвержению, субъект получает возможность дистанцироваться от объекта, возникает возможность познания с последующим принятием, но уже обогащенного через познание. Так и жизни, нам для принятия внутреннего материнского объекта, необходимо вначале отвергнуть внутреннюю мать как негативную, с тем, чтобы получить возможность расщепить ее и впоследствии принять как достаточно хорошую, живую мать.

В жизни мы, проходя все эти стадии, создаем свой внутренний образ матери, что дает нам возможность заботиться как о себе, так и о других.

ЧТО ПРОИСХОДИЛО В ЧЕРТОГАХ СНЕЖНОЙ КОРОЛЕВЫ И ЧТО СЛУЧИЛОСЬ ПОТОМ,

или принятие Анимуса как партнера.

Во дворце Королевы сидел Кай. Он совсем посинел, почти почернел от холода, но не замечал этого Кай возился с плоскими остроконечными льдинами, укладывая их на всевозможные лады, пытаясь сложить слово «Вечность» . Снежная королева сказала ему: «Если ты сложишь это слово, ты будешь сам себе господин, и я подарю тебе весь свет и пару новых коньков, а я пока полечу в теплые края «. Но он никак не мог его сложить.

В это-то время в огромные ворота, входила Герда. Она свободно вошла в огромную пустынную ледяную залу и увидела Кая. Девочка сейчас же узнала его, бросилась ему на шею, крепко обняла его и воскликнула:

- Кай, милый мой Каи! Наконец-то я нашла тебя!

Но он сидел все такой же неподвижный и холодный. Тогда Герда заплакала; горячие слезы ее упали ему на грудь, проникли в сердце, растопили его ледяную кору и расплавили осколок. Кай взглянул на Герду, и узнал ее. Вместе им удалось составить слово «Вечность». Снежная королева могла вернуться когда угодно, — его вольная лежала тут.

Кай с Гердой рука об руку вышли из пустынных ледяных чертогов Когда же они дошли до куста с красными ягодами, там уже ждал их северный олень. Затем Кай и Герда отправились сначала к финке, отогрелись у нее и узнали дорогу домой, а потом к лапландке; та сшила им новое платье, починила свои сани и поехала их провожать.

Тут Кай и Герда простились с оленями и с лапландкой. Они въехали в лес и из леса навстречу путникам выехала маленькая разбойница; ей наскучило жить дома, и она захотела побывать на севере, а если там не понравится — и в других местах.

От нее Герда узнала, что принц и принцесса уехали в чужие края. Они тепло попрощались и каждый отправился своей дорогой. Они вернулись домой и только тут поняли как повзрослели за это время.

Рассматривая эту главу, мы исходили из мнения, что Анимус, находящийся в плену у материнского объекта, становится самостоятельной фигурой. У него есть задание, которое он должен выполнить. Это очень напоминает апполонический Анимус, у которого есть конкретное задание, — решить ребус. И решить его он может только с помощью достаточно укрепленного Эго. Пролитые слезы Герды оживляют захваченный материнским объектом Анимус. Во многих сказках именно пролитые слезы помогают героям справиться с проблемой. Они имеют живительную силу, помогают осуществить переход с одного этапа на другой: с этапа, где апполонический Анимус, не имеющий чувств и занятый разрешением логической задачи, оживает. Он уже не ущербный, в личности наступает гармония между чувствами, мыслями и действиями.

На этом этапе у Эго уже достаточно сил, расщепляя и принимая поэтапно внутренний материнский объект, мы укрепляли его. Именно поэтому в чертогах Снежной Королевы самой Королевы и не было, Герда, по большому счету интереорезировала ее определенные части в себе, и оставила архетипическую составляющую — саму Снежную Королеву, в Бессознательном. Наше Эго уже может пользоваться интуицией, инстинктами и находится в гармонии со своим Анимусом.

Возвращаясь к Ребусу, нам кажется, что требование Снежной Королеве заключается в том, чтобы личность гармонизировалась, и Анимус внутри женщины стал ее дополнением, и, собирая слово « Вечность», личность демонстрирует архетипу свою целостность.

В своем анализе мы разбирали инициацию девочки, которой нужно расщепить внутренний материнский объект, и пока она не нуждается в расщеплении Анимуса (это задача следующего этапа инициации). Ее главная задача-укрепление Эго, и нахождение своего Анимуса.

Список литературы:

1. Андерсен Г.Х. «Снежная Королева», изд. «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА», 2008;

2. Шапира Л.Л. «Комплекс Кассандры. Современный взгляд на истерию», изд. Независимая фирма «Класс», 2006;

3. Калшед Д. «Внутренний мир травмы», изд. «»Деловая книга, 2001;

4. Фон Франц М.Л. «Психология сказки. Толкование волшебных сказок», изд. «Б.С.К.», 2004;



5. Макдугалл Дж. «Театры тела», изд. «Библиотека психоанализа», 2007.


Смотрите также:
Женская инициация, или как принять Снежную Королеву
233.25kb.
1 стр.
Женская инициация. Принятие Анимуса
353.15kb.
1 стр.
Женская инициация
685.23kb.
4 стр.
Май 68-го: инициация в Постсовременность
193.92kb.
1 стр.
Рассказа Рюноскэ Акутагавы «Ворота Расёмон»
65.08kb.
1 стр.
Правила погрузки и разгрузки грузов требования к организации погрузочно-разгрузочных работ
75.96kb.
1 стр.
Инициация трансляции Стадия инициации, являющаяся «точкой отсчета»
100.28kb.
1 стр.
Да и каковы черты этой прозы?
36.37kb.
1 стр.
Демихова Кристина, 10 «В» класс, гбу оши «Губернаторская женская гимназия интернат»
48.6kb.
1 стр.
Психологическая помощь в кризисных ситуациях
2467.37kb.
13 стр.
-
49.8kb.
1 стр.
Тема №1 организация работы женской консультации диспансерное наблюдение беременных
5045.95kb.
24 стр.