Главная
страница 1
Губарев В. К. Санкционирование и инвестирование корсарского промысла в Вест-Индии (первая половина XVII в.) // Наука. Релігія. Суспільство. – Донецьк, 2006. - № 1. – с. 17-29.


УДК 94(729).03
В. К. Губарев

Донецкий национальный технический университет, Украина


САНКЦИОНИРОВАНИЕ И ИНВЕСТИРОВАНИЕ

КОРСАРСКОГО ПРОМЫСЛА В ВЕСТ-ИНДИИ

(первая половина XVII в.)
Статья посвящена исследованию особенностей санкционирования и инвестирования корсарских (каперских) и пиратских экспедиций, направлявшихся из Голландии, Англии и Франции, а также из их колоний против испанского торгового судоходства и прибрежных поселений в бассейне Карибского моря. Автор отмечает, что без официального одобрения со стороны правительственных кругов указанных держав и финансовой поддержки частных предпринимательских структур морской разбой в Вест-Индии не имел бы столь беспрецедентных масштабов.
Морской разбой в формах пиратства, каперства (корсарства), флибустьерства и рейдерства оказывал серьезное воздействие на социально-экономическую и политическую ситуацию в Вест-Индии на протяжении нескольких столетий – с 1530-х до 1820-х годов. Способствуя разорению навигации, сельского хозяйства, ремесла и торговли одних участников колониального освоения Америки, он, в то же время, приносил немалые выгоды тем, кто участвовал в грабительских предприятиях непосредственно или в роли покровителей и инвесторов.

История морского разбоя в Карибском регионе состоит из отдельных периодов, отличающихся друг от друга характером, составом участников, интенсивностью, масштабом, степенью эффективности и т.д. Соответственно, изучать данный исторический феномен необходимо в контексте тех экономических, социальных, политических, религиозных, национальных и прочих реалий, которые были характерны для того или иного конкретного периода.

Данная работа является частью более масштабного исследования по истории флибустьерского промысла в Вест-Индии в XVII в. Отдельные аспекты указанной темы уже освещались нами в ряде научных статей [1].

Цель и задачи настоящей статьи – проанализировать отношение правящих кругов и коммерческих структур европейских держав к антильскому морскому разбою в первой половине XVII в. (в период зарождения колониальных систем Англии, Франции и Голландии), определить, кто, когда и с какой целью оказывал покровительство корсарам и флибустьерам, кто финансировал разбойничьи экспедиции. Решение указанных задач позволит выяснить, имелась ли прямая зависимость между масштабами пиратско-каперского промысла в Карибском море и особенностями вест-индской политики западноевропейских морских держав в указанный период.

Источниками для изучения вест-индского пиратства служат разнообразные документы как официального, так и частного порядка: законодательные акты, инструкции, донесения послов, протоколы заседаний, официальная корреспонденция и переписка частных лиц, долговые расписки и обязательства организаторов и участников морских предприятий, дневники, мемуары и пр. Мы будем ссылаться на них в ходе анализа фактического материала.

Рассматриваемый период хронологически охватывает время с начала XVII в. до 1648 г. (т.е. до Вестфальского мира, который положил конец Тридцатилетней войне). Он характеризуется обострением противоречий между складывавшимися национальными государствами (Англия, Франция, Голландия) и противостоявшими им универсалистскими монархиями в лице испанских и австрийских Габсбургов. Войны, которые периодически вспыхивали в эту эпоху, неизбежно порождали на морях такое явление, как каперство (корсарство). Организаторами каперских экспедиций обычно были частные лица (купцы, судовладельцы), получавшие от официальных властей разрешение на захват кораблей и иной собственности, принадлежавших вражеской державе или ее подданным. Подобное разрешение в военное время выдавалось в виде каперского свидетельства (грамоты, патента, лицензии, поручения), а в мирное время – в виде репрессальной грамоты (т.е. свидетельства на право репрессалии). Нередко каперские свидетельства использовались в качестве правового прикрытия откровенного пиратства. Например, английские судовладельцы, желавшие и в мирное время отправлять свои корабли на охоту за испанскими призами (трофеями), могли купить каперскую грамоту у той страны, которая в тот период находилась в состоянии войны с Испанией, и, таким образом, «легализовать» свой пиратский бизнес.

Поскольку главными противниками испанской короны в Новом Свете в первой половине XVII в. были Голландия, Англия и Франция, логично рассмотреть особенности организации вест-индских корсарских экспедиций предпринимателями указанных государств.

Добившись в годы национально-освободительной войны (1566-1609) торговой гегемонии и поставив заморскую экспансию на уровень государственной политики, Голландия на рубеже XVI-XVII вв. стала на путь создания собственной колониальной империи. Опираясь на крупные военно-морские морские силы, торговый и каперский флот (12-15 тыс. судов), голландцы уже в начале XVII в. установили контроль над основными коммуникациями в Атлантическом океане, в том числе и в водах Испанской Америки. О значении Вест-Индии для голландских предпринимателей свидетельствуют следующие данные: между 1598 и 1605 гг. в среднем 10 голландских судов ежегодно отправлялись в Ост-Индию, 25 - в Западную Африку, 20 – в Бразилию, и 150 – в Карибское море. Во время переговоров с Испанией о заключении перемирия Генеральные Штаты сообщили испанской стороне, что они «намерены продолжать свою торговлю с Ост- и Вест-Индией будь то в обстановке всеобщего мира, перемирия или войны – в любом случае она будет иметь законные основания» [2, p. 54].

В период 12-летнего перемирия (1609-1621) активность голландских предпринимателей (контрабандистов, работорговцев и пиратов) в бассейне Карибского моря заметно снизилась, но с возобновлением военных действий (1621) и вплоть до заключения Мюнстерского мира (1648) голландская экспансия в Вест-Индии достигла наивысшей степени активности. Господство голландских каперов в водах Испанской Америки было обусловлено тем, что их деятельность санкционировалась Генеральными Штатами, а организатором и инвестором военно-пиратских предприятий стала Нидерландская Вест-Индская компания (далее ВИК). Основанная в июне 1621 г. благодаря стараниям купца В. Усселинкса, ВИК получила от правительства хартию, которая предоставляла ей 24-летнюю монополию на мореплавание и торговлю в Африке и Америке. Компания имела право заключать сделки и договора от имени Генеральных Штатов. Ей разрешалось строить форты, назначать губернаторов и командиров экспедиций, нанимать солдат и моряков. Чтобы облегчить финансовое положение компании, экспорт и импорт товаров, перевозившихся на ее судах, освобождался от пошлин в течение первых 8 лет. Кроме того, правительство согласилось ежегодно в течение 5 лет предоставлять компании вооружения на 200 тыс. гульденов, а также одолжить ей 16 военных кораблей и 4 яхты [3, p. 94].

Вест-Индская компания состояла из пяти палат, представлявших Амстердам, Зеландию (Мидделбурх), Маас (Роттердам), Северный район (города Западной Фризии), а также Гронинген и Фрисландию. Каждая палата имела своих директоров, назначаемых провинциальными штатами и городскими советами. От всех делегатов избиралось правление компании в составе 18 директоров. Девятнадцатым членом были Генеральные Штаты. Получившие название «Господа XIX», эти директора действовали с разрешения правительства и отчитывались перед ним [3, pp. 92-94; 4, pp. 25-48].

По данным К. Гослинги, среди пайщиков ВИК были, прежде всего, богатые купцы. Кроме того, деньги вносили представители дворянского сословия, ремесленники, служащие, пасторы и даже горничные – все, кто мечтал обогатиться за счет заморских авантюр. Поэтому суммы взносов колебались от 50 гульденов до 36 тыс. гульденов [3, p. 97]. Учредительный капитал ВИК в 7 млн. гульденов через несколько лет вырос до 35 млн. гульденов.

Основные функции ВИК состояли в ведении каперской войны против Испании и ее колоний и осуществлении торгово-колонизационной политики в границах, установленных хартией от 3 июня 1621 г. «Господа XIX» разработали грандиозный проект, названный «Великим», осуществление которого должно было парализовать Испанию за счет систематического террора в Вест-Индии, захвата Бразилии и невольничьего рынка в Африке. За период с 1621 по 1636 г. компания снарядила и отправила в Америку 806 кораблей и 67 тыс. человек, истратив на это 5 млн. гульденов. За это же время ее каперы захватили в Атлантике 547 испанских и португальских судов стоимостью 6 млн. 710 тыс. гульденов. Продажа их грузов в Голландии принесла 30 млн. гульденов дохода [5, p. 35]. В конце 1627 г. директорами ВИК был разработан план нападения на «серебряный флот», ежегодно перевозивший из Карибского региона в Испанию американские сокровища, а в 1628 г. П. Хёйн, получив под свое командование 31 судно, осуществил его захват у берегов Кубы. Добыча оценивалась в 11,5 млн. гульденов [6, p. 406]. Понятно, что отдельные пираты, лишенные солидной материальной поддержки со стороны метрополии, не могли и мечтать о таком призе. В дальнейшем успех П. Хейна пытались повторить многие голландские флотоводцы (А. Патер, К. Йол и др.), эскадры которых снаряжались все той же Вест-Индской компанией, но ни одному из них так и не удалось этого сделать.

С 1632 г. ВИК начала продавать особые лицензии, допускавшие к антииспанским экспедициям в Новом Свете частных лиц. Тот, кто приобретал такую лицензию, обязан был уважать подданных и союзников Голландии и не покушаться на их собственность; служить верой и правдой официальным представителям компании; оказывать в случае необходимости помощь кораблям компании; доставлять захваченную добачу только на компанейские склады и там сбывать ее; кметь на борту суперкарго – торгового агента ВИК; отдавать компании 20% прибыли от каперських операций [3, p. 108]. В 1633 г. Генеральные Штаты, получавшие определенную часть добычи от каперства, приняли специальное постановление, запрещавшее каперам, не имевшим лицензии от ВИК, действовать в Вест-Индии. Нарушителям грозили конфискацией судов и находившихся на их борту товаров.

В середине 30-х годов XVII в. ВИК разработала проект, предусматривавший «отдавать каждому владельцу судна двенадцать черных мужчин и женщин из добычи, в которую будут входить негры» [7, p. 410]. Тем самым компания хотела стимулировать захват корсарами испанских и португальских невольничьих судов.

В рассматриваемый период новым в пиратской практике стало снаряжение антииспанских экспедиций за пределами метрополии. Появление голландских, английских и французских колоний на Антильских островах, в Гвиане и Северной Америке позволило противникам Испании снаряжать каперские и пиратские корабли в непосредственной близости от районов промысла. Это снижало финансовые расходы инвесторов, сокращало время, необходимое для покрытия расстояний, обеспечивало снабжение кораблей свежим провиантом, людьми и т.д. Голландские каперы пользовались базами на островах Кюрасао, Сен-Мартен, Саба, Синт-Эстатиус и Тобаго, а также в Новых Нидерландах, Гвиане, в захваченных у португальцев портах Бразилии и на подконтрольных англичанам островах Санта-Каталина (Провиденс) и Тортуга. Значительная часть добычи свозилась каперами на остров Кюрасао (в группе Малых Антильских островов), захваченный у испанцев экспедицией Я. ван Вальбеека в 1634 г. и превращенный в главный центр контрабанды, работорговли и каперства. Здесь неоднократно бросал якорь знаменитый голландский корсар К. Йол по кличке Деревянная Нога [8]. Представитель ВИК на острове вел учет всей захваченной корсарами добычи и составлял отчеты о ней для «Господ XIX». В Новых Нидерландах снаряжением каперских кораблей занимались негоцианты Нового Амстердама (совр. Нью-Йорк). В 1646 г. больше десяти предпринимателей этого города финансировали экспедицию флибустьера В. Блаувельта, активно промышлявшего в Вест-Индии. Снаряжение фрегата «Ла Гарс» обошлось им примерно в 13 тыс. гульденов [9, pp.10-12].

Масштабы операций английских и французских корсаров в Карибском море в первой половине XVII в. значительно уступали размаху голландского морского разбоя. Тем не менее, их деятельность время от времени также поощрялась правительственными кругами и финансировалась частными компаниями, заинтересованными в этом специфическом виде предпринимательской деятельности.

Провал в 1623 г. проектов женитьбы наследника английского престола Карла на испанской инфанте, враждебное отношение королевского фаворита герцога Бэкингема к Испании способствовали оживлению английской колониальной экспансии. В 1624-1625 гг. правительство рассмотрело несколько проектов колонизации островов Вест-Индии. Еще до начала открытой войны с Испанией группе английских предпринимателей во главе с капитаном Т. Уорнером удалось закрепиться на одном из Малых Антильских островов – Сент-Кристофере, который стал «матерью Британской Вест-Индии» [10, pp. 2-11; 11, c. 186-188]. Между 1625-1633 гг. английские авантюристы захватили в бассейне Карибского моря острова Барбадос, Невис, Санта-Крус, Антигуа, Монтсеррат, Провиденс и Тортугу. С началом англо-испанской войны 1625-1630 гг. правительство Карла I открыто санкционировало английское приватирство (каперство) в Атлантике и Вест-Индии. 2 ноября 1625 г. король разрешил адмиралтейству выдать репрессальные грамоты купцам и судовладельцам, которым испанцы нанесли материальный ущерб и которые жаждали «получить удовлетворение на морях от подданных короля Испании» [12, p. 229]. Каперы обязаны были действовать под флагом своего государства, не нарушая законов и обычаев войны и придерживаясь полученных инструкций. Перед выходом в море они должны были оставлять в качестве залога определенную сумму денег; всю захваченную добычу должен был рассматривать и оценивать адмиралтейский суд, который узаконивал захваченное; команда каперского судна обязана была с уважением относиться к пленным [13, p. 410].

В постановлении Тайного совета от 3 ноября того же года указывалось: прежде чем получить репрессальное свидетельство, купцы или судовладельцы должны были представить в адмиралтейство доказательства того, что им действительно был нанесен ущерб подданными другого государства. Добычу каперы обязаны были доставлять только в английские порты и сохранять ее до решения верховного суда адмиралтейства. В случае затруднений при определении стоимости приза суд назначал особую комиссию из пяти человек для проведения описи и оценки награбленного. Далее, каперам запрещалось покушаться на корабли англичан и их союзников. После решения верховного суда адмиралтейства каперы могли свободно продавать свою добычу там, где хотели. Последний пункт постановления требовал, чтобы каперы еще до получения каперской лицензии передавали в адмиралтейство подробные сведения о названии своих кораблей, их вооружении, тоннаже, именах капитанов, численности экипажей и т.д. [12, pp. 229-231] Аналогичные правила действовали и в других морских государствах Западной Европы.

Среди важнейших английских пиратско-колонизационных предприятий первой половины XVII в. необходимо выделить Компанию острова Провиденс (далее – КОП), деятельность которой наглядно демонстрирует, кто и как направлял, организовывал и инвестировал антииспанские экспедиции англичан в Вест-Индию в годы, предшествовавшие буржуазной революции. Основание компании связано с именем лорда Р. Рича, получившего в 1618 г. титул графа Уорвика. Ему принадлежала целая флотилия каперских судов, промышлявших в водах Африки и Америки. В 1628 г. граф Уорвик и его компаньоны отправили в Карибское море три каперских судна, которые произвели разведку островов Сан-Андрес, Санта-Каталина и др., расположенных недалеко от берегов Никарагуа. В следующем году, подписавшись на акционерный капитал в 2 тыс. ф.ст., ассоциация Уорвика снарядила новую экспедицию в Вест-Индию, целью которой была колонизация острова Санта-Каталина, переименованного в Провиденс (совр. Провиденсия). Каперские свидетельства для этого предприятия были получены в адмиралтействе 28 сентября. Инвесторами выступили лондонский купец Дж. Дик, граф Уорвик, Н. Рич, Г. Барбер и Г. Госелл [14, pp. 50-52].

Планы организации компании, которая могла бы финансировать колонизацию Провиденса и соседних островов, ходили в кругах лондонской знати в течение лета 1630 г. и предусматривали первоначальный взнос в размере 200 ф.ст. К 19 ноября того же года в КОП вошли 19 акционеров. В отличие от других колониальных компаний, где подавляющее большинство вкладчиков составляли купцы, в ассоциации Уорвика численно преобладали джентри и аристократы. Со временем число пайщиков увеличилось. Королевский патент, подписанный 4 декабря 1630 г., предоставлял «Губернатору и Компании Авантюристов Города Вестминстера» монопольное право на торговлю в Вест-Индии между 10 и 20 с. ш. Этот патент удалось получить при посредничестве графа Голланда (брата Уорвика), который не внес ни пенни в паевой капитал компании, но был кредитован полным паем и получал свою долю при всех распределениях прибыли. Граф Голланд формально числился «губернатором» компании, его заместителем был купец Дж. Дик, казначеем выбрали Дж. Пима, секретарем – У. Джессопа. Компании была пожалована важная привилегия – право адмиралтейской юрисдикции [13, p. XIV].

Пока шло снаряжение экспедиции в Вест-Индию, в Мадриде был подписан англо-испанский мирный договор. Его содержание обнародовали в Англии 5 декабря. Тем не менее, графу Уорвику 10 января 1631 г. удалось получить разрешение Тайного совета на покупку у короны 20 пушек, боеприпасов и пороха. В инструкциях, переданных первому губернатору Провиденса Ф. Беллу и членам Совета острова, отмечалось: «Очевидно, что между нами (англичанами и испанцами, - В. Г.) нет мира на широте, где вы находитесь...» [14, pp. 95-96]. Поскольку на Провиденс постоянно наведывались голландские каперы, КОП рекомендовала губернатору сохранять с ними дружеские отношения. Должность «адмирала Провиденса» получил старый морской волк Д. Элфрит. В 1631 г., командуя корсарским кораблем «Си флауэр», он доставил на Провиденс 90 колонистов, после чего приступил к крейсерству против испанского судоходства. В числе его жертв был испанский фрегат, стоявший у побережья Ямайки.

С самого начала деятельности КОП колониальные торговцы средней руки и пираты, пытавшиеся упрочить свое положение на некоторых мелких островах Карибского моря, стали искать ее покровительства. Так, доктор физики С. Рэнд из лондонского Сити и купец Дж. Харт передали правлению компании просьбу контрабандистов и флибустьеров острова Тортуга поддержать их предприятие. Для содействия колонистам Тортуги, возглавляемым капитаном Э. Хилтоном, руководители КОП избрали специальную комиссию. В протоколах компании от 19 мая 1631 г. записано, что данная комиссия «образована для связи с агентами колонии из примерно 150 человек, поселившихся на Тортуге», а несколько недель спустя – что «плантаторы острова Тортуга просили компанию взять их под свое покровительство и позаботиться об их укреплении за вознаграждение из двадцатой части продуктов, производимых там ежегодно» [15, p. 59; 16, p. 538]. Решено было отправить на остров необходимые припасы, шесть пушек и военное снаряжение. Именно в это время Тортуга (наряду с островом Провиденс) приобрела славу крупного пиратского убежища. В 1633 г. сюда пожаловал на судне «Хантер» английский пират Т. Ньюмен. «Хантер» отплыл из Англии с несколькими пассажирами, чтобы, как было официально объявлено на таможне в Дувре, «рубить лес на Тортуге». Однако перед самым отплытием владельцы корабля заявили, что у них имеется голландское каперское свидетельство, разрешающее им захватывать испанские суда. Возле Канарских островов «Хантер» взял на абордаж два испанских судна, одно из которых было переоснащено на Тортуге и превращено в капер. Больше года Ньюмен разбойничал в водах Кубы, Эспаньолы и Пуэрто-Рико, заходя на Тортугу для пополнения запасов продовольствия, после чего, набив трюмы сокровищами, вернулся в Европу (декабрь 1634 г.) [17, c. 35].

После смерти Э. Хилтона (1634) авантюристы Тортуги избрали его преемником К. Уормли. В конце того же года остров посетил голландский шкипер Р. Эверстен. В письме директорам КОП он сообщал, что в колонии постоянно проживало около 150 человек, не считая французских буканьеров, бежавших сюда с Эспаньолы (совр. Гаити). В конце 1634 г. против них из Санто-Доминго была направлена испанская карательная экспедиция. В январе 1635 г. испанцы высадили на острове десант, захватили 70 пленных и, разорив табачные плантации, вернулись с трофеями на Эспаньолу [18, p. 43; 19, p. 83].

Компания острова Провиденс узнала о захвате Тортуги в марте 1635 г. и тогда же предприняла ряд мер по реоккупации острова. Новым губернатором Тортуги был назначен капитан Н. Рескеймер (Рискиннер) – предприимчивый фламандец, имевший опыт торговли с Вест-Индией. В Америку он отплыл в апреле на борту капера «Экспектейшн», имея при себе 20 ф. ст. наличными, флаг, барабан, 30 мушкетов, 10 пистолетов, 2 пушки, 33 бочонка пороха, пуль и фитилей, 30 сабель и инструменты. Однако правление его было недолгим. В начале 1636 г. директора КОП получили известие о том, что Рескеймер заболел тропической лихорадкой и умер. В январе 1637 г. на заседании правления КОП рассматривался новый проект отправки экспедиции на Тортугу, но он был отклонен «в виду сообщения о том, что жители оставили ее и переехали на Эспаньолу» [15, p. 62].

В марте 1635 г. граф Уорвик основал вспомогательную ассоциацию под названием «Губернатор и Компания Авантюристов Города Лондона для торговли на берегах и островах различных частей Америки» [18, p. 45]. К тому времени на острове Провиденс проживало около 550 белых колонистов и 90 негров-рабов. Остров и его главное поселение Нью-Вестминстер защищали не менее 13 фортов, в том числе такие крупные, как Форт-Генри, Блэк-Рок-Форт, Уорвик-Форт, Брук-Форт и Дарлис-Форт. Их артиллерия помогла колонистам отбить десант из 300 испанцев, высаженный с 7 кораблей в начале июля 1635 г. После этого нападения Карл I разрешил авантюристам Провиденса репрессии против испанцев, пообещав, что «если они что-нибудь захватят в Вест-Индии в виде репрессалии, это будет иметь законные основания» [16, p. 537]. Ни одно частное лицо не допускалось к захвату добычи у испанцев в пределах границ компанейского патента, если у него не было на то соответствующего разрешения компании.

В январе 1636 г. КОП объявила подписку на новый акционерный капитал в 10 тыс. ф.ст. К середине того же года удалось подписаться на 3900 ф.ст. (Уорвик внес 500 ф.ст., Сей-и-Сил – 500, Рич – 500, Пим – 500, Вудкок – 500, Баррингтон – 500, Найтли – 400, Рэдиерд – 250, Уэллер и Аптон – 250 ф.ст.) и к этому лорд Брук добавил 1000 ф.ст. [14, p. 224]. Компания заявила, что отныне одной из главных ее задач будет «досаждение испанцу (испанскому королю, - В.Г.) и перехват его сокровищ, с помощью которых он беспокоит и подвергает опасности многие христианские страны и разжигает войны против последователей реформаторской религии» [14, p. 248]. Основная часть капитала компании пошла на снаряжение трех корсарских кораблей – «Блэсинг», «Экспектешн» и «Гуд хоуп». По предложению казначея компании, Дж. Пима, было заключено соглашение с государственным секретарем Англии Э. Конвеем, который передал КОП право на репрессии против испанцев, полученное им от принца Оранского. За это компания обязалась отдавать ему 1/5 часть добычи, захваченной в силу данной каперской лицензии. Лондонский купец У. Вудкок, являвшийся собственником корабля «Гуд хоуп», также должен был получать 1/5 часть с добычи, взятой этим судном [20, c. 75].

Инструкции, переданные капитанам каперских судов, носили сходный характер, и все последующие указания КОП, касавшиеся захвата призов и дележа добычи, были основаны на них. Долевое участие моряков в призах приравнивалось к фиксируемой заработной плате. Матросам разрешалось грабить все, что находилось на палубе вражеского судна; кроме того, им шла 1/3 часть доходов, вырученных от продажи призов. В случае захвата бедного приза его вместе с призовой командой предписывалось отправлять на Провиденс; богатые призы необходимо было отводить прямо в Англию. Захваченных на призах африканских невольников надлежало продавать плантаторам на Провиденсе (только ловцы жемчуга объявлялись собственностью КОП). В случае необходимости капитаны могли объединяться и оперировать совместно с голландскими каперами.

В это же время КОП установила деловые связи с уже упоминавшимся пиратом Т. Ньюменом, разбойничавшим в Карибском море в 1633-1634 гг. на судне «Хантер». Ньюмен предложил компании организовать очередную корсарскую экспедицию в Вест-Индию. Девять джентльменов-авантюристов выделили на дело 1250 ф.ст., и к этой сумме сам пират добавил 400 ф.ст. Были зафрахтованы корабль «Хэппи ритарн» и пинасса «Провиденс», отплывшие в августе 1636 г. Их крейсерство оказалось успешным, было взято много призов, включая корабли с африканскими невольниками [7, p. 4].

Летом 1638 г., потеряв несколько своих кораблей, КОП перестала вкладывать деньги в снаряжение каперских экспедиций; но, не желая отказываться от возможных прибылей, которые сулил морской разбой в Вест-Индии, она организовала выдачу каперских свидетельств частным лицам, оставив за собой право на получение 1/5 части добычи. В том же году граф Уорвик передал свои права на каперство некоему Мэршему, капитану военного корабля «Пеннингтон», а тот перепродал каперское свидетельство капитану Шептону, командовавшему судном «Маркус». Последний в компании с судном «Виктори» захватил близ Санто-Доминго испанский корабль «Бонавентуре», собственники которого обратились с иском в английские судебные инстанции. Суд постановил: приз вернуть владельцам, а убытки покрыть за счет корсаров [21, p. 263].

В июле 1639 г. каперское свидетельство от КОП получил капитан Дж. Делл. Его экспедицию в Вест-Индию финансировали купец-гугенот из лондонского Сити А. де Лео и ряд его компаньонов.

В том же году новым губернатором Провиденса стал протеже графа Уорвика капитан Н. Батлер. Колонистам острова он был рекомендован как «человек весьма доброй судьбы и опыта, бывший прежде солдатом на море и на суше». Спустя несколько месяцев после прибытия на Провиденс Батлер установил тесные связи с голландскими каперами, сбывавшими на острове свою добычу, и договорился с ними о совместной экспедиции в Гондурасский залив. Они отплыли в конце лета 1639 г. и захватили порт Трухильо. Чтобы спасти город от разрушения, жители заплатили корсарам выкуп в 16 тыс. пиастров (частью в слитках, частью грузом индиго) [22, p. 181; 23, p. 210].

В 1638-1640 и 1642-1644 гг. несколько антииспанских экспедиций в Вест-Индию совершил капитан У. Джексон. Его первое плавание финансировал лондонский купец М. Томпсон и предприниматели из Корнуэлла. Прибыв в Карибское море весной 1639 г., Джексон захватил богатую добычу в Никарагуа, а затем, посетив Провиденс, отправился в Новую Англию. Там он сбыл большую часть награбленного, после чего снова ушел на промысел в Вест-Индию. В конце концов, взяв еще несколько испанских призов, Джексон в конце 1640 г. вернулся на родину [14, p. 270].

Активная антииспанская политика КОП заставила Мадрид принять энергичные меры по уничтожению английских баз в Карибском море. Опираясь на решение совместного заседания Государственного совета, Военного совета и Совета по делам Индий, состоявшегося 11 декабря 1636 г. под председательством Филиппа IV, губернаторы Санто-Доминго и Картахены подготовили военную экспедицию против Провиденса. Эта экспедиция, в состав которой входили 9 кораблей и более 2 тыс. человек, атаковала остров в 1641 г. и захватила его. Испанцам достались 600 негров-рабов, пушки, боеприпасы, большое количество золота, индиго и кошенили общей стоимостью 500 тыс. дукатов [18, p. 49].

Чтобы компенсировать убытки, вызванные потерей Провиденса, граф Уорвик и другие члены КОП совместно с М. Томпсоном и некоторыми купцами из Сити финансировали новую экспедицию капитана У. Джексона в Вест-Индию. Джексон отплыл из Англии в июле 1642 г. с тремя кораблями; вице-адмиралом флотилии был старый служащий КОП капитан С. Экс. Прибыв на Барбадос 27 сентября, Джексон объявил местным колонистам о своем намерении предпринять набег на испанские поселения в карибском регионе. Обещание богатой добычи помогло ему завербовать на Барбадосе 650 человек, к котoрым на Сент-Кристофере присоединились еще 250. К началу ноября на 7 кораблях флотилии разместилось более 1100 человек. Почти два года англичане разбойничали в бассейне Карибского моря и в Мексиканском заливе, а затем с большой добычей ушли на Бермудские острова, где поделили награбленное [10, p. XXVII; 23, p. 227; 14, p. 317].

Таким образом, политика КОП, выражавшаяся в привлечении инвесторов к организации каперских экспедиций против испанского судоходства и поселений в Вест-Индии, способствовала расцвету английского морского разбоя в указанном регионе и приносила немалые доходы тем, кто стоял за спиной корсаров.

Во Франции с конца XVI в. и до середины XVII в. организация корсарских экспедиций в Вест-Индию осуществлялась отдельными частными лицами – дворянами и купцами-арматорами из приморских провинций (в основном из Нормандии), а также небольшими частными компаниями. Некоторые предприятия санкционировались герцогом А. де Монморанси, наследственным адмиралом Франции (до середины 1620-х годов). Каперские свидетельства арматоры приобретали либо у него, либо у короля.

Документы из архивов Нормандии дают представление о том, как осуществлялось снаряжение вест-индских экспедиций во Франции. Во фрахтовом контракте участвовали три заинтересованные стороны: владелец судна (арматор), команда и поставщик (купец). Арматор обязывался сдавать судно в наем в хорошем состоянии; капитан набирал команду; поставщик обеспечивал снабжение судна необходимыми инструментами, продовольствием, оружием и пр. В контракте указывались название судна, имена владельцев, капитана и пайщиков, количество матросов, день отплытия, цель экспедиции, место назначения (регион), выделенные на снаряжение корабля суммы и условия дележа будущей добычи [24, pp. 8-12]. Размеры ссуд обычно варьировались от 30 до 350 ливров (максимум – 1200 ливров), а общая сумма займа обычно не превышала 2,5 – 3 тыс. ливров. Убытки от предприятия покрывались за счет корсара [24, pp. 167-170, 213].

Среди нормандских капитанов, которые между 1600 и 1617 гг. занимали деньги (в среднем под 50%) у негоциантов Руана, Онфлёра, Дьеппа, Гавра и др. городов на снаряжение экспедиций «к островам Перу» (т.е. в Вест-Индию), можно отметить О. Лериси де ла Мориньер-Понпьера, его компаньона Р. Муйена д’Анжервиля, Д. Пуйена, Ж. Ле Лиевра, Ф. Бертело, Ж. Аппарока, Пьера Нормандца, Н. Препена, Ла Шене и Ж. Бара. Поскольку испанские власти не церемонились с пойманными иностранными корсарами и контрабандистами, лишая их не только собственности и свободы, но подчас и жизни, французский король Генрих IV в 1607 г. объявил, что все суда и товары, захваченные у испанцев в Вест-Индии и доставленные в порты Франции, будут считаться законной добычей. Подобные заявления не могли не стимулировать рост активности французских корсаров, в распоряжении которых, по данным Ш. де ла Ронсьера, имелось около 800 судов [25, p. 344].

Начавшаяся в Европе Тридцатилетняя война (1618-1648) дала дополнительный толчок развитию корсарства в Атлантике. Хотя Франция официально не вступала в эту войну до 1635 г., французский двор был заинтересован в поражении испанских и австрийских Габсбургов, а французские предприниматели хотели использовать этот общеевропейский конфликт для упрочения своих позиций в Новом Свете. Весной 1618 г. в Дьеппе началась подготовка вест-индской экспедиции в составе 4 кораблей с 350 людьми на борту. Возглавил ее капитан Ш. Флери, старый партнер пирата Ж. Бара. Флотилия вышла в море в июне того же года, проследовала к берегам Испании, затем к островам Зеленого Мыса и к побережью Бразилии. Оттуда Флери отправился в Карибское море и в апреле 1619 г. появился у о. Мартиника. Вскоре на Малые Антильские острова прибыли и другие французские корсары: Ж. де Монтрейль (снаряженный О. Лериси де ла Мориньер-Понпьером), Ж. де Наге де Сен-Жорж, Ж. Друэ и пр. Объединившись с голландскими и английскими корсарами, они в течение года крейсировали в районе Больших Антильских островов и в Мексиканском заливе. На родину Флери вернулся в июле 1620 г.

В 1620-1624 гг. на просторах Карибского моря стали появляться новые авантюристы из Франции: П. Белен д’Эснамбюк, Э. Декевиль, Н. Ле Лонг, У. де Руассе де Шардонвиль и др. С деятельностью нормандских корсаров Эснамбюка и Руассе связано основание первой постоянной французской колонии на острове Сент-Кристофер (1625) [26].

Вырастив на указанном острове пробный урожай табака, Эснамбюк и Руассе отправились летом 1626 г. во Францию. Табак они продали на выгодных условиях, но главной целью их возвращения на родину был поиск покровителей, способных поддержать их антильское предприятие. В Париже, разрекламировав плодородие и чудесный климат Сент-Кристофера, они сумели заинтересовать ряд купцов и арматоров перспективой освоения богатой французской колонии на островах Вест-Индии. Сам кардинал Ришелье, назначенный в октябре генеральными сюринтендантом навигации и торговли Франции, проявил интерес к проектам Руассе и Эснамбюка.

2 октября 1626 г. капитаны Руассе и Эснамбюк получили от правительства исключительную привилегию на колонизацию Сент-Кристофера и других Малых Антильских островов. При поддержке Ришелье 31 октября того же года была организована акционерная Компания Сент-Кристофера – «для освоения и заселения островов Сент-Кристофер, Барбада [Барбадос] и других, расположенных у входа в Американский залив между одиннадцатым и восемнадцатым градусами [к северу] от линии экватора, которые не заняты христианскими правителями, чтобы обучить жителей названных островов католической, апостольской и римской религии, и чтобы обмениваться и торговать там продуктами и товарами, которые можно будет собирать и вывозить с названных островов и из соседних мест... во Францию... в течение двадцати лет» [27, p. 509].

Учредительный капитал компании был сравнительно невелик - около 45 тыc. ливров. Кардинал Ришелье внес пай в 2 тыс. ливров и предоставил компании судно, стоившее 8 тыс. По 2 тыс. ливров внесли также маркиз д’Эффиа – сюринтендант финансов, один из доверенных людей кардинала; Ж. де Флессель – президент Счетной палаты: Т. Моран – казначей и государственный советник; Г. де Генего – тоже казначей и государственный советник; интендант финансов К. Корнюель; придворный Бардэн-Руар; секретарь кардинала «по морским делам» И. Мартэн де Мовуа; секретарь флота Ж. Канелэ де Артелэ, который к своему паю добавил также пай г-на Камиля. Ж. Феррьер, служащий маркиза д’Эффиа, внес 1 тыс. ливров. Наконец, по 2 тыс. ливров вложили в предприятие некто Марион и Лардюка [27, p. 510]. Капитаны Руассе и Эснамбюк должны были построить на Сент-Кристофере форт, истратив на это 3 тыс. ливров.

Поскольку члены компании несли основные расходы по снаряжению экспедиции в Вест-Индию, они должны были получать половину всех доходов с Сент-Кристофера. Десятая часть прибылей шла в пользу Эснамбюка и Руассе, столько же – в пользу короля [19, p. 19].

Подготовка экспедиции осуществлялась в Париже и в Гавре секретарями Мартэном и Канелэ. В Бретани братья У. де Руассе и К. де Руассе де ла Трентьер взяли на борт пинассы «Кардинал» и флибота «Виктуар» соответственно 70 и 140 человек; Эснамбюк снарядил в Гавре свой корабль «Католик» (250 т) и взял на борт 322 человека. Большинство пассажиров были кабальными слугами – как правило, в эту категорию переселенцев попадали разорившиеся крестьяне и ремесленники. Кроме кабальных слуг, за море отправились наемные солдаты и миссионеры – неизбежные спутники колониальных экспедиций.

Корабли вышли в море 24 февраля 1627 г., а к месту назначения прибыли 8 мая. Чтобы избежать разногласий с английскими поселенцами, проживавшими на Сент-Кристофере с 1624 г., представители двух наций решили заключить договор о разделе острова. Соглашение было подписано 13 мая 1627 г. с английской стороны – капитаном Т. Уорнером, с французской - П. Беленом д’Эснамбюком. Центральная часть Сент-Кристофера осталась за англичанами; Эснамбюк взял во владение северную часть, или Каптер, с центром в Пуан-де-Сабле; Руассе обосновался в южной части, где заложил современный Бастер и новый форт. В договоре имелись пункты, предусматривавшие совместные акции против индейцев и испанцев. Однако самым любопытным был пункт, согласно которому, в случае войны между Англией и Францией в Европе, колонии на Сент-Кристофере должны были сохранять нейтралитет [10, p. XVIII].

Последующие события показали, что английские и французские колонизаторы не могли мирно сосуществовать на Сент-Кристофере. В то время как английская колония крепла и разрасталась, французская колония переживала кризис. Руассе вынужден был отправиться во Францию за помощью – необходимо было достать новых рекрутов, амуницию и провиант. Пока он отсутствовал, на остров случайно зашло голландское судно, снабдившее французов продовольствием в кредит – в счет будущего урожая табака. Взяв на борт «Кардинала» 150 переселенцев, Руассе вернулся на Сент-Кристофер в мае 1628 г. Однако радикально улучшить состояние колонии не удалось. Воспользовавшись численным превосходством, англичане захватили часть французской территории, одновременно запретив Эснамбюку строить укрепления в Пуан-де-Сабле. Разгневанному нормандцу пришлось ехать с жалобой к кардиналу Ришелье.

Ришелье, встревоженный сообщениями о чрезмерной активности англичан в Новом Свете, а также сведениями о подготовке большой испанской экспедиции на Антиллы, велел снарядить корсарскую флотилию из 10 кораблей, командиром которой назначили Ф. де Ротонди де Каузака. Последний, смотря по обстоятельствам, должен был либо заключить новый договор о дружбе с англичанами, либо изгнать их с Сент-Кристофера, после чего отправиться в Виргинию и разорить там все английский поселения. Переданные де Каузаку инструкции были составлены в Гренобле 18 февраля 1629 г. Несмотря на то, что 24 апреля в Сузе между Англией и Францией был подписан договор о мире, главная цель экспедиции осталась прежней.

Флотилия Каузака снаряжалась в Гавре. В это время Компании Сен-Кристофера оказали материальную поддержку ряд арматоров, в том числе И. де Разильи и О. Лереси де ла Мориньер-Понпьер. К началу июня 6 линейных кораблей и 4 легких судна были готовы выйти в море. Каузак должен был идти на флагмане «Труа Руа»; вице-адмирал Ж. Леруа-Дюмэ – на «Интенданте»; корсар из Дюнкерка капитан Жирон, известный как Куарлэ, - на «Серф волане»; капитан Ла Птитьер – на судне «Сент-Мари»; капитан Мориньер-Понпьер – на своем корабле «Дофин»; капитан Дез Ломбар – на «Эгле»; капитан Лассиз – на «Кардинале»; капитан Эрве – на «Сент-Анне». Барка Понпьера и галиот Жирона использовались в качестве транспортов [25, p. 653].

5 июня 1629 г. флотилия Каузака покинула Гавр, имея на борту несколько сот эмигрантов из Нормандии, рекрутированных Эснамбюком. Совершив трансатлантический переход, во время которого французы захватили два торговых судна (одно из Англии, другое из Гамбурга) и потеряли несколько своих кораблей, Каузак стал на якорь у южного побережья Сент-Кристофера, в Бастере, высадив на берег около 300 переселенцев. Появление флотилии Каузака изменило соотношение сил на острове в пользу французов. Э. Уорнеру, исполнявшему обязанности губернатора английской колонии, был послан ультиматум с требованием вернуть французским колонистам захваченные у них земли, но англичанин начал тянуть время, уповая на скорое прибытие английской эскадры. Не дождавшись положительного ответа, Каузак 2 августа 1629 г. направился к английскому рейду с 6 кораблями и баркой Понпьера. 31 орудие форта Чарлз и пушки 5 английских кораблей, стоявших на рейде, открыли по французской эскадре огонь. В ходе трехчасового сражения французы потеряли убитыми 43 человека, но победа все же осталась за ними. Из пяти английских кораблей улизнуть удалось только одному.

На следующий день к эскадре подошла барка под белым флагом. Уорнер заявил протест в связи с незаконными действиями французской стороны. В ответ Каузак еще раз потребовал, чтобы англичане ушли с захваченной ими французской территории и не мешали Эснамбюку укреплять Пуан-де-Сабль. Утром следующего дня Уорнер в сопровождении нескольких офицеров снова поднялся на борт французского флагмана. Условия ультиматума были приняты. Новый договор был подписан в соответствии с требованиями французской стороны, и в знак «вечной дружбы» Каузак вернул англичанам захваченные у них корабли.

11 августа французы овладели соседним островом Синт-Эстатиус, где был заложен небольшой форт с 6 пушками, построены хижины и оставлены 120 человек под командованием капитана Сен-Томаса. После этого французская эскадра разделилась: капитан Жирон с одним или двумя кораблями осуществлял разведку окрестных вод и островов; два или три судна были отправлены грабить испанцев; корабль «Кардинал» Каузак отослал во Францию, а два судна, «Труа Руа» и «Нотр-Дам», остались в его распоряжении на Синт-Эстатиусе.

В сентябре 1629 г. испанский флот, состоявший из 35 больших галеонов и 14 торговых кораблей и находившийся под командованием Ф. де Толедо, неожиданно атаковал английские и французские поселения на Сент-Кристофере [10, pp. XXIII-XXIV, 11-12]. Серьезного сопротивления испанцам оказано не было. У. де Руассе с частью колонистов погрузился на борт двух кораблей капитанов Жирона и Роза, надеясь перебраться на соседний остров Антигуа, но шторм отбросил их на север к острову Сен-Мартен. Здесь Руассе, сговорившись с несколькими офицерами и солдатами, заставил капитана Роза отвести его корабль «Сент-Анн» во Францию. На родине Руассе обвинили в государственной измене, заковали в кандалы и посадили в Бастилию. Что касается Каузака, то он, обнаружив испанскую армаду, поспешно эвакуировал французскую колонию с Синт-Эстатиуса и в декабре 1629 г. пришел во Флиссинген (Нидерланды).

После ухода испанского флота капитан Жирон вернулся к Сент-Кристоферу с группой беженцев и, как свидетельствует хроника, «насильно высадил их опять» [10, p. 20]. Вскоре сюда пожаловали французы, укрывшиеся во время испанского нападения на островах Монтсеррат, Сен-Бартельми и Ангилья, а также отряд под командованием Эснамбюка. Благодаря его стараниям французская часть Сент-Кристофера была снова колонизована и превращена в плацдарм для последующей французской экспансии в Вест-Индии.

Хотя французская колония на Сент-Кристофере в первой половине XVII в. оставалась сравнительно небольшой и малолюдной, а Франция по масштабам внешней торговли продолжала отставать не только от Голландии и Англии, но и от Испании, приобретение удобного форпоста в карибском регионе способствовало усилению позиций Франции на международной арене, создавало благоприятные условия для нового, более эффективного этапа французской колониальной экспансии в Вест-Индии, во время которого (с 1635 по 1648 г.) французским колонистам и корсарам удалось утвердиться на островах Гваделупа, Мартиника, Тортуга, Сен-Бартельми, Сен-Мартен и в западной части Гаити. Их деятельность проходила в основном в рамках патента, полученного Компанией островов Америки в феврале 1635 г. Король Людовик XIII передал акционерам этой компании (как правопреемнице Компании Сент-Кристофера) в «вечное» владение все острова Вест-Индии, лежащие между 10º и 30° с. ш., а также 20-летнюю монополию на коммерческую деятельность в указанном регионе. В 1642 г. права Компании островов Америки были подтверждены и расширены, однако из-за тяжелого финансового положения собственники компании в 1649 г. вынуждены были продать почти все свои владения частным лицам. Острова Гваделупа, Мари-Галант и Лас-Сантас продали г-ну Буассару за 73 тыс. франков; Мартиника, Сент-Люсия, Гренада и Гренадины достались г-ну Дюпарку за 60 тыс. франков; Сент-Кристофер, Сен-Мартен, Сен-Бартельми, Санта-Крус и Тортуга перешли во владение Мальтийского ордена за 40 тыс. эскудо [28, pp. 222-223]. Самая крупная пиратская база возникла в эти годы на острове Тортуга; о ней мы уже рассказывали в одной из статей [17]

Подводя итог, отметим, что формирование и развитие карибского очага морского разбоя как в XVI в., так и в первой половине XVII в. было тесным образом связано с колониальными устремлениями соперников испанской короны – Голландии, Англии и Франции. Особенно активно пираты и корсары действовали в регионе Вест-Индии в годы открытых военных конфликтов, когда грабительские цели заморских экспедиций можно было прикрывать лозунгами защиты «национальных интересов» и при этом узаконивать разбой путем выдачи владельцам частных судов каперских или репрессальных грамот. Наибольшие масштабы в указанный период имел голландский морской разбой, вылившийся в 1621-1648 гг. в беспрецедентную каперскую войну. Менее активными были их английские и французские «коллеги» по ремеслу, однако и в их деятельности прослеживается тесная связь между политическими устремлениями правительственных кругов (периодически санкционировавших каперские операции), и экономическими интересами частных предпринимателей (регулярно финансировавших антииспанские экспедиции). Наконец, характерной особенностью данного периода заморской экспансии было появление английских, французских и голландских колоний на островах Вест-Индии, что позволяло пиратам и корсарам использовать их в качестве постоянных убежищ, мест отдыха, баз снабжения и рынков сбыта награбленной добычи.


Литература


  1. См.: Губарев В. К. Роль Нидерландской Вест-Индской компании в сокрушении торгово-колониального могущества Испании в 1621-1648 гг. // Наукові праці Донецького національного технічного університету. Серія „Гуманітарні науки”. Вип. 30. – Донецьк: ДонНТУ, 2001. – С. 44-48; Губарев В. К. Неофициальная война: особенности англо-испанского соперничества в Вест-Индии в 1660-1671 гг. // Наукові праці Донецького національного технічного університету. Серія „Гуманітарні науки”. Вип. 57. – Донецьк: ДонНТУ, 2002. – С. 40-50; Губарев В. К. Тортуга – цитадель флибустьеров (1630-1692 гг.) // „Наука. Релігія. Суспільство”. – Донецьк: ДІШІ, 2004. - № 3. – С. 33-44; Губарев В. К. Флибустьерский кодекс: образ жизни и обычаи пиратов Карибского моря (60-90-е годы XVII в.) // „Наука. Релігія. Суспільство”. – Донецьк: ДІШІ, 2005. - № 3. – С. 39-49; Губарев В. К. Компания острова Провиденс и англо-испанское соперничество в Вест-Индии в 1630-1644 гг. // Наукові праці Донецького національного технічного університету. Серія „Гуманітарні науки”. Вип.. 86. – Донецьк: ДонНТУ, 2005. – С. 73-80.

  2. Parker G. Spain and The Netherlands, 1559-1659. – L., 1979.

  3. Goslinga C. Ch. The Dutch in the Caribbean and on the Wild Coast: 1580-1680. – Assen, 1971.

  4. Boxer C. R. The Dutch seaborne empire: 1600-1800. – L., 1966.

  5. Cordova-Bello E. Compañias holandesas de navegacion, agentes de la colonizacion Neerlandesa. – Sevilla, 1964.

  6. Boxer C. R. Piet Heyn and the Silver-Fleet // History Today, XIII (June, 1963). – P. 398-406.

  7. Documents illustrative of the History of the Slave Trade to America / Ed. by E. Donnan.- N. Y., 1969. – Vol. III.

  8. Подробнее об этом корсаре см.: Губарев В. К. Одиссея пирата «Деревянная Нога» // «Непоседа». – 2000. - № 9. – С. 37-42.

  9. Privateering and Piracy in the Colonial Period: Illustrative Documents / Ed. by J. F. Jameson. – N. Y.: The Macmillan Company, 1923.

  10. Colonising expeditions to the West Indies and Guiana, 1623-1667 / Ed. by V. T. Harlow. – L.: Hakluyt Soc. Publ., 1925.

  11. Губарев В. К. Первая английская колония в Вест-Индии // «Вопросы истории». – 1980. - № 5. – С. 186-188.

  12. Acts of the Privy Council of England. 1625-1626. – L., 1934.

  13. Documents relating to law and custom of the sea / Ed. by R. G. Marsden. – L.: Navy Records Soc., 1916. – Vol. II.

  14. Newton A. P. The Colonising Activities of the English Puritans. The last phase of the Elizabethan Struggle with Spain. – N. Y.: Kennikat Press, 1966.

  15. Haring C. H. The Buccaneers in the West Indies in the XVII Century. – Hamden, Conn., 1966.

  16. Barbour V. Privateers and Pirates of the West Indies // The American Historical Review. – April 1911. – Vol. XVI. - № 3.

  17. Губарев В. К. Тортуга – цитадель флибустьеров (1630-1692 гг.) // „Наука. Релігія. Суспільство”. – Донецьк: ДІШІ, 2004. - № 3. – С. 33-44.

  18. Hamshere C. The British in the Caribbean. – L.: Weidenfeld and Nicolson, 1972.

  19. Crouse N. M. French Pioneers in the West Indies, 1624-1664. – N. Y., 1940.

  20. Губарев В. К. Компания острова Провиденс и англо-испанское соперничество в Вест-Индии в 1630-1644 гг. // Наукові праці Донецького національного технічного університету. Серія „Гуманітарні науки”. Вип.. 86. – Донецьк: ДонНТУ, 2005. – С. 73-80.

  21. Marsden R. G. Early Prize Jurisdiction and Prize Law // The English Historical Review. – 1910. – Vol. XXV. – Part. II.

  22. Newton A. P. The European nations in the West Indies, 1493-1688. – L.: A and C Black Lmd., 1933.

  23. Burns A. History of the British West Indies. – L.: Allen, 1954.

  24. Documents relatifs a la marine normande et a ses armements aux XVI et XVII siecles / Publ. par Ch. et P. Breard. – Rouen. 1889.

  25. Ronciere Ch. de la. Histoire de la marine française. – P., 1910. – T. IV.

  26. Губарев В. К. Колонизация Сен-Кристофера (эпизод из истории французского проникновения в Вест-Индию) // Средневековый город. Вып. 10. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1991. – С. 155-163.

  27. Les papiers de Richelieu / Par P. Grillon. – P., 1975. – T. 1.

  28. Peña Batlle M. A. La isla de la Tortuga. – M., 1977.



В. К. Губарев

Санкціонування та інвестування корсарського промислу в Вест-Індії (перша половина XVII ст.)
Статтю присвячено дослідженню особливостей санкціонування і фінансування корсарських (каперських) і піратських експедицій, що направлялися з Голландії, Англії і Франції, а також з їхніх колоній проти іспанського торгового судноплавства і прибережних поселень у басейні Карибського моря. Автор відзначає, що без офіційного схвалення з боку урядових кіл зазначених держав і фінансової підтримки приватних підприємницьких структур морський розбій у Вест-Індії не мав би таких безпрецедентних масштабів.
V. K. Gubarev

Sanctioning and investing of the privateering expeditions in the West Indies (the first half of the XVIIth Century)
The given article contains the analysis of the particularities of approbation and investing the Dutch, English and French privateering expeditions, which were directed against the Spanish trade navigation and coast settlings in the Caribbean. The author notes that sea robbery in the West Indies had not unprecendented development if was not an official support of governments and investments of businessmen.


Смотрите также:
Санкционирование и инвестирование
289.96kb.
1 стр.
Анализ проблем инвестиционного финансирования предприятия Понятие «финансирование»
14.47kb.
1 стр.
«венчурное инвестирование в инновации: мировой опыт и российская практика»
384.41kb.
2 стр.
Международный союз электросвязи
76.04kb.
1 стр.
Семинара Инвестирование Канадской горнодобывающей промышленности в России
1848.08kb.
10 стр.
Кусочек рая по сходной цене
15.48kb.
1 стр.
Венчурное инвестирование как фактор инновационного развития россии
148.97kb.
1 стр.
Предложения по развитию малого и среднего бизнеса в г. Новокузнецке
66.27kb.
1 стр.
Вопрос 6 раздел 2 Инвестирование в финансовые инструменты
92.47kb.
1 стр.
5. Инвестирование в оборотные средства, модернизацию производства на ОАО «Иловайское специализированное ремонтное предприятие» площадью земельного участка – 3,5 га. Предприятие
13.55kb.
1 стр.