Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4

www.rudolf-katz.narod.ru, lopatin_max@mail.ru © Рудольф Кац, наследники, 1993



Рудольф Кац

МЕЧТА О МИХЕЕВЕ

(ОСТРОВ)
Трагикомедия в двух действиях с прологом

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:


Михеев

Олег


Миша

Лена


Федя Бабакин

Машенька


Ирина Евгеньевна Дружок

Разбойник Дудкин

Егор Семёнович Лошадкин

Митька Мишин

Роберт Петухов

Аллочка Петухова

Катя Петухова

Бабушка Петухова

Эрдель Чарли с младенцем Васенькой

Пролог
Берег моря. Чёрные скалы. Волны яростно бьют камень.

Ветер сбивает с ног. Дождь хлещет.

На скалу взбираются Михеев и Лена.
Михеев: Лена! Здесь! Стоять! И никуда, слышишь?.. Машенька! Маша!

(Исчезает и через некоторое время возвращается с Машенькой.)

Стоять! Здесь! С Леной! Обнимите друг друга… Олег! Назад!



(Вновь исчезает и возвращается, толкая перед собой Мишу.)

Мишка, вперёд! Хлебнул? Девочки, дайте руку…



(Цепляясь за камни, ползёт Олег.)

Олег! Кто разрешил? Зачем ты в море?



Олег: Консервы, ящик.

Михеев: К чёрту ящик. Сам жив? Все живы? Лена, Маша, Миша, Олег… Проклятие. Раз, два, три, четыре… Кого нет?

Лена: Федьки Бабакина.

Михеев: Федя! Бабакин! Отзовись!

Машенька: Я помню, я видела, его волной… Федя погиб!

Михеев рванулся с уступа и, конечно, прыгнул бы в море,

если бы сзади не повис на нём Федя Бабакин.

Федя: Здесь я, Андрей Антоныч.

Михеев: Федя? Ты что? Ты где? Ты откуда, Федя?

Федя: (на шахматную доску) Шахматы. Там выловил. И вот. (Подал Михееву большой чёрный зонт.) Ваш зонт.

Михеев: Ах, Федя, Федя… Раз, два, три, четыре, пять… Было шестеро.

Миша: Так вы шестой.

Михеев: Я? (Хохочет.) Мы живы, живы!

Олег: Смотрите, яхты кусок. Шварк об камень! И привет, ни гвоздика.

Михеев: Были б мы, а яхта будет. Всем стоять! (Исчез, вернулся с ящиком.) А ты говоришь, ни гвоздика. Не иначе, консервы. (Вскрыл ящик.) Картошка…

Лена: Да здравствует Андрей Антоныч Михеев, спаситель картошки!
Заражая друг друга, смеются. Стих ветер. Спало море. Буйная зелень, невидимая раньше из-за дождя, шагнула им навстречу. В ней пели и трещали птицы, с ветки на ветку прыгали попугаи и цвели, лениво покачивая головами, диковинные цветы.
Машенька: Где мы?

Михеев: Понятия не имею.

Федя: Субтропики или джунгли.

Михеев: Ничего не понимаю. Я решил показать вам море. Мы плыли, всё было хорошо. Потом понесло, завертело…

Олег: Бросьте, Андрей Антоныч, вы же за бури не отвечаете. А мы все добровольно.

Лена: (как заклинание) Только бы остров, только бы необитаемый, только бы остров… Боженька, помоги!

Михеев: О чём ты, Лена?

Лена: Молюсь, не видите? Неужели сбылось? Ни домов, ни машин, ни кино, ни трамваев, ни слякоти. Ни уроков, ни книг, ни подруг, ни собак, ни будильников… Неужели свобода?

Олег: Свобода! Сбрасываем одежонку и в море. У них там зима, а мы — купаться.

Михеев: Никаких купаний. Пока. И вообще — по этой земле первым иду я. Неизвестные плоды, ягоды, коренья, рыбу…

Федя: Картошку…

Михеев (рассмеялся, за ним остальные): Потешные вы, ей-богу.

Лена: Мы просто свободные.

Олег: Найдут нас, не переживайте. Самолёты, вертолёты, подводные лодки. Цивилизация.

Михеев: Найдут, конечно. Поэтому будем жить и радоваться.

Миша: Купнёмся?

Михеев: Пожалуй, но первым иду я.
Михеев шагнул в море. Первая песнь Михеева.
Это море,

а это Михеев,

по колено

в том море

стоящий.

Это солнце,

а это ребята,

что доверили мне

свои жизни.
Если надо,

я стану палаткой,

чтоб укрыть их

от мокрого

ветра.

Если надо —



душистою дыней,

чтобы каждому

ломтик достался.
Здравствуй, море!

Смотри хорошенько,

как нырнём

мы сейчас

в твои волны.

Мы свободны

от яхты и груза.

Всё разбито.

Да здравствует жизнь!

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Картина первая
Поляна среди буйной зелени. Костёр.

У костра Федя Бабакин играет в шахматы.

Чуть поодаль Лена и Машенька чистят картошку.
Машенька: Как ты чистишь, Ленка? Половина же в шелуху.

Лена: Разве я похожа на человека, который чистил картошку? Коготки-ноготки видела? Как говорит мой умный папочка, эти пальчики созданы для поцелуев. У нас тётя Феня чистит. Скучное существо. Чтобы маман или папа к чему-нибудь прикоснулись – никогда.

Машенька: Они кто?

Лена: Служат инженерами. И прыгают вокруг меня. Видела бы ты, Машка, как они чудно прыгают. Ну просто зайчики, бедные заботливые зайчики. Надоедают, конечно. Поэтому я, наверное, с Михеем и поехала.

Машенька: Он не Михей.

Лена: Михей, Михей. Сколько ему, как думаешь?

Машенька: Лет тридцать.

Лена: Весёлый мужичок. Я его раньше как-то не воспринимала. Учитель труда, подумаешь? Рубанок, фуганок, ножовка, морковка… Холостой, как думаешь?

Машенька: Не знаю.

Лена: Помнишь, как он нас купал? Зашёл по колено и думает, заплыл бог знает куда. Настоящий Михей… Федька, костёр проворонишь.

Федя: Картошку гоните.

Лена: Успеешь. Сам с собой играет, видела?

Машенька: Он всегда. Ленка, мы отсюда когда-нибудь выберемся?

Лена: Не бери в голову. Будем вести естественный образ жизни. Лопать траву, жарить попугаев и дышать, дышать, дышать…

Машенька: Что там с моими? Они уже всех обзвонили.

Лена: И мои обзвонили. Мы же не сами. Михей за нас головой отвечает, пусть он и думает. А мы немножко посумасбродничаем, верно, Федька?

Федя: Что?

Лена: Спляшем?

Федя: Подо что?

Лена: Подо всё.

Федя: Не могу.

Лена: Выиграл?

Федя: Проиграл.

Лена: Так тебе и надо. Всё-таки я авантюристка ужасная!

(Прыгает вокруг костра. Маша разгребает угли. Появляются Михеев и Олег. На палке они несут привязанного за ноги кабана.)



Олег: Охотники в составе Михеева и Гуркова с охоты явились.

Михеев: Охота оказалась на редкость удачной. Охотник Гурков поразил в самое сердце превосходного вепря.

Лена: Кого?

Михеев: Дикого кабана, который лежит сейчас перед вами.

Машенька: Бедный, за что вы его?

Олег: Видела бы ты этого бедного в камышах, когда он на нас как танк пёр.

Михеев: К вечеру освежуем и я вам таких котлет приготовлю, таким соусом приправлю – ах! Молодцы мы всё-таки. Даже трудно представить, на сколько нам этого зверя хватит.
Вторая песнь Михеева.
Это вепрь,

а это охотник,

поразивший его

прямо


в сердце.

Дружно скажем

спасибо фортуне,

ниспославшей нам

эту добычу.
Хорошо, что

есть эта картошка,

этот вепрь,

что станет

котлетой.

Если будем

друг друга держаться-

мы узнаем,



что жизнь прекрасна!
Появляется Миша.
Миша: Ну вы и радуетесь, на берегу слышно.

Михеев: Ничего?

Миша: Глаза заболели, а на море пусто.

Михеев: Ладно, обедаем. (Садятся вокруг костра.) И не вешаем носа. Ещё и суток не прошло, как мы здесь, так почему нас кто-то должен заметить? Это было бы несправедливо и малоинтересно.

Лена: Даже посумасбродничать не успели.

Михеев: Вот именно. Но какое открытие сделали мы с Олегом. Это всё-таки остров. Атолл или вулканического происхождения. И, кажется, необитаемый.

Лена: Я вымолила.

Михеев: Хуже другое. Мы не сможем построить корабль. Нет нужного дерева. Одни лианы, стволы мягкие, травянистые.

Федя: Ура!

Михеев: Что, Федя?

Федя: Выиграл.

Михеев: А со мной?

Федя: А вы играете?

Из зарослей вышел большой зелёный попугай и,

забавно подпрыгивая, направился к играющим.

Попугай: Игрывал когда-то, игрывал. Ребёночком в розовом моём детстве даже призы брал. (Михееву.) Что, молодой человек, боитесь мальчика? А вы не бойтесь и пешечку эту вот вперёд двиньте, вперёд…

Машенька: Говорящий попугай.

Попугай: Ошибаешься, девочка. Не попугай, но человек, скрывающий под нелепой маской свою боль и чувства. О, как хотели бы вы стать лёгкой тучкой, чтобы улететь от неприятностей, или малой птичкой, порхающей без видимых забот. Но вам это не дано. (Ударился оземь и превратился в яркий, на тонком стебле, цветок.) Вот я и цветок. Пью росу и жду пчелы, которая освободит меня от сладостного груза. Я только цветок. Только цветок. (Ударился оземь и стал небольшим крепким старичком в сером пиджаке, сандалиях на босу ногу и мятых фланелевых брюках.) Разрешите представиться. Егор Семёнович Лошадкин, пенсионер. Извините, если озадачил или напугал, таково уж свойство моей неспокойной натуры.

Михеев: Простите, вы, собственно, кто?

Лошадкин: Лошадкин Егор Семёнович.

Михеев: Но только что вы были цветком и попугаем. Может быть, и это одна из ваших ипостасей?

Лошадкин (Хихикает): Остроумно, очень остроумно. Нет, нет, я именно Лошадкин, местный житель.

Олег: Мы думали, остров необитаемый.

Лошадкин: Вы сказали, необитаем? Как же он может быть необитаем, если на нём обитаю я, а теперь ещё и вы? Обитаем и даже очень, но об этом в свой час.

Федя: А где он, в субтропиках или в джунглях?

Лошадкин: Нигде. Или можно сказать – везде.

Лена: Так не бывает. Обо что-то же мы разбились?

Лошадкин: Разбились. Обо что-то. А обо что?

Олег: Мы в океане, верно? Как-то он должен называться?

Лошадкин: Он и называется. Жизнь.

Машенька: Вы опять притворяетесь?

Михеев: Подожди, Маша. Егор Семёныч, мы как раз обедаем и просим, Если вы не торопитесь, к нашему шалашу.

Лошадкин: С радостью. Давно не трапезничал в столь приятной компании.

Михеев: Угощение более чем скромное, но вечером нас ждёт жаркое.

(Лошадкин вскочил, испуганно залопотал, подбежал к кабану.)



Лошадкин: Он, он, несомненно, он… Беда, смерть, всем смерть… Куда ,ежать, где скрыться, чем откупиться?

Михеев: О чём вы, Егор Семёнович?

Лошадкин: Это же он.

Михеев: Кто он?

Лошадкин: Зайчик. Любимый кабан Дудкина. Дудкин ненавидит всех: меня, вас, море, солнце, цветы. Он любил только его. Он ласкал его, как ребёнка. Он звал его Зайчиком… Смерть, всем смерть…

Михеев: Успокойтесь. Кто он такой?

Лошадкин: Дудкин? Бандит, хозяин. Он держит всех нас вот здесь, в кулаке. Стоит ему сжать пальцы, и наша оболочка лопнет, как надувной праздничный шарик, а наша душа, наша живая трепетная душа, падёт на землю грязной каплей. Он день превращает в ночь, океан в лужу, цветущий луг в кучу силоса. Вы не знаете Дудкина…
Хрустнула ветка, все обернулись – на поляне стоял Дудкин.

Коротконогий, широкоплечий, он стоял, увешанный оружием, и молчал.

Лошадкин в испуге бросился оземь, обернулся тощей беспородной дворнягой, заскулил.

На брюхе подполз к хозяину, принялся лизать его сапоги.

Дудкин отшвырнул его, шагнул к кабану.

Дудкин: Кто?.. Кто?!

Михеев: Я.

Олег: И я.

Михеев: Олег…

Олег: И я.

Дудкин: Чем?

Михеев: Копьём.

Дудкин: Зверьё.

Лошадкин: Бедный, бедный Зайчик…

Дудкин: За что?

Михеев: Мы охотились.

Дудкин: Ах, ты охотился, фря учёная…

Михеев: Обойдёмся без тыканья.

Дудкин: Ты знал, что он мне дороже брата?

Лошадкин: Нельзя было Зайчика, нельзя…

Дудкин: Заткнись. Знал?

Михеев: Не знал. Не мог предположить, что кабан, даже любимый, может быть дороже брата.

Дудкин: Изгаляешься. Собрал вокруг себя недомерков и лепишь им, значит, дребедень всякую? А что есть люди, ты знаешь? Дерьмо. Полное дерьмо. Предатели и крохоборы.

Лошадкин: Верно, ой как верно, Эмиль Сергеич…

Дудкин: Слышал, как родители назвали? Эмиль. Ласково, как котёнка. Чтобы я всю жизнь к ним ластился. Гнули они меня, ух, гнули, корёжили, всё во что-то превратить хотели. А я не хотел. Ну и дал им нанашки, чтоб не баловали. Чего уставился? На меня профессор один вот так вот уставился, когда я его в подворотне прижал. «Профессор?» - говорю. «Профессор.» - «Каких наук?» - «Медицинских.» - «Учился долго?» - «Долго.» - отвечает. «А я,- говорю, - недолго» - и хрясь его по сопатке. И нет профессора. А Дудкин есть. Эмиль Сергеич.

Лошадкин: Сапожки замарал. Оботри об меня, оботри, не стесняйся.

Дудкин: Видел? Тоже большим человеком был, бумажки писал. Теперь я об него ноги вытираю.

Лошадкин: И на здоровье, и на здоровье…

Дудкин: Пшёл вон! (Склонился над кабаном.) Зайчик, Зайчик, что же ты им поддался? Ничего, спи спокойно. Дудкин отомстит. (Подошёл к Михееву.) Охотился, значит? Ну так и я на тебя поохочусь.

Ударил Михеева в живот, тот согнулся, упал.

Машенька: Андрей Антоныч…

Дудкин: Пшла вон. Вставай, вставай, некогда мне.

Михеев поднялся и резким ударом сбил Дудкина с ног.

Дудкин: (Сел, тяжело смотрит на Михеева.) Это ничего. Это я понимаю. И уважаю. (Вскинул ружьё, к его ногам упала птица.) Вот так. Лошадкин!

Лошадкин: Здесь, Эмиль Сергеич…

Дудкин: (дал ему револьвер.) Этих ко мне. Сзади пойдёшь. Смотри, старый пёс, если кто улизнёт.

Лошадкин: Зубами буду рвать!

Дудкин: Руки. Я сказал, руки! Считаю до трёх.

Михеев: Поднимите руки, ребята.

Дудкин шагнул вперёд, за ним Михеев

с ребятами, сзади, подпрыгивая, Лошадкин.

Картина вторая
У Дудкина.

Мрачная комната с низким потолком. Решётки на окнах.

По стенам распяты чучела птиц. Две пузатые гири на полу.

В углу на соломе Михеев, Олег, Лена, Миша и Машенька.

Михеев: …Рано рождённая, в небе взошла розопёрстая Эос.

Люди сходились к костру, на котором покоился Гектор.

После того, как сошлись и большая толпа собралася,

Первым же делом вином искромётным костёр загасили

Всюду, где сила огня сохранилась. А братья с друзьями

Тщательно белые кости героя средь пепла собрали,

Горько скорбя и со щёк обильные слёзы роняя.

В ящик потом золотой те кости они положили,

Их покрывши при этом пурпуровой мягкой одеждой.

Тотчас спустили в могилу глубокую, после того же

Поверху часто камнями огромными плотно устлали.

Сверху насыпали холм. Вокруг же стража сидела,

Глядя, чтоб ранее срока на них не напали ахейцы.

Быстро насыпав могилу, они разошлись. Напоследок

Снова все собрались и блистательный пир пировали

В доме великом Приама, владыки, вскормлённого Зевсом.

Так погребали они конеборного Гектора тело.

Миша: И всё?

Михеев: Всё.

Миша: Все погибли?

Лена: Как же я ей завидую.

Михеев: Кому?

Лена: Елене. Две страны из-за неё дрались, столько подвигов совершили, Трою сожгли. Вот женщина.

Миша: Выдра она, а не женщина. Чем простые троянцы или греки виноваты, которые из-за её пышных кудрей мечами друг друга секли?

Лена: Если бы из-за меня ну не город на город, ну хоть бы класс на класс пошёл.

Олег: Елена-то ты Елена…

Лена: От вас большего не дождёшься.

Михеев: Почему, Лена красивая. Все вы красивые.

Лена: Опять победила дружба? Можно нескромный вопрос, Андрей Антоныч?

Михеев: Можно.

Лена: Почему вы не женаты?

Федя: (над шахматами). Чёрт…

Михеев: Что, Федя?

Федя: Цейтнот.

Михеев: Я и сам думаю, почему… У меня была очень красивая мама. Отец жить без неё не мог. Он был человек тихий, даже робкий. Приходил со службы, садился в кресло, открывал книгу, но смотрел не в неё, а на маму и очень смущался, когда она это замечала. Мама не работала. Не потому что не хотела, она была человек одарённый, даже писала стихи. Но она не могла себе представить, что однажды я приду из школы, а дома никого. Она считала, что дома ребёнка должны ждать и он должен знать, что его ждут. Потому что это – ДОМ. Вам странно? Наверное, это странно, но так она понимала жизнь… папа умер весной, рано утром. Остановилось сердце. Мама приготовила мне обед, постирала бельё, полила цветы, накормила рыб в аквариуме – я ещё удивился, кормить рыб было моей святой обязанностью, - подмела пол и к вечеру умерла. Я горько плакал, но как-то чувствовал, что иначе и быть не могло… Хотите, спою вам колыбельную, которую она для меня сочинила?

Звёзды по небу рассеяв,

ночь пришла, и мир затих.

Спи, мой маленький Михеев,

и во сне расти, расти.
Злых людей не очень слушай,

просто им не повезло.

Помни, маленький Андрюша,

смелого боится зло.

Расти большой,

пей молоко

и ешь морковочку.

Ну а беда

к тебе придёт

когда-нибудь –

дёрни за верёвочку!

Дёрни за верёвочку! –

и дверь откроется,

но только не забудь:

не дёргай часто,

борись сам,



верёвочка выручает один раз…

Олег: Давно же вы жили. Вам ещё колыбельные пели. Мне на ночь говорят: будильник заведи – если вообще что-нибудь говорят.

Лена: Вы не ответили.

Михеев: Насчёт женитьбы? Вы мне мешаете. Вместо того, чтобы бегать на свидания, я строю с вами яхты, они разбиваются, и мы оказываемся у некоего Дудкина.

Машенька: Не может он нас убить.

Олег: Рыльце у него несимпатичное.

Лена: Может быть, дёрнуть за верёвочку? Тут во всё поверишь.

Заскрежетал засов, дверь отворилась – В комнату прыгнул Лошадкин.

Лошадкин: Не годится! Не годится! Спит Эмиль Сергеич, а вы хоры разводите. В ваших же интересах его не нервировать. Он в гневе автомат к пузу – и всех без разбора. А лаской, уважением и, так сказать, проявлением всяческой готовности можно и… сами понимаете.

Олег: Дворняжка пришла. Сапоги хозяину вылизали?

Лошадкин: Представьте, да. Делаю это ежедневно и неоднократно. Догадываюсь, вчерашняя моя позиция воспринята вами как нечто гадкое, подлое, недостойное. Согласен, но что я мог, больной, жалкий, одинокий старик? Плюньте в меня, если желаете, не обижусь.

Лена: Шли бы вы отсюда, смотреть противно.

Михеев: Что вас с ним связывает, Егор Семёныч?

Лошадкин: Cлово. Не в том смысле, что я ему какое-то слово дал, а слово как средство человеческого общения, Меня все бросили, все. Кого взрастил, лелеял, кого вскормил по зёрнышку, в чьих глазах находил мир и спокойствие. Все ушли. Тогда я к нему и прибился. Слова он мне бросает грязные, жуткие, но терплю. Пращуры наши, что в звериных шкурах ходили, как друг за друга держались, а мы чем цивилизованней, чем чувствами, казалось бы, тоньше, удаляемся один от другого, бросаем родители детей, дети родителей. Они, дети, в детской своей непримиримости понять меня не смогут, но вы, вы-то понимаете?

Михеев: Есть способ вырваться отсюда?

Хлопнула дверь – на пороге Дудкин, злой, заспанный.

Дудкин: Есть. Ногами вперёд. Устраивает?

Подошёл к гирям, подхватил их, подбросил к потолку

и, рыча от удовольствия, начал перекатывать со спины на грудь.

Лошадкин юркнул за дверь, принёс полотенце, укутал Дудкина.

Лошадкин: Вот так, вот так… Умаялись, Эмиль Сергеич? Вот мы и сухонькие.

Дудкин: Чего уставились? Спали сладко? Не желаете, значит, беседовать? Ну-ну. (Достал из-за пояса револьвер, взвёл курок.) Выходи по одному. Рассчитываться будем.

Лошадкин (бросился ему в ноги.): Эмиль Сергеич, пощади ты их! На что тебе детские души? Придёт же и для тебя судный день. Спросят тебя: Дудкин, губил ты людей, в грязь топтал, но детей-то зачем? Мужчину возьми, отомсти за красавца нашего, ублажи душу, а ребяток не тронь.

Дудкин: Брысь. Фамилия Михеев?

Михеев: Михеев.

Дудкин: Выходи.

Михеев: При одном условии.

Дудкин: Ну?

Михеев: Я должен быть уверен, что дети останутся живы.

Дудкин: Уверен? Ты мне условия? Выходи, пока всех не перешлёпал!

Михеев: Не кипятись. Что ты кипятишься? Оружием увешан, а мечешься. Веди себя достойно, Дудкин.

Дудкин: Сука какая, ещё учит.

Михеев: Мне надо переговорить с Лошадкиным.

Дудкин: Хрен с тобой, давай.

Михеев (отвёл Лошадкина в сторону): Егор Семёныч, он, кажется, не шутит. Я попробую его отвлечь – уведите ребят. А если что со мной…

Лошадкин: Выведу, спрячу, себя не пожалею.

Михеев: Я готов. (Ребятам.) Мужайтесь. Верьте Лошадкину.

Федя (вышел вперёд): Всех не перестреляешь!

Дудкин (захохотал): Тебя я и стрелять не буду. Придушу, как цыплёнка.

(Михееву.) Шагай.



Михеев и Дудкин уходят. Напряжённая тишина.

Выстрел, за ним ещё и ещё. Возвращается Дудкин.

Ухмыляясь, смотрит на дверь. Медленно входит Михеев.

Машенька (бросается к нему): Андрей Антоныч!

Дудкин: Ну как, покойничек?

Михеев: Нормально.

Машенька: Что вы всё издеваетесь? Пользуетесь, что мы безоружны? Вы хотели Андрея Антоныча убить, а вы его не стоите, вы мизинца его не стоите!

Дудкин: Заткнись. Я передумал. Всё равно никуда не денетесь. Идите до поры. Но. Теперь слушайте моё «но». У меня делишки тут кой-какие, помощник нужен. Оставь мне парня.

Михеев: Не могу.

Дудкин: Ты голос-то не повышай. И так легко отделался. Скажу тебе, какого. (На Олега.) Этого вот.

следующая страница >>
Смотрите также:
Мечта о михееве
525.93kb.
4 стр.
С. 10. – фот. «Мечта миллионов»
57.93kb.
1 стр.
Информация к собранию жителей «Мечты» (1-я очередь) от членов инициативной группы «Честная Мечта» Начнем с того, что иг «Честная мечта»
107.47kb.
1 стр.
Уголовник Марков доволен губернатором Матвийчуком и буквально готов похлопать его по плечу. Еще бы, ведь сбылась голубая мечта бригадного урки – власть идет на поводу у криминалитета
40.08kb.
1 стр.
Тула город мечта
270.87kb.
1 стр.
Фк мечта Кузьминки 02. 09. 2012 Home Net Telecom Вега
19.25kb.
1 стр.
«американская мечта» в художественно-документальной литературе США второй половины ХХ века
290.48kb.
1 стр.
«Успех мечта или реальность?»
48.23kb.
1 стр.
Игорь Владимирович Волков. Мечта летать
1675.92kb.
8 стр.
Лирическое студенческое эссе на новогоднюю тематику… Все знают, что человеку в жизни нужна Мечта. Именно она дает силы, чтобы верить, надеяться, ждать. К чему стремиться, каждый решает для себя сам
13.82kb.
1 стр.
Они думают по-русски…
68.57kb.
1 стр.
Кобели класс щенков ангелы чарли гранд мастер бит
58.83kb.
1 стр.