Главная
страница 1
Искусство России после Октябрьской революции. (Архитектура)
Уже в 1918 г. Советской властью был принят ряд декретов по охране выдающихся памятников. 3 июня 1918 г. национализирована Третьяковская галерея, собрания Щукина, Морозова, Остроухова, бесценные коллекции которых составили основу целых залов в музеях Москвы. В Петрограде национализирован Эрмитаж и Русский музей, Зимний дворец превращен во Дворец искусств и позже слит с Эрмитажем. Национализирован Кремль, в соборах прекращена служба, и они превращены в музеи. Превращены в музеи дворцы в Царском Селе, Гатчине, Петергофе, Павловске. Музеями стали подмосковные усадьбы Останкино, Кусково, Абрамцево, Мураново. Все это происходило в то время, когда уничтожались десятки и сотни усадебных домов, сжигались библиотеки, осквернялись храмы.

В 1920 г. на основе слияния Московского училища живописи, ваяния и зодчества и Строгановского училища прикладного искусства были созданы Высшие художественно-технические мастерские – ВХУТЕМАС. В 1930 г. на базе бывшего ВХУТЕМАСА созданы Московский архитектурный институт, художественный факультет Московского текстильного института и Московский полиграфический институт. На базе одного из факультетов полиграфического в 1934 г. создан Московский художественный институт им. В. И. Сурикова. В Ленинграде продолжала действовать Академия художеств.



План монументальной пропаганды подразумевал снятие памятников «царям и их слугам, не представляющих художественной ценности..». Так в Петрограде был снят с площади у Московского вокзала выдающийся памятник Александру III работы Паоло Трубецкого, в Москве снят памятник генералу Скобелеву на площади возле дома генерал-губернатора, сняты памятники царям, но на месте в Петрограде оставлены Медный всадник, памятник Петру I перед Михайловским замком, памятник Николаю I на площади перед Исаакиевским собором, памятники Петру в Петергофе и Архангельске.

Этот же план подразумевал снятие надписей, эмблем, переименование улиц, площадей новыми, соответствующими революционной эпохе.

Решено поставить временные памятники революционерам и общественным деятелям, писателям и поэтам, философам и ученым, художникам, композиторам и артистам. Список был значителен. В него вошли и Достоевский, несмотря на известное неприятие великим писателем революционных идей, и Андрей Рублев, и Врубель и многие другие имена.

Появились памятники- доски с надписями, утверждающими новые принципы жизни. Одним из лучших таких произведений стал рельеф «Слава павшим за мир и братство народов» 1918 г. изготовленный С. Т. Коненковым для Сенатской башни Кремля. Иконописный образ Гения Славы, распростершего пальмовые ветви над могилами павших борцов, сочетался с архитектурой Кремля. На фоне всходило солнце, лучи которого образовали слова Октябрьская революция. При открытии памятника исполнялась кантата на стихи Сергея Есенина.



Архитектура и художественная промышленность.

В годы гражданской войны и восстановления хозяйства архитектура оказалась в наиболее сложном положении. Архитекторы не столько строили, сколько проектировали, и здесь они давали волю своему воображению, создавая целые города будущего.


Конструктивизм


В 1920 г. возник интереснейший памятник революционной фантазии – знаменитая «Башня Третьего Интернационала», спроектированная Татлиным. Сооружение, превосходившее в полтора раза по высоте Эйфелеву башню, было задумано как административный и агитационно-пропагандистский центр Коминтерна, организации, готовившей человечество к мировой революции. Конструкция из металлических балок и четырех вращающихся с разными скоростями прозрачных объемов должна была вмещать исполнительные, законодательные и пропагандистские учреждения Коминтерна. Грандиозное здание-монумент, сконструированное на основе новаторских художественно-пластических и технико-инженерных форм, обладало утилитарным назначением, и вместе с тем его образ был неразрывно связан с символическим выражением утопических социально-общественных идеалов. Сам Татлин считал свое творение высшим достижением "синтеза методов живописи, скульптуры и архитектуры".

Проект предусматривал создание гигантской конструкции с наклонной осью, вокруг которой двигались бы стеклянные помещения. Высота сооружения предполагалась до 400 метров. На спираль высотой 400 метров нанизывались помещения в виде простейших геометрических форм из стекла — куб, пирамида и цилиндр, которые вращались с различной скоростью. Куб (для проведения интернациональных съездов) должен был оборачиваться вокруг своей оси раз в год, пирамида (для исполнительных целей) — раз в месяц, и цилиндр (информационный центр) — раз в день. Высота башни определялась длиной земного меридиана - это была одна стотысячная его часть, наклон равен углу наклона земной оси, а архитектурные массы вращались: цилиндр делал один оборот в год, пирамида - в месяц, полусфера -

1 оборот в сутки.

Проект так и не был реализован - да и вряд ли он изначально был рассчитан на практическую реализацию: это была скорее идея, воплощенная в архитектурно-художественной форме.

Рассматривали башню и как сверхмощную энергетическую ловушку, концентрирующую космическую энергию и передающую ее на Землю. В этом отношении очень велико влияние башни на промышленную архитектуру многих стран мира, на проектирование локаторов и маяков.

Философы ставили имя Татлина рядом с именами Пикассо и Сезанна, а летательный аппарат, спроектированный художником, неизменно рассматривали в русле технических поисков самого Леонардо да Винчи. Копии татлинского макета украсили Музей Гуггенхейма в США и многие музеи современного искусства Западной Европы. «Башню» и сегодня проходят в университетах и лицеях многих стран мира как одну из вершин мировой культуры.



Конструктивизм

Имена советских архитекторов 20-х годов - братьев Виктора, Леонида и Александра Весниных, или автора интереснейших теоретических работ "Ритм в архитектуре", "Стиль и эпоха" Моисея Гинзбурга, Константина Мельникова и Георгия Гольца, или неповторимого Ивана Леонидова, - золотыми буквами вписаны в историю мировой архитектуры ХХ века. Послеоктябрьская Россия и СССР 20-х гг. стали цитаделью конструктивизма.

Конструктивизм, который исповедовали художники, базировался на представлении, что для создания материальной среды обитания нужны новые технические средства. Лидером конструктивизма был А. Веснин. В эти же годы возникают первые планы реконструкции Москвы, в которых важное место отводится будущим небоскребам, которые должны были дать новый масштаб всему городскому строительству. Но технически все это было тогда осуществить невозможно. В 1923 г. было построено первое одиннадцатиэтажное здание для Моссельпрома на Воздвиженке. Это здание украшали знаменитые плакаты Маяковского и реклама первых советских торговых учреждений. Здание представляет собой вытянутый вверх объем.

Конструктивизм в архитектуре - это, прежде всего, "функциональный метод" - построение архитектурного замысла на основе анализа особенностей функционирования здания или сооружения. Целесообразное конструирование окружающей среды. План и оборудование. Максимальный рационализм в устройстве производства и быта. Ничего неясного или хаотичного, тем более вычурного. Конструктивисты азартно разрабатывали разные типы общественных зданий: дворцы труда, дома советов, рабочие клубы, общежития, дома-коммуны, фабрики-кухни и т.д. Старые и новые буржуа желали роскоши, а конструктивисты, движимые идеалом демократии и равенства, стремились к простоте.

Стиль конструктивистов аскетичен, но полон зажигательной фантазии, и в этом смысле глубоко человечен. Они еще не хотят знать, что утопия - это, может быть, плохо, что она способна выворачиваться в антиутопию. Они как раз купаются в царстве утопии, реализуя его в реальном мире. Они формируют пространства, где господствует коллективный быт, - фабрики-кухни с не меньшим энтузиазмом, чем дома культуры.

Архитектура, учил Ле Корбюзье, являвшийся тогда для многих из них самым крупным и значительным художником современности, не может служить одному человеку, а служит только коллективу, всему обществу в целом. Следуя этому принципу, конструктивисты стремятся создать социально и эстетически совершенные здания.

Им нравятся весомые, грубые, зримые железобетонные каркасы, четкие и ясные планы. Они ищут новые приемы планировки микрорайонов, новые принципы заселения городов, новые формы быта, новые типы общественных зданий.
Иван Леонидов.

Леонидов был учеником иконописца и делал свои проекты, как иконы, - красками на доске. Он учился у Александра Веснина строгому отделению производственной зоны от жилой, искусству проектирования малоэтажных домов легкой конструкции, умению находить лаконичные формы, простые геометрические объемы. Но он пошел дальше и, как никто другой, обогнал свое время.

Его проекты 20-х гг. похожи на то, что делалось у нас на рубеже 60-70-х. Его самый известный (проект института Ленина), несомненно, повлиял на международный архитектурный поиск в США, Бразилии, Европе. Как и проект социалистического расселения Магнитогорска - широкий бульвар, вдоль которого располагаются небоскребы. Потом мы увидим нечто подобное на Новом Арбате.

Революция была великой надеждой обитателей холодных чердаков и сырых подвалов, униженных и оскорбленных, голодных, холодных и босых, отверженных, одиноких.

В 1925 г. конструктивисты объединились в Общество современных архитекторов. В это время возникает проект создать главное здание в Москве. Так начался конкурс на проект Дворца труда. Здание должно было не только удовлетворять растущие культурные потребности рабочих и крестьян, но и служить символом новой эпохи. Дворец решено было построить на том месте, где сейчас находится гостиница «Москва». По проекту братьев Весниных высотная часть их здания на 40 метров превосходила бы колокольню Ивана Великого. Форма высотной части была бы призматической. Другая часть – цилиндр. В то же время они учитывали традиционную для Москвы ярусность построения. Система мачт и радиоантенн над зданием превращалась бы в прозрачный шатер. Людвиг предлагал башню, по спирали закручивающуюся в небо. Спиралевидные башни характерны для поисков этого времени. Строчки Маяковского «Шарахнем в небо железобетон» определили пафос поисков архитектора Кринского, собиравшегося на Лубянской площади для ВСНХ возвести трехступенчатый небоскреб. Железобетон предполагал бы чисто каркасную постройку. Внизу крупный, выше – более мелкий. Заполнение – стекло. В здании предполагалось разместить конторские помещения, универмаг, гостиницу, ресторан, то есть он стал бы многофункциональным объемом. Все эти принципы сыграют важную роль в последующее десятилетие, когда будет поиск архитектурного решения главного здания эпохи – Дворца Советов.

Агитационное искусство захватило такую мелкую пластику как фарфоровые изделия, керамику.



Архитектура 20 – 50-ых годов.

В 30-ые годы закладываются основы того стиля, который определил особенности советской архитектуры. Источники этого стиля как в прошлых эпохах, так и в поиске нового языка. Наиболее заметным явлением сразу после окончания гражданской войны стал стиль конструктивизм. Он заявил о себе в 1923 году, когда архитекторы братья Веснины разработали проект здания Дворца Труда в Москве. Грандиозные планы вступали в противоречия с техническими возможностями, но уже в то время начинается массовое жилое строительство домов для рабочих, (состоящие из 3 – 5-этажных секций сооружения). Большое внимание уделялось в то время строительству рабочих и сельских клубов, народных домов.

К десятилетию революции в Москве должно было быть возведено десять рабочих клубов. Клуб мыслился как единственное противопоставление трактиру. А для того, чтобы собираться, использовались дворцы прежней знати, что было неудобно во всех отношениях.

Братья Веснины в 30 – 34 годах спроектировали Дворец культуры Московского завода имени Лихачева. Большие, ничем не украшенные плоскости, обширные застекленные поверхности, свободная композиция разных объемов, динамичность композиции - таковы черты стиля этого здания. Каждый из трех объемов имел свою функцию: большой зрительный зал с фойе, вестибюлем и подсобными помещениями был выделен в отдельный объем, главный вход которого акцентировал крупномасштабный вираж. Два других объема имели различную этажность.

В 1927 г. Архитектор Леонидов спроектировал Институт библиотековедения имени Ленина. До этого проекта все предполагаемые высотные здания должны были быть построены в самом центре Москвы: Дворец Труда в Охотном ряду, Здание ВСНХ на Лубянской площади, Центральный рынок на Болотной площади.

Леонидов же расположил свое сооружение на Ленинских (сейчас Воробьевых) горах, бывших в то время далекой московской окраиной. Это самая высокая точка Москвы, и если поставить на ней самой высокое здание, то оно начнет господствовать над городом. Через 25 лет именно на этом месте будет возведен Московский государственный университет и начнется активное освоение нового района Москвы – Юго-Запада.

Главным объемом сооружения Леонидова предполагалось сделать гигантскую пластину-параллелепипед для хранения 15 миллионов томов- достижений всей человеческой цивилизации. Для большой аудитории Леонидов спроектировал шарообразный объем, опирающийся на одну точку. Устойчивость всех объемов обеспечивалась системой стальных оттяжек, придававших сооружению ажурность и невесомость. Выдающимся созданием конструктивизма стал комплекс Днепрогэсса (1927 – 1932). По плану ГОЭЛРО (1920 г.) предполагалось выстроить 30 электростанций.

Основу нового сооружения составила плотина длиной 700 метров со 47 сливными отверстиями и здание электростанции длиной 231 метр. Плотина изгибается, словно подчиняясь напору воды, а сливные ребра символизируют мощь и непреклонность. Здание электростанции – контраст изогнутой стене плотины, оно геометрически просто. Все элементы плотины построены из металлического каркаса и легкобетонных стен.



Рационализм

Противниками чистого конструктивизма, его недостаточной формальной разработанности выступили сторонники другого течения – рационалисты. Лидером и теоретиком их был Н. Ладовский. Как и конструктивисты, рационалисты отвергали украшательство в архитектуре. Они впервые поставили вопрос и рациональном восприятии человеком таких важнейших архитектурных понятий как пространство и геометрические формы сооружения. Именно воздействие на психику формы они считали главной проблемой.



К. Мельников

Деревянный павильон «Махорка» Всероссийского махорочного синдиката на Всероссийской и кустарно-промышленной выставке 1923 года в Москве стал первым осуществлённым сооружением Мельникова в новаторском духе. Из одноэтажного сооружения, которое мыслилось заказчиками, «Махорка» превратилась в концептуальное сооружение с консольными свесами, большими плоскостями рекламных плакатов, открытой винтовой лестницей и прозрачным остеклением, не имеющим в углах конструктивных опор — всё это резко выделяло проект из многочисленных построек выставки. В 1925 гг. Мельников выстроил из дерева и стекла Павильон СССР для международной выставки декоративных искусств в Париже. Павильон представлял собой лёгкую каркасную двухэтажную постройку, выполненную из дерева. Большая часть площади наружных стен павильона была остеклена. Прямоугольное в плане здание перерезалось по диагонали ведущей на второй этаж открытой лестницей, на которой было сооружено оригинальное перекрытие в виде наклонных перекрещивающихся деревянных плит. Справа от лестницы была сооружена вышка-мачта, увенчанная серпом и молотом и буквами СССР. В поисках архитектор нередко обращался к таким редким в архитектуре формам как треугольник, параллелограмм, конус, парабола. Мельников проектировал многочисленные клубы и другие общественные здания, а также жилые дома, крупные гаражи, во многом определив облик Москвы. В 1927 г. Мельников построил в Москве самый знаменитый свой клуб из пяти сооруженных им в городе. Здание клуба им. Русакова говорит о романтическом восприятии архитектуры. Оно само напоминает гигантский механизм, а его плоскости подобны огромному маховику с выступающими козырьками, которые акцентируют значение сооружения в окружающей застройке.

Одним из самых известных творений зодчего, а по мнению некоторых исследователей наследия К. С. Мельникова — вершиной его творчества и шедевром русской архитектуры, стал построенный им в 1927—1929 годах для себя и своей семьи новаторский дом-мастерская в Кривоарбатском переулке в Москве. Он круглый, ромбовидные окна напоминают окна кают. Константин Мельников ещё в 1930-е годы получил мировое признание как «великий русский архитектор» современности, однако его уникальная творческая концепция в те же годы подверглась в СССР резкой критике за «формализм»; архитектор по сути был отлучён от профессии (последняя постройка по его проекту датирована 1936 годом). Архитектурные искания Мельникова оказали огромное влияние на архитектурную мысль всего мира.

Архитектор Голосов, стремясь соединить достижения конструктивистов и рационалистов, спроектировал в Москве на Лесной улице Клуб им. Зуева. Стеклянный цилиндр фиксирует угол, являясь главным архитектурным компонентом сооружения.

Новаторские черты вступали в сложные отношения с традициями в творчестве мастеров, сложившихся еще до революции. Таким явлением оказалось здание Мавзолея В. И. Ленина, выстроенный архитектором Щусевым. В первоначальном варианте он был выстроен в дереве (1924 год). В 1930 г. он был перестроен в расчете на новый материал – камень. Железобетонный каркас и кирпич составляют конструкцию стен, облицованных красным полированным гранитом в сочетании с черным и красным лабрадором. Мавзолей был трактован одновременно как надгробие и как трибуна Поставленный на центральной оси Красной площади, некрупный по своим размерам, Мавзолей воздействует на зрителя четкостью своих форм, ясностью силуэта, постепенным нарастанием своих объемов, пирамидальностью композиции.

Другой приверженец старых традиций И. В. Жолтовский, остался верен своим принципам. Так в жилом доме на Моховой (здание гостиницы «Интурист») 1934 г. он буквально повторяет фасад палаццо Капитанио в Виченце работы Палладио. Семиэтажный фасад обработан большим ордером вне всякой привязки к функции сооружения. Именно Жолтовский был последовательным сторонником нового советского монументального классицизма – пышного и зачастую помпезного. Наряду с Жолтовским выдвигается еще один архитектор – бывший сторонник дореволюционного классицизма Фомин, он преобразует ордер и начинает его применять все более широко в строительстве различных сооружений. В 30–ые годы архитектура находилась как бы между двумя точками – конструктивизмом и традиционализмом. В стиле конструктивизма завершалось строительство библиотеки им. В. И. Ленина в Москве (архитекторы Щуко, Гольфрейх), Дом Совета Труда и Обороны – ныне здание Государственной Думы в Охотном ряду, ( арх. Лангман).

Здание академии им. Фрунзе (арх. Руднев и Мунц). В 1936 – 1938 гг. был сооружен Крымский мост через Москва-реку, здание современное, выразительное по силуэту (архитектор Власов, инженер Константинов).Тонкая балка основного пролета подвешена с помощью металлических тросов к изогнутому элементу из стальных пластин, передающему основные нагрузки на четыре вертикальные опоры.

В то же время наряду с портиком колоннада стала в эти годы самым излюбленным декоративным приемом, нередко в ущерб конструкции и даже удобству. А на фасаде крупноблочного дома на Б. Полянке архитекторами Буровым и Блохиным был имитирован «брильянтовый руст». Так закладывались основы того стиля, который получит условное наименование Сталинский классицизм.

В строительстве Московского метрополитена тоже сказались эти две тенденции. Так станции метро «Красные ворота» и «Площадь Свердлова» – арх. Фомин - ориентированы на строгую классику, четко организованы и солидны, а «Маяковская» и «Кропоткинская» арх.– Душкин – стремятся к облегчению конструкций, к рациональности и легкости. В интерьере «Маяковской» использована нержавеющая сталь, облицовка – мрамор.

Наряду с архитектурой развивается и монументальная живопись, тесно с ней связанная. Так в 1938 г. А. А. Дейнека создает мозаики на станции метро «Маяковская». Они посвящены спорту и авиации. В мозаиках Дейнека использует качества современного стиля – остроту ритмов, динамику локальных красочных пятен, энергию ракурсов, условность изображения фигур и предметов.

В 1934 г. была проведена грандиозная по своим масштабам и, к сожалению, разрушительной силе реконструкция Москвы. Полностью был перестроен центр Москвы, снесены Китайгородская стена с ее знаменитыми воротами, сооружения в Охотном ряду, десятки замечательных архитектурных сооружений: Красные ворота, Сухарева башня, Покровская церковь, Владимирская церковь, в Кремле Чудов монастырь и другие постройки. В то же время была расширена улица Горького, Б. Калужская улица. В композиции зданий главное внимание уделялось фасадам, помпезным и пышно декорированным. Значительно преобразились набережные Москвы-реки и Яузы. Берега их на всем протяжении в городе были одеты в гранит. Сооружены десять новых и реконструированы три старых моста.

Строительство Дворца Советов


В 1929 г. был взорван Храм Христа Спасителя на набережной Москва-реки. Освободившуюся площадку решено было отдать под строительство главного сооружения эпохи – Дворца Советов. Был проведен целый ряд конкурсов, которые выявили интересную закономерность. Основные архитектурные формы, которыми оперировали зодчие, купол, амфитеатр, пирамида и вертикальный объем. Купол наиболее приемлемо передавал идею всеобщности и единения трудящихся.

В ходе конкурса стало окончательно ясно. Что конструктивизм неприемлем для новой эпохи, а 1932 г. были распущены все прежде существовавшие архитектурные объединения.

В ходе конкурса на создание Дворца Советов выделились наиболее интересные решения: так Борис Иофан располагал главную башню по центральной оси движения масс, нижний ее этаж трактовался как портал, пропускающий демонстрантов в большой зал заседаний Дворца, расположенный непосредственно за башней.

В проекте Жолтовского башня располагалась на ближайшем со стороны Кремля углу и выносилась на периметр сооружения. Тем самым башня должна была составить с Кремлем единый силуэт. В результате из 160 проектов за основу был принят проект Иофана и началась его доработка. Проект Иофана в конечном виде представлял собой уступчатую башню, состоящую из нескольких ярусов. Цилиндр каждого яруса опоясывали гигантские плинтуса, по мере движения вверх, суживались и плинтуса, и получалась, что башня, по словам Луначарского, штурмовала небо. Все же сооружение вместе трактовалось как грандиозный постамент для гигантской фигуры Ленина высотой 75 метров.



Интересно, что когда в 40-50 года в Москве приступили к сооружению первых высотных домов, архитекторы воспринимали неосуществленный по самым различным причинам (война, использование конструкций для строительства мостов и противотанковых заграждений) проект Дворца советов как осуществленный. Таким образом высотные сооружения Москвы должны были как бы поодержать главное высотное сооружение столицы. Располагаясь на Садовом кольце, эти сооружения должны были составить вместе с Дворцом Советов грандиозный ансамбль новой Москвы.






Смотрите также:
Искусство России после Октябрьской революции. (Архитектура)
142.65kb.
1 стр.
Эксперт-курс «искусство 19В.»
13.52kb.
1 стр.
3. физическая культура в новое время
134.06kb.
1 стр.
Дурасова майя Александровна
14.83kb.
1 стр.
Н. А. Романович – доктор социологических наук, генеральный директор Института общественного мнения «Квалитас» (г. Воронеж), профессор Российской Академии народного хозяйства и государственной службы
54.31kb.
1 стр.
После Октябрьской революции во многих городах Советского союза стали возникать детские организации, группы и объединения. Коммунистическая партия поручила комсомолу создать единую детскую коммунистическую организацию
27.85kb.
1 стр.
Взвейтесь, соколы, орлами!
21.74kb.
1 стр.
Архитектура жилища японии канонического типа: перспективы сохранения и развития 17. 00. 04 изобразительное искусство, декоративно-прикладное искусство и архитектура
753.56kb.
4 стр.
После Октябрьской революции. В последние двадцать лет в историографии большое внимание уделяется изучению проблем русской эмиграции, особенно «первой волны»
180.39kb.
1 стр.
О. А. Чеканова, заместитель директора по научной части Музея истории Ленинграда
1072.13kb.
7 стр.
Город, в котором я живу
22.52kb.
1 стр.
Комиссии по истории октябрьской революции и коммунистической партии на южном урале в 1920-1939 гг
484.77kb.
3 стр.