Главная
страница 1страница 2 ... страница 7страница 8
Правительство Российской Федерации

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Национальный исследовательский университет

«Высшая школа экономики»
Департамент журналистики

Магистерская программа «Менеджмент в СМИ»

МАГИСТЕРСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ

На тему:

Выборы 2011-2012 гг. в новостях федеральных каналов и в социальных сетях: проблема расхождения информационной «повестки дня»

Студент группы № 743ж

Макитрина Т.Ю.


Научный руководитель:

к.ф.н, профессор департамента журналистики, декан факультета медиакоммуникаций НИУ ВШЭ

Качкаева А.Г.
Научный консультант:

к.ф.н., доцент департамента новых медиа и медиапроизводства

Давыдов С.Г.

Москва, 2013 г.

Содержание:

Введение………………………………..……………………………………….... 3

Глава I. Теория установления информационной «повестки дня»: возникновение и развитие……………………………………………………… 11


    1. История возникновения и развития теории установления информационной «повестки дня»……………………………………………... 11




    1. Теория установления информационной «повестки дня» в контексте современного положения дел в российской сфере медиа…………………… 19

Глава II. Установление информационной «повестки дня» в новостях федеральных каналов и в социальных сетях в период выборов

в Государственную Думу РФ в декабре 2011 года……………………………. 34
2.1 Установление информационной «повестки дня» на ТВ………………... 34

2.2 Установление информационной «повестки дня» в социальных сетях….45

2.3 Сравнение информационной «повестки дня» на ТВ и в социальных сетях……………………………………………………………….……..……… 61

Глава III. Установление информационной «повестки дня» в новостях федеральных каналов и в социальных сетях в период выборов президента России в марте 2012 года……………………………………………….……… 68


3.1 Установление информационной «повестки дня» на ТВ…………..……. 68

3.2 Установление информационной «повестки дня» в социальных сетях….77

3.3 Сравнение информационной «повестки дня» на ТВ и в социальных сетях………………………………………………………………………………88

Заключение…………………………………………………………….…………93


Список литературы………………………………………………..……………..97

Введение

Периоды избирательных кампаний федерального и регионального уровня, как правило, характеризуются следующими внешними признаками: повышением социальной активности населения, включенным вниманием общества к вопросам государственного устройства, проблемам страны (внешнеполитическим, внутренним) и особенно интенсивной деятельностью средств массовой информации на общем фоне. Интерес исследователей массовой коммуникации к избирательному процессу вполне закономерен. В подобные моменты появляется редкая возможность наглядно проследить и зафиксировать степень воздействия СМИ на мнения и поступки людей, а также оценить силу влияния различных каналов коммуникации на принятие индивидами окончательного электорального решения.

В политологии, социологии и смежных дисциплинах существуют специальные научные направления и целые институты, изучающие электоральное поведение граждан1. Степень воздействия СМИ как на отдельного человека, так и на различные социальные группы с целью влияния на принятие электоральных решений находится в фокусе научных исследований более ста лет2. Техническая сторона процесса формирования влияния медиа на сознание индивидов ˗ а именно сами механизмы осуществления влияния ˗ менее изучена, и потому представляет больший интерес для современного исследователя. К тому же окружающая действительность постоянно представляет все новые факты и материалы, требующие эмпирического исследования и научного обоснования.

Выборы депутатов Государственной Думы РФ в декабре 2011 года и выборы Президента России в марте 2012 года получили широкий резонанс в публичной сфере. Эксперты медиаотрасли (А. Качкаева, В. Гатов, О. Бородина и др.)3 отмечали сильное расхождение в содержании информационных потоков разных типов СМИ в период выборов. Журналисты ведущих средств массовой информации, известные блогеры, общественные деятели и в целом группа населения, получившая название «креативный класс»4 выказывали массовое недовольство «непрозрачностью» проведением предвыборной кампании и по сути существованием двух параллельных информационных реальностей в России.

Подобная картина фиксируется российскими исследователям массовой коммуникации не впервые. В период выборов 2007-2008 гг., когда проходившие по всей стране митинги пенсионеров и студентов против принятого Закона о монетизации льгот (Закон 122-ФЗ) были проигнорированы общенациональными телеканалами, ведущие печатные издания (отнюдь не только газеты либерального крыла) широко освещали данные протесты5. Однако на тот момент расхождение информационной «повестки дня» центрального телевидения и печатных СМИ обсуждалось, в основном, специалистами и по сравнению с недавними событиями само по себе не вызвало столь массового возмущения и не получило столь широкого освещения в СМИ. Возникшее общественное напряжение было относительно безболезненно снято своевременно показанными в телевизионном эфире сюжетами о нескольких митингах, как за монетизацию льгот, так и против нее. Этого хватило, если не для разрядки, то, по крайней мере, для смягчения ситуации. Стиль реакции государственной власти и федеральных телеканалов на публичную «повестку дня» в 2011-2012 гг. не сильно изменился за пять лет, прошедших со времени тех событий. Между тем соотношение сил и аудиторий традиционных СМИ и Интернета в России с тех пор существенно изменились. Появившийся в этой сфере серьезный игрок – социальные сети – быстро набрал популярность и на данный момент уже уверенно отвоевывает у традиционных СМИ рынок рекламы6 и рынок свободного времени потребителей7. Кроме того, за последний год стало очевидным, что социальные сети (или социальные медиа – на настоящий момент исследователи не пришли к общему термину. В данной работе используется первая дефиниция, в связи с тем, что исследование в своей теоретической части опирается на книгу Мануэля Кастельса и его теорию о власти сетей8), становятся не только серьезным конкурентом в борьбе за потребителя и рекламодателя, но и значимым фактором становления гражданского общества9.

В то время как российские публицисты не без пессимизма отмечают, что традиционные СМИ не справились со своей ролью четвертой власти10, зарубежные авторы оптимистично провозглашают Интернет и социальные сети – новой, теперь уже пятой властью. В частности, американский исследователь Уильям Даттон говорит о том, что Интернет позволяет формировать и менять существующий баланс сил11. С динамичным развитием информационных технологий и социальных сетей представления об их потенциале и возможностях также резко меняются. Современные исследователи массовой коммуникации понимают под ее «силой» в первую очередь способность конструировать картину мира человека, возможность создавать объединение сетей на базе конкретной проблемы12, и владение механизмами установления информационной повестки дня13.

Любопытно, что действие этой последней силы, на наш взгляд, как раз и нашло отражение в политических и общественных событиях в России последних двух лет. Если предположить, что к настоящему моменту были сформированы две параллельные медиареальности, то нагляднее всего это можно проследить в расхождении информационных повесток дня. По этому вопросу высказался и бывший президент РФ (ныне действующий премьер-министр) Дмитрий Анатольевич Медведев в интервью руководителям трех федеральных российских телеканалов (Первый канал, Россия-1, НТВ) в декабре 2010 года, «сами каналы должны давать приоритеты - что важнее, что менее важно. Но повестка дня - перечень новостных событий, не должен иметь драматического разрыва с Интернетом и другими СМИ. А, на мой взгляд, именно так это сегодня и выглядит»14.

Проблема расхождения информационной «повестки дня» на телевидении и в сети интернет стала чертой времени и имеет огромный потенциал для научного изучения и обоснования.

В данной работе мы намерены проанализировать «повестку дня» в новых коммуникационных условиях, применяя теорию к реальности социальных сетей (теоретическая часть исследования). В практической части данной работы предпримем попытку зафиксировать информационную «повестку дня» на протяжении исследуемого периода15 в новостях федеральных телеканалов и в социальных сетях, а затем сравним для доказательства существования расхождения между ними.

Научная новизна исследования в рамках магистерской диссертации состоит в попытке научного доказательства существования двух информационных реальностей (в основном до сих пор эта гипотеза находила публицистическое, а не научное осмысление). Необходимо зафиксировать, описать и объяснить изменение информационной среды, в которой телевидение вследствие своего «драматического отставания» уже перестало объективно отражать действительность, оказалось неспособным разглядеть появление нового типа информационного героя, и потому вынуждено следовать за «повесткой дня» сети интернет.

Объект исследования – информационные сюжеты выпусков новостей трех федеральных каналов, сетевого СМИ «Besttoday.ru» и раздела «Темы дня» сервиса «Яндекс.Блоги» в период выборов 2011-2012 гг.

Предмет исследования – особенности расхождения «повесток дня» в новостях федеральных каналов и в социальных сетях в период выборов 2011-2012 гг.

Цель исследования – зафиксировать и доказать расхождение информационной «повестки дня», создаваемой в новостях федеральных каналов и социальных сетях в период выборов 2011-2012гг.

Исходя из поставленной цели, мы определили следующие задачи данного исследования:



  • изучить и составить краткий реферативный обзор развития теории информационной «повестки дня» с момента возникновения и до настоящего времени;

  • теоретически обосновать запланированные эмпирические исследования;

  • сформировать список информационных сюжетов в телевизионном эфире и социальных сетях для сопоставления и исследования степени их корреляции;

  • сопоставить полученные данные для подтверждения либо опровержения заявленной гипотезы.

Теоретическая база данного исследования представляет собой совокупность следующих теорий:

  • Теории массовой коммуникации (М. Маклюэн, У. Липпман, П. Лазерсфельд, М. Кастельс и др.).

  • Теории воздействие на аудиторию посредством СМИ (Т. Ласуэла, К. Хоуланда, Э. Каца, Д. Клаппера, Э. Ноэль-Нойман и др.).

  • Теория установления информационной «повестки дня» в трудах зарубежных исследователей (М. Маккоумбс, Д. Шоу, Дж. Диаринг, Э. Роджерс, Дж. Коген и др.).

  • Теория установления информационной «повестки дня» в трудах российских исследователей (М.В. Шкондин, Н.Н. Старобахин, Е.Г. Дьякова, А. Трахтенберг, В.Н. Амелин, Д. Брайант, Л.Л. Реснянская, О. Кольцова).

  • Теория влияния социальных сетей на формирование гражданской активности в современном мире (М. Кастельс, У.Даттон и др.).

Эмпирическая база данного исследования:

  • совокупность информационных сюжетов новостей федеральных телеканалов в исследуемый период;

  • совокупность информационных сюжетов в социальных сетях в исследуемый период;

  • публицистические материалы по указанной теме за 2011-2013 гг.

Эмпирическая часть данного исследования базируется на материалах трех независимых источников: (1) сообщения в рубрике «Пост дня» портала Besttoday.ru, (2) перечень новостей раздела «Темы дня» сервиса «Поиск по блогам» компании Яндекс, и (3) закодированная база телевизионных сюжетов Первого канала, России-1 и НТВ за исследуемый период. Закодированная база телевизионных сюжетов в необходимый нам период получена в результате проведения исследования «Освещение деятельности власти и оппозиции ведущими российскими телеканалами в период думских и президентских выборов 2011-2012 гг.» на факультете медиакоммуникаций ВШЭ. Доступ к архивам портала Besttoday.ru и рейтингам тем сервиса Яндекс любезно предоставлен представителями редакции и поискового сервиса. Таким образом, мы получили возможность сравнить специфику и результаты установления информационной повестки дня на трех принципиально разных площадках (три ведущих федеральных канала, где планированием занимается редакция; интернет-СМИ Besttoday.ru, в котором читателю предлагают отобранную редакцией повестку дня блогов; раздел «Темы дня» сервиса «Поиск по блогам» компании Яндекс, который формируется исключительно автоматически на основе популярности той или иной темы). Сопоставление этих трех каналов коммуникации позволит нам наиболее точно и объективно зафиксировать и доказать расхождение в темах.

Гипотеза: в период выборов 2011-2012гг. имело место расхождение информационной «повестки дня» в новостях федеральных каналов и в социальных сетях.

При написании магистерской диссертации были использованы различные методы.

Теоретические: метод сравнительного анализа, историко-типологический метод, анализ научной литературы, документов и публикаций.



Эмпирические: контент-анализ, анализ публицистических статей.

Практическую значимость данная работа может представлять в качестве научно подкрепленного аргумента в общественных дискуссиях, касающихся проблематики свободы СМИ и избирательного процесса в России. Научная фиксация проблемы позволит всем заинтересованным лицам более конструктивно, объективно и с меньшим эмоциональным накалом искать пути ее решения. Не меньшую практическую значимость может иметь и фиксация отсутствия проблемы как таковой.



Основное содержание работы

Магистерская диссертационная работа состоит из введения, трех глав с двумя-тремя параграфами в каждой, заключения, списка литературы.

Во введении сформулированы цели и основные задачи работы, обозначены теоретические и эмпирические методы, обоснована актуальность темы исследования, изложены научная новизна и практическая значимость полученных результатов.

В первой главе идет речь о возникновении и развитии теории установления информационной «повестки дня», отмечаются основные вехи и существующие модели, выделяются ключевые исследователи, внесшие серьезный вклад в продвижение теории. Во втором параграфе первой главы предпринимается попытка дать оценку современному этапу развития теории, опираясь на имеющийся опыт российских ученых и последние лабораторные исследования изменяющейся социальной среды в сети интернет.

Во второй главе мы предлагаем первые результаты сравнения информационной «повестки дня» в новостях федеральных каналов и в социальных сетях, обосновываем используемые методы исследования, описываем модели изменения повестки дня на трех выбранных платформах в период выборов в Государственную Думу в декабре 2011 года.

В третьей главе работы мы вплотную подходим к доказательству гипотезы, сравниваем полученные данные об информационной «повестке дня» в новостях телеканалов и в социальных сетях по итогам двух волн исследования: парламентских и президентских выборов. Кроме того, в третьей главе мы фиксируем корреляционные связи между результатами установления информационной «повестки дня» в трех каналах коммуникации, делаем предпложения относительно первопричин подобных взаимосвязей и прогнозируем дальнейшее развитие отдельных тенденций.

В заключении формулируем общий вывод по итогам проделанной работы, строим прогноз относительно перспективы развития данного исследования в будущем.

Глава I Теория установления информационной «повестки дня»: возникновение и развитие
1.1 История возникновения и развития теории установления информационной «повестки дня»
Зарождению теории установления информационной повестки дня предшествовал ряд значимых предпосылок. В 1922 году Уолтер Липпман в знаменитой работе «Общественное мнение»16 поднимает вопрос о формировании журналистами особой (несуществующей, либо искаженной) медиареальности («ложной окружающей среды»), использование которой делает возможным прямое управление людьми. Как мы понимаем, в силу объективных факторов существующая реальность не вместима в любую, даже максимально полную, медиареальность (то есть искусственную реальность, создаваемую СМИ). Однако, подаваемая как подлинная, в сознании аудитории медиареальность с легкостью подменяет собой представление об окружающей действительности. Первые исследователи медиа в начале прошлого века делали допущение, что любое проявление медиа ведет к изменению поведения индивида, то есть имеет прямое воздействие на него. Позднее данные утверждения (отнесенные исследователями к теориям пропагандистской силы)17 были подвергнуты критике18, и потому изменены и в дальнейшем дополнены.

Опровержение постулатов теории пропагандистской силы привело к парадигме ограниченного воздействия СМИ и изучению «эффектов массовой коммуникации»19. Первопроходцем в эмпирическом подтверждении заданной парадигмы считается Пол Феликс Лазерсфельд (1948 г.), который подготовил и обосновал результаты исследования политических предпочтений аудитории. Эти предпочтения легче всего было зафиксировать и проследить в изменении электорального поведения респондентов в период выборных кампаний. Исследуя возможности воздействия СМИ на окончательный выбор аудиторией определенного кандидата, американский социолог пришел к выводу о существовании «двухступенчатой модели коммуникации», идея которой заключалась в том, что в первоначальной цепочке «СМИ – индивид» появился посредник в виде «лидера общественного мнения». В итоге П.Ф. Лазерсфельд резюмирует, что «идея нередко передается от радио и газет сначала к лидерам общественного мнения, а от них — к менее активным слоям населения»20. Данный вывод был довольно быстро принят научным сообществом. Последователи ученого на протяжении десятка лет стремились найти научное подтверждение теории, однако получить весомое теоретическое обоснование того, что массовая коммуникация лишь опосредованно воздействует на конечного потребителя, учесть все возможные опосредующие факторы и как-то их классифицировать, не представлялось возможным. Ученые второй половины XX века, по мнению российских исследователей массовой коммуникации21, вернулись к результатам научных изысканий 40-х годов, когда Б. Берельсон сформулировал свой знаменитый тезис - «определенные виды коммуникации по отношению к определенным темам, привлекая внимание определенных групп людей, при определенных условиях способны оказать определенное воздействие»22.

Выход из сложившейся ситуации предложили исследователи Максвел Маккомбс и Доналд Шоу, сформулировавшие гипотезу, а затем и теорию «установления информационной повестки дня» («agenda-setting »)23.

По утверждению самих исследователей, на тот момент идея изучения не прямых, а косвенных эффектов воздействия массовой коммуникации на аудиторию в буквальном смысле витала в воздухе, однако сформулировали ее именно Маккомбс и Шоу. Предпосылки теории встречались в упомянутой работе У. Липпмана «Общественное мнение»24, в которой в частности утверждалось, что СМИ является основным связующих звеном между событиями, происходящими в мире, и образами этих событий в сознании людей. Следом за Липпманом схожую мысль высказывал Бернард Коэн, который предположил, что пресса «не будет иметь большого успеха, рассказывая читателям, что думать, но добьется превосходного успеха (речь об успехе в воздействии на аудиторию – прим. Авт), рассказывая о чем им думать»25. Б.Коэн даже конкретизирует, что мир будет разным для разных людей, в зависимости от того, какую картину этого мира нарисуют им журналисты, редакторы, издатели выбранного читателем печатного издания26.

Похожие положения в тот же временной отрезок выдвигал и другой американский социолог Дж. Рэй Фанкхаузер. Однако его работа не имела собственных эмпирических исследований, а опиралась на существующие общенациональные опросы общественного мнения, что, по всей видимости, в конечном итоге привело к тому, что основоположниками данного подхода называют исключительно М. Маккомбса и Д. Шоу.

Теория установления информационной «повестки дня» описывает способность средств массовой информации влиять на значимость тем общественной повестки дня. СМИ не стараются сформировать отношение к тому или иному событию, напрямую давая ему оценку. В теории информационной повестки дня все намного тоньше – СМИ предлагает аудитории можно сказать «информационную диету» или «информационное меню», в котором первым блюдом считается то, о котором встречается больше упоминаний. За скобками остаются «ненужные» темы, а «нужные» учащенно повторяются, вполне естественным образом приобретая весомую значимость в глазах аудитории. Когда в своих сообщениях СМИ обращаются к конкретной проблеме, в сознании потребителей медиаконтента происходит «воспламенение («priming») определенной проблемной зоны (обычно за счет остальных проблемных зон), то есть формируется представление о том, что сейчас действительно важно и значимо, и чему следовало бы уделить особое внимание. Таким образом, через «информационную» формируется «личная» и «общественная» «повестки дня».

Важно понимать, что эффект «установления повестки дня» имеет весьма поверхностный характер, ведь аудитория лишь слегка касается представленной проблемы, не погружаясь и не разбираясь в деталях. Задача заключается лишь в том, чтобы рассказать о существовании и важности конкретной проблемы. Подобный подход вовсе не формирует в сознании людей четкое и подробное представление о существующих острых общественных проблемах. Скорее напротив – отдельные недостатки существующей общественной, государственной, экономической и т.п. системы мастерски скрываются отсутствием соответствующих тем в информационной повестке дня.

Первые эмпирические исследования Маккомбс и Шоу провели в период президентской кампании в Америке в 1968 году. Результаты существенно превзошли все самые смелые ожидания: была установлена очень высокая степень корреляции между основными пятью темами повестки дня, которую формировали в этот период СМИ, и пятью темами, которые посчитали значимыми для настоящего времени 100 опрошенных, не определившихся с выбором избирателей в округе Чэпел-Хилл в Северной Каролине.

Далее теория установления информационной повестки дня развивалась в двух смежных направлениях: в первом — изучение эффекта, во втором — анализ процесса «agenda-setting». Исследователи первого направления старались определить, каким образом СМИ влияют на представление людей о значимости той или иной темы, то есть, как они воздействуют на формирование публичной повестки дня. Вторая группа исследователей обратилась к изучению процесса построения медиаповестки («agenda-bulding»), стараясь определить, какие факторы влияют на отбор главных тем и проблем в входе работы СМИ.

Изучая вопрос эффекта воздействия СМИ на аудиторию путем установления информационной повестки дня, исследователи долгое время не могли получить столь же высокого коэффициента корреляции, как М. Маккомбс и Д. Шоу. В лучшем случае они обнаруживали слабую или неустойчивую корреляцию, что, безусловно, не давало права подтвердить гипотезу. Тогда ученые предприняли попытку разделить весь спектр циркулирующих в медиапространстве проблем на «навязчивые» («obtrusive») и «ненавязчивые» («unobtrusive»). Подобное разделение было впервые проведено исследователем Г. Цукером, и описано в 1981 году в работе М. Маккомбса, Ч. Эйля, Д. Грабера и Д. Вивера «Информационная повестка дня на президентских выборах в Нью-Йорке»27.

В результате такого разделения выяснилось, что степень воздействия СМИ на аудиторию напрямую зависит от того, какие именно проблемы являются предметом акта коммуникации. Если проблемы «навязчивые», то есть те, «относительно которых у людей существует личный, непосредственный и постоянный опыт, такие как инфляция и безработица, и которые приобретают общественную значимость вследствие собственного опыта каждого»28, то степень корреляции между информационной повесткой дня и личной повесткой дня каждого зрителя (читателя, слушателя) будет очень низкой. Если, напротив, проблемы «ненавязчивые», в отношении которых у аудитории не имеется личного опыта, тогда коэффициент корреляции будет достаточно высоким, и в таком случае СМИ выступают «в качестве единственно возможного учителя и источника информации об этих проблемах»29.

Обнаружение сильных и позитивных корреляций относительно «ненавязчивых» проблем и слабых, преимущественно отрицательных корреляций относительно «навязчивых» проблем серьезно продвинуло гипотезу установления информационной повестки дня вперед. Был окончательно сделан вывод о том, что эффект «agenda-setting» строго ограничен, и средства массовой информации не всевластны. СМИ не убеждают и не внушают аудитории конкретные идеи, а лишь создают в сознании индивида образ реальности, в котором он может самостоятельно ориентироваться и принимать практические решения. Причем возможности медиасферы по конструированию этого образа также весьма ограничены: переставляя местами значимые для общества (и «ненавязчивые») темы, СМИ фиксируют внимание аудитории на той или иной проблеме, но они не способны скрыть от зрителей/слушателей/читателей тех проблем, которые им знакомы из личного опыта, и потому серьезно их волнуют. Кроме того, невозможно выделить главное и расставить приоритеты совсем на пустом месте, то есть без опоры на информационный повод.

В дальнейшем изучении эффекта воздействия СМИ на аудиторию М. Маккомбс пытался эмпирически выяснить и доказать, какой тип средств массовой информации сильнее влияет на установление повестки дня – печатная пресса или ТВ. Ученый пришел к выводу, что телевидение и газеты выполняют принципиально разные функции в установлении информационной повестки дня. Тогда как печатные СМИ задают общий тон, выстраивают иерархию проблем и подробно рассматривают базовую повестку избирательной кампании, телевизионные каналы, ориентируясь на эту базу, обращают внимание зрителей то на одно, то на другое событие. Для характеристики предложенных функций М. Маккомбс30 вводит новые понятия: «повесткообразующая» функция для прессы и «высвечивающая» для ТВ. Поэтому, если говорить о влиянии медиаповестки на личную повестку дня, то газеты имеют скорее кумулятивный эффект, который проявляется спустя длительный промежуток времени, а телевидение способно воздействовать краткосрочно, но зато оперативно и напрямую к человеку (в данном случае – избирателю). Причем М. Маккомбс также выявил, что в соответствии с динамикой эффекта установления повестки дня (особенно сильное воздействие вначале предвыборной кампании и совсем слабое к ее завершению), по мере протекания политической кампании воздействие ТВ на аудиторию только усиливается. Данное обстоятельство связано с тем, что к концу избирательной гонки все СМИ занимают позицию так называемого прожектора, высвечивающего те проблемы, которые были заданы в начале.

Российский исследователь Е.Г. Дьякова, уже неоднократно цитировавшаяся выше, также обращалась к вопросу формирования информационной повестки дня и пришла к выводу о том, что решающее влияние на этот процесс оказывают не все СМИ, а отдельные «повесткообразующие» средства массовой информации.

Как отмечает исследователь, только некоторые каналы коммуникации выполняют роль «спускового крючка» по отношению ко всем остальным. Однако когда количество информации, выпускаемое конкретными СМИ, преодолевает порог публичного внимания, происходит реальное установление «agenda-setting»31.

Каждый раз, объявляя очередную повестку дня, средства массовой информации не просто сообщают сведения о событиях, но и во многом определяют важность этих событий для аудитории. Принимая решение о том, какие новости следует включить в так называемый ТОП, журналисты «устанавливают приоритетность новостей для медиа-потребителей»32, то есть оценивают значимость того или иного события, исходя из своих представлений того, что действительно важно для телезрителя.

Опираясь на данный тезис, российский исследователь Н.Н. Старобахин делает следующий вывод о том, что информационная повестка дня напрямую влияет на формирование «пласта личных повесток»33. Исследователь также добавляет, что сфера формирования «повесток дня» имеет сложную и многоуровневую структуру, в которой можно выделить несколько разных слоев – от глобального и до личного34.

Таким образом, информационная повестка дня представляет собой лишь один из таких слоев, либо отдельный субъект системы формирования «повесток дня» общества. В данной связи важно отметить, что являясь частью системы, СМИ в процессе установления информационной повестки дня (как, впрочем, и при создании любого контента) испытывают зависимость не только со стороны логики развития общественных событий и проблем, но и со стороны различных конкурирующих социальных групп, способных на них повлиять.

Изучением процесса взаимодействия СМИ с другими существующими институтами в установлении общественной «повестки дня» занимались исследователи Э.Роджерс и Дж. Диаринг. Ученые обобщили существующие на тот период (1987 год) исследования, построив модель того, как взаимодействуют и взаимно влияют друг на друга несколько конкурирующих «повесток дня»35.

Э. Роджерс и Дж. Диаринг выделяют три вида «повесток дня:



  • политическую, ту, что устанавливает государство (а именно, представители исполнительной, судебной и законодательной власти);

  • медиа-повестку, которую устанавливают СМИ;

  • публичную повестку, которая представляет собой кумулятивную «повестку дня», сформированную под действием предыдущих двух, а также под влиянием личной повестки дня.

1.2 Теория установления информационной «повестки дня» в контексте современного положения дел в российской сфере медиа
Опираясь на предложенные У. Липманом тезисы («Общественное мнение»), примем за основу, что СМИ, в нашем случае общенациональные телеканалы, имеющие наибольшую зону охвата аудитории по всей стране по сравнению с любыми другими средствами массовой информации, формируют определенную (мозаичную как утверждал М. Маклюэн), но вполне устойчивую и жизнеспособную картину мира для большей части населения. То есть, предлагая зрителям информационную повестку дня, по сути выстраивают общественную повестку, а через нее и личную повестку каждого.

В данной связи важно отметить технологическую особенность различных каналов коммуникации. В нашей работе внимание уделяется телевидению и социальным сетям, а потому именно эти средства распространения информации интересуют нас в первую очередь. Изначально телевидение по своей природе имело существенное преимущество перед остальными СМИ в воздействии на аудиторию. Во-первых, трехчастный канал сообщения (картинка, звук, текст) производил намного больший эффект на телезрителя, чем каждый из этих инструментов в отдельности в соответствующих СМИ (радио, печатные издания). В данной связи показателен пример репортажа телеканала «Имеди» о начале военных действий России в отношении Грузии в 2010 году. В нем в частности было сообщено, что президент страны Михаил Саакашвили убит, и вместо него оперативно собрано народное правительство и т.д. Причем до начала информационного сюжета телезрителей честно предупредили, что все это инсценировка, а не реальные события. Однако это не предотвратило всеобщей паники, которая захватила Грузию и через Интернет (!) и традиционные СМИ попала и в Россию. Создатели провокационного сюжета опирались как раз на все те средства воздействия ТВ на аудиторию, которые все остальные в мире телеканалы используют ежедневно.

Во-вторых, с момента возникновения телевидения основным или ключевым для всех телеканалов было производство новостей, которые априори воспринимаются как фрагменты реальной действительности. В 2007 году Фонд общественного мнения проводил исследование «обыденных критиков», в котором было зафиксировано, что «людям довольно трудно различать реальные события и телевизионную версию происходящего. То есть их оценки строятся по принципу «что показано – то и было, чего не показано – того не было»36.

Однако за последние пять лет ситуация начала меняться. Научно-исследовательская работа «Трансформация медиа в России в условиях новой коммуникационной реальности», проведенная коллективом преподавателей и студентов факультета медиакоммуникаций НИУ ВШЭ в Мантуровском районе Костромской области России, наряду с основными результатами зафиксировало невысокую степень доверия к телевидению деревенских жителей. В отчете проекта приводится ряд цитат, наглядно иллюстрирующий этот аспект: «Ну вот в интернете потому что одни новости, по телевизору показывают другие», «А новости не смотрю! Редко смотрю! Включу телевизор - и уже надоела там болтовня ихняя вся. Все врут»37. Наряду с этим исследование фиксирует, что в упомянутом населенном пункте за последнее время резко увеличилась доля владельцев спутникового телевидения (среди них и проводился опрос). Как недоверие к телевидению соотносится с желанием приобрести спутниковую тарелку сложно сказать. Частично ответ на этот вопрос дает упомянутая научно-исследовательская работа, частично это будет понятно из предстоящих проектов Лаборатории фундаментальных исследований НИУ ВШЭ по данной теме. Одной из причин безусловно является то, что телевидение для сельского населения лишь частично состоит из информационных телепрограмм, гораздо большее внимание и доверие аудитории получают популярные ток-шоу, такие как «Пусть говорят» и «Прямой эфир». Про эти программы респонденты говорят, что в них показывают жизненные, правдивые истории, которые полезно знать. Просмотр таких передач считается для опрашиваемых чем-то само собой разумеющимся, повседневным.

В любом случае, подобные результаты эмпирических исследований в который раз подтверждают, что не следует подразумевать под высокими рейтингами отдельных (и в частности новостных программ) высокую степень лояльности и доверия аудитории. В то же время мы не можем гарантировать, что аудитория телеканалов, которая потребляет информацию посредством спонтанного, фонового и дискретного телесмотрения (то есть, не целевого)38, не подвержена воздействию эффекта установления информационной повестки дня.

Развивая данную тему нельзя не отметить специфические особенности медиасферы в России, которые выражаются в том, что общенациональные телевизионные каналы по-настоящему не дистанцированы от государства и, по сути, выполняют роль рупора политической повестки дня. Подобная ситуация ведет к тому, что публичная сфера начнет воспринимать повестку дня политиков и нынешней власти как информационную повестку дня независимых СМИ. Принимая первую за вторую, аудитория будет менее критично реагировать на предлагаемые факты и мнения, а значит, будет больше подвержена манипулятивному воздействию. Несомненно, что это пока лишь прогнозы, которые в будущем следовало бы научно проверить и досконально изучить, но подобная тенденция с каждым днем становится все более очевидной.

В этой связи интересным для определения места теории установления повестки дня в российской действительности должно стать исследование Дж. Когена, который показал39, что президент (или премьер-министр – прим. Авт) в качестве фигуры, постоянно находящейся в центре внимания СМИ и фактически доминирующей в информационном пространстве, обладает способностью самостоятельно формировать повестку дня путем привлечения внимания к одним проблемным вопросам и отвлечения от других. Любопытно, что для достижения подобного эффекта первым лицам государства (особенно в России) не требуется аргументировать свой выбор или подробно останавливаться на конкретном вопросе, достаточно их символического упоминания в публичном выступлении. И тогда информационная повестка дня, а значит, и общественная повестка, будут сдвинуты в нужную сторону. Степень воздействия эффекта установления информационной повестки дня (сформированной первыми лицами государства посредством СМИ) должна быть обязательно исследована в последующих работах по данной теме.

Российский исследователь Н.Н. Старобахин выделяет три основных фактора формирования информационной повестки дня (или медиаповестки) на современном телевидении. Во-первых, речь идет о конкуренции каналов или так называемой власти рейтингов. Телеканалы выбирают для показа в эфире наиболее громкие и заведомо интересные массовой аудитории темы. Как выразился социолог Д.Дондурей в статье «Рейтинг как инструмент конструирования реальности», написанной в рамках исследования Фонда «Образованные медиа» и ФОМ «Обыденные критики», телеканалы в нашей стране используют в процессе программирования механизмы «понижающей селекции»40. Это значит, что телевидению гораздо легче привлекать аудиторию, ориентируясь на изученные психологами конструкции нашего сознания и ориентации в реальности – сексуальное влечение, переживание возможного насилия, ожидание смерти, чувства неизвестности, опасности, неизбежности, подавленности и др.

Вторым фактором формирования медиа-повестки к.филол.н. Н.Н. Старобахин называет существование политического (экономического) заказа. Ученый отмечает, что подобные явления обычно особенно распространены в период рассматриваемых нами предвыборных кампаний, хотя берут свое начало еще в середине 90-х годов. С другой стороны, насколько можно считать заказом появление в новостном блоке действующего президента или премьер-министра в поддержку одной из сторон избирательной кампании, сказать сложно. В данном вопросе будет уместнее сделать ссылку на исследование Дж. Когена, рассмотренное нами в предыдущем параграфе41.

Третьей причиной Н.Н. Старобахин называет личные пристрастия руководства и собственников средств массовой информации. Эти особенности российской медиасферы, по мнению исследователя, нельзя не учитывать, так как они напрямую влияют на редакционную политику СМИ, которая в свою очередь формирует информационную повестку дня определенного телеканала. Другой вопрос, что в России общенациональные каналы де-факто являются аффилироваными по отношению к различным государственным структурам и компаниям. Об этом в интервью упоминают различные известные журналисты42. О подобной ситуации (правда в сфере печатной журналистики) рассуждает д.филол.н. В.В. Тулупов. Он отмечает, что подконтрольность государственных СМИ своим учредителям приводит к появлению как внешней цензуры, так внутренней самоцензуры среди журналистов. Последствия он также красноречиво описывает: «если не сами СМИ формулируют повестку дня, подсказываемую общественным мнением, это означает, что они не выполняют социальный заказ. И мечты о построении подлинно демократического общества, которое предполагает наличие самостоятельной прессы, сильных СМИ, помогающих «правительствам оставаться честными», остаются мечтами»43.

С другой стороны любой канал коммуникации, являясь как проводником власти, так и наделенным властью, находится под пристальным вниманием государства. Истории СМИ известны факты перекрытия действующей властью популярных каналов коммуникации с целью предотвращения массового распространения информации в ключевые и переломные моменты политического развития страны (показ балета «Лебединое озеро» во время августовского путча в 1991 году в России, отключение Интернет-связи в Египте во время революции весной 2011 года). Если рассматривать еще шире, то следует отметить, что технологический прогресс конкретной нации на протяжении всей мировой истории был тесно связан с заинтересованностью государства в данном вопросе44.

Потому и дальнейшее развитие Интернет-технологий в России, а значит, и институтов гражданского общества, также зависит от политики действующей власти. К примеру, еще недавно вставал вопрос о возможном закрытии видеохостинга YouTube на всей территории России. Министр связи и коммуникации РФ Николай Никифоров сообщил 18 сентября 2012 года в своем «твиттере» (!) о том, что ресурс может быть полностью заблокирован. Не станем вдаваться в подробности причин подобных заявлений, в данном случае не важно, что именно стало поводом. Главное, что на сегодняшний момент доступ, по сути, к любому ресурсу сети Интернет может быть перекрыт государством. И все необходимые правовые акты для этого уже существуют45.

Справедливости ради следует все-таки заметить, что мы не можем однозначно утверждать, что прямое воздействие на редакции федеральных каналов действительно существует до тех пор, пока не будут окончательно обнародованы списки конкретных учредителей (физических лиц) федеральных телеканалов. Поэтому в данной работе мы говорим о результатах формирования информационной повестки дня ведущими телеканалами страны, не давая оценку тому, каким образом и под воздействием чего эта повестка была составлена в телевизионных редакциях. Эта тема могла бы стать самостоятельной исследовательской задачей, потому что имеет большой потенциал для изучения. Однако на данном этапе не входит в зону наших научных интересов.

К предложенному Н.Н. Старобахиным перечню факторов мы бы хотели сделать одно, существенное на наш взгляд, дополнение. В настоящее время невозможно рассматривать механизмы воздействия СМИ на массовую аудиторию, не беря в расчет такой крупный сегмент медиасферы как Интернет и сообщество корреспондентов онлайновых СМИ, гражданских журналистов и постоянных пользователей сети, которое формирует собственную, иногда отличную от традиционных СМИ, медиаповестку дня.

Недавний проект Центра исследований РИА Новости «Тенденции развития новостного сегмента медиаотрасли России» выявил, что наряду с ростом доверия к Интернет-СМИ, падает доверие к телевидению как источнику информации: по данным ФОМ в 2012 году только 57% респондентов в качестве источника, которому они доверяют больше всего, назвали телевидение. Тогда как еще в 2010 году таких респондентов было 71%. Причем важно отметить, что так существенно доверие аудитории изменилось только в отношении ТВ и новостных сайтов, по сути последние все чаще становятся альтернативой первым46. В рамках данной научной работы также важен и другой вывод упомянутого исследования: наряду с фиксированным ростом влияния информации, размещенной в социальных сетях, на общественную жизнь, правдивость той или иной информации они проверяют все же на новостных порталах. Имеется ввиду, что по результатам исследования не было выявлено увеличения доверия пользователей Интернет к информации в социальных сетях.

Как мы видим из повседневной реальности: чтобы конкурировать с появившимися новыми формами организации СМИ, например конвергентными средствами массовой информации, центральным телеканалам необходимо было «выйти в сеть», то есть создать свой собственный он-лайн ресурс. Однако «избалованную неподцензурными СМИ»47 аудиторию Интернет-сетей не удалось привлечь настолько, чтобы занять лидирующее место среди новостных онлайновых СМИ (по результатам тИЦ в Каталоге Яндекса по СМИ на 25.05.2013)48. В итоге – телеканалы сделали ставку на существующий телевизионный контент, привлекая пользователей Интернета к просмотру телеканала в сети, а не создавая принципиально новый, уникальный продукт под сформированную аудиторию.

Журналист газеты «Ведомости»49 Ксения Болецкая в материале «Мимо телевизора» подробно изучила инвестиции в видеопорталы всех крупных телекомпаний России. Выяснилось, что за последние годы ВГТРК стала соучредителем Zoomby, запустила Videomore, «Профмедиа» инвестировала в Ivi.ru, ТНТ создала Now.ru и т.д. Все эти ресурсы, за исключением Now.ru, зарабатывают в основном на рекламе. Корреспондент подчеркивает, что для телекомпаний вкладывание средств в видеопорталы на данный момент не окупается совсем, это скорее инвестиции в будущее. Но тенденция появилась, и ее нельзя отметать, сейчас в сети Интернет можно с легкостью найти контент практически всех отечественных телепрограмм (кроме, если не рассматривать пиратские ресурсы, западных документальных и художественных фильмов).

В интервью новостному порталу Lenta.ru вице-президент по маркетингу крупнейшего видеохостинга YouTube Даниель Тьедт (Danielle Tiedt) рассказала, что одним из важнейших новостных партнеров для их компании является российский гигант Russia Today. Телекомпания открыла собственный канал на YouTube в 2007 году и по ее мнению, станет первой, кто наберет миллиард просмотров. Даниель Тьедт отмечает, что это связано прежде всего с качеством контента, который специально «заточен» под пользователей YouTube50.

Подобные данные - яркий пример того, что зрители уходят в сеть, не изменяя своим телевизионным привычкам: почти 0,8 млн жителей страны в прошлом году видели продукцию телекомпаний только онлайн (это 1,3% от совокупной еженедельной телеаудитории). Таким образом число ТВ-отказников за последний год выросло в полтора раза. Поэтому если в 2011 году еженедельно телевизор смотрело 94,4% городских жителей, то в прошлом — уже 92,8%51. Компания TNS, со своей стороны, фиксирует сокращение телесмотрения среди активных пользователей интернета, большая часть из которых молодежь. Пользователи интернета, по данным аналитиков компании, смотрят телевизор более чем на час меньше (230 мин. в сутки), чем «непользователи» (316 мин.)52.

В то время как эксперты утверждают, что будущее за специализированными и четко таргетироваными СМИ53, российские общенациональные каналы остаются верными себе и по-настоящему массовыми. Стремясь охватить наиболее широкий сегмент аудитории, центральные телеканалы вынуждены следовать за информационной повесткой дня, возникшей в сети Интернет, и ее героями (приглашение в эфир Первого канала представителей оппозиции, чтение стихотворения казахского поэта Абая Кунанбаева в программе «Вечерний Ургант», назначение Светланы Курицыной ведущей канала НТВ и пр.), либо оперативно реагировать на события в стране формированием собственной повестки дня, а зачастую формированием и самих событий (митинги за монетизацию льгот в 2007 году и митинги «За Путина» в начале 2012-го были тесно связаны с необходимостью показа «картинки» в поддержку и поэтому совершенно не ясно, что следствием чего в итоге стало).



«Важный тренд второй половины двухтысячных — это массовый уход в социальные сети», - пересказывает содержание своей новой книги известный журналист Леонид Парфенов. Телевизионный деятель считает, что особенную популярность социальные сети приобрели именно в начале XXI века, и заменили собой наиболее важные общественные институты и даже СМИ. Политическая и общественная дискуссия переместилась «из офлайна в онлайн, где свободны любые объединения единомышленников, где никак не цензурируются и легко разлетаются любые новости»54.

Действительно, недавнее исследовании Лаборатории РИА Новости констатирует продолжающийся рост интереса пользователей к интернету как к источнику новостной информации (как в мире, так и среди российской интернет-аудитории)55. Вместе с ростом обращений к интернету в качестве источника новостей, в 2012 году был зафиксирован также рост доверия аудитория к выбранному каналу. По данным ФОМ, еще в 2010 году только 4% населения отмечали новостные сайты как источник информации, которому они доверяют больше всего, а в 2012 году данный процент составлял уже 11%56.

Теперь новости в интернете все чаще появляются раньше, чем в традиционных СМИ. По сути, интернет занимается генерацией информационных поводов для традиционных медиа. Однако журналисты, вместо того, чтобы искать пути совершенствования собственной работы, научились использовать этот момент себе на пользу. Медиаисследователи отмечают, что в российском сегменте интернета окончательно сложилась целая инфраструктура «отмывки» новостей, то есть снятия ответственности со СМИ57. Аргумент наподобие «новость прогремела на весь интернет» или «за час сообщение разлетелось по всей сети» автоматически делает новость проверенной и надежной. Тогда как нередки случаи фейковой (от fake – поддельный, фальшивый) информации. Если раньше существовало понятие «газетной утки», появление которой становилось событием для медиасферы, то теперь подобными фейковыми сообщениями наполнен не только интернет, но и традиционные СМИ, решившие не брать на себя ответственность за них.

Социальные сети приобретают все больше значения в контексте мировых событий последних лет. Понятие «твиттер-революция» возникло сразу после арабских восстаний, когда журналисты впервые сообщили миру о том, что очагом мобилизации митингующих стало сообщество активистов в онлайн сфере, в частности в социальных сетях (преимущественно в Twitter). Уже после, когда ведущие мировые исследователи массовой коммуникации заинтересовались данным вопросом, появились первые научные подтверждения свершившегося факта. «Арабские восстания были спонтанным процессом мобилизации, которая была вызвана призывами из интернета и беспроводных сетей средств связи на основе уже сложившихся социальных сетей (связей, отношений) — как цифровых, виртуальных, так и межличностных, которые существовали в обществе»58, констатирует профессор Мануэль Кастельс по итогам объемного исследования протестов в разных частях света, от арабских до европейских стран.

В настоящее время исследователи массовой коммуникации не пришли к общему выводу о том, что подразумевать под социальными сетями. Те объемы эмпирической информации, которые мы используем в данной работе для анализа форм и способов установления информационной повестки дня, в разных источниках определяются по-разному. Одни исследователи используют дефиницию «социальные медиа» (social media)59, другие напротив намерено акцентируют внимание на необходимости употребления термина «социальные сети» (social networks), указывая на связь сегодняшних социальных сетей с теми, что существовали на каждом из этапов развития человечества и потому закреплены соответствующим термином в психологии60. В данной научной работе мы основываемся на утверждении, что социальные сети — это цифровая платформа, которая объединяет более или менее крупное сообщество людей, регулярно создающих и распространяющих разные виды информации от каждого ко всем и ото всех к каждому. Под данным определением мы подразумеваем такие сервисы веб 2.0 как блоги, микро-блоги, сообщества в сети интернет, с размещенными в них страницами с личными данными пользователей. К подобному определению нас подвели размышления ученого Мануэля Кастельса в своей книге «Networks of Оutrage and Нope» (2012 год). Автор отмечает, что в последние годы фундаментальным изменением в процессе коммуникации стало то, что он называет массовой само-коммуникацией — использование интернета и беспроводных сетей как платформ цифровой коммуникации61. Это массовая коммуникация, поскольку она имеет дело с сообщениями от многих к многим с возможностью охвата множества получателей и соединения с бесконечным множеством сетей, которые передают цифровую информацию ближайшей округе или всему миру. Это само-коммуникция, потому что решение о выпуске сообщения и его получателе принимает отправитель самостоятельно, тоже самое касается отбора сообщений и сетей связи62. Массовая само-коммуникация базируется на горизонтальных сетях, интерактивных коммуникациях, которые в общем и целом сложно контролировать правительствам и корпорациям.

Исследователь особенно отмечает, что массовая само-коммуникация обеспечивает технологическую платформу для создания автономии социального актора, индивидуального или коллективного, перед лицом общественных институтов. Поэтому правительства опасаются интернета, а корпорации, с одной стороны, пытаются извлечь из него прибыль, пытаясь с другой стороны, вводить ограничения свободы в нем (например, контролируя файлообменные сети и ресурсы с открытым кодом)63.

Наше научное исследование обратилось к изучению социальных сетей в период их особого развития. Все мировые тенденции по мобилизации протестной активности в сети интернет получили развитие и в рунете, но с определенными особенностями. Российские исследователи новых медиа (еще один термин, которые используют ученые в настоящее время для определения социальных сетей и блогосферы) отмечают более низкую результативность действий в социальных сетях по отношению к реальной жизни. «Пока что блогосфера вываривает обсуждения в собственном соку, или запускает реальную активность лишь ради последующего обсуждения, или даже инициирует социальные действия, но чаще такие, которые адресованы властям. Такие воздействия блогосферы безвредны для авторитарной власти. А то и вовсе полезны — выпускают пар», считает медиа-аналитик Андрей Мирошниченко64. Автор указывает на существование термина «гражданский перепост», который, по его мнению, есть ни что иное как «форма канализации гражданской активности». В таком случае любая условная деятельность в социальных сетях или блогах отвлекает современного пользователя сети интернет от реальной протестной активности не хуже, чем центральное телевидение. Или даже лучше, потому что создает иллюзию осуществленного действия — резюмирует автор.

Доказательство того, что телевидение в переломные моменты развития общества (народные волнения, избирательные кампании, природные катаклизмы) выбирает особую стратегию формирования информационных «повесток дня», довольно жесткую, неспособную к гибким оперативных изменениям этой повестки в угоду телезрителю, поможет нам глубже изучить данную теорию и точнее определить ее место в современной системе массовой коммуникации. Кроме того, с появлением нового, молодого, но довольно конкурентоспособного и популярного канала коммуникации — интернета, а после и социальных сетей — становится не только любопытным, но и принципиально важным изучение механизмов установления информационной «повестки дня» в этой новой среде. Важным также является анализ эффекта воздействия на аудиторию в социальных сетях посредством установления информационной «повестки дня». Ведь с изменением коммуникативной среды меняется и возможность аудитории усваивать и преобразовывать конкретные информационные поводы в личную информационную «повестку дня», а затем и общественную. Больше того — на данном этапе развития гражданского общества в России значимым в изучении медиа становится способность каналов коммуникации поддерживать взаимодействие действительно массового сегмента аудитории. Другими словами — каким образом будут меняться (и будут ли) механизмы установления информационной «повестки дня», выдержат ли возросший к ним интерес, а значит, оправдают ли надежды, которые уже сейчас возлагают на них мировые исследователи social networks, и «рассерженные горожане»65.

Специфика формирования новостей на телевизионных каналах и в социальных сетях совершенно разная: жетская вертикальная структура работы редакции любого новостного телеканала принципиально отличается от горизонтальной разрозненной, и в то же время достаточно устойчивой и независимой от внешних влияний (например, со стороны государственных структур) сети «гражданских журналистов». Поэтому следует сделать вывод, что характер площадки, на которой размещен тот или иной информационный повод будет априори задавать определенные характеристики еще не появившейся в свет новости. Таким образом, в эмпирической части данного исследования нам следует делать поправки на то, что в социальных сетях «работает» сообщество непрофессиональных журналистов, но которые вольны представлять собственную точку зрения на события, а в информационных и аналитических программах федеральных телеканалов работаю профессиональные журналисты, которые умеют грамотно развивать в репортаже любую тему, но при этом не всегда в праве выражать собственное мнение, независимое от учредителей конкретного СМИ.

Глава II
Установление информационной «повестки дня» в новостях федеральных каналов и в социальных сетях в период выборов в Государственную Думу РФ в декабре 2011 года



    1. Установление информационной повестки дня на ТВ

Параллельный анализ и сопоставление информационной повестки дня в эфире федеральных телеканалов и в социальных сетях интернета в данной работе решено было провести на основе трех эмпирических источников: (1) совокупность сообщений в рубрике «Пост дня» на портале Besttoday.ru, (2) перечень новостей раздела «Темы дня» сервиса «Поиск по блогам» компании Яндекс, (3) закодированная база телевизионных сюжетов Первого канала, России-1 и НТВ за исследуемый период66.

Для релевантного сравнения полученных баз эмпирических данных мы определили три общих основания: тематические группы и стабильность присутствия темы в повестке дня. Под тематическими группами мы подразумеваем распределение всего перечня сюжетов в любой из баз по основным темам, проанализировав которые мы сможем понять, какой тематике отдано предпочтение. Это позволит нам выявить, из каких тем преимущественно состоит информационная повестка дня конкретного канала коммуникации. Затем мы проследим, как развивались наиболее популярные тематические группы на протяжении исследуемого периода. Данный критерий мы назвали — стабильность присутствия темы в повестке дня. На наш взгляд, постоянство или стабильность конкретной тематической группы на протяжении определенного отрезка времени является едва ли не решающим фактором в формировании информационной повестки дня в пределах этого временного периода. Зафиксировать стабильность присутствия темы мы собираемся эмпирически в количественном разрезе (определив, в скольких днях из всего количества дней исследуемого периода встречается тема) и в качественном (проследив на графике, как развивалась каждая из наиболее популярных тем).

Для проведения эмпирического исследования в части телевизионных новостей за основу была выбрана закодированная база сюжетов трех федеральных телеканалов (Первый канал, Россия-1, НТВ) в период с 14 ноября 2011 года по 25 декабря 2011 года (3 недели до и 3 недели после выборов). Данные материалы были подготовлены в ходе исследования «Освещение деятельности власти и оппозиции ведущими российскими телеканалами в период думских и президентских выборов 2011-2012 гг.». Проект реализован в 2011-2012 гг. Факультетом медиакоммуникаций НИУ ВШЭ в рамках сотрудничества с Российской экономической школой, Беркмановским центром исследований интернета и общества Гарвардского университета и Университета Глазго. В качестве метода был использован контент-анализ телевизионных новостных и аналитических передач, единица анализа — информационный сюжет. Анализируемые передачи: ежедневные вечерние новости («Время», «Вести», «Сегодня»); еженедельные итоговые информационные выпуски («Воскресное время», «Вести в субботу», «Вести недели», «Сегодня. Итоговая программа»); еженедельные выпуски аналитических передач, ток-шоу, инфотейнмент («Познер», «Прожекторперисхилтон», «Центральное телевидение», «НТВшники», «Гражданин Гордон»).

Разделив всю полученную базу на две части, мы получили первую и вторую волну исследования: декабрьские выборы в Государственную Думу и мартовские выборы Президента России. В первой волне получилось 149 программ, что составило более 84 часов (84:24:32) телевизионного материала и было выражено в 1492 закодированных телевизионных сюжетах. И во второй волне — 154 программы, более 87 часов (87:23:27) телевизионного материала; 1605 закодированных телевизионных сюжетов.

В данной главе будет представлен анализ информационной повестки дня в новостях федеральных каналов в период выборов в Государственную Думу, то есть за основу взята первая волна исследования.

Полученную в наше распоряжение базу мы использовали следующим образом: для начала при помощи фильтров и анализа кода А7 («Описание сюжета») были сформулированы темы (информационные поводы) для каждого из полученных телевизионных сюжетов. Так в нашем распоряжении появилась полная и формализованная для дальнейшего анализа информационная картина исследуемого периода по версии трех федеральных телеканалов.

Теперь нам необходимо сократить полученную базу до тех сюжетов, которые составили информационную повестку дня интересующего нас отрезка времени в прошлом. Поскольку в «новостную диету» телеканалов попадают далеко не все каждодневные новости, а только главные, нам необходимо было понять, как в общем массиве информации выявить приоритетные сообщения.

Итак, основываясь на предположении, что информационную повестку конкретного дня по версии федеральных телеканалов формируют не абсолютно все сюжеты в новостных программах, а лишь те, которые сама редакция выделяет и ставит в ТОП программы, мы нашли те самые признаки приоритета. Речь о том, что в любой телевизионной программе есть более и менее удачные позиции расположения информационных сюжетов, так вот, на наш взгляд, те сюжеты, которые получают наиболее выгодное расположение с точки зрения потенциала воздействия на зрителя и формируют информационную (телевизионную) повестку дня. Признаков выгодной позиции в программе несколько — упоминание сюжета ведущим в «шпигеле» программы, очередность в выпуске, общий хронометраж сюжета с подводкой, эффектность визуального ряда. Среди дополнительных факторов можно выделить использование диаграмм, графиков, карт, элементов интерактивности (голосование зрителей, например), фотографий и пр. при создании сюжета. Перечисленные признаки выгодного расположения сюжета в программе с одной стороны довольно очевидны, с другой - могут быть выделены и по аналогии, например, с печатными СМИ (шпигель, анонс, вынос, выкрик, глубина и место на полосе, наличие иллюстрации, объем материала и т.п.).

Телевизионный процесс так устроен, что зачастую телеканал анонсирует именно те сюжеты, которые также самые длинные и значимые в программе. Поэтому мы решили остановиться на одном этом признаке. Исходя из всего вышеперечисленного, при помощи кода А14 (промо) мы сократили базу сюжетов, выбрав тем самым сюжеты, которые упоминались в «промо» программы (шпигель, анонс и т.п.). Как нам представляется, акцентирование внимания зрителя на конкретных сюжетах является наиболее эффективным способом формирования информационной повести дня на ТВ.

Так как у нас нет задачи, максимально сузить эмпирическое поле исследуемых сюжетов, остановимся в данной работе на полученной базе. Из 1492 телесюжетов таким способом было отобрано — 697 вошедших в промо программ. С этой базой нам и предстоит работать, но для начала общие цифры: в первой волне из 1492 закодированных телевизионных сюжетов, в 282 (19%) сюжетах дается прямое упоминание выборов в Государственную Думу, и в 100 (7%) сюжетах прямое упоминание выборов президента России. Косвенное упоминание выборов в ГД дается в 150 (10%) сюжетах, а косвенное упоминание выборов президента дается в 166 (11%) закодированных сюжетах. В общей сложности — 46% всех сюжетов первой волны, другими словами, почти половина (!) всех телевизионных сюжетов в исследуемый нами период была посвящена выборам. Если учесть, что также выходили сюжеты, посвященные деятельности президента, премьера и министров России, но не упоминающие (прямо или косвенно) выборы, то уже на данном этапе можно сделать вывод о высокой степени политизированности федеральных телеканалов.

Переходим к построению тематических групп, по которым можно распределить 697 отобранных информационных сюжетов. В итоге получились следующие объединения тем (Таблица 1).



Таблица 1.



Тема

Кол-во сюжетов

Доля*



Деятельность президента России Дмитрия Медведева

86

12%



Деятельность премьер-министра России Владимира Путина

65

9%



Совместная деятельность президента России Дмитрия Медведева и премьер-министра России Владимира Путина

12

2%



Избирательный процесс

21

3%



Отношения России с другими странами

49

7%



Митинги оппозиции

21

3%



Митинги поддержки

8

1%



Деятельность Государственной Думы

16

2%

9.

Итоги выборов

23

3%

10.

Деятельность Михаила Прохорова

6

1%

11.

Деятельность лидера партии ЛДПР Владимира Жириновского

6

1%

12.

Деятельность лидера партии КПРФ Геннадия Зюганова

6

1%

13.

Деятельность лидера партии «Справедливая Россия» Сергея Миронова

4

0,5%

14.

Изменения в жизни общества

29

4%

15.

Деятельность партии «Единая Россия»

18

2,5%

16.

Нарушения в ходе выборов

6

1%

17.

Изменения в военной сфере

24

3,5%

следующая страница >>
Смотрите также:
Выборы 2011-2012 гг в новостях федеральных каналов и в социальных сетях: проблема расхождения информационной «повестки дня»
1362.87kb.
8 стр.
Занятие по теме: «Продвижение информации о политических партиях и депутатах в социальных сетях: задачи, сроки, показатели эффективности. Воздействие политической рекламы на молодежь в социальных сетях»
42.14kb.
1 стр.
Анализ деятельности специальных групп в социальных сетях в период с 12 по 17 января 2012 год
78.9kb.
1 стр.
Организация Объединенных Наций ece/trans/WP. 11/225/Ad
80.17kb.
1 стр.
Нотариусы края будут консультировать жителей в социальных сетях
12.51kb.
1 стр.
Политические события в социальных сетях. День за днем. 16 января 2011 На странице «Новой Газеты»
16.11kb.
1 стр.
Кто и зачем тебя зовёт на выборы? О чем эта брошюра?
393.16kb.
1 стр.
Дорогие друзья!
16.91kb.
1 стр.
Одобрен Советом Федерации 9 ноября 2011 года (В редакции федеральных законов от 25. 06. 2012 г. N 89-фз; от 25. 06. 2012 г. N 93-фз ) Глава Общие положения статья
1965.34kb.
10 стр.
Российский эндодонтический конгресс 2012 30 марта Регистрация
17.83kb.
1 стр.
П/п Вопрос повестки дня
74.93kb.
1 стр.
Пункт повестки дня
46.74kb.
1 стр.