Главная
страница 1страница 2 ... страница 14страница 15
Знаешь, все-таки приятно, когда решаешь не быть дрянью...

Эрнест Хемингуэй. «Фиеста»

Все имена и названия изменены или сокращены до первых букв, чтобы не пострадали невиновные. То бишь я.
Народ!
Февраль - это как та девушка с вечеринки, которую я устраивала в отсутствие предков, укативших во второй медовый месяц в Кабо (конечно, так делать отвратительно, я знаю). Помните эту девицу? Она еще заблевала весь пол, вымощенный испанской мраморной плиткой, в ванной в комнате для гостей, а потом не хотела уходить? Нам пришлось бросить в лифт ее сумку от Диора и дубленку с вышивкой от Оскара де ла Ренты, прежде чем до нее дошло. В отличие от большинства мест на планете Нью-Йорк все-таки не впадает в февральскую депрессию и не становится похожим на унылый, холодный, серый пустырь. По крайней мере, мой Нью-Йорк. Здесь, в Верхнем Ист-Сайде, все мы знаем надежное лекарство от скуки: какое-нибудь сексуальное платьице от Джедидаи Эйнджела, пара черных туфель от Маноло Бланик с острым, но недлинным носом, эта новая помада «Готовы или нет», которую можно купить только в «Бенделз», хороший бразильский воск для удаления волос и бешеное количество крема для автозагара «Эсти Лаудер», если, конечно, еще не смылся загар из Сент-Бартса, оставшийся на память о рождественских каникулах. Большинство из нас уже без пяти минут выпускники - наконец-то! Заявления в колледж уже поданы, а теперешнее расписание просто халява: каждый день у нас окна, во время которых можно поглазеть на наряды, демонстрируемые на подиумах в рамках проходящей Недели моды, или отправиться к кому-нибудь в пент-хаус попить кофе с молоком, выкурить сигаретку и помочь выбрать наряд для вечеринки с постельным финалом.

В феврале есть еще одна отдушина - мой самый любимый праздник в году, который должен перерасти из школьного в государственный, - День святого Валентина. Если у вас уже есть любимый человек, вам повезло. Если же нет, это как раз тот момент, когда можно попытаться уломать объект своей страсти, за которым приходилось увиваться всю зиму. Кто знает? Быть может, вы найдете настоящую любовь или настоящую страсть, и тогда каждый день станет для вас похож на День святого Валентина. Если же вам не повезет, вы будете просто сидеть дома, отправлять по Сети грустные анонимные сообщения и есть конфеты в форме сердечка до тех пор, пока перестанете влезать в свои любимые джинсы «Севен». В общем, решать вам...


НАБЛЮДЕНИЯ
С и А держались за руки и медленно брели вниз по Пятой авеню, их цель - бар отеля «Комптон», где, как правило, по пятницам они потягивают коктейль «Ред Булл» и «Вдова Клико» и радуются про себя тому, что, без сомнения, они самая сексуальная пара в этом заведении. Б отказалась войти в «Вероник», магазин для новорожденных на Мэдисон-авеню, вместе со своей беременной матерью. Д и В засветились во время просмотра непонятного тяжелого фильма Кена Могула в «Анджелике». Их ноги сплелись, на обоих похожие черные водолазки. Они просто как две капли воды: пара больных на голову извращенцев, которые подходят друг другу настолько, что хочется крикнуть им: «Эй, что же вы так тянете»! Дж ехала в автобусе по 96-й улице и разглядывала рекламный щит с надписью: «Хирургическое уменьшение груди». Я не раздумывая легла бы под нож, если бы мои тоже были четвертого размера... ну конечно, я имею в виду ноги. Н до одурения играл в гольф на льду со своими корешами в «Скай-ринк». Кажется, ему все равно, что у него никого сейчас нет. Он без проблем найдет себе подружку...
И НАКОНЕЦ, КТО ЖЕ ПОСТУПИТ С ПЕРВЫМ ПОТОКОМ?
На этой неделе наша небольшая группа, достающая всех вокруг, узнает, приняли ли нас в привилегированные колледжи страны или нет. В этом-то и весь вопрос. Не осталось времени на то, чтобы родители пристроили еще одно крыло к библиотеке. Не осталось времени на то, чтобы заплатить еще какому-нибудь известному выпускнику колледжа, чтобы он послал председателю приемной комиссии рекомендательное письмо от своего имени. Не осталось времени на то, чтобы сыграть главную роль в очередном школьном спектакле. Письма с заявлениями уже дошли до адресатов.

Я бы хотела обратить ваше внимание на то, что ко¬миссия принимает решение совершенно без какого-либо давления на нее, поскольку по природе своей мы - экземпляры совершенные. Мы эффектны, умны, воспитаны, красноречивы, с влиятельными родителями и идеальной характеристикой (если не говорить о случающихся время от времени неприятностях, таких, как исключение из школы или сдача экзамена с восьмого раза).

Я бы хотела дать совет тем из нас, кого примут с первым потоком: не кричите об этом на каждом углу, ладно? Остальным придется дожидаться своей очереди несколько месяцев, и, если вы хотите оставаться в числе приглашенных вместе с нами, вам лучше вообще не упоминать лигу «Плюща» в нашем присутствии. Этим и так постоянно занимаются наши родители, за что им огромное спасибо. Это, конечно же, не больная мозоль, но все же.

Мне кажется, я могу с уверенностью сказать, что мы все сейчас страдаем от повышенной раздражительности, словно те, кому приходится подолгу сидеть взаперти зимой, но в нашем случае причина совсем в другом. Так не самое ли время где-нибудь оторваться?! Ведь чем больше мы не бываем дома, тем незаметней пролетают дни. И поверьте, что все нехорошие дела, которые мы затеваем, будут высоко оценены, проанализированы и в конечном итоге представлены в новом, непривычном для вас свете. Я хоть когда-нибудь вас подводила?


Сами знаете, вы от меня без ума.

ВАША СПЛЕТНИЦА

Б находит общий язык с Дж благодаря размеру груди
— Немного картошки фри и кетчупа, пожалуйста, — сказала Дженни Хамфри Айрин, столетней бородатой кассирше кафетерия, рас¬положенного в цокольном этаже женской школы «Констанс Биллар». — Совсем немножко, — повторила Дженни. Сегодня должно было пройти первое собрание ее сверстниц со старшеклассницами, и Дженни не хотела, чтобы те из них, кто будет руководить ее группой, подумали, что она настоящая свинья.
Подобные собрания были новшеством. Все девушки, которые только что прибыли в школу, разбивались на группы по пять человек. К каждой группе прикреплялись по две старшеклассницы, которые должны были встречаться со своими подопечными по понедельникам за обедом и обсуждать такие вопросы, как влияние среды, восприятие своего тела, мальчики, секс, наркотики, алкоголь и все, что могло беспокоить новеньких или что руководительницы сами могли счесть достойным обсуждения. Идея заключалась в том, что если старшие поделятся опытом с младшими, то те будут более взвешенно принимать решения и не совершат ошибок, которые могли бы нанести вред их репутации в школе и обеспокоить родителей и учителей.

Благодаря подвесному потолку, зеркальным стенам и стильным столикам и стульям из березы кафетерий школы «Констанс Биллар» был больше похож на новомодный ресторан, чем на столовую. В старом, закоптелом кафетерии прошлым летом провели капитальный ремонт, так как пища, которую там готовили, не раскупалась и школа несла убытки. А все потому, что ученицы предпочитали обедать вне школы или приносили еду с собой. Новый кафетерий получил награду за привлекательный интерьер и высокотехнологичную кухню. Теперь это было излюбленное место школьных тусовок, несмотря на то что еда из обновленного и расширенного меню по¬давалась все той же Айрин с ее жадными, до безобразия скрюченными, загребущими пальцами с неухоженными ногтями.


Дженни прошмыгнула между девушек в синих, серых и бордовых плиссированных юбках школьной формы, которые ковырялись в тунцовых котлетах с запахом васаби и картошке фри «Ред-блисс» и болтали о прошедших в последние выходные вечеринках. Ее поднос из нержавею¬щей стали аккуратно скользнул на пустой столик, предназначенный для группы «А». Она села спи¬ной к зеркальной стене, чтобы во время еды не видеть своего отражения. Как ей не терпелось узнать, кто из старшеклассниц прикреплен к ее группе. Вероятно, борьба среди них за право уча¬ствовать в этой школьной программе была нешуточной, поскольку так они с легкостью могли до¬казать приемным комиссиям, что все они еще в гуще событий, происходящих в стенах школы, хотя их заявления уже рассматриваются. Почему бы не получить дополнительный балл лишь за то, что ешь картошку фри и болтаешь о сексе в течение пятидесяти минут. Кто бы от такого отказался?
— Привет, Дженни!

Блэр Уолдорф, самая стервозная и тщеславная девица из выпускного класса школы и, быть может, всего мира, поставила свой поднос как раз напротив Дженни и села. Она убрала за ухо вьющийся локон ниспадающих до плеч темно-каштановых волос и пробормотала своему отражению в зеркальной стене:

— Жду не дождусь, когда пойду в парикмахерскую. — Она взглянула на Дженни, взяла вилку и опустила ее в солидную порцию взбитых сливок. — Я одна из руководительниц группы «А». Ты в группе «А»?

Дженни кивнула, схватившись за сиденье своего стула, как только Блэр тоскливо уставилась в ее тарелку с холодной жирной картошкой. Ей не верилось: неужели ей так не повезло? Блэр Уолдорф была не просто самой гадкой интриганкой выпускного класса, она бывшая подружка Нейта Арчибалда. Блэр и Нейт всегда были идеальной парой, им, казалось, на роду написано быть вместе навеки. Но вскоре, всем на удивление, Нсйт бросил Блэр ради Дженни. Он встретил Дженни в парке и поделился с ней косячком.

То был ее первый косяк, а Нейт — первой любовью. Дженни и мечтать о таком не могла: Нейт был старше ее, к тому же обалденный и крутой. Через пару месяцев, казавшихся чересчур без-облачными, Дженни надоела Нейту, и он решил с ней расстаться. Уж конечно, сделал он это до-статочно жестоко — отшил ее накануне Нового года. Зато теперь у них с Блэр было хоть что-то общее: да, их обеих бросил один тот же парень. Но вряд ли это имело какое-нибудь значение. Дженни была вполне уверена в том, что Блэр все еще тихо ее ненавидит.

Блэр отлично знала, что Дженни всего лишь грудастая малолетняя шлюшка, укравшая у нее Нейти, знала она и то, что вскоре он бросил и ее, как только в Интернете перед самым Новым годом появились совершенно неприличные фотки, на которых некто хорошенько шлепал Дженни ремешком по голой попке. Что ж, Дженни получила по заслугам, считала Блэр, и ненависти к ней теперь уже не испытывала.

Дженни подняла глаза и робко спросила:

— А кто будет второй руководительницей?

Ей ужасно хотелось, чтобы другие члены группы поторопились и подоспели до того, как Блэр оторвет ей голову своими розовато-переливчатыми ногтями без опасения испортить свой превос-ходный маникюр.

— Серена, — произнесла Блэр, вращая глаза¬ми. — Ты ведь ее знаешь. Она вечно опаздывает.

Блэр провела рукой по волосам, рисуя в своем воображении прическу, которую ей сделают во время окна. Она хотела, чтобы ее покрасили оттеночной пеной цвета махагон и тем самым закрасили выделяющиеся медные пряди, а затем коротко постригли, как героиню Одри Хепберн в фильме «Как украсть миллион», это ведь не только модно, но и суперстилыно.

Дженни с облегчением вздохнула. Серена Ван-дер-Вудсен была лучшей подругой Блэр, но в ней не было ничего устрашающего, потому что она была по-настоящему милой.

— Привет, народ. Это группа «А»? — Долговязая веснушчатая девушка по имени Элиз Уэллс, недавно перешедшая в среднюю школу, села рядом с Дженни. От нее пахло детской присыпкой, а светлые волосы, напоминающие солому, были собраны в маленький хвостик, густая челка скры-вала лоб — не так ли вас стригла нянечка, когда вам было два года?

— Я просто хотела сказать, что у меня проблема с едой, — объявила Элиз. - Я не могу есть на людях.

Блэр кивнула и отодвинула тарелку с куском шоколадного торта. Мисс Догерти, учительница по здоровому образу жизни, говорила на своих занятиях, что нужно непременно выслушать своего подопечного и проявить чуткость, попытаться поставить себя на его место. Да уж, этому ей следовало бы уделить времени побольше, ибо все, о чем мисс Догерти рассказывала им в девятом классе, касалось ее бойфрендов и сексуальных поз, которые ей удалось попробовать. В то же время мисс Догерти была одной из тех, кого Блэр просила написать рекомендательные письма в приемную комиссию Йельского университета. Кроме того, ей по-настоящему хотелось стать лучшей руководительницей группы среди своих сверстниц. Хотелось нравиться своим подопечным, а еще лучше, чтобы они ее обожали, и, если кто-то из них не может есть на людях, Блэр готова была пожертвовать лакомым кусочком, тем более что она все равно хотела оставить его на тарелке, лишь только прозвенит звонок.

Блэр вытащила из своей красной сумки от Луи Вюитона целую кипу бумаг и прочитала:

— «Восприятие своего тела и чувство собственного достоинства». Это тема, которую мы сегодня обсудим, — сказала она Элиз и Дженни, пытаясь казаться настоящим профессионалом. — Интересно, соберется наконец вся группа? И где все-таки вторая руководительница, ей давно пора прийти? — нетерпеливо добавила она. «Пожалуй, не было случая, чтобы Серена пришла во¬время».

Стоило ей так подумать, как кто-то, вспыхнув темно-серым кашемиром и мерцая белыми кудрями, опустил свой привлекательный загорелый зад с ней рядом на стул. Серена Ван-дер-Вудсен собственной персоной! Три другие девушки из группы «А» плелись за ней, как выводок за гусыней.

— Посмотрите, на что мы развели Айрин! — похвасталась Серена, ставя на середину стола тарелку, доверху наполненную обжаренными луковыми колечками. — Я сказала ей, что у нас осо-бая встреча и что мы умираем с голоду.

Блэр сочувственно-посмотрела на Элиз, которая сердито взирала на тарелку своими голубыми глазами, они были бы гораздо красивее, если бы Элиз пользовалась темно-коричневой тушью «Стайла» с удлиняющим эффектом.

— Вы опоздали, — сказала Блэр обвиняющим тоном, раздавая тематический материал Серене и трем новеньким, и, обращаясь к ним, представилась: — Я Блэр, а вы?

— Мери Голдберг, Вики Рейнерсон и Касси Инверт, — ответили хором девушки.

Элиз подтолкнула локтем Дженни. Мери, Вики и Касси были в их классе самой неразлучной троицей, а это не могло не раздражать. Они причесывали друг друга в коридорах и все-все делали вместе, даже писали.

Блэр посмотрела на информационные программки, которые она раздала девушкам, и прочитала вслух:

— «Образ собственного тела: восприятие и принятие себя такой, какая ты есть». — Она взглянула на девушек и улыбнулась, словно чего-то ожидая. — У вас есть какие-нибудь мысли по этому поводу, о чем бы вы хотели поговорить?

Дженни почувствовала, как кровь прилила к шее и лицу в тот момент, когда она решилась рассказать им о консультации по уменьшению груди. Но прежде чем она успела произнести хоть слово, Серена, впихнув в рот огромное луковое кольцо, добавила:

— Только вначале я кое-что скажу, идет?

Блэр неодобрительно посмотрела на свою лучшую подругу, а Мери, Вики и Касси с энтузиазмом закивали. Что бы пи сказала Серена, это было куда интереснее дурацкой дискуссии о восприятии собственного тела.

Поставив локти на материалы, розданные Блэр, и обхватив свой точеный подбородок хорошо ухоженными руками, огромные синие глаза Серены мечтательно устремились на свое идил-лическое отражение в зеркальной стене.

— Я по уши влюбилась, — сказала она, вздыхая.

Блэр взяла вилку и отломила кусочек шоколадного торта, забыв о солидарности с Элиз. Как бестактно со стороны Серены! Во-первых, парень, в которого она влюбилась по уши, — сводный брат Блэр Аарон Роуз. Он играл на гитаре и косил под хиппи, на голове у него были дреды, и вообще он был несколько чудаковат. А во-вторых, хоть Нейт отшил Блэр в ноябре, рана ее была все еще свежа, и от одного упоминания слова «любовь» у нее срабатывал рвотный рефлекс.

— Я полагаю, что они, а не мы должны рассказывать о своих проблемах, — оговорила она Серену. Конечно, если бы Серена удосужилась появиться на подготовительных занятиях, она бы и сама об этом знала.

Но Серена забила на эти занятия и вместо этого ходила с Аароном в кино, а Блэр, доверчивая идиотка, покрывала ее. Она говорила мисс Догерти, что у Серены мигрень, но как только она почувствует себя лучше, то сможет самостоятельно изучить основной материал, который освеща-ется па подготовительных занятиях. Хотела как лучше — получилось как всегда. Сколько бы хорошего Блэр ни делала для других, после она почти всегда сожалела об этом.

Это частично объясняет ее стервозность.

Серена пожала плечами, на которых превосходно держался топ:

— Считаю, что куда приятнее поговорить о любви. Дело в том, что в девятом классе на уроках по здоровому образу жизни тему «Восприятие своего тела» мы все уже обсуждали. — Она окинула взором собравшихся вокруг стола. — Так ведь?

— Мне просто кажется, что мы должны следовать плану, — упрямо настаивала Блэр.

— Вам решать, девочки, — сказала Серена. Мери, Вики и Касси, навострив уши, ждали

подробного рассказа о любовной жизни Серены. Элиз протянула руку и дрожащим обгрызенным ногтем подцепила жирное луковое кольцо, а затем одернула ее, будто обжегшись. Дженни облизала свои обветренные губы.

— Раз мы должны говорить о восприятии своего тела, я хотела бы кое-чем с вами поделиться, — сказала она чуть дрожащим голосом. Она взглянула на Блэр и увидела, что та кивает ей и ободряюще улыбается.

— Да, Дженни?

Дженни снова опустила глаза. С какой стати она будет им рассказывать? «Хотя бы потому, что мне просто необходимо кому-то об этом рассказать», она это хорошо понимала. Заставив себя говорить, она сгорала от смущения.

— На этой неделе я собиралась получить консультацию по уменьшению груди.

Мери, Вики и Касси резко наклонились вперед, чтобы ничего не пропустить. Теперь подобные мероприятия были не только местом, где можно узнать о последних тенденциях моды от самых крутых девиц школы, — они становились важным источником слухов!

— Я записалась, — продолжала Дженни, — но не пошла.

Она отодвинула тарелку и сделала глоток воды, пытаясь не обращать внимания на любопытные взгляды девушек. Группа была вся внимание, а отодвинуть Серену и Блэр на второй план было не так уж просто.

Элиз взяла луковое кольцо и, откусив кусочек, положила его снова в тарелку.

— Что заставило тебя передумать? — спросила она.

— Тебе не обязательно отвечать, — прервала ее Блэр, вспомнив, как на подготовительном собрании мисс Догерти говорила, что ни в коем случае нельзя подталкивать членов группы на откровение, если они не готовы. Она взглянула на Серену. Та отсутствующим, мечтательным взглядом рассматривала секущиеся концы своих волос, словно не слышала ни слова из того, что было сказано. Блэр повернулась к Дженни, пытаясь подобрать слова ей в утешение: мол, не у нее одной проблемы с размером груди.

—Я всегда хотела, чтобы мои груди были больше. И серьезно обдумывала имплантацию.

В этом было не так уж много неправды. У нее был всего лишь размер В, а она мечтала о С.

А кто не мечтал?

— Правда? — спросила Серена, спускаясь с небес на землю. — И с каких же это пор?

От злости Блэр откусила еще немного торта. Неужели Серена пыталась усомниться в ее способностях руководителя?

— Ты многого обо мне не знаешь, — оборвала она.

Касси, Вики и Мери толкнули друг друга под столом. Это было просто восхитительно! Серена Ван-дер-Вудсен и Блэр Уолдорф ссорились, и они следили за каждым их словом!

Элиз провела своими изгрызенными ногтями по густому белокурому хвосту:

— Я считаю, просто... гм... потрясающе с твоей стороны, что ты рассказала нам об этом, Дженни. — Она застенчиво улыбнулась ей. — И думаю, это было смелым поступком не уменьшать грудь.

Блэр нахмурилась. Почему ей самой не пришло в голову сказать что-нибудь подобное, какой смелой оказалась Дженни? Вместо того, чтобы говорить о дурацкой имплантации? Кто знает, что будут трезвонить о ней эти глупые девицы после того, как группа распадется? Затем она припомнила кое-что еще из того, что часто повторяла им мисс Догерти.

— Ой, забыла! Мы должны были сказать пару слов о конфиденциальности до того, как начали. Ну, типа, нельзя рассказывать за пределами группы ничего из того, что здесь было произнесено, и все такое...

Слишком поздно. Через пару минут все школьницы будут болтать о том, что Блэр Уолдорф с нетерпением ждет, когда ляжет под нож для имплантации. Я слышала, что она ждет следующего дня после выпускного... и т. д., и т. п.

Дженни пожала плечами:

— Да ничего. Меня не волнует, кому вы расскажете.

Она все равно не могла бы скрыть свои огромные сиськи. Они просто были.

Элиз нагнулась, чтобы поднять свой бежевый рюкзак «Кеннет Коул».

— Гм, до звонка осталось всего восемь минут. Ничего, если я отойду и куплю себе йогурт? — спросила она.

Серена слегка подтолкнула тарелку с луковыми кольцами Элиз.

— Съешь еще парочку, — щедро предложила она.

Элиз покачала головой, и ее веснушчатое лицо покраснело.

— Нет, спасибо. Я не ем на людях. Серена нахмурилась:

— Правда? Чудно.

Она аж вздрогнула от того, как Блэр со всей силой толкнула ее локтем по руке.

— Аи! Господи, а это-то за что?

— Если бы ты ходила на занятия по подготовке руководителей групп, ты бы поняла, — провор¬чала Блэр вполголоса.

— Могу я теперь идти? — спросила снова Элиз.

Блэр неожиданно пришло в голову, что девушки, возможно, полюбили бы ее по-настоящему, если бы она отпускала их пораньше. Кроме того, за эти восемь минут она успела бы дойти до парикмахерской и не опоздать.

— Все могут быть свободны, — сказала она с очаровательной улыбкой, — если, конечно, не хотите остаться и послушать рассказ Серены про любовь.

Серена обхватила голову руками, улыбнулась и, гляди в потолок, сказала:

— Я могла бы говорить о любви весь день. Дженни встала. С тех пор как Нейт бросил ее, любовь была той темой, о которой ей меньше всего хотелось говорить. Смешно: она ведь думала, что ей будет непросто поладить с Блэр, а оказалось, что с Сереной.

Элиз тоже встала, натягивая на себя водолазку не своего размера: она была ей в обтяжку.

— Не обижайтесь, но если я не съем йогурт до окончания обеда, мне придется уйти с геометрии.

— Пожалуй, я пойду с тобой и куплю себе тоже, — сказала Дженни, используя это в качестве отговорки, чтобы уйти.

— И я с вами, девочки! — Зевая, Блэр тоже встала.

Куда ты? — как ни в чем не бывало спросила Серена. Обычно по понедельникам после обеда они с шиком проводили две пары в «Джексон Хоул», пили капуччино и строили сумасбродные и невероятные планы на лето после выпускного.

— Это не твое дело, — оборвала ее Блэр. И хотя она собиралась пригласить Серену пойти с ней в парикмахерскую, теперь, когда Серена повела себя как настоящая самовлюбленная дрянь, об этом не было и речи. Резким движением вскинув голову и отбросив волосы назад, Блэр перекинула сумочку через плечо.

— Увидимся на следующей неделе, — добавила она, обращаясь к Мери, Вики и Касси, и направилась вслед за Дженни и Элиз к выходу, а затем к дальней лестнице, ведущей на 83-ю улицу.

А в переполненном кафетерии Вики, склонившись над опустевшим наполовину столом, уговаривала Серену:

— Ну расскажи нам.

Мери сделала глоток обезжиренного молока и с энтузиазмом закачала головой:

— Да, да, расскажи.

Касси собрала свои светло-коричневые волосы в хвост:

— Расскажи нам все.

Очень необычное домашнее задание.
— Так что же ты хочешь снять вначале?— спросил Дэниел Хамфри Ванессу Абрамс, :вою лучшую подругу, которая вот уже шесть недель была еще и его девушкой. Дэн учился в «Риверсайд», известной школе для мальчиков в Верхнем Вест-Сайде, а Ванесса — в «Констанс Биллар», но они получили разрешение на работу над особым совместным проектом под названием «Создание поэзии». Ванесса, многообещающий кинорежиссер, собиралась сделать фильм о Дэне, подающем надежды поэте, неожиданно ставшем звездой всех фильмов Ванессы, в процессе написания и исправления своих стихов.

Может, этот материал и не претендует на огромные кассовые сборы, но Дэн так привлекателен благодаря своему взволнованному, взъерошенному и небрежному виду, что людям наверняка захочется на него посмотреть.

— Просто сядь за стол и пиши что-нибудь в одной из своих черных тетрадей, так, как ты обычно делаешь, — говорила ему Ванесса. Она вглядывалась сквозь линзы цифровой видеокамеры, пытаясь понять, в порядке ли свет.


следующая страница >>
Смотрите также:
Знаешь, все-таки приятно, когда решаешь не быть дрянью Эрнест Хемингуэй.
2159.93kb.
15 стр.
Эрнест Хемингуэй «…оставаться самим собой…»
882.22kb.
6 стр.
Эрнест Хемингуэй Вешние воды
824.38kb.
10 стр.
Эрнест Хемингуэй Острова в океане
5683.76kb.
38 стр.
Эрнест Миллер Хемингуэй Американский боец
69.86kb.
1 стр.
Большая стирка
74.23kb.
1 стр.
Михайлов А. Чеченская Голгофа
2502.98kb.
13 стр.
Эрнест Миллер Хемингуэй Пятьдесят тысяч
319.79kb.
1 стр.
Эрнест Хемингуэй Фиеста
2572.6kb.
16 стр.
Эрнест Хемингуэй Праздник, который всегда с тобой
1464.96kb.
15 стр.
Эрнест Хемингуэй Пятая колонна
1253.27kb.
9 стр.
Эрнест Хемингуэй По ком звонит колокол
5470.56kb.
44 стр.