Главная
страница 1


РАЗВЕРНУТЫЙ НАУЧНЫЙ ОТЧЕТ
Название проекта Разработка теоретических основ социогуманитарной технологии обеспечения безопасности деятельности на угольных шахтах

Руководитель проекта В.С. Гершгорин
Объявленные ранее цели проекта на 2008 год

– разработка первой версии схемы-конфигуратора и план-карты работ по системной организации деятельности в сфере безопасности, её апробация;

– проведение второго тура социологических обследований и построение модели мотивационного контура и коммуникативных связей в компании;

– развернутое теоретическое описание социогуманитарной технологии управления безопасностью.



Полученные за отчетный год важнейшие результаты

1. Разработана схема-конфигуратор и план-карта работ по системной организации деятельности в сфере безопасности деятельности.

Проблема безопасности охватывает все сферы жизни – бытовую, производственную, политическую и т.д. Однако онтологические основания этой проблемы не столь очевидны. Что здесь является объектом изучения? Каковы должны быть языки описания? О каких способах размышления может идти речь?

Процесс институализации наук о безопасности идет полным ходом, отражаясь в названиях специальностей и дисциплин вузовской подготовки, соответствующих кафедр, учебных пособий и книг.

В деятельностном подходе безопасность – это идеальная (совершенная) форма деятельности. В языке обыденной речи это понятие представлено как оценочное – приставка "без" указывает на выявленное отсутствие угрозы (опасности). В понятии безопасности соотнесены объект – процесс и субъект – субъект безопасного, то есть совершенного действия.

Безопасность как идеальная форма содержит противопоставление наличной "опасной" реальности. Безопасное действие есть, таким образом, преодоление наличной, опасной реальности.

О субъектности безопасного действия имеет смысл говорить не как об индивидуальном свойстве или характеристике, а как о режиме жизни, в котором существенным моментом является преодоление опасности. Безопасность как идеальная форма проявляется в переходе – акте преодоления опасного к безопасному. Построение безопасности как перехода является ситуативным, событийным актом, действием. Проблемой является не достижение "состояния безопасности" (таких состояний не бывает), а соотнесение двух пространств – "опасного" и "безопасного".

"Угроза" и "вызов" связаны с опасностью для действия не реализовываться, остаться в инерции обреченности, "судьбы" "рока" или "случая", то есть небытия.

Безопасность как предмет – это продуктивное действие.

"Опасность – безопасность" выступает как категория, удваивающая реальную и идеальную формы сущего (бытия): "опасность" – реальная и идеальная, "безопасность" также реальная и идеальная.

При этом реальная форма – это наличные и импульсивные способы реагирования на "свойства предметов", а идеальная – та идея, в которой само реагирование становится оформленным, а предметы с их свойствами начинают выступать как опоры плана будущего действия – смысловое поле (см. Эльконин Б.Д. Психология развития. М., 2001. С. 24).

Однако центральным в этом соотношении реального и идеального является переход между ними: от реальности, понятой как натуральная спонтанность, естественно сложившийся стереотип, к идее, понятой как культурная оформленность ("культура безопасности"). В анализе этого перехода, взятого как определенный режим жизни субъекта, появляются все многочисленные и интересные поведенческие аспекты, исследуемые в бихевиористском подходе к проблеме безопасности. Если же во главу угла ставить проблемы освоения идеальной формы, то культура безопасности должна включать в себя в качестве своего необходимого и существенного момента модель перехода форм и предметов освоения.

В языке социальной философии «безопасность» выражает комплекс противоречий в различных сферах общественной жизни (в хозяйстве, политике, международных отношениях), приводящих к кризисам и катастрофам.

С точки зрения социогуманитарного подхода, лежащего в основе «наук о культуре» эффекты угроз и вызовов, кризисов и катастроф принято относить к проблеме ценностей, мотиваций, установок, и соответствующих им институтов, традиций и практик. При всей специфике различных областей деятельности, для которых актуальны вопросы безопасности, необходим некий универсальный аппарат, позволяющий рассматривать «безопасность» как особый феномен, требующий особого метода мышления. В противном случае процессы дифференциации и специализации знания делают трудности коммуникации и кооперации неразрешимыми и тем самым еще более усугубляют проблему безопасности.

Большое количество практических ситуаций, актуализирующих данную тему, обусловливает необходимость концентрации внимания именно на теоретических основах социогуманитарной технологии безопасности, поскольку требуется соединение, синтез знаний из разных дисциплин, а далее – перевод этого теоретического синтеза в практикоориентированную технологическую «конструкцию».

Кроме того, затемняет дело негативная по форме фиксация объекта в слове «без-опасность», которая указывает скорее на состояние, чем на сущность (процесс). Тем не менее, исходная интуиция бытийственности, онтологичности, наличия в жизни «опасности – безопасности» достаточно отчетлива и требует ее объективации и проблематизации в философском и социогуманитарном дискурсе.

Первоначальным условием теоретизирования выступает разрывность и взаимопереход, онтологически описываемые в понятиях «опасности – безопасности». А в дальнейшем предстоит концептуально развернуть способ построения безопасного, должного, соответствующего своей идеальной форме действия в его сопоставлении с реальным и наличным, опасным.

Поскольку выражение "человеческий фактор" как причина аварий на шахтах используется скорее как метафора, обозначающая многоаспектный характер проблемы безопасности, чем строгое научное понятие, включающее в себя комплекс социальных, экономических, институционально-правовых, организационно-управленческих и иных факторов, в целях нашего исследования и дальнейшего "выхода" теории на практику и использования научно-теоретических знаний в практической деятельности необходима не только декомпозиция исходного феноменального понятия на составные компоненты, но и обратная сборка, т.е. объединение и соорганизация знаний в единую систему. Тем самым должен быть построен и организован научный предмет и предложено решение социотехнической задачи – управления безопасностью. Так как объект социотехнического действия не совпадает с объектами изучения отдельных наук, исследующих указанные выше факторы, нет никакой возможности опереться на знания о законах функционирования и развития какого-либо одного научного объекта, а приходится говорить о комплексном характере данного социотехнического объекта, и его целостном научно-теоретическом изображении путем синтеза различных его представлений, полученных в разных научных дисциплинах.

В качестве важнейшего требования нужно указать на необходимость структурно-процессуального изображения, а не только структурно-функционального, т.к. модель нашего объекта должна объяснять не только "сущее", но и "должное", т.е. отразить объект в динамике шагов его ближайшего развития. В этом смысле модель-конфигуратор выступает как путь и схема дальнейших исследований объекта (см. Щедровицкий Г.П. Синтез знаний: проблемы и методы [Текст] / Г.П. Щедровицкий // Избранные труды. – М.: Шк. культ. полит., 1995. – С. 663). Другими словами, схема-конфигуратор "прочитывается" дважды: теоретически (как объект) и методологически (как путь и схема достижения).

Применительно к проблеме безопасности, взятой в отраслевом масштабе, схема-конфигуратор (рисунок 1) приведена в статье Гершгорина В.С. (см. Гершгорин В.С. К новой модели управления безопасностью на угольных шахтах [Текст]: сб. науч. статей / В.С. Гершгорин // Международная научно-практическая конференция "Наукоемкие технологии разработки и использования минеральных ресурсов". – Новокузнецк: изд-во СибГИУ, 2008. – С. 24–26.).

№ 07-06-96036

Рисунок 1 – Схема-конфигуратор

№ 07-06-96036
Комплексная система управления безопасностью


Рисунок 2 – План-карта работ

В центре схемы отрасль представлена как единое целое в единстве ее базовых процессов, безотносительно к различным задачам ее изучения. Слева объект представлен разложенным на ряд предметов ("разрывы"), причем само разложение и способ связи составляющих его элементов определяются задачами ("тренды"), которые должны быть в данном случае решены.

Таким образом, структурная модель строится на основе анализа отдельных предметов – на схеме их изображено 7 (производство, технология, экономика, кадры, организационная культура, инновации, регулирование) и по отношению к ним является как бы "мета-предметом", охватывающим объект в целом.

Тем самым реализуется принципиальная установка нашего исследования: необходимость расширения рамок, т.к. решение проблем безопасности находится не в самой шахте, не в горно-геологическом теле и в производственно-технологическом комплексе непосредственно, а в объемлющей производство социотехнической системе. В этом смысле "безопасность" и есть системная технология (см. Гершгорин В.С. Проблемы безопасности угольных шахт: новые подходы в мировой практике [Текст] / В.С. Гершгорин., Л.П. Петухова // Горный информационно-аналитический бюллетень. – М.: Изд-во МГГУ. – № 2. – С. 15–25).

2. Второй тур социологических обследований и построение модели мотивационного контура и коммуникативных связей в компании.

Поскольку результирующим показателем эффективности системы управления безопасностью является динамика аварийности и травматизма, то мотивации субъектов хозяйственной деятельности, их коммуникативные связи, а также институциональные условия самой деятельности рассматривались как факторы, влияющие на эту динамику.

Некоторые аспекты повышения эффективности систем управления безопасностью (а эти системы в значительной степени замкнуты сегодня на угольные компании) описаны в работе В.Б. Артемьева и В.А. Галкина (см. Артемьев В.Б. Возможности и способы повышения эффективности управления промышленной безопасностью [Текст]: тезисы доклада / В.Б. Артемьев, В.А. Галкин // Ростехнадзор –НТЦ –НИОГР –Челябинск, 1–3 марта 2005 г.). При этом интересующие нас аспекты безопасности и задачи реформирования системы управления промышленной безопасностью изучались и разрабатывались в рамке функционирования производственной системы предприятия, т.е. как дефекты в организации производства, технологических процессах и сложившихся экономических отношениях между работниками и работодателями. Поэтому основной проблемой считается стандартизация рабочих процессов и функций персонала, коррекция содержания мотивов (установок), замыкаемых на производственные задачи и условия их выполнения, а структура коммуникаций рассматривается с точки зрения состава и значимости (достоверности и востребованности) информации, связанной с вопросами охраны труда и промышленной безопасности.

При возникновении "дефектных" связей в системе управления промышленной безопасностью создается опасная производственная ситуация, в фазе производственного конфликта приводящая к неадекватным действиям персонала, и, как следствие, к травмам и авариям. Поэтому ядром программ развития систем управления промышленной безопасностью выступает выявление и устранение производственных конфликтов, приводящих к формированию и развитию опасных производственных ситуаций, обучение персонала необходимым для этого компетенциям.

Принципиальное отличие нашего подхода, как уже указывалось, состоит в том, что безопасность рассматривается не в рамке функционирования социально-производственной системы, а в рамке развития, а сама деятельность по управлению безопасностью выступает как социотехническая (деятельность над деятельностью). При этом исходная ситуация характеризуется наличием организации, живущей по своим законам и механизмам, групп, на которые членится коллектив, и индивидов – личностей со своими интересами, личными целями и установками, со своей культурой, со своей принадлежностью к семье, происходящим из разных слоев, имеющих разное образование. Групповые отношения всегда являются ведущими. Форму организации групповой деятельности принято называть "клубной" (См. Щедровицкий Г.П. Оргуправленческое мышление: идеология, методология, технология [Текст]: курс лекций / Г.П. Щедровицкий // Из архива Г.П. Щедровицкого. Т. 4. – М., 2000. – С. 67). В группах – "клубах" складываются отношения к структурам производства, в них, а не в самом по себе производстве происходит развитие, перестройка и т.д. Групповая структура и оргструктура не совпадают, а дополняют друг друга – и именно так, при всех различиях в мотивах, целях и т.д. должны строиться коммуникативные связи. При определенной корреляции их друг другу, в рамке управления развитием, может достигаться эффективность, устойчивость развития, т.е. безопасность.

Пользуясь различием сферы производства и сферы клуба был проведен анализ нормативных документов, которые задают совокупность формальных отношений и связей между должностными местами, или формальную структуру компании, а также организованы "круглые столы" – фокус-группы, и имитирующие неформальные структуры, то есть клубы.

В искусственно организованных ситуациях фокус-групп мы пытались смоделировать реальные ситуации, когда клуб накладывается на производство и обе структуры существуют параллельно и одновременно, что и приводит нередко к значительным диссонансам. В реальности, таким образом, выстраиваются три структуры связей: формальная структура, неформальная структура на производстве и неформальная структура в клубе. И соответственно, имеется несколько процессов или систем, которые нужно обнаружить и описать в исследовании. Оказывается, что "безопасность деятельности" совершенно иной объект, нежели "промышленная безопасность".

Понятие "промышленная безопасность" фиксирует, что управление безопасностью должно представлять собой одну организационно-административную систему, а понятие "безопасность деятельности" – что реально существует множество наложенных друг на друга автономных систем, составляющих вместе единое целое.

Поэтому в реальных ситуациях требования нормативных документов не могут выполняться. Отсюда и появляется необходимость управления, когда должна быть обеспечена надежность целого при ненадежных элементах, т.е. применены такие техники работы, которые дают возможность компенсировать неизбежно возникающие отклонения.

Значение коммуникативных связей и стратегий в том, чтобы из тех процессов (а их в схеме конфигуратора 7), найти в каждом конкретном случае тот, в языке которого возможно решение задачи и тем самым – компенсирующее отклонение воздействие.

3. Социогуманитарная технология управления безопасностью.

Теоретической основой социогуманитарной технологии управления безопасностью является концепция управления развитием, развернутая в техники менеджмента рисков на всех уровнях социотехнической системы, его включения в организационную культуру предприятия, интеграцию в более общие институциональные системы регулирования.

Менеджмент рисков должен войти в программу развития отрасли, компании, предприятия, освоен персоналом в качестве современной управленческой компетенции посредством тренингов, направленных на поддержание готовности персонала к действиям в условиях рисков и восполнение дефицита управленческой позиции, возникшего на предыдущем этапе развития российского хозяйства.

Технология является комплексной, т.к. включает в себя: 1) институционально-правовые условия, 2) мотивационный контур, 3) коммуникативные каналы и стратегии, учитывающие формальные и неформальные взаимодействия, 4) экономику безопасности, 5) кадровые технологии.

4. Институционально-правовой анализ включает в себя:


  1. системный теоретический и нормативно-правовой анализ ряда отраслей действующего законодательства России (трудового, административного, уголовного права) в контексте правового обеспечения безопасности труда на угольных шахтах;

  2. исследование взаимосвязи организационно-управленческих, технических, правовых средств повышения уровня безопасности на угольных шахтах;

  3. комплексное исследование причин и условий нарушений режима безопасности на предприятиях угольной промышленности, включая исследование социально-юридических основ взаимосвязанных «подсистем» - технологической безопасности, безопасности экономической, безопасности жизни и здоровья персонала, экологической, противопожарной, криминологической, психологической;

  4. разработку системы мер, обеспечивающих безопасность производства, трудовой деятельности на предприятиях угольной промышленности.

Институционально-правовой анализ показал, что

  • не завершена систематизация правовых актов федерального, регионального и локального уровня, посвященных безопасности угольных шахт;

  • недостаточно используются правовые, специально-криминологические и антиделинквентные меры;

  • не учитываются правовые «ресурсы» выявления мотивов «нарушающего» поведения, как со стороны работников, так и со стороны менеджмента угольных шахт;

  • важный вклад в обеспечение безопасности угольной промышленности и безопасности труда должны вносить правовые институты регионального уровня, выступающие составной частью системы права и законодательства Российской Федерации.

В рамках институционально-правового анализа исследованы и описаны причины и условия нарушения режима безопасности на предприятиях, осуществлен системный теоретический и нормативный анализ ряда отраслей действующего законодательства России (трудового, административного, уголовного права) в контексте правового обеспечения безопасности на угольных шахтах. На основе исследования взаимосвязи организационно-управленческих, технических, правовых средств повышения уровня безопасности разработана модель системы обеспечения безопасности, подготовлены конкретные предложения по совершенствованию действующего законодательства, координации деятельности органов, осуществляющих расследование аварий.

Степень новизны полученных результатов

1. Осуществлен комплексный анализ и построена системная модель управления безопасностью на угольных шахтах в контексте управления развитием отрасли, компании, предприятия.

2. Обосновано введение в корпоративную культуру технологии риск-менеджмента, адаптированного к российским условиям.

3. Безопасность раскрыта как управленческая технология и как компетенция персонала, как метод повышения капитализации компании, снижения социальных, экономических и репутационных рисков.

4. Введено представление о безопасности как существенном элементе профессиональной культуры шахтеров.

Сопоставление полученных результатов с мировым уровнем

Анализ зарубежной литературы по данной теме показывает, что наиболее продвинутой на современном этапе является концепция интегрированного подхода, выдвинутая австралийскими исследователями (1. Австралийский опыт интегрированного подхода к решению проблем безопасности в угольной отрасли [Текст] / составители В.С. Гершгорин., Л.П. Петухова; пер. с англ. Л.П. Петуховой; НФИ КемГУ. – Новокузнецк, 2007. – 28 с.; 2. Менеджмент риска в горной промышленности: зарубежный опыт [Текст] / составители В.С. Гершгорин., Л.П. Петухова; пер. с англ. Ю.А. Махлиной, Л.П. Петуховой, Н.Г. Смирновой, Л.П. Чупятовой; НФИ КемГУ. – Новокузнецк, 2008. – 121 с.). Наши результаты с учетом российской специфики, получены с использованием этого опыта. Отличие полученных нами результатов связано с тем, что методологической базой для нас является системодеятельностный, а не бихевиористский, как у австралийцев подход.



Методы и подходы, использованные в ходе выполнения проекта

Использован метод междисциплинарного синтеза, разработанный Г.П. Щедровицким (Щедровицкий Г.П. Синтез знаний: проблемы и методы [Текст] / Г.П. Щедровицкий // Избранные труды. – М.: Шк. культ. полит., 1995. – С. 634–666), использующийся для систематизации и соорганизации знаний в целях создания многосторонней теоретической картины изучаемого объекта.

В соответствии с этим методом в системе научного предмета – "управления безопасностью деятельности на угольных шахтах" выделены следующие единицы:

1) факты, полученные в ходе анализа ситуации;

2) тезаурус (ключевые слова);

3) методики социологических исследований;

4) онтологические схемы деятельности;

5) модели мотивационного контура и каналов коммуникации;

6) знания, полученные в ходе социологических исследований и анализа литературы;

7) проблемы;

8) задачи научного исследования.

В итоге построена обобщающая модель-конфигуратор, синтезирующая знания в единой теоретической системе.

Социогуманитарный подход, использующий результаты синтеза социальных и гуманитарных знаний – модель-конфигуратор, онтологически обосновывающий и объясняющий существующие разнообразные знания об объекте – управлении безопасностью – должен открыть путь к выявлению действительной структуры объекта. Структурная модель, необходимая для практики управления развитием, не может быть построена на основе какого-либо одного из существующих уровней описания, поскольку безопасность представляет собой сложный многоаспектный объект, который не ограничивается, например, процессами организационного развития отрасли, компании или предприятия.

На основе структурной модели должны быть получены собственно теоретические знания, синтезирующие набор исходных разрозненных знаний об объекте. А далее теоретические знания должны употребляться в отношении к множеству различающихся между собой объектов практики. Будучи переносимой на объекты практического оперирования, теоретическое знание преобразуется в новые структуры – практических знаний, а затем – в технологии. Но технологии выстраиваются на основе план-карты, то есть блок-схемы объекта, выступающей в роли программы, регулирующей деятельность исследователя.

Данная методология применительно к сфере безопасности в угольной отрасли используется впервые.

Методы социологического исследования «Культура безопасности на угольных шахтах г. Новокузнецка».

1. Метод анкетного группового опроса.

Для измерения установок работников угольного предприятия по отношению к различным аспектам безопасности использовался метод группового анкетного опроса. Для опроса был составлен специальный инструментарий. Методика Лайкерта была выбрана в качестве основного метода шкалирования, потому что она позволяет выявить степень выраженности латентных установок, кроме того, данная методика наиболее удобна в тех условиях, в которых предполагалось проводить опрос (ограниченное время опроса, большая группа респондентов, необходимость изучить скрытые установки).

Разработка методики исследования включала в себя следующие этапы:

1. Пилотажное исследование с помощью трех опросников, в каждом из которых было по 40 суждений. Суждения трех опросников были составлены по отношению к разным объектам установок безопасности. В качестве «судей» пилотажного исследования выступили случайным образом отобранные представили целевой группы.

2. Проверка качества суждений трех опросников на способность измерять латентную установку безопасности. Для проверки качества суждений были выполнены следующие статистические тесты: определена корреляция между баллом вопроса N и «разностями» с помощью коэффициента корреляции Спирмена, проведён тест на равенство средних значений суждений в двух группах – 25 % опрашиваемых, имеющих самые высокие общие баллы и 25 % опрашиваемых, отличающихся самыми низкими общими баллами, выполнен анализ квартильных размахов по каждому суждению.

3. По итогам проверочных тестов и факторного анализа в конечный опросник были отобраны только те суждения, которые получили положительные оценки как минимум по двум тестам из трех, и имеющие тесную связь между собой, то есть образующих латентный фактор. Таким образом, полученный опросник включает в себя только те суждения, которые с высокой степенью надежности измеряют установки безопасности работников угольных шахт по отношению к различным аспектам их трудовой деятельности.

2. Метод анализа документов.

Деятельность и коммуникации структурных подразделений угольного предприятия по обеспечению безопасности изучалась с помощью традиционного метода анализа документов.

Объектом анализа являлись вторичные источники информации: Положение об управлении по промышленной безопасности, охране труда, гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям, Положение об отделе по охране труда, производственному контролю, гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям, общий пакет документов для очно-заочного обучения по охране труда, промышленной безопасности и повышению квалификации.

Показателями анализа являлись: формально закрепленные понятия безопасности, факторы и способы ее обеспечения, задачи и функции системы управления, процессы системы управления, содержание коммуникативных сообщений по поводу отдельных аспектов обеспечения безопасности между структурными подразделениями и должностными лицами предприятия.

3. Метод контент-анализа

В исследовании применялся количественный контент-анализ, включающий стандартизированные процедуры подсчета выделенных структур. Для анализа отбирались все статьи, относящиеся к теме безопасности на предприятиях за период 2006–2007 гг. В число анализируемых изданий были включены газеты регионального («Кузнецкий рабочий», «Новокузнецк», «Франт», «Кругозор» в Кузбассе, «Кузбасс», «Комсомольская правда» в Кемерово) и федерального уровней («Известия», «Ведомости», «Российская газета», «Независимая газета», «Коммерсант», «Эксперт»). Всего было отобрано 119 газетных статей, анализ которых позволил сформировать образ промышленной безопасности, представляемый в прессе.

Единицей анализа контент-анализа выступало печатное сообщение (статья). Каждое сообщение печатных СМИ характеризовалось формальными и содержательными параметрами, то есть было выделено два уровня показателей контент-анализа: во-первых, характеризующие форму сообщения, а во-вторых, раскрывающие содержание газетного сообщения в аспекте проблемы промышленной безопасности.

Категориями анализа являлся ряд показателей, соответствующих формальному описанию сообщения массовой коммуникации (название газеты, тип газеты, дата публикации, субъект – отправитель сообщения, жанр сообщения, иллюстрации, объем сообщения, заголовок) и характеризующих феномен безопасности, конструируемой в российской прессе (место темы безопасности в сообщении, использование количественной информации, характер количественной информации, контекст сообщения, субъекты в газетном сообщении, причины нарушения систем безопасности, субъекты, виновные в нарушении безопасности, варианты решения проблемы безопасности, перспективы решения проблемы безопасности, субъекты, высказывающиеся по поводу безопасности, позиции субъектов безопасности, ).

Единицей счета выступали отдельные словосочетания и предложения. Для получения интересующих нас данных мы использовали относительную частоту встречаемости отдельных индикаторов показателей в общем объеме смысловых единиц данного показателя.

Библиографический список всех публикаций по проекту за весь период выполнения проекта, предшествующий данному отчету:

Гершгорин В.С. Пути решения проблем безопасности угольных шахт [Текст]: сб. науч. статей / В.С. Гершгорин // Международная научно-практическая конференция "Наукоемкие технологии разработки и использования минеральных ресурсов". – Новокузнецк: изд-во СибГИУ, 2007. – С. 193–198.

Австралийский опыт интегрированного подхода к решению проблем безопасности в угольной отрасли [Текст] / составители В.С. Гершгорин., Л.П. Петухова; пер. с англ. Л.П. Петуховой; НФИ КемГУ. – Новокузнецк, 2007. – 28 с.

Новое направление в расследовании аварий на угольных шахтах Австралии [Текст] / составители В.С. Гершгорин., Л.П. Петухова; пер. с англ. Л.П. Петуховой, Н.Г. Смирновой; НФИ КемГУ. – Новокузнецк, 2007. – 27 с.

Гершгорин В.С.Проблемы безопасности угольных шахт: новые подходы в мировой практике [Текст] / В.С. Гершгорин., Л.П. Петухова // Горный информационно-аналитический бюллетень. – М.: Изд-во МГГУ. – № 2. – С. 15–25.

Гершгорин В.С. К новой модели управления безопасностью на угольных шахтах [Текст]: сб. науч. статей / В.С. Гершгорин // Международная научно-практическая конференция "Наукоемкие технологии разработки и использования минеральных ресурсов". – Новокузнецк: изд-во СибГИУ, 2008. – С. 24–26.

Менеджмент риска в горной промышленности: зарубежный опыт [Текст] / составители В.С. Гершгорин., Л.П. Петухова; пер. с англ. Ю.А. Махлиной, Л.П. Петуховой, Н.Г. Смирновой, Л.П. Чупятовой; НФИ КемГУ. – Новокузнецк, 2008. – 121 с.

Зих В.В. Совершенствование трудового правового законодательства как способ повышения уровня безопасности на угольных шахтах [Текст]: сб. науч. статей / В.В. Зих // Международная научно-практическая конференция "Наукоемкие технологии разработки и использования минеральных ресурсов". – Новокузнецк: изд-во СибГИУ, 2008. – С. 251–254.

Джалалян Ю.М. Проблема привлечения к административной ответственности за правонарушения в области безопасности на угольных шахтах [Текст]: сб. науч. статей / Ю.М. Джалалян // Международная научно-практическая конференция "Наукоемкие технологии разработки и использования минеральных ресурсов". – Новокузнецк: изд-во СибГИУ, 2008. – С. 254–256.

Попов В.Б. Безопасность угольных шахт: проблема уголовной ответственности [Текст]: сб. науч. статей / В.Б. Попов // Международная научно-практическая конференция "Наукоемкие технологии разработки и использования минеральных ресурсов". – Новокузнецк: изд-во СибГИУ, 2008. – С. 256–257.

Джалалян Ю.М. Проблема определения компетентного органа при расследовании факта аварии на угольной шахте [Текст]: сб. науч. статей / Ю.М. Джалалян, В.Б. Попов, В.В. Зих // Международная научно-практическая конференция "Наукоемкие технологии разработки и использования минеральных ресурсов". – Новокузнецк: изд-во СибГИУ, 2008. – С. 257–260.

Стефанюк М.Б. Исследование пределов взрываемости пылеметановоздушной среды и человеческий фактор [Текст]: сб. науч. статей / М.Б. Стефанюк, В.С. Гершгорин, В.В. Сенкус, К.Д. Лукин // Международная научно-практическая конференция "Наукоемкие технологии разработки и использования минеральных ресурсов". – Новокузнецк: Изд-во СибГИУ, 2008. – С. 243–246.

Ракитных М.Б. Методика измерения культуры безопасности работников угольных шахт [Текст]: сб. тезисов докладов / М.Б. Ракитных // III Всероссийский социологический конгресс. – М.: Изд-во ИС РАН, 2008.

Зятикова Е.Ю. Коммуникативно-организационный аспект безопасности на угольных шахтах [Текст]: сб. тезисов докладов / Е.Ю. Зятикова, М.Б. Ракитных // III Всероссийский социологический конгресс. – М.: Изд-во ИС РАН, 2008.






Смотрите также:
Отчет название проекта
194.81kb.
1 стр.
Концепция проекта общая информация Название проекта
173.23kb.
1 стр.
Название проекта и сведения об организации
49.42kb.
1 стр.
Название проекта: Национальный научно-технический проект “Луна 2012+”
405.03kb.
3 стр.
А. Описание возможностей проекта название проекта
46.38kb.
1 стр.
Отчет о локальных мероприятиях в рамках проекта restart в Праге, Чехия и о практикуме приобретенных навыков
39.5kb.
1 стр.
Организация: ип «Иванов» Адрес: Алтайский край, Телефон: (212) 21-3-09 Краткое название проекта: ип «Иванов» Полное название проекта: Индивидуальный предприниматель Иванов И. И
304.96kb.
1 стр.
Проекта Описательное или творческое название проекта Что такое зоопарк? Краткое
88.71kb.
1 стр.
Название проекта: «Ах, ты Зимушка Зима»
755.51kb.
5 стр.
А. Описание возможностей проекта > Название проекта
65.31kb.
1 стр.
Отчет (Лаборатории) Название референтного центра фао
24.96kb.
1 стр.
2009 год Паспорт проекта Название проекта
336.98kb.
1 стр.