Главная
страница 1

НП «СИБИРСКАЯ АССОЦИАЦИЯ КОНСУЛЬТАНТОВ»

http://sibac.info


Ролевая игра, как эффективный метод организации учебной деятельности студентов при обучении иностранному языку

Буренкова Ольга Михайловна

к.п.н., доцент НЧФ ИЭУП, г.Н.Челны

E-mail: chelnyola@mail.ru
Ролевая игра (моделирование) является чрезвычайно интересным методом для обучения иностранным языкам. Она способствует развитию мышления и творчества, позволяет студентам развивать и практиковать новый язык и поведенческие умения, создает мотивацию и вовлеченность, необходимые для обучения.

В научной литературе нет единого мнения относительно терминологии ролевой игры и ситуаций моделирования. Самыми популярными терминами, которые часто используются и взаимозаменяются являются: «моделирование», «игра», «ролевая игра моделирования». Но все же большинство учёных придерживаются мнения, согласно которому моделирование является более широким понятием, чем ролевая игра. Londousse, например, рассматривает моделирование, как нечто комплексное, длительное и относительно неизменное, а ролевую игру, как простой, короткий и адаптируемый приём. Моделирование создает ситуации реальной жизни, в то время как в ролевой игре участник представляет и пробует показать непохожий образ, известный в повседневной жизни. Londousse G. считает, что моделирование всегда включает элемент ролевой игры [4, с.115].

Американские ученые Richard J. и Rodgers T. рассматривают 3 аспекта лингвистики: структурный, функциональный и интерактивный [5, с.135]. Метод ролевой игры (моделирования) исходит от интерактивного аспекта. Такой подход рассматривает язык, как средство реализации межличностных отношений для выполнения социальных задач между людьми. Содержание языкового обучения, в соответствии с этим подходом, может определяться и быть организовано с помощью моделей обмена и взаимодействия в соответствии с наклонностями студентов.

Ролевая игра (моделирование) обеспечивает эффективные межличностные отношения и социальное взаимодействие среди участников. Jones K. определяет сущность моделирования следующим образом: «Для того, чтобы создать моделирование участники должны выполнить свои обязанности и нести ответственность за их роли и функции, и наилучшим образом проявлять себя в ситуации, в которой они будут находиться» [3, с.113].

Педагоги Christopher E. и Smith L. в своих работах исследуют то, насколько содержание языкового обучения в моделировании может быть точно определенным, либо остаться неопределенным, из-за различия между «конвергентными» и «дивергентными» моделями. Когда используется конвергентная модель, характер взаимодействия в моделировании определен. Например, «Вот проблема: как мы решим ее?» Действие имеет «прошлое». Роли определены детально. Организатор участвует в действии. Фокус в том, что случиться? Когда используется дивергентная модель, характер взаимодействия остается неопределенным. Например: «Вот – эта ситуация: Что будем делать?». Действие происходит «на сцене». Роли не имеют ограничений. Фокус в том, что игроки будут делать.

Интересно мировоззрение американского ученого Ladousse G. относительно ролевого моделирования. Он выделяет 10 факторов при организации ролевой игры: уровень, время, цель, язык, подготовку «разогрев», методы и др.

Уровень указывает на минимальный отсчет выполняемой деятельности. Время зависит от видов деятельности (чтение, доклады и др.) Цель отражает широкие задачи каждого вида деятельности. Организация позволяет выбрать различные формы (парные, групповые) и приемы работы.

Scarcella R. и Crockoll D. проводили исследование, чтобы узнать как моделирование ускоряет владение иностранным языком. Существует 3 теории обучения относительно того, когда обучающиеся овладевают языком: 1) они погружены в большое количество представляемой информации; 2) они активно вовлечены в учебный процесс; 3) на них оказывается положительное влияние (желания, чувства и отношения).

Погружение обеспечивается в ситуациях моделирования, потому что студенты вовлечены в естественную коммуникацию, играя их роли. Активное вовлечение происходит посредством тесного взаимодействия, которое заставляет студентов забыть, что они учат новый язык. У студентов есть возможность проявить новый вид поведения в благополучной среде, которая поможет им развить долгосрочную мотивацию для совершенствования иностранного языка. Кроме того, естественная коммуникация, активное вовлечение и условно-проблемные, «реальные ситуации» помогают студентам развивать их критическое мышление и умение по решению проблемных ситуаций.

Cummings M. и Genzel R. утверждают, что первым шагом к моделированию является создание критериев игры [2, с.54]. Программная модель может быть сочетанием «процедуры» и «процесса». На начальном периоде погружения собственная деятельность обучающего является центральной по отношению к обучению, но задачи должны быть выбраны педагогом, исходя из определения Skehan P. о процедурной программе. Например, на ранней ступени игра по методу снежного кома, такая как «Знаменитые люди» может представить студентам простую ролевую игру. В этой простой игре на предположение студент ведущий адаптируется к роли знаменитого человека. Другие студенты задают вопросы ведущему, чтобы отгадать эту роль. Игры, следующие за этой, будут более сложными, но также относиться к программной модели.

Позже в аудитории за моделированием может следовать процессуальная модель, позволяющая обучающим контролировать характер происходящих взаимодействий. Это может быть достигнуто, например, с помощью «проектного соревнования». В этом виде деятельности студенты создают модель, которая значима для них. Они принимают решение относительно темы воспроизведения, выбирают важную проблему для исследования, распределяют роли участников и др.

Skehan P. в своих работах о ролевом моделировании подчеркивает важность соблюдения четырех критериев в обучении: значение; цель, к которой нужно приближаться; деятельность, внешне оцененная и реальные взаимоотношения в группе. И хотя понятие деятельности в группе не сосредотачивается на самом языке, но цели и виды работ, которые определяет преподаватель, тесно с ним связаны.

На ступени более сложного моделирования действия преподавателя могут быть более детальны, и деятельность студентов более определенной. Педагог, например, может объяснить сценарий или попросить студентов прочитать «case» (задание), определяя ситуацию, а также ролевые карточки могут быть розданы студентам. Такое моделирование может применяться к обучаемому языку во многих областях, таких как технический английский (исследовался Hutchınson T. и Sawyer-Loucanno C), деловой английский (исследовался Brammer M, Sawyer-Loucanno C), английский по международным отношениям (исследовался Crookall D.). Pennington M. в 90-х годах даже включал ролевую игру (моделирование), как часть профессионально- развивающей программы, для самих преподавателей-лингвистов.

Традиционно, учебные роли специально распределяются в ролевых играх с помощью устных инструкций или ролевых карточек. Тем не менее, Kaplan M. в 2000 г. был противником ролевых игр, которые концентрируются исключительно на описательных темах, подчеркивающих специальные области словарного состава, поскольку они не передают спонтанные, жизненные разговорные ситуации.

Возможно, лучшей моделью для распределения ролей в моделировании может послужить Оксфордский «обвивающий» подход. Студенты, следуя этому подходу, должны быть активными и контролировать свое учение надлежащим образом. Они помогают друг другу выбирать темы и задание и обеспечивать преподавателей подробностями их учебного процесса. Эффективность ролевых игр (моделирования) может быть достигнута с помощью «проектного соревнования» или «дивергентного» моделирования.

В ролевых играх у студентов появляются новые обязанности, к которым они, возможно, и не привыкли. Burns A. и Gentry J. , наблюдая за студентами в типичной ситуации, предположили, что некоторые из них не обладали опытом принимать решение в незнакомых условиях. Burns A. и Gentry J. рекомендуют преподавателям осознанно оценивать уровень знаний, с которыми студенты приходят в ролевую ситуацию и обращать пристальное внимание на работу с экспериментальными упражнениями для того, чтобы обучающие не были расстроены при неудаче [1, с.56].

Преподаватель определяет общую структуру ролей в игре, но сам уже не столь активно участвует. Педагог становится контролёром и следит за происходящим таким же образом, как и постовой помогает потоку транспорта избежать пробок, но не говоря каждому какой дорогой идти. Эта модель отличается от традиционной структуры (где центральное место в аудитории занимает преподаватель) тем, что студенты свободны и могут взаимодействовать друг с другом спонтанно. Она уменьшает беспокойство студентов и ускоряет обучение. Но педагог должен возложить некоторые дополнительные обязанности при подготовке речевых моделей. Ему нужно сохранить мотивацию обучаемых, стимулируя их любопытство, делая материал значимым для проявления интеллектуальных усилий.

Поскольку моделирование представляет реальные сценарии, материал должен воссоздавать ситуации из нашей жизни. Например, игра -«Официальный прием гостей». Моделирование касается ситуации проведения официального обеда в компании. Студенты планируют и выступают, как хозяева, взаимодействуют с другими англо-говорящими на обеде, и встречаются с гостями после брифинга.

Итак, использование ролевой игры (моделирования) при обучении иностранному языку, как эффективного метода организации учебной деятельности студентов должно способствовать созданию благоприятной психологической атмосферы общения и помогать студентам увидеть в иностранном языке реальное средство общения.

Добиться этого можно, если методически правильно и творчески адаптировать и применять теоретический и практический опыт, накопленный в данной области американскими и российскими учёными, а также найти пути оптимальной интеграции рассматриваемого способа с другими приёмами обучения языку.


Список литературы:

  1. Burns A.C., Gentry, J.W. Motivating students to engage in experiential learning: a tension-to-learn theoty. Simulation and Gaming / A.C. Burns, J.W. Gentry, 2000. – p.133-151.

  2. Cummings M.G., Genzel, R.B. Simulation / game design and adaption. In D. Crookall and R. L. Oxford (Eds.), Simulation, gaming and language learning / M.G. Cummings, R.B. Genzel. – New York : Newbury House, 2002. – pp.67-72.

  3. Jones K. Simulations in language teaching / K. Jones. – Cambrige : Cambrige U. Press, 2002. – p.145.

  4. Landousse G.P. Role play / G.P. Landousse. – Oxford : Oxford University Press, 2005. – p. 136.

  5. Richards J.C., Rodgers, T.S. Approaches and methods in languaaeg teaching / J.C. Richards, T.S. Rodgers. – Cambridge : Cambridge University Press, 2003. – p. 147.

  6. Skehan P. A cognitive approach to language learning / P.A. Skehan. – Oxford : Oxford U. Press, 2004. – p. 201.

Материалы международной заочной научно-практической конференции

«ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ НАУКА: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, БУДУЩЕЕ»

30 МАРТА 2011 г.



Смотрите также:
Нп «сибирская ассоциация консультантов»
62.02kb.
1 стр.
Нп «сибирская ассоциация консультантов»
51.91kb.
1 стр.
Нп «сибирская ассоциация консультантов»
60.52kb.
1 стр.
Нп «сибирская ассоциация консультантов»
62.45kb.
1 стр.
Нп «сибирская ассоциация консультантов»
86.54kb.
1 стр.
Нп «сибирская ассоциация консультантов»
60.16kb.
1 стр.
Нп «сибирская ассоциация консультантов»
67.16kb.
1 стр.
Нп «сибирская ассоциация консультантов»
93.42kb.
1 стр.
Нп «сибирская ассоциация консультантов»
69.3kb.
1 стр.
Нп «сибирская ассоциация консультантов»
151.75kb.
1 стр.
Нп «сибирская ассоциация консультантов»
65.49kb.
1 стр.
Департамент здравоохранения администрации томской области сибирская ассоциация интегративной психиатрии томская клиническая психиатрическая больница
2228.72kb.
12 стр.