Главная
страница 1
355 МУЛЬТИДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ПОДХОД В АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

И.В. Журбин



Физико-технический институт УрО РАН, Ижевск

ГЕОФИЗИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПЛАНИРОВКИ И СТРУКТУРЫ СРЕДНЕВЕКОВОГО ГОРОДИЩА ИДНАКАР*

Иднакар относится к числу городищ, которые возникли в среднем течении р. Чепцы в конце I ты­сячелетия и связаны с именами богатырей удмуртского эпоса - Дондыкар, Весьякар, Зуйкар, Иднакар, Гурьякар, Учкакар. Городища функционировали с конца IX до ХП-ХШ вв. Иднакар занимает обширный мыс высокой коренной береговой террасы. Общая длина площадки составляет около 300 м. Ширина ее на самом мысу около 80 м, но постепенно расширяется и достигает 130-134 м. С востока, с напольной сторо­ны, визуально фиксируются два мощных вала [Иванова, 1998].

Электрометрические исследования на базе археологической экспедиции Удмуртского института ис­тории, языка и литературы УрО РАН (начальник экспедиции д.и.н., профессор М.Г. Иванова) позволили восстановить планировку центральной части и систему фортификационных сооружений поселения. Пос­тановка задачи геофизических измерений отличалась от традиционного подхода. В большинстве случаев археогеофизика рассматривается как метод, который предшествует раскопкам и позволяет прогнозиро­вать расположение объектов. Однако в результате планомерных археологических исследований поселения в 1970-1980-х гг. был выявлен характер культурного слоя и установлен общий принцип планировки. Сле­довательно, такая задача была не актуальна. Основная проблема, которая решалась с использованием элек­троразведки, состояла в восстановлении планировки той части городища, на которой не предполагались археологические раскопки. Геофизические исследования проводились с использованием специализиро­ванного для археологии многоэлектродного автоматизированного электроразведочного комплекса «Идна­кар», разработанного в Физико-техническом институте УрО РАН (г. Ижевск). Оригинальная программная система обеспечивает обработку и отображение результатов измерений [Журбин, Груздев, 2004; Журбин, Зверев, 1998].

По геофизическим данным построена карта расположения основных археологических объектов, оп­ределяющих структуру и планировку городища - фортификационные сооружения, глинобитные площадки сооружений, очаги и ямы [Иванова, Журбин, 2006]. Общая площадь измерений составляет более 6000 кв. м. В частности, был восстановлен контур внутреннего оборонительного вала, расположенного поперек пло­щадки городища по линии север - юг. В настоящее время внутренний вал визуально не прослеживается, так как не позднее XI в. он утратил свое значение, верхняя часть была срыта, в заполнении рва размести­лись производственные сооружения [Иванова, 1999, с. 107-108]. Кроме того, определено местоположение площадок из обожженной глины, которые являлись основаниями жилых и производственных сооружений, а также отдельных ям или групп ям различного назначения. На карте распределения удельного сопро­тивления площадкам соответствуют локальные аномалии пониженного сопротивления подпрямоугольной формы, а ямам - компактные аномалии повышенного сопротивления. Достаточно уверенная интерпрета­ция перечисленных археологических объектов основана на сравнении результатов археологических рас­копок и предварительных геофизических исследований [Алексеев и др., 1995; Журбин, Зелинский, 1999; Иванова и др., 1998]. Кроме того, выделены протяженные аномалии низкого сопротивления, расположен­ные вдоль северного и южного склонов холма на участке между внутренним и средним оборонительными валами. Форма, размеры и уровень сопротивления соответствуют параметрам внутреннего оборонитель­ного вала. На всех указанных участках визуально не фиксируются изменения рельефа и растительности.

Исследования выполняются при финансовой поддержке программы РГНФ-Урал, грант № 05-01-80104а/У


Это позволяет предположить, что в древности внутренняя часть городища, кроме естественной защиты (крутые склоны холма на севере и юге), была защищена дополнительными оборонительными сооружени­ями. Основания этих сооружений и вызывают «горизонтальные» аномалии, описанные выше. Безусловно, это предположение требует проверки.

Проведенные электрометрические исследования позволили восстановить планиграфию археологичес­кого памятника. Однако для повышения достоверности археологической интерпретации геофизических данных требуется оценить и стратиграфию культурного слоя. Необходимость совместного анализа геофи­зической «планиграфии» и «стратиграфии» определяется тем, что это позволит достаточно точно оценить глубину залегания объектов планировки и выявить на вертикальном разрезе границы дерна, основного культурного слоя, поверхность материка и других напластований. Комплекс из «планиграфических» карт кажущегося сопротивления и вертикальных геоэлектрических разрезов позволяет детально реконструиро­вать пространственную структуру культурного слоя археологического памятника.

Получение стратиграфической информации гораздо сложнее, чем планиграфической. Это определя­ется тем, что необходимо перейти от поля кажущегося сопротивления к распределению удельного сопро­тивления по глубине, то есть провести интерпретацию геофизических данных. Для решения этой комп­лексной задачи применяют специальные методики полевых измерений и программное обеспечение при интерпретации [Бобачев и др., 1996; Dahlin, 2001; Griffiths, Barker, 1993].

Для экспериментальных исследований был выбран участок в центральной части городища. Резуль­таты интерпретации данных «планиграфических» геофизических измерений позволили предположить наличие на этом участке различных типов археологических объектов — вал, ров, ямы. Эти объекты су­щественно отличаются по составу грунтов и особенностям пространственного расположения в культур­ном слое. Следовательно, комплексный анализ результатов «планиграфических» и «стратиграфических» геофизических исследований позволит оценить достоверность реконструкции формы различных типов археологических объектов по данным электрометрии. Кроме того, вблизи экспериментального планшета в 1992-1994 гг. проводились археологические раскопки, что позволяет прогнозировать состав, геомет­рические характеристики и структуру культурного слоя. Таким образом, экстраполяция результатов рас­копок может быть использована для проверки геофизических данных. Предварительная информация о размерах археологических объектов, глубине залегания и особенностях формирования культурного слоя необходима для оценки достоверности количественной интерпретации результатов комплексных электро­метрических исследований.

Экспериментальные измерения проводились на прямоугольном планшете размерами 30*6 м. По всей территории были проведены «планиграфические» послойные измерения. Кроме того, построены «стратиг­рафические» геофизические разрезы по трем параллельным профилям (методика измерений разработана сотрудником кафедры геофизики МГУ, к.ф.-м.н. А.А. Бобачевым). По результатам «планиграфических» измерений однозначно выделяется местоположение и контуры внутреннего оборонительного вала. При этом фиксируется «разрыв» в аномалии, вызванной валом. Геоэлектрические разрезы позволили выявить причины искажений: на «стратиграфических» разрезах отражаются разрушения монолитного массива вала поздними врезками. При этом участок вала, расположенный в центральной части эксперименталь­ного планшета, разрушен в большей степени - верхняя граница выявляется только на глубине 1 м от по­верхности. Очевидно, что такое существенное изменение геометрических характеристик основания вала и определяет «разрыв» в аномалии. Вероятно, разрушения массива внутреннего вала связаны с археологи­ческими раскопками городища Иднакар в 1927-1928 гг., которые проводил С.Г. Матвеев.

По результатам «планиграфических» геофизических исследований ров внутренней линии оборони­тельных укреплений практически не фиксируется, но его геометрические характеристики хорошо реконс­труируются на «стратиграфических» псевдоразрезах. При этом возникает возможность оценить его шири­ну и глубину. Геометрические параметры основания вала и рва, определяемые по «планиграфическим» и «стратиграфическим» геофизическим данным хорошо согласуются с результатами раскопок.

Следовательно, методы геофизической «планиграфии» и «стратиграфии» взаимно дополняют друг друга. Благодаря их комплексному применению на этапе качественной интерпретации археогеофизичес-ких данных возникает возможность пространственной реконструкции структуры культурного слоя архе­ологических памятников на основе геофизических измерений. На этапе количественной интерпретации сравнительный анализ разноплановой геофизической информации позволяет существенно уточнить гео­метрические параметры объектов и повысить достоверность археологической интерпретации результатов геофизических исследований.

341


Таблица 1. Схема расчетов относительных объемов потребления мяса сельскохозяйственных животных и реконструкция состава стада для разных археологических памятников Восточной Европы

Памятники

(число костей с/х видов в кухонных остатках)






крупный рогатый скот (КРС)

лошадь

овца/коза (МРС)




свинья










1

Остеологические спектры







Горный (370 000) Настасьино (16 600) Замятино (2 120) Бл.Константинове (6100)




80 6 71 23




3,5 26 9 8

15 8 13 24




1.5 60 7 45




100% 100% 100% 100%

II. Кратность

зеса туш с/х животных по отношению к одной туши

овцы/козы










6




5,5

1




1.5










объемы мясных продуктов в условных единицах*







Горный Настасьино Замятино Бл .Константинове




480 36 426 138




19,25 143 49,5 44

15 8 13 24




2,25 90 10,5 67,5




516,5 277 499 273,5




III. Соотношение объемов мясных продуктов







Горный Настасьино Замятино Бл. Константинове




92,9 13,0

85.4 50,5






3,7 51,6 9.9 16,0

2,9 2,9 2.6 8,8




0.4 32,5 2,1

24.7





100% 100% 100% 100%

IV. Информация по другим отраслям хозяйства и промыслам




Горный Настасьино

Замятино Бл.Константинове









Специализация на горном деле и отсутствие земледелия Натуральное хозяйство с ведущей ролью скотоводства Натуральное хозяйство с равным участием всех отраслей Товарное хозяйство с ведущей ролью земледелия




V. Вероятнее

число форм эксплуатации видов на поселениях, включая мясную




Горный Настасьино Замятино Бл.Константиново




1

2 3 4





1

3 3


1

2 2 2





1 1 1 1







VI. Иерархия

видов по относительной численности или модель древнего стада




Горный







Нет собственного стада







Настасьино Замятино Бл.Константинове




2 1 1




1

2 2


4 3




3 4 4







w получены умножением данных по остеологическим спектрам (раздел 1) на кратность веса с/х животных, (раздел II), далее разделе III они переведены в проценты.

свиньи придется уменьшить, по крайней мере, вдвое, в соответствии с рассмотренными выше зоотехничес­кими законами. Теперь ясно, почему первое место в стаде Ближнего Константинова будет занимать крупный рогатый скот, второе - лошадь, третье - мелкий рогатый скот, и последнее свинья (табл. 1, VI). Установленный таким образом порядок видов в стаде на всех четырех памятниках мало похож на их ранжирование в исходных остеологических спектрах и в объемах потребления мяса (табл.1,1, III и VI). И это не должно удивлять. Число

сохранившихся костей и структура мясной диеты дает лишь возможность реконструкции состава стада, ко­торая далеко не всегда реализуется. Сходные остеологические спектры или одинаковые объемы потребления мяса могут характеризовать поселения разных культур или эпох. И наоборот, разные остеологические спектры могут трансформироваться в сходную структуру стада. Однако ни в том, ни в другом случае такое сходство не является индикатором одного типа хозяйства. Переход от остеологического спектра к модели относительной численности домашних животных в древней экономике (т.е. того, что и должно называться составом стада) возможен только при анализе множества независимых археобиологических и археологических данных, что и становится решающим моментом в реконструкции той или иной системы животноводства любого историчес­кого периода.

Работа выполнена в рамках научного проекта РФФИ № 05-06-80155.



Список литературы

Антипина Е.Е. Археозоологические исследования: задачи, потенциальные возможности и реальные результаты. // Новейшие археозоологические исследования в России. М.: Языки славянской культуры. 2004. - С. 7-33.

Антипина Е.Е., Лебедева Е.Ю. Опыт комплексных археобиологических исследований земледелия и скотоводства: модели взаимодействия. // Российская археология. - 2005. - №4. - С.70-78.

Савинецкий А.Б. Кости птиц из древнего эскимосского поселения Дежнево (Чукотка). // Бюлл. МОИП. Отд. биол. М.: Изд-во МГУ. Т. 100. Вып. 2. 1995. - С. 33-39.


Смотрите также:
Мультидисциплинарный подход в археологических исследованиях
109.46kb.
1 стр.
Мультидисциплинарный подход в археологических исследованиях
67.77kb.
1 стр.
Основы разработки и использование фотограмметрических методов в полевых археологических исследованиях
181.46kb.
1 стр.
Мультидисциплинарньш подход в археологических исследованиях
67.19kb.
1 стр.
Истори я м. П. Вохменцев Эпоха энеолита лесостепного Притоболья
1850.5kb.
8 стр.
Программа дисциплины археология западной сибири
175.57kb.
1 стр.
История женщин в США в XX веке
129.77kb.
1 стр.
Учебно-методический комплекс по дисциплине информационные технологии в лингвистических исследованиях Пенза 2007 Программа курса «Информационные технологии в лингвистических исследованиях»
242.75kb.
1 стр.
Вирусология баринский И. Ф., Шубладзе А. К. Лейкоцитарные культуры в вирусологических исследованиях
545.74kb.
3 стр.
Николай Кудряшов. Санкт-Петербург. 2011. Язык полоролевого поведения и предпосылки его создания в гендерных исследованиях
398.59kb.
1 стр.
Развитие научного знания в диссертационных исследованиях по педагогике
2481.37kb.
19 стр.
Механический подход Электронный подход
127.56kb.
1 стр.