Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4


Санкт-Петербургский Государственный Университет

Филологический Факультет

Кафедра английской филологии


Родовая категоризация зоонимов в английских сказках и способы их перевода на русский язык

Дипломная работа студента

Борсова Михаила Юрьевича

Научный руководитель:

кандидат филологических наук,

доцент Федотов Андрей

Генриевич

Санкт-Петербург

2006

ОГЛАВЛЕНИЕ




1.3. Проблема становления и развития родоразличения в английском языке 14

ВВЕДЕНИЕ

Данная дипломная работа посвящена проблеме перевода с английского языка на русский язык зоонимов, род которых не совпадает в двух языках.

Учение о категории рода имеет давнюю традицию. Вопрос о способах языкового выражения различия пола живых существ интересует многих ученых. Среди работ, посвященных проблеме категории рода в английском языке, следует выделить исследования А. И. Смирницкого, Б. А. Ильиша, Н. Ф. Иртеньевой, В. С. Сидоровой и др. Основной вывод, сделанный этими учеными состоит в том, что в современном английском языке отсутствует грамматически или морфологически выраженная категория рода. Вместе с тем изучение категории рода в современном английском языке остается очень важной и актуальной задачей.

Данная дипломная работа представляется актуальной, так как исследование в ней проводится в русле культурологической и когнитивной лингвистики.

Практическая значимость данной работы состоит в том, что материал, отобранный для анализа, а также наблюдения, возникшие в ходе описания, могут быть использованы на практических занятиях по переводу, а также при составлении пособий и теоретических курсов по переводу.

Основная цель работы состоит в том, чтобы рассмотреть возможности и способы перевода с английского языка на русский язык лексем, род которых не совпадает в двух языках и проанализировать наблюдающиеся при этом закономерности.

В соответствии с целью работы нами поставлены следующие задачи:

1. рассмотреть взгляды отечественных и зарубежных лингвистов на категорию рода в английском языке и морфологические классы слов, способные выражать эту категорию.

2. проанализировать особенности функционирования семантического класса зоонимов в английском языке.

3. определить теоретические основы перевода лексем, род которых не совпадает в двух анализируемых языках.

4. методом сплошной выборки выбрать из произведений английской литературы примеры употребления зоонимов и их эквиваленты в русских переводах.

5. проанализировать, каким образом переводчики решают проблему несовпадения рода в двух языках, и отметить наблюдаемые при этом тенденции и закономерности.

В процессе работы использовались методы сплошной выборки, лингвистического описания, и сравнительно-сопоставительный анализ.



Материалом для исследования послужили английские сказки К. Грэма, Р. Киплинга, Л. Кэрролла и О. Уайльда, а также их переводы на русский язык.

Данная работа состоит из введения, двух глав и заключения. В первой главе рассматриваются основные направления в исследовании категории рода, а также наиболее типичные способы обозначения животных с помощью референциальных местоимений в языке и изучение этой проблемы в лингвистике в целом и в английском языкознании в частности; во второй главе обобщается опыт русских переводчиков при переводе зоонимов, анализируются способы перевода этих слов в английских сказках, а также описываются наблюдающиеся при этом закономерности. В конце работы приводится библиография, которая включает 37 наименований литературы на русском языке и 21 наименование литературы на английском языке.

ГЛАВА I. Теоретические основы исследования

1.1. Понятие категории грамматического рода

Развитие науки о языке на современном этапе условно можно разделить на два этапа: первыйструктуральная лингвистика (где уделяется особое внимание проблеме языковой категоризации); второй – языкознание как особая общественная наука, изучающая язык как средство передачи культурно-исторических традиций. Возникновение новых дисциплин, представляющих собой синтез лингвистики, философии, психологии, социологии и других наук привело, в том числе, и к появлению новых подходов к проблеме языковой категоризации, наиболее перспективным из которых является когнитивный подход.

Категория – одно из сложнейших понятий в лингвистической науке. Практически все известные лингвистические теории основаны на различных принципах систематизации языковых элементов с последующим выделением классов, групп на основании какого-либо общего свойства.

Традиционное представление о категориях и о категоризации заключается в том, что категории определяются общими свойствами. Со времен Аристотеля до поздних работ Витгенштейна категории мыслились как вполне ясные конструкты, не скрывающие в себе никаких особенных проблем, они представлялись абстрактными вместилищами: одни вещи входят во вместилище-категорию, а другие находятся вне ее. Считалось, что вещи входят в одну категорию тогда и только тогда, когда им присущи определенные общие свойства. И эти общие свойства определяют категорию в целом.

Несмотря на то, что часто категоризация вещей осуществляется на основе обобщения, исследователи пришли к выводу, что процесс категоризации устроен сложнее. Движение к когнитивным моделям начинается в поздней философии Людвига Витгенштейна и продолжается психологическими исследованиями Элеоноры Рош и ее коллег. Именно благодаря работам Элеоноры Рош категоризация стала важнейшей сферой изучения в когнитивной психологии. Возникла новая теория категоризации — теория прототипов. Она показывает, что свойственная человеку категоризация основывается на принципах, далеко отстоящих от тех закономерностей, которые воплощены в классической теории. Исследования Рош и ее коллег демонстрируют, что в общем случае категориям свойственно иметь наилучших представителей (они названы “прототипами”) и что все способности человека реально участвуют в процессах категоризации [Rosch, 1975].

По мнению Дж. Лакоффа именно категоризация обеспечивает нормальное функционирование мышления, восприятия, деятельности и речи человека. Когда бы человек ни размышляли о классах сущностей (things) — стульях, нациях, болезнях, эмоциях и вообще о любых разновидностях вещей — он обращается к категориям. Вне способности к категоризации человек не смог бы функционировать вообще — ни в материальном мире, ни в социальной и интеллектуальной жизни. Изучение процессов категоризации исключительно важно для любых подходов к пониманию того, как человек мыслит и как он действует (function), и, следовательно, без этого невозможно осознание того, что делает нас людьми. Однако значительную часть категорий мышления нельзя отнести к категориям вещей, они являются категориями абстрактных сущностей. Мы категоризуем события, действия, эмоции, пространственные и социальные отношения, а также абстрактные понятия самых различных типов: правительства, заболевания, элементы научных и наивных теорий, такие, как электроны и холод. Любая адекватная модель человеческого опыта должна основываться на теории, которая точно описывает все наши категории – как конкретные, так и отвлеченные. Предлагаемый Дж. Лакоффом подход к теории прототипов основывается на предположении, что присущая человеку ментальная процедура категоризации в существеннейшей степени опирается на человеческий опыт и воображение – на особенности восприятия, моторной активности и культуры, с одной стороны, и свойства метафоры, метонимии и ментальной образности – с другой [Lakoff, 1987].

В то время как сторонники когнитивной лингвистики рассматривают категории как ментальные сущности, сторонники структуральной лингвистики представляют категории в виде отдельных конструктов, которые ясно определены во всех сферах человеческого опыта. В связи с этим структуралисты выделяют в языке грамматические (морфологические), лексические, семантические и другие категории. Грамматические категории могут быть классифицирующими (лексико-грамматическими) и формообразующими (словоизменительными). Грамматическая категория представляет собой единство грамматического содержания и грамматического выражения. О наличии грамматической категории можно говорить лишь в том случае, если в языке существует регулярное соответствие между данным грамматическим значением и формальным способом его выражения, и при этом имеется противопоставление (оппозиция) по крайней мере двух членов – двух классов слов для классифицирующей категории или двух форм для формообразующей категории.

Грамматический род является одной из наименее логичных и содержащих больше всего неожиданностей грамматических категорий. Грамматический род слова обычно связывают с полом обозначаемого им существа, однако род и пол часто не совпадают в тех языках, где грамматический род выражен.

Советский Энциклопедический Словарь дает следующее определение грамматическому роду: грамматический род – традиционное название одной из групп, на которые делятся существительные в зависимости от способа согласования с ними прилагательных, глаголов и др. (муж., жен. и ср. род, в некоторых языках – муж. и жен. род, возможен также общий род). Категория рода развилась на базе первоначальной семантической классификации по признакам «живое – неживое» и (или) «мужской – женский пол». В некоторых языках категория рода отсутствует [СЭС, 1989:1142].

Грамматический род считается "палеонтологической" категорией, корни которой уходят в мифологическое мышление. Индоевропейская трехродовая система рассматривается большинством лингвистов как результат преобразования более древней системы из двух классов. Существуют разные точки зрения на происхождение категории рода. А. Мейе считал, что она развивалась на основе оппозиции одушевленность - неодушевленность [Мейе, 2003], другие лингвисты выводили ее из оппозиции активность - пассивность [Кирилина, 1999]. На развитие категории рода оказывают воздействие внутренние лингвистические причины, например, развитие аналитизма языка и ослабление синтетизма.

Грамматический род в ряде случаев соответствует полу лица, обозначаемого соответствующим словом (учитель - учительница). Это касается в первую очередь обозначений людей. Семантико-символическая функция категории грамматического рода состоит также в том, что при олицетворении грамматический род слова осмысливается как пол. Так, смерть в русской культуре символизирует женский образ, а в немецкой - мужской, т. к. в немецком языке это слово относится к мужскому роду (der Tod).

В феминистской критике языка утверждается, что мужской род употребляется чаще, чем женский род для обозначения лиц, чей биологический род неизвестен, либо не имеет значения в данном контексте. В ряде работ [Klein, 1987] получены данные, обосновывающие такую точку зрения. Вместе с тем, исследования последних десятилетий ставят вопрос о неравной психологической связи грамматического рода и пола в сознании носителей разных языков [Konishi, 1994]. Например, имеются данные о большей психической соотнесенности грамматического рода и пола в немецком языке, нежели в испанском. Вопрос о взаимосвязи грамматического рода и пола в настоящее время является дискуссионным и требует дальнейшего изучения [Кирилина, 1999].

1.2. Основные направления в исследовании категории рода

Учение о категории рода имеет давнюю традицию. Этот вопрос интересовал еще античных грамматиков. Например, Варран Марк Теренций, римский философ и грамматист, при объяснении грамматического рода у тех или иных существительных, обозначающих животных, исходил из их практического значения для жизни человека. Он говорил, что хотя за всякой речью скрывается природная вещь, однако, если она не доходит до практического применения, то и слова до нее не доходят; говорится equus ‘жеребец’ и equa ‘кобыла’, потому что их различия имеют практическое значение, а corvus ‘ворон’ и corva ‘ворона’ – нет, потому что здесь природное различие не имеет практического значения [Даниленко, 1990:133].

Цезарь Шесно Дюмарсэ (XVIII век.) в некоторых случаях становился на позиции воинственного формализма. Он полностью отрицал связь рода у существительных с половыми различиями. Бессодержательность рода ученый пытался подтвердить отсутствием морфологического рода у английских существительных, несовпадением рода в различных языках, а также тем, что во французском языке два рода, а в греческом и латинском – три [Даниленко, 1990:179].

Английский грамматист Дж. Хэррис, занимавшийся исследованием индоевропейских языков, соотносил формы рода неодушевленных существительных с их реальным внеязыковым содержанием. Например, он объяснял принадлежность существительного “солнце” к мужскому роду, а существительного “луна” к женскому тем, что лучи солнца являются более сильными (мужское качество), чем у луны, у которой они более тонкие и мягкие (женское качество) [Хэррис].

Вполне приемлемой является мысль о том, что в глубокой древности люди уподобляли неодушевленные предметы одушевленным, но существование грамматического рода в индоевропейских языках в основном связано с морфологией, т.е. слова делились на роды в соответствии с окончаниями этих слов [Даниленко, 1990:204].

В ономасиологическом направлении грамматики до XVIII века отмечалось, что различия по полу могут обозначаться не только с помощью морфологических, но также лексических средств языка [Даниленко, 1990:265-266].

Гюстав Гийом (нач. XX века) различал “семиологические” и “психические” категории. Так в английском языке семиологическая категория рода у существительных отсутствует, но психическая категория имеется, поскольку на уровне мышления англичане различают субстанции мужского, женского и среднего (т.е. никакого) рода [Даниленко, 1990:310].

В современной зарубежной и отечественной лингвистике существует обширная литература, посвященная проблеме категории рода в английском языке. Ранее исследовались различные аспекты проблемы грамматического рода такие, как связь между значением существительного и его родом [Lohmann, 1960], соответствие рода в плане содержания и в плане выражения [Jakobson, 1932; Ельмслев, 1975], с точки зрения синтаксических и контекстуальных связей [Зализняк, 1964; Карпинская, 1961], с точки зрения его происхождения и эволюции, т.е. в диахроническом аспекте [Fodor, 1989], также проблема рода изучалась синхронически [Маркус, 1984; Ревзин, 1962]. О. Есперсен указывал на несовпадение языковых и “естественных” категорий. Теме ‘язык и пол’ уделено немало внимания в его исследованиях [Jespersen, 1943].

В рамках данной работы осветить содержание всех работ невозможно, однако все же следует кратко изложить гипотезы разных исследователей о происхождении и функциях грамматического рода.

Существуют три основные гипотезы происхождения грамматического рода: семантическая, морфологическая и синтаксическая. Сторонники семантической концепции (И.Г. Гердер, Я. Гримм, В. Гумбольдт, Т. Якоби и др.) полагают, что в основе грамматического рода лежит противопоставление по полу; признак пола переносился древними индоевропейцами на предметы неживой природы. Причем этот перенос происходил по принципу: все большое, быстрое, активное относится к мужскому роду, все малое, спокойное, пассивное – к женскому, а все искусственное и собирательное – к среднему [Гин, 1992]. Еще один сторонник семантической концепции происхождения грамматического рода Г. Корбетт признает, что система грамматического рода является морфологической системой, но при этом считает, что она также имеет семантическую основу, то есть лингвистическая категория рода связана с «экстралингвистической категорией биологического пола». Эта семантическая основа становится очевидной, когда какой-либо род соотносится со словом, обозначающим человека (т.е. слово, обозначающее лицо женского пола, как правило, является словом женского рода) [Corbett, 1991].

Сторонники морфологической концепции трактуют род как формальную категорию, суть которой заключается в классификации субстантивов, а не отражение внеязыковой реальности. А оппозиция по полу воспринимается как результат позднейшей рационализации именной морфологии [Гин, 1992].

Сторонники же синтаксической концепции (Г. Штейнталь, Дж. Фодор, В.В. Йоффе) полагают, что род возможен только в таких языках, в которых есть такая синтаксическая связь, как согласование. Если в языке существительное имеет категорию рода, то эту категорию обязательно имеет и прилагательное, те есть история рода – это история согласования, а связь рода с полом – вторична.

Нужно отметить, что существование трех гипотез происхождения грамматического рода и позволяют исследователям рассматривать род в разных языках с разных углов, поскольку в разных языках грамматический род проявляет те или иные функции в большей или меньшей степени, лингвисты выделяют три основные функции грамматического рода, которые соответствуют трем гипотезам его происхождения. Три функции категория рода: семантико-символическая, синтаксическая (согласовательная) и морфологическая (оформление имени и разные типы склонения).

М. Я. Блох указывает на различия во взглядах на категорию рода теоретиков и практиков. В теоретическом плане категория рода считается лексической или “семантической” [А.И. Смирницкий, 1959], однако практики [М.Я. Ганшина и Н.М. Василевская], отрицая наличие грамматического рода, настойчиво указывают на родовые различия английского существительного [Смирницкий, 1959; Ганшина, 1972; Василевская, 1974]. Блох придерживается мнения Смирницкого, считая, что, будучи семантической, категория рода не исключается, тем не менее, из состава грамматических категорий [Блох, 1994:52].

Языковед Л. Тимпко, вслед за А.И. Смирницким, П. А. Ильиной, Н.Ф. Иртеньевой и В.С. Сидоровой утверждает отсутствие в английском языке собственно грамматической или морфологически выраженной категорий рода. Она соглашается со Смирницким в том, что при исследовании лингвистических категорий нельзя замыкаться в рамках собственно грамматических категорий, а нужно проводить социолингвистическое исследование категории рода, рода “естественного”, т.е. соответствия между языковой категорией и естественным или биологическим делением по полу [Тимпко, 1970:2].

С развитием социолингвистики и психолингвистики возникли новые перспективы для исследования категории рода, в том числе его лингвистических средств выражения. Большинство ученых указывают на связь рода с полом. Мысль о практической обусловленности наличия имен, выражающих категорию рода (у животных) кажется нам правомерной. Так, в английском языке мужской и женский род существительного “свинья” выражается при помощи разных лексем “hog” и “sow”. Сомнения по поводу того, что категория рода возникла для обозначения половых различий, носили односторонний характер. Грамматический род преимущественно рассматривался с позиций морфологии и синтаксиса. Однако отсутствие грамматической категории рода, на наш взгляд, не отрицает наличия лексической (семантической) или “психической” категории рода для обозначения лиц (особей) мужского и женского пола.

Нельзя не отметить кардинально новое направление в изучении категории рода и языковых категорий вообще – когнитивный подход. Решение проблем категории рода с позиций когнитивной лингвистики можно найти в работах многих зарубежных и российских ученых: Дж. Лакоффа, А.В. Кирилиной, В. Васюк и других. Они исследуют концепты (когнитивные модели) “женщина” и “мужчина”. Основополагающими в гендерной лингвистике стали работы Дж. Лакоффа, обосновавшие андроцентричность языка и ущербность образа женщины в языковой картине мира [Lakoff, 1987].

Строй языка, особенности носителей языка накладывают отпечаток и на категорию рода. А.В. Кирилина, исследователь гендерных аспектов языка, отмечает, что древнейшей и долгое время единственной гипотезой о причинах появления и функционирования категории рода стала символико-семантическая, сторонники которой объясняли возникновение грамматического рода наличием людей разного пола. Эта гипотеза основывалась на анимизме и антропоморфизме мифологического мышления [Кирилина, 1998].

И.Г. Кошевая, рассматривая теории о проявлении категории рода, выделяет теорию Я. Гримма и теорию К. Бругмана. Первый считает, что грамматический род связан с естественным, т.е. последний “переносится” на предметы в соответствии с их качествами. Согласно теории Бругмана род считается механическим процессом, который вызван внешней формой [Кошевая, Дубовский, 1980: 199-200].

Сторонники этой гипотезы (Гердер, Гримм, В. Гумбольдт и другие) объясняли экстралингвистическую мотивированность категории рода своим внеязыковым опытом. В частности анализ, проведенный Я. Гриммом, показал, что слова мужского рода обладают семантикой большей силы, скорости, активности, энергии, созидательности, первичности, в то время как имена женского рода характеризуются пассивностью, мягкостью, второстепенностью [Гримм]. Такое видение соотнесения грамматического рода со словами привела, по мнению Кирилиной, к появлению оценочности в интерпретации категории рода: мужской род оказывался первостепенным [Кирилина, 1998].

Однако символико-семантическая гипотеза была не единственной. Открытие языков, в которых категория рода отсутствует, поставило ее под сомнение.



следующая страница >>
Смотрите также:
Дипломная работа студента 5-го курса очной формы обучения
1086.11kb.
8 стр.
Дипломная работа/выпускная квалификационная работа студента 4 курса
379.18kb.
1 стр.
Дипломная работа студента 5-го курса очной-заочной формы обучения
1056.71kb.
9 стр.
Дипломная работа студента 5-го курса очной формы обучения Допущен к защите на гэк
1164.32kb.
5 стр.
Дипломная работа студента 5-го курса очной формы обучения Допущена к защите на гэк
723.21kb.
3 стр.
Дипломная работа студента
794.78kb.
4 стр.
Дипломная работа/выпускная квалификационная работа студента 4 курса
811.6kb.
7 стр.
Дипломная работа студента 544 группы
259.25kb.
1 стр.
Дипломная работа студента 544 группы
474.42kb.
6 стр.
Дипломная работа студента 6 курса
286.92kb.
1 стр.
Дипломная работа студента 545 группы
271.1kb.
1 стр.
Дипломная работа студента 545 группы Комольцева Дмитрия Владимировича
226.38kb.
1 стр.